19 C
Астана
12 мая, 2021
Image default

ЭКОЛОГ: “ЗЕЛЕНОМУ” ДВИЖЕНИЮ КАЗАХСТАНА ПОМОЩИ ЖДАТЬ НЕОТКУДА

Казах­стан­ский поли­тик — эко­лог Сери­к­жан Мам­бе­та­лин в интер­вью DW объ­яс­ня­ет спе­ци­фи­ку “зеле­но­го” дви­же­ния в рес­пуб­ли­ке и рас­ска­зы­ва­ет об основ­ных про­бле­мах охра­ны окру­жа­ю­щей среды.

Казах­стан­ско­му “зеле­но­му” дви­же­нию пока не при­хо­дит­ся рас­счи­ты­вать ни на силь­ную меж­ду­на­род­ную под­держ­ку, ни на помощь со сто­ро­ны вла­сти. При этом на эко­ло­гию в Казах­стане ложит­ся все более тяж­кий груз. В чем спе­ци­фи­ка нынеш­ней ситу­а­ции и поче­му Аста­на, в отли­чие от 1990‑х годов, не сто­ит на сто­роне эко­ло­ги­че­ских акти­ви­стов, в интер­вью DW рас­ска­зы­ва­ет быв­ший руко­во­ди­тель быв­шей “зеле­ной” пар­тии Казах­ста­на Сери­к­жан Мамбеталин.

DW: Гос­по­дин Мам­бе­та­лин, насколь­ко силь­но может вли­ять на обще­ствен­ное мне­ние в Казах­стане эко­ло­ги­че­ское движение?

Сери­к­жан Мам­бе­та­лин: Эко­ло­ги­че­ское дви­же­ние в Казах­стане до кон­ца не сфор­ми­ро­ва­лось. В 2010 году была пред­при­ня­та попыт­ка созда­ния по-насто­я­ще­му “зеле­ной” пар­тии на осно­ве имев­шей­ся пар­тии “Руха­ни­ят”, при­ня­та эко­ло­ги­че­ская про­грам­ма. Но Казах­стан — стра­на, где доми­ни­ру­ют транс­на­ци­о­наль­ные ком­па­нии, добы­ва­ю­щие мно­го неф­ти и газа. В таких стра­нах, как пра­ви­ло, “зеле­ные” пар­тии под любы­ми пред­ло­га­ми запрещаются.

Пар­тия “Руха­ни­ят” про­сто была сня­та с пар­ла­мент­ских выбо­ров 2012 года. Заяв­ле­ния же вла­стей Казах­ста­на о взя­тии кур­са на созда­ние “зеле­ной эко­но­ми­ки” — это про­па­ган­дист­ские сиг­на­лы Запа­ду, что в стране име­ют­ся про­грес­сив­ные тенденции.

- Но вы сами под­дер­жи­ва­е­те актив­ные кон­так­ты с евро­пей­ски­ми поли­ти­ка­ми, встре­ча­е­тесь с ними на их тер­ри­то­рии. Вам уда­ет­ся обра­тить их вни­ма­ние на эко­ло­ги­че­ские про­бле­мы Казахстана?

- В Евро­пе нам не уда­лось уста­но­вить пол­но­цен­ный кон­такт. Когда мы созда­ли пар­тию “зеле­ных”, то участ­во­ва­ли в несколь­ких кон­грес­сах евро­пей­ских “зеле­ных” и фор­маль­но успе­ли подать заяв­ку на полу­че­ние нашей пар­ти­ей ста­ту­са наблю­да­те­ля при них. Но из-за фак­ти­че­ско­го рас­фор­ми­ро­ва­ния “Руха­ни­я­та” мы наблю­да­те­ля­ми так и не стали.

Но в целом в Евро­пе, как я могу судить, про­бле­мы эко­ло­гии Казах­ста­на мало кого вол­ну­ют. Да и в отли­чие от Рос­сии у нас не пред­став­ле­ны ни Greenpeace, ни Все­мир­ный фонд дикой при­ро­ды, ни Bellona, а рос­сий­ские пред­ста­ви­тель­ства соот­вет­ству­ю­щих бюд­же­тов на Казах­стан не име­ют. Поэто­му казах­стан­ским эко­ло­гам очень слож­но работать.

- С Рос­си­ей вы тоже под­дер­жи­ва­е­те тес­ные кон­так­ты. Вы може­те рас­счи­ты­вать на под­держ­ку кол­лег отту­да, тем более при­ни­мая во вни­ма­ние, что казах­стан­ские эко­ло­ги винят в нане­се­нии ущер­ба казах­стан­ской окру­жа­ю­щей сре­де “Рос­кос­мос”, чьи раке­ты, исполь­зу­ю­щие ток­сич­ный геп­тил, не раз тер­пе­ли кру­ше­ние над Байконуром?

- В Рос­сии недав­но сфор­ми­ро­ва­лась эко­ло­ги­че­ская пар­тия “Аль­янс зеле­ных” (“Аль­янс Зеле­ных — Народ­ная пар­тия”. - Ред.), но они толь­ко начи­на­ют дей­ство­вать, и мы с ними пока не коопе­ри­ру­ем­ся. А для рос­сий­ско­го госу­дар­ства, как для казах­стан­ско­го, эко­ло­гия сто­ит в спис­ке при­о­ри­те­тов на одном из послед­них мест, поэто­му я не вижу пер­спек­ти­вы, что Москва может повли­ять на Аста­ну в плане улуч­ше­ния эко­ло­ги­че­ской обстановки.

- Про­изо­шед­шая 2 июля ава­рия раке­ты “Протон‑М” под­хлест­ну­ла дис­кус­сию об опас­но­сти даль­ней­ше­го исполь­зо­ва­ния Бай­ко­ну­ра “Рос­кос­мо­сом”. Вы, высту­пая на раз­лич­ных евро­пей­ских меро­при­я­ти­ях, в первую оче­редь обра­ща­ли вни­ма­ние на про­ект созда­ния в Казах­стане Меж­ду­на­род­но­го бан­ка ядер­но­го топ­ли­ва, опас­но­го, с вашей точ­ки зре­ния, для эко­ло­гии рес­пуб­ли­ки. Что, по ваше­му мне­нию, сей­час явля­ет­ся глав­ной угро­зой для окру­жа­ю­щей среды?

- У Казах­ста­на есть исто­ри­че­ски уна­сле­до­ван­ные эко­ло­ги­че­ские про­бле­мы, такие как Бай­ко­нур, как Семи­па­ла­тин­ский поли­гон, как Араль­ское море, а так­же про­бле­мы, кото­рые появи­лись в пери­од неза­ви­си­мо­сти. Это место­рож­де­ние Каша­ган (про­бле­ма обиль­но­го выбро­са загряз­ня­ю­щих вред­ных веществ. - Ред.), это про­бле­ма Север­но­го Кас­пия в све­те нача­ла там неф­те­до­бы­чи, это про­бле­мы зара­же­ния под­зем­ных вод в южном Казах­стане, где нача­ли очень актив­но добы­вать мето­дом под­зем­но­го выще­ла­чи­ва­ния уран.

Там и так име­ет­ся дефи­цит воды, а та вода, что есть, в про­цес­се добы­чи отрав­ля­ет­ся рас­тво­ри­мы­ми радио­ак­тив­ны­ми веще­ства­ми. При всем богат­стве Казах­ста­на при­род­ны­ми ресур­са­ми мы силь­но обде­ле­ны одним — водой. Но каж­дый год из-за добы­чи угле­во­до­ро­дов и ура­на мы теря­ем огром­ные объ­е­мы под­зем­ных вод. Это про­бле­ма номер один.

Каша­ган — это дру­гая про­бле­ма. За вре­мя неза­ви­си­мо­сти в Казах­стане при­нят ряд зако­нов, кото­рые ради при­вле­че­ния инве­сти­ций суще­ствен­но сни­зи­ли стан­дар­ты охра­ны окру­жа­ю­щей сре­ды при добы­че полез­ных иско­па­е­мых. Сего­дня согла­ше­ние по Каша­га­ну с веду­щи­ми там раз­ра­бот­ку ком­па­ни­я­ми не преду­смат­ри­ва­ет выпла­ту ими стра­хо­вых ком­пен­са­ций в слу­чае эко­ло­ги­че­ской ката­стро­фы, рав­но как и согла­ше­ние по Бай­ко­ну­ру с “Рос­кос­мо­сом”. Эти про­ек­ты не застра­хо­ва­ны в меж­ду­на­род­ных стра­хо­вых организациях.

- Како­вы пер­спек­ти­вы “зеле­но­го” дви­же­ния в Казахстане?

- Обще­ствен­ное дви­же­ние “Нева­да — Семей” было в нача­ле 1990‑х годов очень попу­ляр­но в Казах­стане. Бла­го­да­ря его дея­тель­но­сти был закрыт поли­гон в Семи­па­ла­тин­ске. Но тогда это дви­же­ние под­дер­жи­ва­лось свер­ху. Сей­час такой под­держ­ки нет. Хотя потен­ци­ал для раз­ви­тия эко­ло­ги­че­ско­го дви­же­ния в Казах­стане име­ет­ся значительный.

В авто­ри­тар­ном госу­дар­стве скло­нить людей к поли­ти­че­ским акци­ям слож­но, но ради защи­ты окру­жа­ю­щей сре­ды они гото­вы про­яв­лять граж­дан­скую актив­ность, тем более что казах­стан­цы тра­ди­ци­он­но близ­ки к при­ро­де. Но и эти дей­ствия пре­се­ка­ют­ся в сего­дняш­нем Казах­стане. Око­ло двух меся­цев назад в Алма-Ате был убит эко­ло­ги­че­ский акти­вист, кото­рый высту­пал про­тив выруб­ки дере­вьев в пар­ке, где мест­ные вла­сти дали раз­ре­ше­ние на стро­и­тель­ство част­ных домов. Пока власть не пре­кра­тит подав­лять такую актив­ность, эко­ло­ги­че­ско­му дви­же­нию будет очень трудно.


Источ­ник: www.dw.de

More:
Эко­лог: “Зеле­но­му”…

архивные статьи по теме

Трудоустроит ли «Нур Отан» уволенных из-за забастовок нефтяников? Нет!

В Казахстане идут обыски и закрытие офисов партии «Алга»

Скованные одной цепью (+ видео)