18 C
Астана
27 сентября, 2022
Image default

“Он шел и долго махал мне…”

“Нако­нец-то я добра­лась до Алма­ты. Был дол­гий путь домой — из Пет­ро­пав­лов­ска на поез­де до Аста­ны, а из Аста­ны потом на само­ле­те до Алма­ты. Хочу поде­лить­ся с вами сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми от наше­го с Вла­ди­ми­ром Коз­ло­вым сви­да­ния”, — пишет Алия Туру­с­бе­ко­ва на сво­ей стра­ни­це в “Фейс­бу­ке”.

“8 авгу­ста утро. Я лечу в Кок­ше­тау. Из Кок­ше­тау доби­ра­юсь более 4‑х часов до Пет­ро­пав­лов­ска. Идет ремонт доро­ги, вез­де съез­ды, ско­рость порой не пре­вы­ша­ла 20 км/ч. Нако­нец-то в 5 часу мы добра­лись до Пет­ро­пав­лов­ска. Я сра­зу же побе­жа­ла на рынок, что­бы доку­пить про­дук­ты. Зная, что в Пет­ро­пав­лов­ске у меня будет мало вре­ме­ни, боль­шую часть про­дук­тов я вез­ла из Алматы.

Весь вечер и поло­ви­на ночи про­шла в под­го­тов­ках — мари­но­ва­ла кури­цу, гото­ви­ла бакла­жан­ную икру, наре­за­ла ово­щи и т.д. Общая кух­ня в КДС (ком­на­тах дли­тель­но­го сви­да­ния) хотя и боль­шая, но не для 18 жен­щин сра­зу, быва­ют оче­ре­ди и на пли­ту и на мой­ку. Поэто­му я реши­ла, что мак­си­маль­но под­го­тов­люсь до сви­да­ния. 9‑го утром я завер­ши­ла про­цесс под­го­тов­ки, заме­си­ла дрож­же­вое тесто и напра­ви­лась в 8 утра в коло­нию, что­бы сдать заяв­ле­ния на свидание.

От момен­та пода­чи доку­мен­тов до само­го заво­да нас, род­ствен­ни­ков, в коло­нию про­хо­дит 4 часа. 4 часа ожи­да­ния… К 12.00 нас ста­ли по 3 чело­ве­ка заво­дить в про­ход­ную. И сно­ва одна желез­ная дверь за дру­гой. Через минут 40 мы на тер­ри­то­рии коло­нии, вез­де высо­кие забо­ры, колю­чая про­во­ло­ка, соба­ки, сол­да­ты внут­рен­них войск. Еще час ухо­дит на лич­ный досмотр всех род­ствен­ни­ков, а так­же досмотр про­дук­тов пита­ния. Нако­нец-то нам объ­яв­ля­ют номе­ра комнат.

Я ожи­да­ла услы­шать: Коз­лов, ком­на­та №2… Ан нет, назы­ва­ют ком­на­ту №8. Ком­на­та №8 ока­за­лась доста­точ­но боль­шой, при­мер­но в два раза боль­ше, чем ком­на­та №2.

Все мы, жены, мате­ри, сест­ры, побе­жа­ли на кух­ню — сроч­но что-то согреть, поста­вить чай — мы жда­ли сво­их близ­ких. Боль­ше все­го раз­дра­жа­ло ожи­да­ние… Я при­го­то­ви­ла все, а Воло­ди и дру­гих все еще не было. Так, раза 2—3 про­сто­яв в кори­до­ре, я зашла в ком­на­ту. Тут пре­да­тель­ски раз­бо­ле­лась спи­на, тяну­ло что-то в живо­те. Я поду­ма­ла, что при­ля­гу на 5 минут, поле­жу и потом еще раз схо­жу, посмот­рю, встре­чу Воло­дю.… Но, не тут-то было… Про­сы­па­юсь, а он сто­ит пере­до мной и улы­ба­ет­ся. Ока­зы­ва­ет­ся, я усну­ла!!! Вот такой малень­кий кон­фуз. Воло­дя посме­ял­ся надо мной, под­шу­тил над моим видом, как рань­ше, тогда, на сво­бо­де; назвал пуза­ти­ком. В прин­ци­пе, все эти 3 дня он назы­вал меня исклю­чи­тель­но “пуза­тик” )))

Моя спи­на вре­ме­на­ми боле­ла, и так как у Воло­ди она так­же болит, то мы по оче­ре­ди дела­ли друг дру­гу мас­саж. Как мало надо чело­ве­ку для счастья!!!

В этот раз я реши­ла, что буду кор­мить и поить Воло­дю почти круг­ло­су­точ­но, так как мне не нра­вит­ся его исху­дав­ший вид. Я сра­зу объ­яви­ла ему, что в этот раз мы будем с ним гото­вить — кури­цу в духов­ке, печь пирож­ки и беля­ши, жарить кот­ле­ты и все это заедать жулье­ном и боло­нье­зом и т.д.

Воло­дя был един­ствен­ный муж­чи­на, кото­рый помо­гал мне на кухне. У осталь­ных жен­щин, что про­во­ди­ли почти весь све­то­вой день на кухне, их близ­кие сиде­ли в «общей ком­на­те отды­ха», где смот­ре­ли теле­ви­зор. Он сле­дил, что­бы кот­ле­ты не под­го­ре­ли, мыл посу­ду, когда я бега­ла к окну поды­шать све­жим воз­ду­хом. На кухне было жар­ко и душ­но, и мне часто не хва­та­ло воз­ду­ха. Мно­гие жен­щи­ны смот­ре­ли на все это с явной зави­стью. Я пыта­лась напра­вить Воло­дю в общую ком­на­ту, но он был непре­кло­нен — “Я при­шел, что­бы про­ве­сти это вре­мя с женой, каж­дую мину­ту; помочь ей, а не смот­реть телевизор”.

Самый «страш­ный враг» на сви­да­ни­ях — это вре­мя. Оно бежит, и ты чув­ству­ешь, что совсем ско­ро их сно­ва уве­дут… Вооб­ще, вре­мя ведет себя жесто­ко. Как ска­зал Воло­дя — при­го­вор дают тебе в годах, а отбы­ва­ешь его — в секун­дах; вре­мя засты­ло, остановилось…

При­го­то­вив еду, мы сно­ва бежа­ли в ком­на­ту, что­бы пого­во­рить, да и про­сто сидеть, обняв­шись, поду­мать. Я пони­ма­ла, что каж­дый из нас ста­ра­ет­ся не выдать дру­го­му, как ему тяже­ло и пло­хо. Я, отвер­нув­шись бук­валь­но на мину­ты, тихо, совсем без­звуч­но пла­ка­ла пару-трой­ку раз… К сожа­ле­нию, не все­гда уда­ва­лось сдер­жать сле­зы. 
Мы ста­ли обсуж­дать даль­ней­шее пре6ывание Воло­ди в этой коло­нии. Изна­чаль­но, напра­вив его в СКО, МВД нару­ши­ло закон. Сей­час, учи­ты­вая мое поло­же­ние и тот факт, что в РК боль­ше нет род­ствен­ни­ков, кото­рые мог­ли бы при­ез­жать к Воло­де, то выхо­ди­ла совсем груст­ная кар­ти­на. Это мог­ло быть мое послед­нее сви­да­ние с ним. Воло­дя решил, что будет доби­вать­ся всем прав­да­ми и неправ­да­ми пере­во­да в коло­нию в Алма­тин­скую область. Я пыта­лась его успо­ко­ить, гово­ря, что я еще при­еду, несмот­ря ни на что. Состо­ял­ся тяже­лый диалог.

Воло­дя — Я не могу поз­во­лить рис­ко­вать тебе ни ребен­ком, ни сво­им здо­ро­вьем.
Я — нет, я все же при­еду. Выеду на недель­ку рань­ше, тихо доеду.
Воло­дя — это опас­но в тво­ем поло­же­нии, тем более через 3 меся­ца.
Я — я все же поста­ра­юсь при­е­хать. Про­шу тебя не дохо­дить до край­них акций про­те­ста и т.д.
Воло­дя — ты пред­став­ля­ешь, как я буду жить даль­ше, не дай бог с вами что-то слу­чить­ся?! Я не смо­гу жить даль­ше, зная, что это про­изо­шло из-за меня, что ты еха­ла ко мне. Да и не дол­жен я тогда жить после все­го это­го… Нет…
Я — .…. (чув­ствую, что сей­час расплачусь).

Я реши­ла, что тоже буду писать заяв­ле­ние в МВД, что­бы его пере­ве­ли в коло­нию в Алма­тин­скую область. Кста­ти, пред­ста­ви­те­ли дип­кор­пу­са и посол ЕС в РК Ауре­лия Буш уве­ре­ны, что пере­вод необ­хо­дим, они это назы­ва­ют — из «гуман­ных» побуж­де­ний и уве­ре­ны, что госу­дар­ство не может отка­зать в таком вопро­се. В их стра­нах их пра­ви­тель­ства отно­сят­ся к тако­му с пони­ма­ем. Есть забо­та о жен­щи­нах и детях.

10 авгу­ста я услы­ша­ла сквозь сон кри­ки, мне пока­за­лось, что куча чело­век кри­ча­ла — гав-гав-гав. Я сра­зу же просну­лась, Воло­дя по при­выч­ке уже встал. Вопро­шаю, что это? Было хоро­шо слыш­но, так как окна нашей ком­на­ты выхо­дил на плац, фор­точ­ка (хотя и малень­кая) была откры­та. Воло­дя ска­зал, что это их “парад”!!!

И таких “пара­дов” 5 раз в день. Им надо, чека­ня шаг, слов­но на Крас­ной пло­ща­ди, прой­ти мар­шем перед адми­ни­стра­ци­ей коло­нии. Все 8 отря­дов дают по оче­ре­ди “круг поче­та”. И если адми­ни­стра­ции коло­нии не понра­вит­ся что-то, то отряд повто­ря­ет этот марш десят­ки раз, при этом порав­няв­шись с тем местом, где сто­ит адми­ни­стра­ция, надо про­кри­чать — Са-ла-мат­сыз-ба!!! Я в шоке. И этот парад про­хо­дит 5 раз в день!!!

Я чита­ла УИК РК, но в нем нет ника­ко­го упо­ми­на­ния ни о каких пара­дах, мар­шах. Они не сол­да­ты!!! Более того, если кому-то из адми­ни­стра­ции что-то не понра­вит­ся при пара­де или еще где-то, что-то нару­шил один заклю­чен­ный, то нака­зы­ва­ют весь отряд. Все сто­ят в «ста­кане» (клет­ка малень­ко­го раз­ме­ра, где в нака­за­нии весь отряд сто­ит часа­ми), или при­ду­мы­ва­ют еще какое-то нака­за­ние. Кол­лек­тив­ная ответ­ствен­ность в сре­де, где дей­ству­ет закон «каж­дый сам за себя», — нело­ги­чен в принципе.

Воло­дя рас­ска­зал, что недав­но у них про­шла т.н. спар­та­ки­а­да. Воло­дя: «Про­ве­ли типа празд­ни­ка. Постро­и­ли все отря­ды на пла­цу, под­ня­ли зна­мя, гимн спе­ли. Народ с воли подъ­е­хал — из отде­ла спор­та, из ДУИС, дети-кара­ти­сты, дети-фут­бо­ли­сты (!!!), ТВ мест­ное. Все высту­па­ю­щие без исклю­че­ния хва­ли­ли пре­зи­ден­та стра­ны за его вни­ма­ние к раз­ви­тию физи­че­ской куль­ту­ры, все отме­ча­ли, что это его лич­ная заслу­га и что по его лич­но­му ука­за­нию в стране спорт раз­ви­ва­ет­ся. А я думал, стоя-сидя (сижу ведь) — а нахре­на тогда все вы, тол­па, на сво­их местах дела­е­те, если для все­го нуж­но лич­ное ука­за­ние пре­зи­ден­та? Посто­я­ли пол­то­ра часа и вер­ну­лись в отря­ды. Зато теперь я точ­но знаю, что чув­ству­ют обе­зья­ны в зоо­пар­ке, когда их с той сто­ро­ны раз­гля­ды­ва­ют. И что они дума­ют, тоже догадываюсь…»

10 авгу­ста мы отме­ти­ли, сидя за малень­ким сто­лом, упле­та­ли кот­ле­ты с чебу­ре­ка­ми))) Воло­дя все вре­мя гово­рил — поел как дома, все домаш­нее, все напо­ми­на­ет дом. Дом там, где тебе было хоро­шо. Было и при­ят­но , и груст­но одно­вре­мен­но. Я пере­да­ла все фото­гра­фии с поздрав­ле­ни­я­ми, что при­сла­ли мне из реги­о­нов Казах­ста­на, из Даге­ста­на и Поль­ши, Рос­сии и США. Кро­ме того, про­чи­та­ла поздрав­ле­ния от “Фри­дом Хаус”.

Я рас­ска­за­ла Воло­де, что мно­гие люди не полу­ча­ют от него ответ­ных писем. Он был удив­лен и огор­чен, так как ска­зал, что у него пра­ви­ло — отве­чать сра­зу же всем, кто ему напи­сал пись­ма. Отсю­да вывод, что кто-то спе­ци­аль­но регу­ли­ру­ет этот про­цесс. Воз­мож­но, что­бы люди поду­ма­ли, что он им не отве­ча­ет, и пере­ста­ли писать. В коло­нии пони­ма­ют, что под­держ­ка людей очень важ­на и, пред­по­ла­гаю, кто-то решил регу­ли­ро­вать этот про­цесс. Воло­дя про­сил пере­дать, что бла­го­да­рит всех, кто ему пишет. Он готов отправ­лять свои отве­ты всем, кто ему пишет, мне или на глав­поч­тамт любо­го горо­да (отпра­ви­те­ля).

Было стран­ным, что про­вер­ки про­во­ди­лись чуть ли не каж­дый час. Пом­ню, в про­шлый раз их было мень­ше. 
Так­же был такой «пока­за­тель­ный сюжет» за окном. Заклю­чен­ные дела­ли ремонт, что-то при­ва­ри­ва­ли к желез­ной калит­ке. При­ва­ри­ва­ли дол­го и упор­но, почти навеч­но… Но тут при­шел офи­цер, кото­рый узрел, что при­ва­ре­но непра­виль­но. Есте­ствен­но, в сво­ей речи он (офи­цер), для связ­ки слов, исполь­зо­вал нор­маль­ную лек­си­ку, кото­рая часто пре­ры­ва­лась ненор­ма­тив­ной лек­си­кой. Мно­го новых слов услы­ша­ла я в тот момент. В ито­ге осуж­ден­ные какой-то желез­ной пла­сти­ной ста­ли выби­вать то, что они пол­дня при­ва­ри­ва­ли… Нет ни пер­ча­ток, ни масок, ни инстру­мен­тов, в общем — сде­лай сам из чего хочешь. Опять-таки из УИК — сотруд­ни­ки и осуж­ден­ные не долж­ны упо­треб­лять ненор­ма­тив­ную лек­си­ку… Зачем пишем зако­ны, если поли­цей­ские, про­ку­ро­ры и судьи над зако­ном?! Для кого?

Наш кин­де­ре­нок решил пове­се­лить нас и доста­вил Воло­де удо­воль­ствие — он стал вести бур­ную актив­ную дея­тель­ность, заше­ве­лил­ся, при­чем доволь­но-таки ощу­ти­мо. Было инте­рес­но, он шеве­лил­ся под мои­ми рука­ми, а как толь­ко Воло­дя при­кла­ды­вал руку к живо­ту, сра­зу зами­рал. Слов­но чув­ство­вал что-то незна­ко­мое ему… Так было в тече­ние дня, к вече­ру кин­де­ре­нок уже при­вык к Воло­де и весе­ло отпля­сы­вал под его руками.

Неза­мет­но про­ле­те­ло вре­мя. Утро 12 авгу­ста. Настро­е­ния нет, ждешь каж­дую мину­ту, что за ними при­дут, ста­но­вит­ся груст­но. В воз­ду­хе появи­лась нер­воз­ность. Все смот­ре­ли друг на дру­га как в послед­ний раз. К кому-то при­едут еще, кто-то будет ждать годы, к кому-то уже не при­едут. Мы сели и дол­го мол­ча сиде­ли, обняв­шись. Мы даже не слы­ша­ли, что про­зву­ча­ло: «Осуж­ден­ные, на выход!». И толь­ко когда в кори­до­ре, в тишине про­зву­ча­ло — «Коз­лов Вла­ди­мир Ива­но­вич, на выход!!!», мы выбе­жа­ли в кори­дор. Все осуж­ден­ные уже собра­лись у выхо­да, жда­ли толь­ко Воло­дю. И он ушел…

Он шел и дол­го махал мне. В этот момент ты пони­ма­ешь, что самое страш­ное — это не физи­че­ская боль, это боль в душе. Мораль­ные стра­да­ния в сот­ни раз силь­нее физи­че­ских. И кто-то свер­ху, по чьей-то при­хо­ти с насла­жде­ни­ем при­чи­ня­ет­ся эта боль… Каж­дую мину­ту. При­хо­дит пони­ма­ние того, что мои беды, какие-то неудоб­ства на сво­бо­де, это ничто по срав­не­нию с тем, что чув­ству­ет Воло­дя там. С тем, что он пере­жи­ва­ет. Они ушли, а мы оста­лись. При­шло такое щемя­щее чув­ство оди­но­че­ство, ста­ло явно чув­ство­вать­ся, что я очень силь­но соску­чи­лась по нему, по тому быту, что был у нас, что мне очень не хва­та­ет все­го этого.

Нам, жен­щи­нам, лег­че, мы попла­ка­ли, немно­го успо­ко­и­лись. Я виде­ла гла­за тех, кто остал­ся в коло­нии… Если бы муж­чи­ны мог­ли плакать…”

Источ­ник: Стра­ни­ца Алии Туру­с­бе­ко­вой в “Фейс­бу­ке”

Читать ори­ги­нал статьи — 

“Он шел и дол­го махал мне…”

архивные статьи по теме

Может ли новый законопроект об экономических преступлениях действительно решить проблему грязных денег в Великобритании?

Editor

Что же Вы молчите, господин Жакиянов?

“Несогласные” в Казахстане требуют отмены итогов выборов