17 C
Астана
17 июня, 2021
Image default

Юлии Тимошенко приказали сидеть

Судеб­ный про­цесс над экс-пре­мьер-мини­стром Укра­и­ны Юли­ей Тимо­шен­ко подо­шел к завер­ше­нию. Судья Роди­он Кире­ев при­знал ее винов­ной в пре­вы­ше­нии слу­жеб­ных пол­но­мо­чий и объ­явил при­го­вор: семь лет тюрь­мы, три года запре­та зани­мать госу­дар­ствен­ные долж­но­сти и 1,5 млрд гри­вен (око­ло 150 млн евро) штра­фа, кото­рые Тимо­шен­ко обя­за­на выпла­тить ком­па­нии «Наф­то­газ Укра­и­ны». Впро­чем, точ­ка в этом деле еще дале­ко не поставлена…

Автор: Борис НЕМИРОВСКИЙ

Судья Роди­он Кире­ев вынуж­ден был про­явить нема­лую прыть, поки­дая зал засе­да­ний — в какой-то момент ему при­шлось даже скор­чить­ся под судей­ским сто­лом, так как ему вдруг пока­за­лось, что из зала в него чем-то вот-вот швыр­нут. Это­го не про­изо­шло: как толь­ко судья завер­шил читать при­го­вор Юлии Тимо­шен­ко, зал немед­лен­но запол­нил­ся бой­ца­ми спец­от­ря­да «Гри­фон», и всех: зри­те­лей, жур­на­ли­стов, депу­та­тов Вер­хов­ной Рады, ино­стран­ных наблю­да­те­лей — быст­рень­ко выда­ви­ли нару­жу. Пред­став­ле­ние (по край­ней мере, в зда­нии суда) ока­за­лось окончено.

Ему пред­ше­ство­ва­ло почти четы­рех­ча­со­вое зачи­ты­ва­ние обви­ни­тель­но­го при­го­во­ра, а о том, что он имен­но обви­ни­тель­ный, судья Кире­ев заявил в самом нача­ле. По его сло­вам, суд счел Юлию Тимо­шен­ко пол­но­стью винов­ной в пре­вы­ше­нии слу­жеб­ных пол­но­мо­чий на посту пре­мьер-мини­стра Укра­и­ны и не нашел ника­ких смяг­ча­ю­щих ее вину обсто­я­тельств. Впро­чем, в том, что судья объ­явит имен­но такую фор­му­ли­ров­ку, никто и не сомне­вал­ся, так что осо­бых эмо­ций у слу­ша­те­лей это заяв­ле­ние не вызвало.

Сама под­су­ди­мая все четы­ре часа про­си­де­ла, с инте­ре­сом вычи­ты­вая что-то в интер­не­те с помо­щью лич­но­го ком­пью­те­ра. Рядом, загля­ды­вая мате­ри через пле­чо, сиде­ла доч­ка Юлии Тимо­шен­ко. Для обе­их обви­ни­тель­ный при­го­вор явно не пред­став­лял собой новости.

Основ­ной интри­гой, таким обра­зом, являл­ся вопрос: что при­су­дят Тимо­шен­ко? В этом отно­ше­нии, напом­ним, бро­ди­ло мно­же­ство слу­хов, при­чем пред­ста­ви­те­ли укра­ин­ской оппо­зи­ции не без юмо­ра заяв­ля­ли нака­нуне, что судья Роди­он Кире­ев и сам не зна­ет, к како­му выво­ду он в кон­це кон­цов при­дет — ему, мол, позво­нят и сооб­щат, что он решил.

Тем не менее офи­ци­аль­но ни одна из вет­вей нынеш­ней испол­ни­тель­ной вла­сти, конеч­но же, не при­ни­ма­ла ника­ко­го уча­стия в состав­ле­нии при­го­во­ра — а пре­зи­дент Вик­тор Яну­ко­вич даже про­длил свое пре­бы­ва­ние в Гре­ции, лишь бы не ока­зать­ся в день огла­ше­ния при­го­во­ра в Киеве.

Как заявил он в интер­вью одной из гре­че­ских газет, судеб­ный про­цесс по делу Тимо­шен­ко его «совер­шен­но не инте­ре­су­ет». Настоль­ко не инте­ре­су­ет, под­чер­ки­ва­ют неко­то­рые укра­ин­ские жур­на­ли­сты, что каж­дый раз, когда в этом деле назре­вал какой-нибудь кри­ти­че­ский момент, Яну­ко­вич ока­зы­вал­ся то в отпус­ке, то в какой-нибудь офи­ци­аль­ной зару­беж­ной поезд­ке — толь­ко не в Укра­ине, не на сво­ем пре­зи­дент­ском рабо­чем месте…

Итак, после четы­рех­ча­со­во­го зачи­ты­ва­ния при­го­во­ра, боль­шую часть кото­ро­го окру­жа­ю­щие, соб­ствен­но, уже один раз слы­ша­ли из уст про­ку­ро­ра (Кире­ев, по сути, сло­во в сло­во повто­рил доклад обви­ни­те­ля), судья добрал­ся до меры нака­за­ния. И опять же — он попро­сту повто­рил все то, чего тре­бо­ва­ло обви­не­ние: семь лет тюрь­мы, три года запре­та на заня­тие госу­дар­ствен­ных долж­но­стей и пол­то­ра мил­ли­ар­да гри­вен штра­фа в поль­зу НАК «Наф­то­газ».

Как мини­мум с это­го момен­та Вик­то­ру Яну­ко­ви­чу все же сто­и­ло бы заин­те­ре­со­вать­ся «делом Тимо­шен­ко». Пото­му что подоб­ный при­го­вор озна­ча­ет лич­но для него лишь одно: перед ним закры­ва­ют­ся две­ри Евро­пы. Евро­пей­цы не раз чет­ко и недву­смыс­лен­но дали понять укра­ин­ско­му руко­вод­ству: ЕС счи­та­ет про­цесс по делу Юлии Тимо­шен­ко на сто про­цен­тов поли­ти­че­ским, и в том слу­чае, если экс-пре­мьер ока­зы­ва­ет­ся за решет­кой — об ассо­ци­а­ции с Евро­со­ю­зом Укра­и­на может забыть напрочь.

Хуже того — вполне воз­мож­но, что и чем­пи­о­нат Евро­пы по фут­бо­лу прой­дет буду­щим летом в Поль­ше, а вот до Укра­и­ны не добе­рет­ся вовсе — УЕФА, зна­е­те ли, тоже орга­ни­за­ция евро­пей­ская, и пор­тить имидж про­ве­де­ни­ем сво­е­го чем­пи­о­на­та в стране, попав­шей под власть дик­та­ту­ры, ей вряд ли захочется.

Впро­чем, все это — цве­точ­ки. Из опы­та Бела­ру­си мож­но пред­ста­вить себе, что может ожи­дать дик­та­тор­ский режим: замо­ра­жи­ва­ние сче­тов укра­ин­ских фирм, запрет для укра­ин­ских чинов­ни­ков на въезд в пре­де­лы ЕС, вывод евро­пей­ских инве­сти­ций из Укра­и­ны в свя­зи с ухуд­ше­ни­ем биз­нес-кли­ма­та, тор­го­вые санкции…

Яну­ко­вич может хоть до хри­по­ты дока­зы­вать, что «он тут ни при чем» — это вряд ли помо­жет. И даже оби­жен­ные заяв­ле­ния укра­ин­ских чинов­ни­ков от про­па­ган­ды о том, что Евро­со­юз не име­ет пра­ва ока­зы­вать дав­ле­ние на укра­ин­ский суд, так­же вряд ли будут при­ня­ты во вни­ма­ние: дав­ле­ние на суд Евро­па ока­зы­вать и в самом деле не может, но выска­зать свое отно­ше­ние к это­му суду, а так­же к укра­ин­ской вла­сти вполне в ее силах. Яну­ко­вич про­счи­тал­ся в глав­ном: Укра­и­на на сего­дняш­ний день не настоль­ко необ­хо­ди­ма евро­пей­цам, что­бы закрыть гла­за на выход­ки новой укра­ин­ской власти.

Сама Юлия Тимо­шен­ко так или ина­че пре­бы­ва­ет в уве­рен­но­сти, что весь про­цесс про­тив нее инсце­ни­ро­ван. Одну из объ­яв­лен­ных судьей тех­ни­че­ских пауз она исполь­зо­ва­ла для импро­ви­зи­ро­ван­ной (хотя офи­ци­аль­но и запре­щен­ной) пресс-кон­фе­рен­ции.

«В том, что зачи­ты­ва­ет тут Кире­ев, нет ни сло­ва прав­ды, — заяви­ла она. — Ни в Укра­ине, ни в мире никто не верит в “пре­ступ­ле­ния”, в кото­рых меня обви­ня­ют. И поэто­му ни Кире­еву, ни Яну­ко­ви­чу не удаст­ся выма­зать в гря­зи мое доб­рое имя. Я все­гда рабо­та­ла на бла­го Укра­и­ны, и наме­ре­на делать это и в даль­ней­шем». «Судья Кире­ев, хотя и при­сут­ству­ет в зале лич­но, не гово­рит сво­им голо­сом, — про­дол­жи­ла Тимо­шен­ко. — У него нет соб­ствен­но­го мнения».

Что же каса­ет­ся Яну­ко­ви­ча, то и для него у экс-пре­мьер-мини­стра нашлась пара слов: «Откро­вен­но гово­ря, мне жаль Яну­ко­ви­ча. Он счи­та­ет, что таким обра­зом про­яв­ля­ет свою силу и власть. Он дума­ет, что, выно­ся подоб­ные при­го­во­ры, пока­зы­ва­ет себя в каче­стве силь­но­го лиде­ра. На самом деле он сам себя унижает».

При­ме­ча­тель­но, что даже в про­власт­ной укра­ин­ской прес­се так­же никто не сомне­ва­ет­ся в том, что неза­ви­си­мость суда и выне­сен­но­го им при­го­во­ра лишь фик­ция: так, одна из близ­ких к пра­ви­тель­ствен­ным кру­гам газе­та оза­гла­ви­ла ста­тью о суде над Тимо­шен­ко «При­го­вор Яну­ко­ви­ча». Навер­ное, слу­чай­но — но опе­чат­ка, сле­ду­ет при­знать, весь­ма говорящая.

Вни­зу, у зда­ния суда, собра­лись тыся­чи людей. По сооб­ще­ни­ям орга­ни­за­то­ров митин­га в под­держ­ку Тимо­шен­ко, на него при­шли око­ло 10 тыс. ее сто­рон­ни­ков, в то вре­мя как парал­лель­ный митинг про­тив нее собрал око­ло 500 чело­век. При этом центр Кие­ва пат­ру­ли­ру­ют более 100 бой­цов спец­от­ря­дов «Гри­фон» и «Бер­кут» — как заяви­ли пред­ста­ви­те­ли вла­стей, нака­нуне были полу­че­ны све­де­ния о гото­вя­щих­ся в Кие­ве тер­ак­тах. Впро­чем, на дан­ный момент в цен­тре укра­ин­ской сто­ли­цы обста­нов­ка оста­ет­ся мир­ной, хотя и до пре­де­ла напряженной.

«Укра­и­на вста­ла на путь пре­вра­ще­ния в дик­та­ту­ру, — заявил в интер­вью немец­ко­му ТВ один из демон­стран­тов. — Воз­вра­ща­ют­ся про­из­вол и без­за­ко­ние. Мы не наме­ре­ны это тер­петь и будем доби­вать­ся оправ­да­ния Юлии Тимошенко».

Труд­но ска­зать, каким имен­но спо­со­бом могут доби­вать­ся это­го демон­стран­ты, но для Юлии Тимо­шен­ко пока еще ничто не поте­ря­но. В тече­ние двух недель ее адво­ка­ты пода­дут апел­ля­цию в город­ской суд, а сама она по окон­ча­нии чте­ния при­го­во­ра заяви­ла, что все мате­ри­а­лы уже сего­дня будут отправ­ле­ны в Евро­пей­ский суд по пра­вам чело­ве­ка. «В Укра­и­ну воз­вра­ща­ет­ся трид­цать седь­мой год», — под­черк­ну­ла она.

Тем не менее, как счи­та­ет лидер укра­ин­ской оппо­зи­ции, с выне­се­ни­ем ей при­го­во­ра для нее лич­но ниче­го не изме­ни­лось. Пожа­луй, она пра­ва: ей пред­сто­ит вер­нуть­ся все в ту же каме­ру, за ту же решет­ку. Смо­жет ли она вый­ти отту­да — этот вопрос по-преж­не­му оста­ет­ся открытым.

More:
Юлии Тимо­шен­ко при­ка­за­ли сидеть

архивные статьи по теме

«Республике» в СИЗО Актау вход закрыт

Оппозицию ждут провокации

ГАЗЕТА — Настоящий хозяин Жезказгана – не аким, а глава корпорации «Казахмыс»