1 C
Астана
19 апреля, 2021
Image default

2020–2021: усиление авторитаризма и постпандемический мир

Одоб­ре­ние вак­цин от COVID все­ли­ло надеж­ды на то, что в 2021 году наме­тит­ся «новая нор­маль­ная жизнь» пост­пан­де­ми­че­ско­го мира.

Но меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные груп­пы гово­рят, что граж­дан­ское обще­ство долж­но иметь воз­мож­ность воз­вра­тить­ся к сво­ей «нор­маль­ной» допан­де­ми­че­ской роли, что­бы предот­вра­тить рас­ши­ре­ние чрез­мер­ной госу­дар­ствен­ной вла­сти на дли­тель­ные сроки.

Они утвер­жда­ют, что граж­дан­ское обще­ство долж­но обес­пе­чи­вать систе­му сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, что­бы гаран­ти­ро­вать отме­ну вре­мен­ных, чрез­вы­чай­ных мер обще­ствен­но­го здра­во­охра­не­ния, вве­ден­ных, а ино­гда и исполь­зу­е­мых ненад­ле­жа­щим обра­зом в 2020 году.

Меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Transparency International уже дав­но пре­ду­пре­жда­ет о «тре­вож­ных при­зна­ках того, что пан­де­мия оста­вит после себя уси­лив­ший­ся авто­ри­та­ризм и ослаб­ле­ние вер­хо­вен­ства закона».

«Кри­зис COVID-19 предо­ста­вил кор­рум­пи­ро­ван­ным и авто­ри­тар­ным лиде­рам опас­ную ком­би­на­цию — отвле­че­ние обще­ствен­но­сти вку­пе с ослаб­ле­ни­ем над­зо­ра», — заяв­ля­ет гло­баль­ная груп­па по борь­бе с коррупцией.

«Кор­руп­ция про­цве­та­ет, когда под­ры­ва­ют­ся демо­кра­ти­че­ские инсти­ту­ты, такие как сво­бод­ная прес­са и неза­ви­си­мая судеб­ная систе­ма, когда пра­во граж­дан на про­тест, вступ­ле­ние в ассо­ци­а­ции или уча­стие в ини­ци­а­ти­вах по кон­тро­лю за госу­дар­ствен­ны­ми рас­хо­да­ми огра­ни­че­но», — заяв­ля­ет Transparency International.

Экс­перт по внеш­ней поли­ти­ке из Вашинг­тон­ско­го инсти­ту­та Бру­кингса по Ближ­не­му Восто­ку Шади Хамид гово­рит, что авто­ри­та­ризм в тео­рии, а так­же авто­ри­тар­ные режи­мы на прак­ти­ке еще до пан­де­мии «уже укреп­ля­ли свои позиции».

По сло­вам Шади Хами­да, неко­то­рые аспек­ты пост­пан­де­ми­че­ской эпо­хи, такие как схе­мы отсле­жи­ва­ния COVID и уси­лен­ное наблю­де­ние, могут поро­дить «авто­ри­тар­ные иску­ше­ния» у тех, кто воз­глав­ля­ет правительство.

«Во вре­мя и после пан­де­мии пра­ви­тель­ства, по всей веро­ят­но­сти, будут при­бе­гать к дли­тель­ным, затяж­ным кри­зи­сам, что­бы подо­рвать внут­рен­нюю оппо­зи­цию и огра­ни­чить граж­дан­ские сво­бо­ды», — заклю­ча­ет Хамид в отче­те инсти­ту­та Бру­кингса, под назва­ни­ем «Откры­тие мира заново».

«Во время и после пандемии правительства, по всей вероятности, будут прибегать к длительным, затяжным кризисам, чтобы подорвать внутреннюю оппозицию и ограничить гражданские свободы», — считает эксперт Азаттыка.
«Во вре­мя и после пан­де­мии пра­ви­тель­ства, по всей веро­ят­но­сти, будут при­бе­гать к дли­тель­ным, затяж­ным кри­зи­сам, что­бы подо­рвать внут­рен­нюю оппо­зи­цию и огра­ни­чить граж­дан­ские сво­бо­ды», — счи­та­ет экс­перт Азаттыка.

Но, несмот­ря на эти опа­се­ния, Хамид оста­ет­ся сдер­жан­но опти­ми­стич­ным в отно­ше­нии вос­ста­нов­ле­ния поли­ти­че­ских сво­бод в пост­пан­де­ми­че­ском мире. По его сло­вам, когда при­дет вре­мя, отме­на чрез­вы­чай­ных огра­ни­че­ний помо­жет «поли­ти­че­ским пар­ти­ям, про­те­сту­ю­щим и мас­со­вым дви­же­ни­ям доне­сти свои пози­ции и недо­воль­ство до более широ­кой аудитории».

«Демо­кра­ти­че­ские пра­ви­тель­ства могут так­же пытать­ся подав­лять инфор­ма­цию и рас­кру­чи­вать или пре­умень­шать кри­зи­сы, как это сде­ла­ла адми­ни­стра­ция Трам­па, но им это ред­ко схо­дит с рук… Во вся­ком слу­чае, наме­ре­ние пра­ви­тель­ства подав­лять может спро­во­ци­ро­вать необыч­но силь­ное жела­ние раз­об­ла­чить его ошиб­ки со сто­ро­ны прес­сы, зако­но­да­тель­ной вла­сти и граж­дан­ско­го обще­ства», — заклю­ча­ет Хамид.

В стра­нах — от Рос­сии до Турк­ме­ни­ста­на — авто­ри­тар­ные тен­ден­ции под видом борь­бы с пан­де­ми­ей вклю­ча­ли исполь­зо­ва­ние чрез­вы­чай­ных меди­цин­ских мер для подав­ле­ния поли­ти­че­ских оппо­зи­ци­он­ных дея­те­лей и огра­ни­че­ния сво­бо­ды прессы.

Они так­же вклю­ча­ли попыт­ки вла­стей огра­ни­чить воз­мож­ность обще­ствен­ных орга­ни­за­ций про­ве­рять и сдер­жи­вать рас­ши­ре­ние испол­ни­тель­ной власти.

ЗАКРУЧИВАНИЕ ГАЕК В БАКУ

При­мер тому — дей­ствия, пред­при­ня­тые пра­ви­тель­ством пре­зи­ден­та Азер­бай­джа­на Иль­ха­ма Али­е­ва. В мар­те Баку ввел новые жест­кие нака­за­ния для обви­нен­ных в «нару­ше­нии про­ти­во­эпи­де­ми­че­ских, сани­тар­но-гиги­е­ни­че­ских или изо­ля­ци­он­ных» правил.

Силы безопасности Азербайджана задерживают сторонников оппозиции, протестующих против нарушений на парламентских выборах.

 

Силы без­опас­но­сти Азер­бай­джа­на задер­жи­ва­ют сто­рон­ни­ков оппо­зи­ции, про­те­сту­ю­щих про­тив нару­ше­ний на пар­ла­мент­ских выборах.

Новый уго­лов­ный закон преду­смат­ри­ва­ет штраф в раз­ме­ре око­ло трех тысяч дол­ла­ров и до трех лет лише­ния сво­бо­ды за такие нару­ше­ния, как пре­не­бре­же­ние ноше­ни­ем мас­ки в обще­ствен­ных местах.

При­знан­ным винов­ны­ми в рас­про­стра­не­нии виру­са гро­зит до пяти лет тюрьмы.

Меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Human Rights Watch (HRW) пре­ду­пре­ди­ла, что уго­лов­ные нака­за­ния со сто­ро­ны Баку за рас­про­стра­не­ние COVID «не явля­ют­ся закон­ным или сораз­мер­ным отве­том на угро­зу, исхо­дя­щую от вируса».

Бази­ру­ю­ща­я­ся в США пра­во­за­щит­ная груп­па заяв­ля­ет, что таки­ми зако­на­ми очень лег­ко зло­упо­тре­бить, что­бы воз­дей­ство­вать на «мар­ги­на­ли­зи­ро­ван­ные груп­пы насе­ле­ния, мень­шин­ства или диссидентов».

Летом — на фоне кон­флик­та с сосед­ней Арме­ни­ей — Али­ев так­же столк­нул­ся с недо­воль­ством по пово­ду раз­гу­ла кор­руп­ции, неэф­фек­тив­но­го управ­ле­ния эко­но­ми­кой и ответ­ных мер на пан­де­мию. В ответ в июле Али­ев при­бег к репрес­си­ям, кото­рые широ­ко рас­смат­ри­ва­лись как попыт­ка раз и навсе­гда устра­нить его поли­ти­че­ских сопер­ни­ков и сто­рон­ни­ков демократии.

В редак­ци­он­ной ста­тье аме­ри­кан­ско­го изда­ния Washington Post гово­рит­ся, что Али­ев «сле­тел с кату­шек» в «исте­ри­ке», угро­жа­ю­щей «сте­реть с лица зем­ли остат­ки неза­ви­си­мых поли­ти­че­ских сил в Азербайджане».

В июле силы без­опас­но­сти Али­е­ва аре­сто­ва­ли более 120 оппо­зи­ци­о­не­ров и сто­рон­ни­ков, в основ­ном из оппо­зи­ци­он­ной Пар­тии народ­но­го фрон­та Азербайджана.

Двое оппо­зи­ци­о­не­ров из чис­ла аре­сто­ван­ных были обви­не­ны в нару­ше­нии чрез­вы­чай­ных мер в свя­зи COVID в Азер­бай­джане — Мех­ди Ибра­ги­мов, сын заме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля пар­тии Мам­ма­да Ибра­ги­ма, и член пар­тии Мухам­мад Иманлы.

HRW сооб­ща­ет, что, само­сто­я­тель­но изу­чив досу­деб­ные доку­мен­ты, она при­шла к выво­ду, что Иман­лы «лож­но обви­ни­ли» в рас­про­стра­не­нии COVID и угро­зе жиз­ни людей «вви­ду нено­ше­ния мас­ки в обще­ствен­ных местах».

Арест Ибра­ги­мо­ва был осно­ван на заяв­ле­нии поли­ции о том, что он участ­во­вал в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ной улич­ной демон­стра­ции, будучи зара­жен­ным коро­на­ви­ру­сом. Но адво­кат Ибра­ги­мо­ва гово­рит, что тесты на COVID, про­ве­ден­ные в июле после его аре­ста, пока­зы­ва­ют, что он не был инфицирован.

На самом деле, ска­зал он, обви­не­ния в нару­ше­нии пра­вил обще­ствен­но­го здра­во­охра­не­ния были предъ­яв­ле­ны Ибра­ги­мо­ву толь­ко после того, как он был задер­жан, и вла­сти обна­ру­жи­ли, что он сын извест­но­го лиде­ра оппозиции.

ГРАНИЦЫ БЕЛАРУСИ

Кри­ти­ки обви­ня­ют Алек­сандра Лука­шен­ко в исполь­зо­ва­нии огра­ни­че­ний COVID для подав­ле­ния мас­со­вых демон­стра­ций про­тив сво­е­го режи­ма. Без­услов­но, исполь­зо­ва­ние поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ных мер в свя­зи с COVID рас­смат­ри­ва­ет­ся как все­го лишь один из инстру­мен­тов в более широ­кой стра­те­гии Мин­ска по уси­ле­нию репрес­сий со сто­ро­ны мили­ции. В декаб­ре пра­во­за­щит­ная груп­па «Вес­на» заяви­ла, что в 2020 году про­тив бело­рус­ских оппо­зи­ци­он­ных кан­ди­да­тов и их команд, акти­ви­стов и про­те­сту­ю­щих было воз­буж­де­но более 900 поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ных уго­лов­ных дел.

Демонстрация в Минске, 22 ноября 2020 года.

 

Демон­стра­ция в Мин­ске, 22 нояб­ря 2020 года.

Про­дол­жа­ю­щи­е­ся еже­днев­ные демон­стра­ции пред­став­ля­ют наи­боль­шую угро­зу для 26-лет­не­го пре­бы­ва­ния Лука­шен­ко у вла­сти — они под­пи­ты­ва­ют­ся обви­не­ни­я­ми в фаль­си­фи­ка­ции резуль­та­тов выбо­ров после того, как Лука­шен­ко был объ­яв­лен побе­ди­те­лем на весь­ма спор­ных пре­зи­дент­ских выбо­рах 9 августа.

В то вре­мя как Минск в тече­ние несколь­ких меся­цев пре­умень­шал угро­зу, исхо­дя­щую от COVID, Лука­шен­ко неод­но­крат­но обви­нял оппо­зи­цию и сот­ни тысяч демон­стран­тов на ули­цах в том, что они явля­ют­ся «под­дер­жи­ва­е­мы­ми ино­стран­ца­ми марионетками».

1 нояб­ря, после несколь­ких меся­цев жесто­ких репрес­сий со сто­ро­ны мили­ции, не сумев­ших оста­но­вить анти­пра­ви­тель­ствен­ные демон­стра­ции, Бела­русь закры­ла свои гра­ни­цы для ино­стран­цев. Госу­дар­ствен­ный погра­нич­ный коми­тет заявил, что огра­ни­че­ния необ­хо­ди­мы для «предот­вра­ще­ния рас­про­стра­не­ния инфек­ци­он­но­го забо­ле­ва­ния COVID-19».

В декаб­ре вла­сти рас­ши­ри­ли погра­нич­ный запрет, не допус­ка­ю­щий выезд из стра­ны бело­ру­сов и посто­ян­ных жите­лей — яко­бы из-за пандемии.

Соб­ствен­ное пове­де­ние Лука­шен­ко отно­си­тель­но COVID под­кре­пи­ло обви­не­ния в том, что закры­тие гра­ниц явля­ет­ся поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ной попыт­кой сдер­жать внут­рен­нюю оппозицию.

В кон­це нояб­ря во вре­мя посе­ще­ния боль­нич­ной пала­ты COVID Лука­шен­ко пол­но­стью про­игно­ри­ро­вал про­то­ко­лы без­опас­но­сти: он не надел ни пер­ча­ток, ни мас­ки, что­бы пожать руку меди­ку в пол­ном защит­ном снаряжении.

Лидер оппо­зи­ции Свет­ла­на Тиха­нов­ская, поки­нув­шая Бела­русь под дав­ле­ни­ем после попыт­ки подать офи­ци­аль­ную жало­бу на офи­ци­аль­ные ито­ги выбо­ров, гово­рит, что огра­ни­че­ния на гра­ни­це пока­зы­ва­ют, что Лука­шен­ко «в панике».

РОССИЙСКАЯ ТОТАЛЬНАЯ СЛЕЖКА

Экс­пер­ты в Москве гово­рят, что пан­де­мия ста­ла про­вер­кой недо­стат­ков рос­сий­ской систе­мы наблюдения.

В кон­це мар­та Госу­дар­ствен­ная дума Рос­сии одоб­ри­ла закон, поз­во­ля­ю­щий пре­мьер-мини­стру Миха­и­лу Мишу­ст­и­ну объ­яв­лять чрез­вы­чай­ное поло­же­ние по всей стране и уста­нав­ли­вать обя­за­тель­ные пра­ви­ла в обла­сти здра­во­охра­не­ния. Дума так­же одоб­ри­ла нака­за­ние в виде лише­ния сво­бо­ды до пяти лет для тех, кто «созна­тель­но» рас­про­стра­ня­ет лож­ную инфор­ма­цию во вре­мя «чрез­вы­чай­ных ситу­а­ций при­род­но­го и тех­но­ген­но­го харак­те­ра». Соглас­но зако­ну, нару­ши­те­ли про­ти­во­ко­ро­на­ви­рус­ных мер будут лише­ны сво­бо­ды на срок до семи лет.

Протестующий, одетый как персонаж, изображающий президента России Владимира Путина, на митинге по итогам голосования по поправкам к Конституции России в Санкт-Петербурге, Россия, 15 июля 2020 года.

 

Про­те­сту­ю­щий, оде­тый как пер­со­наж, изоб­ра­жа­ю­щий пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пути­на, на митин­ге по ито­гам голо­со­ва­ния по поправ­кам к Кон­сти­ту­ции Рос­сии в Санкт-Петер­бур­ге, Рос­сия, 15 июля 2020 года.

В апре­ле пре­зи­дент Вла­ди­мир Путин пору­чил мест­ным вла­стям уста­нав­ли­вать огра­ни­че­ния в свя­зи с COVID. Экс­пер­ты гово­рят, что это пре­вра­ти­ло неко­то­рые реги­о­ны Рос­сии в сво­е­го рода поли­го­ны для про­вер­ки того, до какой сте­пе­ни рос­си­яне гото­вы под­дер­жи­вать уси­ле­ние слеж­ки и кон­тро­ля. Это так­же защи­ти­ло Кремль от поли­ти­че­ской реак­ции по пово­ду опа­се­ний, что рас­ши­рен­ные пол­но­мо­чия пра­ви­тель­ства по кон­тро­лю за коро­на­ви­ру­сом могут стать посто­ян­ны­ми в Рос­сии и после пандемии.

Тем вре­ме­нем Москва пред­при­ня­ла шаги по кон­тро­лю над сво­бод­ным пото­ком инфор­ма­ции об ответ­ных мерах Рос­сии на пандемию.

Ана­ста­сия Васи­лье­ва, рос­сий­ский врач, гла­ва «Аль­ян­са вра­чей», была аре­сто­ва­на в апре­ле после того, как выяви­ла недо­стат­ки в под­го­тов­лен­но­сти систе­мы здра­во­охра­не­ния к борь­бе с COVID.

— Пора­зи­тель­но, что рос­сий­ские вла­сти боят­ся кри­ти­ки боль­ше, чем смер­то­нос­ной пан­де­мии COVID-19. Они оправ­ды­ва­ют задер­жа­ние и содер­жа­ние под стра­жей Ана­ста­сии Васи­лье­вой тем, что она и ее кол­ле­ги-меди­ки нару­ши­ли вве­ден­ные вла­стя­ми огра­ни­че­ния на пере­дви­же­ния, когда пыта­лись доста­вить жиз­нен­но важ­ные сред­ства защи­ты меди­кам мест­ной боль­ни­цы, —​ заяви­ла дирек­тор рос­сий­ско­го пред­ста­ви­тель­ства Amnesty International Ната­лья Звягина.

Звя­ги­на заклю­ча­ет, что, поса­див Васи­лье­ву в тюрь­му, рос­сий­ские вла­сти рас­кры­ли «свой истин­ный мотив».

— Они хотят нака­зать меди­ков, кото­рые осме­ли­ва­ют­ся про­ти­во­ре­чить офи­ци­аль­ным сооб­ще­ни­ям вла­стей и выяв­ля­ют недо­стат­ки в систе­ме обще­ствен­но­го здра­во­охра­не­ния, — ска­за­ла она.

В 2020 году Госу­дар­ствен­ная дума так­же нача­ла про­вер­ки и пре­сле­до­ва­ние ино­стран­ных СМИ, в том чис­ле Радио Сво­бод­ная Евро­па / Радио Сво­бо­да, за репор­та­жи о борь­бе Рос­сии с COVID.

В июле поли­ция в Москве задер­жа­ла десят­ки жур­на­ли­стов во вре­мя акции про­те­ста про­тив уже­сто­ча­ю­щих­ся огра­ни­че­ний в отно­ше­нии СМИ и сво­бо­ды сло­ва в России.

В несколь­ких слу­ча­ях, как сооб­ща­ет HRW, поли­ция «лож­но утвер­жда­ла», что про­те­сту­ю­щие нару­ши­ли при­ня­тые в свя­зи с COVID меры обще­ствен­но­го здра­во­охра­не­ния, «но при этом дер­жа­ла боль­шин­ство задер­жан­ных про­те­сту­ю­щих в пере­пол­нен­ных, пло­хо вен­ти­ли­ру­е­мых поли­цей­ских маши­нах, где они не мог­ли соблю­дать соци­аль­ное дистанцирование».

Иссле­до­ва­тель HRW по Рос­сии Даме­ля Айт­хо­жи­на гово­рит, что эти дела «выве­ли репрес­сии на новый уровень».

По сло­вам Айт­хо­жи­ной, вла­сти в Москве заби­ра­ли мир­ных пикет­чи­ков «в поли­цию на осно­ва­нии дра­ко­нов­ско­го зако­но­да­тель­ства о пуб­лич­ных меро­при­я­ти­ях или ссы­ла­ясь на эпи­де­ми­че­скую ситу­а­цию, хотя нахож­де­ние в авто­за­ке или при отбы­тии адми­ни­стра­тив­но­го аре­ста как раз могут созда­вать допол­ни­тель­ные рис­ки заражения».

Пра­во­за­щит­ни­ки гово­рят, что мест­ные вла­сти в неко­то­рых реги­о­нах Рос­сии так­же исполь­зо­ва­ли вве­ден­ные в свя­зи с пан­де­ми­ей коро­на­ви­ру­са меры в каче­стве пред­ло­га для подав­ле­ния протестующих.

В кон­це апре­ля вла­сти Север­ной Осе­тии задер­жа­ли десят­ки демон­стран­тов при­мер­но из двух тысяч чело­век, собрав­ших­ся во Вла­ди­кав­ка­зе с тре­бо­ва­ни­ем отстав­ки реги­о­наль­но­го лиде­ра Вяче­сла­ва Битарова.

Три­на­дцать чело­век были обви­не­ны в игно­ри­ро­ва­нии рос­сий­ских мер по борь­бе с COVID и рас­про­стра­не­нии «лож­ной инфор­ма­ции» о пандемии.

В рос­сий­ском даль­не­во­сточ­ном горо­де Хаба­ров­ске вла­сти вос­поль­зо­ва­лись вве­ден­ны­ми в свя­зи с пан­де­ми­ей коро­на­ви­ру­са мера­ми, что­бы попы­тать­ся вос­пре­пят­ство­вать мас­со­вым про­те­стам про­тив аре­ста попу­ляр­но­го реги­о­наль­но­го губер­на­то­ра по обви­не­ни­ям деся­ти­лет­ней дав­но­сти в соуча­стии в убийстве.

Протест в Хабаровске. 14 ноября 2020 года.

 

Про­тест в Хаба­ров­ске. 14 нояб­ря 2020 года.

Демон­стран­ты утвер­жда­ют, что обви­не­ния были сфаб­ри­ко­ва­ны мест­ны­ми поли­ти­че­ски­ми оппо­нен­та­ми губер­на­то­ра при содей­ствии Кремля.

В то вре­мя как муни­ци­паль­ные вла­сти в Хаба­ров­ске пре­ду­пре­жда­ли о рис­ках COVID во вре­мя про­те­стов, поли­ция опе­ча­ты­ва­ла места собра­ний для демон­стра­ций, утвер­ждая, что такой шаг необ­хо­дим для дез­ин­фек­ции из-за коронавируса.

Но тол­пы всё рав­но соби­ра­лись, что отра­жа­ет недо­воль­ство прав­ле­ни­ем Пути­на и обще­ствен­ный гнев по пово­ду того, что жите­ли назы­ва­ют неува­же­ни­ем Моск­вы к их выбо­ру губернатора.

ОГРАНИЧЕНИЯ НА ДЕМОНСТРАЦИИ В КАЗАХСТАНЕ

В кон­це мая пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев под­пи­сал закон, уже­сто­ча­ю­щий госу­дар­ствен­ный кон­троль над пра­вом граж­дан соби­рать­ся для уча­стия в про­те­стах. Новый закон, всту­пив­ший в силу во вре­мя пер­вой вол­ны гло­баль­ной вспыш­ки COVID, уста­нав­ли­ва­ет, какое коли­че­ство людей может при­сут­ство­вать на демон­стра­ции и где могут про­хо­дить акции протеста.

По сло­вам кри­ти­ков, новые огра­ни­че­ния и бюро­кра­ти­че­ские пре­по­ны вклю­ча­ют необ­хо­ди­мость полу­чать «раз­ре­ше­ние» от вла­стей, преж­де чем про­те­сты могут состо­ять­ся в Казах­стане на закон­ных осно­ва­ни­ях, при этом у чинов­ни­ков име­ет­ся мас­са при­чин для отка­за в разрешении.

Протестующие держат плакаты во время митинга оппозиции в День независимости Казахстана. Алматы, 16 декабря 2020 года.

 

Про­те­сту­ю­щие дер­жат пла­ка­ты во вре­мя митин­га оппо­зи­ции в День неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на. Алма­ты, 16 декаб­ря 2020 года.

Так­же ранее Азаттык сооб­щал о том, как вла­сти в Казах­стане исполь­зо­ва­ли коро­на­ви­рус в каче­стве пред­ло­га для подав­ле­ния кри­ти­ко­вав­ших новый закон о протестах.

Казах­стан­ские и меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ни­ки заяв­ля­ют, что зако­но­да­тель­ство про­ти­во­ре­чит меж­ду­на­род­ным стан­дар­там и содер­жит мно­же­ство пре­пят­ствий для про­ве­де­ния сво­бод­ных собраний.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ КОНТРОЛЬ В УЗБЕКИСТАНЕ

С момен­та при­хо­да Шав­ка­та Мир­зи­я­е­ва на пост пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на в кон­це 2016 года меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные груп­пы поло­жи­тель­но оце­ни­ва­ли неболь­шое ослаб­ле­ние авто­ри­тар­ных огра­ни­че­ний, вве­ден­ных его пред­ше­ствен­ни­ком, покой­ным Исла­мом Кари­мо­вым. Но кри­зис COVID поло­жил нача­ло бит­ве меж­ду появ­ля­ю­щи­ми­ся неза­ви­си­мы­ми СМИ и госу­дар­ствен­ным орга­ном, кото­рый кури­ру­ет прес­су в Узбе­ки­стане, — Агент­ством инфор­ма­ции и мас­со­вых ком­му­ни­ка­ций (АИМК).

Офи­ци­аль­ные лица в Таш­кен­те пер­во­на­чаль­но утвер­жда­ли, что Узбе­ки­стан успеш­но борет­ся с COVID. Но к лету неко­то­рые сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции поста­ви­ли под сомне­ние эту вер­сию пра­ви­тель­ства. Они нача­ли глу­бо­ко вни­кать в дета­ли рас­про­стра­не­ния пан­де­мии и чело­ве­че­ские поте­ри внут­ри страны.

Власти Узбекистана устраивают гонения на журналистов, пишущих о реальной картине с коронавирусом в стране.

 

Вла­сти Узбе­ки­ста­на устра­и­ва­ют гоне­ния на жур­на­ли­стов, пишу­щих о реаль­ной кар­тине с коро­на­ви­ру­сом в стране.

Дирек­тор АИМК Аса­д­жон Ход­жа­ев в кон­це нояб­ря при­гро­зил «серьез­ны­ми юри­ди­че­ски­ми послед­стви­я­ми» за такие репор­та­жи, вызвав опа­се­ния, что пан­де­мия коро­на­ви­ру­са может воз­вра­тить Узбе­ки­стан к более авто­ри­тар­но­му кон­тро­лю над прес­сой, к тем усло­ви­ям, кото­рые суще­ство­ва­ли во вре­ме­на Каримова.

КЫРГЫЗСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

До пан­де­мии Кыр­гыз­стан счи­тал­ся париж­ской орга­ни­за­ци­ей «Репор­те­ры без гра­ниц» самой откры­той для СМИ стра­ной в Цен­траль­ной Азии. Но отно­си­тель­ная откры­тость Кыр­гыз­ста­на была подо­рва­на каран­ти­ном и комен­дант­ским часом, вве­ден­ны­ми после объ­яв­ле­ния чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния 22 мар­та. Боль­шин­ство неза­ви­си­мых средств мас­со­вой инфор­ма­ции столк­ну­лись с труд­но­стя­ми при полу­че­нии аккре­ди­та­ции или раз­ре­ше­ний, поз­во­ля­ю­щих их жур­на­ли­стам сво­бод­но пере­дви­гать­ся в Биш­ке­ке или дру­гих рай­о­нах, где были вве­де­ны огра­ни­че­ния в свя­зи с чрез­вы­чай­ной ситу­а­ци­ей в обла­сти обще­ствен­но­го здравоохранения.

Поли­ти­че­ские про­те­сты с при­ме­не­ни­ем наси­лия раз­го­ре­лись после неод­но­знач­ных пар­ла­мент­ских выбо­ров в Кыр­гыз­стане 4 октяб­ря, кото­рые были про­ве­де­ны несмот­ря на созда­ва­е­мые мера­ми кон­тро­ля COVID осложнения.

Поли­ти­че­ское напря­же­ние при­ве­ло к паде­нию пра­ви­тель­ства пре­зи­ден­та Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва, пла­нам про­ве­де­ния новых выбо­ров и объ­яв­ле­нию чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния в Биш­ке­ке, кото­рое вклю­ча­ло запрет на пуб­лич­ные демонстрации.

Протестующий машет флагом Кыргызстана во время митинга против результатов парламентских выборов в Бишкеке. Кыргызстан, 5 октября 2020 года.
Про­те­сту­ю­щий машет фла­гом Кыр­гыз­ста­на во вре­мя митин­га про­тив резуль­та­тов пар­ла­мент­ских выбо­ров в Биш­ке­ке. Кыр­гыз­стан, 5 октяб­ря 2020 года.

Ана­ли­тик груп­пы евро­пей­ских кре­дит­ных стра­хо­вых ком­па­ний Credendo Пас­ка­лин дел­ла Файль заклю­ча­ет, что пан­де­мия уси­ли­ла соци­аль­ную напря­жен­ность, спо­соб­ство­вав­шую поли­ти­че­ским потрясениям.

По ее сло­вам, эта напря­жен­ность вклю­ча­ла жало­бы на плохую систе­му здра­во­охра­не­ния в стране, эко­но­ми­ку, силь­но постра­дав­шую от мер по сдер­жи­ва­нию COVID, и рез­кое паде­ние денеж­ных пере­во­дов от граж­дан Кыр­гыз­ста­на, рабо­та­ю­щих за границей.

ОСЫПАЕМЫЙ НАСМЕШКАМИ ТУРКМЕНИСТАН

Турк­ме­ни­стан, одно из самых жест­ко кон­тро­ли­ру­е­мых авто­ри­тар­ных госу­дарств в мире, нико­гда не отли­чал­ся хоро­шей репу­та­ци­ей в обла­сти сво­бо­ды прес­сы и про­зрач­но­сти. Поэто­му неуди­ви­тель­но, что заяв­ле­ние пре­зи­ден­та Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва о том, что он предот­вра­тил инфи­ци­ро­ва­ние COVID в сво­ей стране, вызва­ло ско­рее насмеш­ки, чем восхищение.

Завид­ное упор­ство в утвер­жде­ни­ях Ашга­ба­та, что коро­на­ви­ру­са в Турк­ме­ни­стане нет, рас­смат­ри­ва­ет­ся как при­знак авто­ри­тар­но­го гос­под­ства Бер­ды­му­ха­ме­до­ва, а не какой-либо заслу­жи­ва­ю­щей дове­рия поли­ти­ки обще­ствен­но­го здравоохранения.

В нача­ле авгу­ста Все­мир­ная орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния (ВОЗ) объ­яви­ла, что Бер­ды­му­ха­ме­дов согла­сил­ся предо­ста­вить экс­пер­там ВОЗ доступ, что­бы про­ве­рить его утвер­жде­ние об отсут­ствии COVID в его стране.

Ханс Клю­ге, реги­о­наль­ный дирек­тор ВОЗ по Евро­пе и Цен­траль­ной Азии, ска­зал, что Бер­ды­му­ха­ме­дов «согла­сил­ся» на то, что­бы коман­да ВОЗ «неза­ви­си­мо взя­ла образ­цы тестов на COVID-19 в стране» и отпра­ви­ла их в спра­воч­ные лабо­ра­то­рии ВОЗ в дру­гих стра­нах. Но по про­ше­ствии более четы­рех меся­цев Бер­ды­му­ха­ме­дов всё еще не сдер­жал сво­е­го обещания.

Кладбище умерших от коронавируса в Туркменистане, где власти отрицают существование эпидемии. Июль 2020 года.

 

Клад­би­ще умер­ших от коро­на­ви­ру­са в Турк­ме­ни­стане, где вла­сти отри­ца­ют суще­ство­ва­ние эпи­де­мии. Июль 2020 года.

Меж­ду тем госу­дар­ствен­ное теле­ви­де­ние Турк­ме­ни­ста­на, во имя сохра­не­ния куль­та лич­но­сти Бер­ды­му­ха­ме­до­ва, транс­ли­ру­ет то, как он откры­ва­ет новые «совре­мен­ные» меди­цин­ские учре­жде­ния в Ашга­ба­те и дру­гих круп­ных городах.

В част­ном поряд­ке турк­мен­ские граж­дане сооб­ща­ют Радио Сво­бод­ная Евро­па / Радио Сво­бо­да, что не верят вос­тор­жен­ным заяв­ле­ни­ям. Они гово­рят, что избе­га­ют боль­ниц, когда забо­ле­ва­ют, пото­му что те им не по кар­ма­ну, а госу­дар­ствен­ные учре­жде­ния неред­ко мало что могут им предложить.

Паци­ен­ты несколь­ких рай­он­ных боль­ниц в Турк­ме­ни­стане рас­ска­за­ли Радио Сво­бод­ная Евро­па / Радио Сво­бо­да, что им при­хо­ди­лось при­но­сить с собой еду, лекар­ства и даже дро­ва для обо­гре­ва их боль­нич­ных палат.

Тем не менее в быв­шей совет­ской рес­пуб­ли­ке, извест­ной жесто­ки­ми репрес­си­я­ми про­тив кри­ти­ков и ина­ко­мыс­лия, никто откры­то не кри­ти­ку­ет чинов­ни­ков здра­во­охра­не­ния Турк­ме­ни­ста­на за ужас­ную ситу­а­цию в боль­ни­цах из опа­се­ния репрессий.

Пере­ве­ла с англий­ско­го язы­ка Али­са Вальсамаки.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Матаев: Я уже знаю имена авторов

ЕБРР советует РК подлечить банки

Дарига Назарбаева во второй части «Панамского архива»

Editor