17 C
Астана
19 июня, 2021
Image default

13 и 14 июня в Павлодаре прошли акции протеста заемщиков из движения «Оставим…

Мы пред­ла­га­ем мате­ри­ал Пав­ло­дар­ской орга­ни­за­ции ОНЖ,
акти­ви­сты кото­рой про­ве­ли акции про­те­ста про­тив про­из­во­ла мене­дже­ров Каспий
бан­ка. В тече­ние 13
 и 14 июня заемщики
пере­кры­ва­ли цен­траль­ные ули­цы и про­во­ди­ли пике­ты у стен офи­са ростов­щи­ков.
Орфо­гра­фия и сти­ли­сти­ка ори­ги­на­ла пись­ма заем­щи­ков об этих собы­ти­ях сохра­не­ны.

Редак­ция

10 июня груп­па акти­ви­стов ОНЖ при­шла в офис Кас­пий бан­ка для
обсуж­де­ния вопро­са свя­зан­но­го с про­блем­ны­ми заем­щи­ка­ми это­го бан­ка. Секретарь
отка­за­лась про­пу­стить к дирек­то­ру бан­ка и ска­за­ла, что эти про­блем­ные заемщики
пере­да­ны в отдел по про­блем­ным зай­мам, а этот отдел не под­чи­ня­ет­ся дирек­то­ру, а
напря­мую под­чи­ня­ет­ся бан­ку алма­ты. Мы про­шли к это­му пред­ста­ви­те­лю алма­ты Евгении
Жуну­со­вой, и реши­ли с ней пере­го­во­рить, ее ответ был таким, что с нами она разговаривать
не будет, что какие-либо пере­го­во­ры бес­по­лез­ны, и мы зря здесь нахо­дим­ся. Мы
наста­и­ва­ли на пере­го­во­рах, ска­за­ли, что не нуж­но про­во­ци­ро­вать людей, за
послед­нее вре­мя и так слиш­ком мно­го потря­се­ний и люди сей­час все на взводе. 

Мы хотим про­сто решить вопрос, что­бы не было более суицидов,
тем более вопро­сы все реша­е­мые. Она отве­ти­ла кате­го­ри­че­ским отка­зом и
неже­ла­ни­ем с нами раз­го­ва­ри­вать, но может пого­во­рить толь­ко с самим заем­щи­ком, один
на один, пото­му что мы вооб­ще не име­ем како­го-либо пра­ва нахо­дить­ся в бан­ке. Сами
заем­щи­ки ей ска­за­ли, что не хотят с ней раз­го­ва­ри­вать, так как кро­ме угроз, что
они оста­нут­ся без жилья, и что, ей нуж­но предо­ста­вить дове­рен­ность на продажу
их квар­тир ни о чем дру­гом она раз­го­ва­ри­вать не хочет. Заем­щи­ки заяви­ли, что
пол­но­стью дове­ря­ют всем собрав­шим­ся в бан­ке чле­нам ОНЖ,(6 чело­век) и что мы
при­сут­ству­ем сами вме­сто доверенности. 

Жуну­со­ва вела себя очень раз­вя­за­но, вальяж­но, агрес­сив­но, все
ее дей­ствия и вид гово­рил о том, что ей все рав­но, при этом она вызва­ла охрану
и ска­за­ла, что­бы нас выгна­ли с бан­ка, яко­бы мы меша­ем ей рабо­тать. Мы ее предупредили,
что не сто­ит орга­ни­зо­вы­вать про­во­ка­ций, пото­му что теперь нас уже невозможно
запу­гать. Охран­ник при­шел и попро­сил нас вый­ти, но при этом он был по сравнению
с ней веж­лив и ска­зал, что бы мы при­шли в служ­бу без­опас­но­сти бан­ка и там рассказали
про ее пове­де­ние. Мы вышли, попы­та­лись еще раз прой­ти к дирек­то­ру, но нас не
пусти­ли, и мы пошли в служ­бу без­опас­но­сти. Но реак­ция чело­ве­ка кото­рый там
сидел, была неадек­ват­ной, точ­но такой же как и у Жуну­со­вой. Он нас чуть ли не
послал, “рявк­нул” зада­вая вопрос, что нам здесь надо. Мы вышли в
пол­ном недо­уме­нии, поня­ли, что не полу­чит­ся сего­дня ника­ко­го раз­го­во­ра, и уходя
заяви­ли, что пол­ный это про­из­вол и мы вер­нем­ся еще раз.

Вый­дя из бан­ка, мы реша­ли, что делать даль­ше. Жуну­со­ва ушла
на обед, и мы жда­ли пока она вер­нет­ся после обе­да, что бы попы­тать­ся еще раз
пере­го­во­рить. Одна­ко после обе­да все повто­ри­лось, она ска­за­ла, что все, что
хоте­ла нам уже ска­за­ла и боль­ше с нами раз­го­ва­ри­вать не будет, прав­да мы уже не
пошли в служ­бу без­опас­но­сти, и вышли из бан­ка, и сто­я­ли дума­ли, вышла секретарь
и ска­за­ла что дирек­тор при­гла­ша­ет к себе, я зашла одна как тако­во­го разговора
не состо­я­лось. Во-пер­вых мы уже все были в недо­уме­нии, во вто­рых вопро­сы нужно
было решать с заем­щи­ка­ми лич­но, и в тре­тьих дирек­тор ска­зал что она ему не
под­чи­ня­ет­ся, а на пря­мую под­чи­ня­ет­ся Алма­ты. Мы пре­ду­пре­ди­ли, что при­дем еще
раз. 

Мы при­шли в поне­дель­ник 13 июня в коли­че­стве 20 чело­век и все
повто­ри­лось. Жуну­со­ва была в сво­ем сти­ле — неадек­ват­ное пове­де­ние и реак­ция, ее
все­доз­во­лен­ность и то, что вид­но почув­ство­ва­ла, что ей все мож­но, еще более ее
поза­ба­ви­ло. Ей все при­сут­ство­вав­шие ска­за­ли – или она начи­на­ет вести нормальный
диа­лог и пере­ста­ет про­во­ци­ро­вать людей, или мы вый­дем сей­час и пря­мо возле
бан­ка пере­кро­ем цен­траль­ную ули­цу, и ей все рав­но при­дет­ся с нами
раз­го­ва­ри­вать. Ее ответ был – делай­те, что хоти­те. Мы вышли из бан­ка пригласили
теле­ка­нал «СТАН» и на 10 минут пере­кры­ли доро­гу, ска­зав, что это
пре­ду­пре­жде­ние, и мы при­дем еще раз, но реак­ции не последовало. 

На сле­ду­ю­щий день 14 июня мы собра­лись, так же в соста­ве 20
чело­век, но взя­ли с собой детей в воз­расте от 3 до 7 лет. В ито­ге было 6 детей,
сде­ла­ли им флаж­ки с над­пи­сью. “дедуш­ка пре­зи­дент остановите
бан­ки­ров”, “а где буду жить я”, ” дядень­ки и тетень­ки не выгоняйте
нас на улицу”,“я не хочу на ули­цу”, взя­ли дет­скую палатку-домик
напи­са­ли пла­кат “кто-кто в тере­моч­ке живет??? папа-бомж, мама — бом­жи­ха, и
я бом­же­нок”. Пря­мо воз­ле зда­ния бан­ка раз­вер­ну­ли палат­ку, раз­да­ли детям
флаж­ки, и дети залез­ли в эту палат­ку, затем дали детям воз­мож­ность поиг­рать в
самом банке. 

Поли­ции было столь­ко мно­го, с двух сто­рон сто­я­ли маши­ны битком
наби­тые сотруд­ни­ка­ми, была про­ку­ра­ту­ра, все служ­бы, но не один не решил подойти
к ребен­ку забрать фла­жок или выгнать детей с палат­ки. Нас при­гла­си­ли в банк, мы
ска­за­ли что­бы Жуну­со­ва сама при­гла­си­ла она отка­за­лась, мы заяви­ли что если
сей­час вопрос не будет решен мы сра­зу отсю­да вме­сте с детьми, флаж­ка­ми, и
палат­кой отпра­вим­ся к цен­тру горо­да. Вышли сотруд­ни­ки служ­бы без­опас­но­сти и нам
ска­за­ли что сама Жуну­со­ва при­гла­ша­ет, мы все вме­сте с детьми зашли в банк, и в принципе
вопро­сы были на дан­ном эта­пе реше­ны. Все мы заяви­ли, что всю эту конфликтную
ситу­а­цию, спро­во­ци­ро­ва­ла Жунусова. 

Мы вышли от дирек­то­ра и сотруд­ник ДВД попро­сил меня переговорить
с ним. Мы зашли в каби­нет, люди все вышли на ули­цу, а там меня жда­ли сотрудники
про­ку­ра­ту­ры. Они ска­за­ли мне, что най­дут роди­те­лей этих детей и при­вле­кут их, и
роди­те­ли сами яко­бы пода­дут на нас в суд. Они очень были удив­ле­ны тем, когда я
ска­за­ла им, что искать роди­те­лей не надо, что это мой ребе­нок, кото­ро­му 3,5
года. И когда я при­хо­ди­ла в банк два дня и остав­ля­ла сво­е­го ребен­ка, нико­го это
не инте­ре­со­ва­ло, что это дети заем­щи­ков это­го бан­ка и когда они при­хо­ди­ли, это
так же нико­го не инте­ре­со­ва­ло, и что когда выки­ды­ва­ют детей на ули­цу поли­ции и
вла­стям всем все равно. 

Мне дали пись­мен­ное пре­ду­пре­жде­ние, что в сле­ду­ю­щий раз меня
будут при­вле­кать к суду. На это я отве­ти­ла — гото­ва ко все­му, и что до 24 мая
было одно, но после 24 мая, когда погиб, выпрыг­нув с кры­ши девя­ти­этаж­но­го дома
Марат Нур­ке­нов, все уже по-дру­го­му, и мы ста­ли дру­ги­ми. И теперь для меня нет
ниче­го невоз­мож­но­го. Рань­ше мне при­хо­ди­лось людям объ­яс­нять, что надо провести
акцию, а теперь люди сами пред­ла­га­ют и рвут­ся на митин­ги. Конеч­но, не все такие,
но луч­ше иметь 15–20 чело­век акти­ви­стов и поста­вить всех на уши, чем 1000 и
бесполезных. 

Пред­се­да­тель ОНЖ Пав­ло­дар­ской обла­сти Еле­на Семенова


Источ­ник: www.socialismkz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

Taken from:
13 и 14 июня в Пав­ло­да­ре про­шли акции про­те­ста заем­щи­ков из дви­же­ния «Оста­вим…

архивные статьи по теме

КСК — надо ли платить?

Экспериментальный менеджмент в «Казахмысе»

Вадим Курамшин намерен написать книгу о тюремных застенках Казахстана