10 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

«Перевернутый мир» Дододжона Атовуллоева

 

Опаль­ный жур­на­лист и поли­тик Додо­джон Ато­вул­ло­ев уже мно­го лет будо­ра­жит нашу обще­ствен­ность сво­и­ми рез­ки­ми ста­тья­ми и политическими

ини­ци­а­ти­ва­ми. Он табу в таджик­ской поли­ти­ке, его имя в высо­ких пра­ви­тель­ствен­ных каби­не­тах ста­ра­ют­ся про­из­но­сить шепо­том, пото­му что этот чело­век не про­сто бро­сил пуб­лич­ный вызов вла­сти, но и допус­ка­ет оскорб­ле­ния в ее адрес.

Он так силь­но увлек­ся сво­ей борь­бой, что дав­но не заме­ча­ет, как пере­шел ту чер­ту кри­ти­ки, за кото­рой начи­на­ет­ся попран­ные им обще­че­ло­ве­че­ская эти­ка и ува­же­ние к чита­те­лю. Чис­ло его сто­рон­ни­ков умень­ша­ет­ся, пото­му что никто в Таджи­ки­стане не хочет, что­бы его счи­та­ли «рога­тым ско­том» толь­ко за то, что им хва­ти­ло ума не вый­ти «на бар­ри­ка­ды», а вме­сто это­го попы­тать­ся сде­лать что-то полез­ное для общества.

Но это было наше редак­ци­он­ное мне­ние, а вот что дума­ют наши чита­те­ли, было бы инте­рес­но узнать после пуб­ли­ка­ции это­го экс­клю­зив­но­го интер­вью само­го экс­цен­трич­но­го и бес­ком­про­мисс­но­го оппо­зи­ци­о­не­ра Д. Ато­вул­ло­е­ва. Мы зада­ли ему жест­кие, про­во­ка­ци­он­ные вопро­сы, а в ответ полу­чи­ли еще более рез­кие и про­во­ка­ци­он­ные отве­ты, кото­рые в силу эти­че­ских и пра­во­вых норм и по дого­во­рен­но­сти с ним самим, выда­ем в несколь­ко скор­рек­ти­ро­ван­ном виде.

- Додо­джо­ни Ато­вул­ло, хоте­лось бы начать нашу бесе­ду с…

- Про­шу вас не назы­вай­те меня Додо­джо­ни Ато­вул­ло. Мне боль­но от этого.

— ?

- Когда к Иоси­фу Брод­ско­му, кото­рый уже жил в США, при­е­ха­ли дру­зья и рас­ска­за­ли, что поэт Евге­ний Евту­шен­ко стал ярост­но высту­пать про­тив кол­хо­зов, то тот ска­зал: «Ну, тогда я — за»! Если ваш пре­зи­дент стал Рах­мон, то я хочу быть Ато­вул­ло­е­вым. Навсегда…

- В Таджи­ки­стане в широ­ких кру­гах Вас часто кли­ка­ют «Додик». Вас это не коробит?

- Вы не совсем кор­рект­ны по отно­ше­нию к этим кру­гам, посколь­ку они доволь­но узкие. К тому же попыт­ку оскорб­ле­ния нель­зя назы­вать клич­кой. Клич­ка не может быть неточ­ной или неост­ро­ум­ной. Напри­мер, у одно­го поли­ти­ка есть уди­ви­тель­но неж­ное «пого­ня­ло» – Пас­тух. Заметь­те, тут нет ниче­го оскор­би­тель­но­го. Для Пас­ту­ха. Хотя ста­ду долж­но быть нелов­ко ощу­щать себя круп­но­ро­га­тым скотом.

И вооб­ще не исполь­зуй­те при­ла­га­тель­ное «широ­кий» гово­ря о пра­вя­щих кру­гах Таджи­ки­ста­на. Вы навер­но зна­е­те эту шут­ли­вую прит­чу о перевернутом

про­стран­стве, где рыбы высо­ко лета­ют, пти­цы глу­бо­ко пла­ва­ют, а на забо­ре сло­во «мел» напи­са­но, ну понят­но чем. Так вот, Таджи­ки­стан стал пере­вер­ну­тым миром, где народ слу­жит пра­ви­те­лю, где мини­стры и поли­ти­ки впа­да­ют в дет­ство, что­бы соот­вет­ство­вать фор­ма­ту вла­сти, а вся­кая идея счи­та­ет­ся инакомыслием….

- Стоп! Давай­те опре­де­лим­ся, а Вы сами — кто? Экс­цен­трич­ный поли­тик или все же опаль­ный жур­на­лист? Вы борец за инте­ре­сы наро­да или спе­ци­а­лист по само пиару? 

- Я — Додо­джон Ато­вул­ло­ев. Этим все ска­за­но. Это имя, репу­та­ция, бренд. Отец дал мне это имя, и я всю жизнь береж­но к нему отно­шусь. Это ж глав­ное мое богат­ство и в рекла­ме и пиа­ре я не нуждаюсь.

“Офтоб омад дале­ли офтоб”, то есть пока­за­тель све­та — солн­це, само солн­це. Какой я жур­на­лист — пусть судят чита­те­ли. Люди, кото­рые до сих пор пря­чут в сво­их домах «Чаро­ги руз». В самом рас­цве­те сил я поки­нул свою Роди­ну. Крас­ные кхме­ры, кото­рые сей­час поме­ня­ли свои тря­пич­ные сапо­ги и порван­ные нос­ки на демо­кра­ти­че­ский костюм, отня­ли у меня все: дом, Роди­ну, молодость.

А жур­на­ли­сти­ка это и есть поли­ти­ка. Раз­ве Раджа­би Мир­зо, Марат Мамад­шо­ев, Оль­га Туту­ба­ли­на, Пар­ви­на Хами­до­ва, Зафар Абдул­ло­ев, Мир­зо­на­би Холик­зод, Абду­каюм Каюм­зод, Рах­мат­ка­ри­ми Давлат, Хур­ше­ди Ато­вул­ло, Зафа­ри Суфи, Сай­ё­фи Миз­роб, Сай­мид­дин Дустов, Фахрид­ди­ни Хол­бек, Абду­ла­зи­ми Абду­вах­хоб, не луч­шие поли­ти­ки Таджи­ки­ста­на? Раз­ве они не укра­ше­ние любо­го пар­ла­мен­та и пра­ви­тель­ства? Они эффек­тив­нее, чем любая партия.

Сей­час, конеч­но, я боль­ше зани­ма­юсь поли­ти­кой. Посколь­ку ее в Таджи­ки­стане нет, я и орга­ни­зо­вал свое поли­ти­че­ское дви­же­ние “Ватан­дор”. Про­грам­ма моя, кодекс чести мой — это заста­вить уйти эту власть.

- Зачем нуж­но было пись­мо А. Симонова?

- Это вопрос к Алек­сею Симо­но­ву. Но я бла­го­да­рен ему за такое уча­стие в моей судь­бе. Как бла­го­дар­ны тыся­чи людей, кото­рых он спас от смер­ти, тюрь­мы или преследований.

Симо­нов свя­той чело­век. У него уни­каль­ное серд­це. Оно и отваж­ное и искрен­нее. Он очень мно­гое сде­лал для таджи­ков. Ули­ца име­ни Алек­сея Симо­но­ва обя­за­тель­но будет в Душан­бе. Это про­изой­дет, когда сме­нит­ся нынеш­няя власть…

- Про­ком­мен­ти­руй­те ситу­а­цию с дипло­ма­том, наби­тым пач­ка­ми дол­ла­ров, изъ­ятых у Вас несколь­ко лет назад в аэро­пор­ту Шереметьево. 

- Это было весь­ма стран­ное про­ис­ше­ствие. Я сот­ни раз пере­се­кал раз­ные гра­ни­цы и знаю все нор­мы и пра­ви­ла. Но в тот день мне ста­ло совер­шен­но оче­вид­но, что меня «ведут». Потро­ша­щий обыск, стран­ные вопро­сы, задер­жа­ние, в свя­зи с тем, что налич­ных у меня ока­за­лось чуть боль­ше поло­жен­но­го. Нигде в мире на это не обра­ти­ли бы вни­ма­ние — «пере­бор» явно не кри­ми­наль­ный. Но меня явно провоцировали.

Я разо­злил­ся и ска­зал: «Сей­час ХХI век, никто с собой день­ги не тас­ка­ет. У всех кар­точ­ки». Они взя­ли мою кре­дит­ную кар­точ­ку и про­ве­ри­ли. Там было 360.000 евро. Это были день­ги «Ватан­до­ра», кото­рые поз­же назва­ли «кон­тра­бан­дой». Стран­но, но бук­валь­но мгно­вен­но эта «новость» попа­ла в инфор­ма­ци­он­ные лен­ты и кто-то «любез­но» про­ин­фор­ми­ро­вал обо всем в посольство.

- Вы явля­е­тесь кри­ти­ком номер один нынеш­них вла­стей. А у Вас само­го есть пана­цея от « таджик­ской болезни »?

- Пана­цеи вооб­ще не суще­ству­ет. Но я искренне убеж­ден, что суще­ству­ю­щая систе­ма вла­сти в Таджи­ки­стане губи­тель­на для стра­ны. Не может голос наро­да уме­щать­ся в одной глот­ке. И если власть в стране при­над­ле­жит наро­ду, то толь­ко он может решать какой эта власть может быть. Это и есть лекар­ство от таджик­ской болезни.

- Народ — это быд­ло? Цити­ру­ем Ваши слова.

- Народ сде­ла­ли быд­лом, «высе­лив» луч­шую его часть за пре­де­лы стра­ны и уни­что­жив сот­ни тысяч самых луч­ших сынов. Увы, таджик­ский народ — это сего­дня не Саа­ди, Фир­до­уси, Хай­ям… Оста­лись немощ­ные, тер­пе­ли­вые, послуш­ные. Народ, живу­щий вне люб­ви, вне еды, вне вла­сти, конеч­но, пред­став­ля­ет собой печаль­ное зре­ли­ще. И раз­ве зада­ча вер­нуть ему само­ува­же­ние, дать рабо­ту, все­лить уве­рен­ность в себя и чув­ство гор­до­сти – не глав­ная зада­ча власти?

- С наши­ми про­бле­ма­ми все понят­но. Но хоть какие-то дости­же­ния у нас есть?

- Раз­ве еже­днев­но в газе­тах и по ТВ вы не слы­ши­те про эти дости­же­ния? Если бы они были съе­доб­ны­ми, то стра­на бы лос­ни­лась от сыто­сти. А сей­час стра­на пре­вра­ти­лась в кош­мар, из кото­ро­го все бегут. Еще немно­го и «салом аллей­кум, камен­ный век»!

- Что Вы дума­е­те о Каро­ма­те Шари­по­ве, пред­се­да­те­ле обще­ства тру­до­вых мигран­тов. Неко­то­рым кажет­ся, что он Ваш «кон­ку­рент»…

- Кон­ку­рен­тов в люб­ви к сво­е­му наро­ду не быва­ет. Дай Бог ему здо­ро­вья. Каро­мат реаль­но помо­га­ет людям. Он дела­ет для сво­е­го наро­да гораз­до боль­ше, чем любой министр.

- Имея авто­ри­тет в Рос­сии, поче­му Вы не про­яв­ля­е­те боль­шую актив­ность по защи­те прав таджик­ских тру­до­вых мигран­тов в РФ?

- Что­бы зани­мать­ся такой рабо­той, нуж­но жить в откры­том про­стран­стве. А за мной посто­ян­но охо­тят­ся спец­служ­бы Таджи­ки­ста­на, и я вынуж­ден скры­вать­ся. И в этих усло­ви­ях помо­гать ско­рее нуж­но мне. Но, я думаю, клю­чик реше­ния про­бле­мы тру­до­вых мигран­тов нахо­дит­ся в Душан­бе, а не в Москве. Раз­ве это Рос­сия сде­ла­ла таджи­ков наци­ей гастарбайтеров?

- Рос­сия стре­ми­тель­но повы­ша­ет пошли­ны на бен­зин. Что Вы пред­ло­жи­те в дан­ной ситуации? 

- На рын­ке при­ня­то тор­го­вать­ся. У вас есть дру­гие спо­со­бы раз­го­во­ра с про­дав­цом? С дру­гой сто­ро­ны, я бы пред­ло­жил более раци­о­наль­но обра­щать­ся с дохо­да­ми алю­ми­ни­е­во­го заво­да. Навер­но, не совсем вер­но направ­лять их в кар­ман одной семьи. И это зна­чи­тель­но облег­чи­ло бы про­бле­мы с бензином.

И еще бы я пред­ло­жил вос­ста­но­вить в стране рыноч­ные отно­ше­ния, и пре­кра­тить пар­тий­ное управ­ле­ние цена­ми. Неко­то­рые умни­ки в пра­ви­тель­стве, обви­ня­ют Рос­сию, как буд­то Москва под­ня­ла цену спе­ци­аль­но и толь­ко для Душан­бе. Это ведь не так. Рос­сия под­ня­ла цену для всех. Я заме­тил, что нашим людям из вла­сти, как пло­хим тан­цо­рам, все вре­мя меша­ют какие-то гадо­сти. Рань­ше меша­ли Иран и фун­да­мен­та­лизм, потом сио­низм и Аме­ри­ка, теперь Рос­сия и Узбе­ки­стан. Кста­ти, Таджи­ки­стан без Рос­сии и Узбе­ки­ста­на как чело­век без двух рук…То есть — калека…

Если Таджи­ки­стан хочет сни­зить цену на топ­ли­во, есть дру­гие рыча­ги. Пусть пра­ви­тель­ство уби­ра­ет НДС- это уже почти 200 дол­ла­ров, сни­жа­ет акциз это тоже почти 150 дол­ла­ров — на тон­ну. И цена будет преж­ней. Еще мож­но доро­ги сде­лать бес­плат­ны­ми. Или в этом тоже вино­ва­ты Рос­сия и Путин?

- Поче­му, как толь­ко у Вас или дру­гих оппо­зи­ци­о­не­ров появ­ля­ют­ся про­бле­мы в Таджи­ки­стане, Вы сра­зу апел­ли­ру­е­те к Пути­ну. Это ста­рая совет­ская при­выч­ка или он — пре­зи­дент СНГ? 

- Когда тебя бьют моло­ком по голо­ве или угро­жа­ют смер­тью мож­но поте­рять само­об­ла­да­ние. Опас­ность выби­ра­ет не все­гда вер­ное реше­ние, ско­рее эффек­тив­ное. А Путин име­ет рыча­ги дав­ле­ния на офи­ци­аль­ный Душан­бе. И раз­ве не к Пути­ну обра­ща­ет­ся сам пре­зи­дент Рах­мон в кри­ти­че­ские минуты…

Я нико­гда не апел­ли­ро­вал к Вла­ди­ми­ру Пути­ну. Я его бла­го­да­рил. В 2001 пер­вом году имен­но он спас мою жизнь и осво­бо­дил из тюрь­мы. Да, было дав­ле­ние пре­зи­ден­тов и глав пра­ви­тель­ства евро­пей­ских стран, мощ­ная под­держ­ка миро­вых СМИ. Но послед­нее сло­во было за Пути­ным. И в том, что в оче­ред­ной раз отка­за­ли меня выда­вать таджик­ским вла­стям, есть его заслу­га. С гор­до­стью могу сооб­щить важ­ную новость чита­те­лям: меч­ты, тех, кто хотел уви­деть меня в таджик­ском зин­дане, в оче­ред­ной раз ока­за­лись несбыточными.

- Что Вы дума­е­те о мусуль­ма­нах Таджи­ки­ста­на, и какие у Вас отно­ше­ния с руко­вод­ством ПИВТ? 

- Я веру­ю­щий чело­век и мне глу­бо­ко сим­па­тич­ны люди, почи­та­ю­щие Бога. ПИВТ нель­зя не ува­жать за вер­ность сво­им прин­ци­пам. За муд­рость ее руко­во­ди­те­ля — Мухид­ди­на Каби­ри, сумев­ше­го остать­ся чело­ве­ком и поли­ти­ком в этой ситуации.

- Вы не бои­тесь сво­и­ми дей­стви­я­ми и рез­ки­ми заяв­ле­ни­я­ми полу­чить обрат­ный эффект, нане­сти серьез­ный урон таджик­ско­му обществу? 

- Серьез­но? Вам не кажет­ся стран­ным, что те, кто уно­сит из каз­ны день­ги – не при­но­сят вред, а те, кого уни­жа­ют, кого обрек­ли на изгна­ние, уни­же­ния — вред при­но­сят. Я не выно­шу такую логи­ку, при­ду­ман­ную лиш­ни­ми орга­на­ми власти.

архивные статьи по теме

Маргулан Сейсембаев, Тимур Куанышев и счета в Швейцарии

Editor

Лейла Храпунова судится с Лирой Байсеитовой в Швейцарии за публикацию на Forbes.kz

Казахская Википедия — очередное фиаско радио Азаттык