fbpx

Эхо протестов в Казахстане: МВД против журналистов

“Репор­те­ры без гра­ниц” осу­ди­ли вол­ну аре­стов жур­на­ли­стов, про­из­ве­ден­ных в Казах­стане в свя­зи с про­те­ста­ми 21 мая. В пресс-рели­зе от 24 мая орга­ни­за­ция, ссы­ла­ясь на дан­ные Меж­ду­на­род­но­го фон­да защи­ты сво­бо­ды сло­ва “Адил соз”, сооб­щи­ла, что были аре­сто­ва­ны 44 жур­на­ли­ста. Кро­ме того, в минув­шие выход­ные в рес­пуб­ли­ке были забло­ки­ро­ва­ны соци­аль­ные сети. В этой свя­зи меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Amnesty International потре­бо­ва­ла от Аста­ны “немед­лен­но и без­ого­во­роч­но” осво­бо­дить более 30 граж­дан­ских акти­ви­стов, аре­сто­ван­ных либо за пуб­лич­но выска­зан­ное наме­ре­ние при­нять уча­стие в акци­ях про­те­ста 21 мая, либо за пуб­ли­ка­цию инфор­ма­ции об их под­го­тов­ке в соци­аль­ных сетях.

Вол­не­ния послед­них меся­цев

Напом­ним, что в кон­це апре­ля — нача­ле мая 2016 года в ряде казах­стан­ских горо­дов про­шли мир­ные несанк­ци­о­ни­ро­ван­ные митин­ги. Их участ­ни­ки высту­пи­ли про­тив яко­бы пла­ни­ру­е­мой вла­стя­ми про­да­жи зем­ли ино­стран­цам. Пово­дом послу­жи­ли новые поправ­ки к Земель­но­му кодек­су. Далее граж­дан­ские акти­ви­сты наме­ти­ли на 21 мая обще­на­ци­о­наль­ный митинг про­тив про­да­жи и арен­ды зем­ли на слу­чай, если пра­ви­тель­ство не изме­нит свои пла­ны.

Протесты 2011 года в ЖанаозенеПро­те­сты 2011 года в Жана­о­зене

После это­го пре­зи­дент стра­ны Нур­сул­тан Назар­ба­ев уво­лил двух мини­стров, ответ­ствен­ных за “земель­ный вопрос”, создал при пра­ви­тель­стве комис­сию по земель­ной рефор­ме, и до 2017 года объ­явил мора­то­рий на те нор­мы Земель­но­го кодек­са, кото­рые вызва­ли в обще­стве резо­нанс. Одна­ко наме­ре­ние про­ве­сти про­тестные акции 21 мая у акти­ви­стов оста­лось. В резуль­та­те, как уже ука­зы­ва­лось, поли­ция про­ве­ла пре­вен­тив­ные аре­сты.

Ряд казах­стан­ских и зару­беж­ных обо­зре­ва­те­лей гово­рят о том, что 21 мая в горо­дах рес­пуб­ли­ки мог­ли прой­ти мас­штаб­ные несанк­ци­о­ни­ро­ван­ные акции про­те­ста, если бы они не были пре­се­че­ны вла­стя­ми. При этом одни ука­зы­ва­ют на вопи­ю­щие нару­ше­ния зако­на в дей­стви­ях казах­стан­ской поли­ции, дру­гие — на эффек­тив­ность рабо­ты той же поли­ции вви­ду угро­зы мас­со­вых бес­по­ряд­ков и даже под­го­тов­ки неко­ей “оран­же­вой рево­лю­ции”, инспи­ри­ру­е­мой из-за рубе­жа.

О схро­нах с ору­жи­ем и фей­ках

Глав­ный редак­тор “Новой газе­ты — Казах­стан” (ее кор­ре­спон­дент Вяче­слав Поло­вин­ко был задер­жан в Алма-Ате 21 мая) Алек­сандр Крас­нер исхо­дит из того, что пре­зи­дент­ский мора­то­рий митин­го­вую повест­ку исчер­пы­вал, но, с одной сто­ро­ны, кто-то настой­чи­во при­зы­вал к митин­гам, а, с дру­гой, власть сама ста­ла нагне­тать обста­нов­ку через “свои” СМИ. “Пер­вый канал — Евра­зия” про­де­мон­стри­ро­вал явный фейк о яко­бы про­пла­чен­ных митин­гах и настой­чи­во искал “зару­беж­ный след”. 20 мая появи­лись мало­убе­ди­тель­ные сооб­ще­ния о неких схро­нах с ору­жи­ем и инвен­та­рем для бес­по­ряд­ков. Власть убеж­да­ла саму себя и насе­ле­ние, в том, что 21 мая про­изой­дет что-то мас­штаб­ное и опас­ное”, — гово­рит собе­сед­ник DW.

“Акции пре­сек­ли до их нача­ла, и невоз­мож­но опре­де­лить, сколь­ко чело­век соби­ра­лось вый­ти на пло­ща­ди — аре­сто­вы­ва­ли жур­на­ли­стов, при­шед­ших делать свою рабо­ту, бра­ли без раз­бо­ра людей, кото­рые про­сто ока­за­лись рядом с местом пред­по­ла­га­е­мо­го про­ве­де­ния акции. Но реаль­ных лиде­ров про­тестное дви­же­ние не выяви­ло. А в Пав­ло­да­ре, где, в отли­чие от дру­гих горо­дов, мест­ные вла­сти не ста­ли пре­пят­ство­вать митин­гу, собра­лись сорок-пять­де­сят чело­век. Поми­тин­го­ва­ли око­ло часа и разо­шлись”, — отме­ча­ет Алек­сандр Крас­нер. По его оцен­ке, это под­твер­жда­ет, что реаль­ной повест­ки для про­тестных демон­стра­ций по Земель­но­му кодек­су сей­час нет, и насе­ле­ние исхо­ди­ло из того, что эта про­бле­ма пока отло­же­на в дол­гий ящик.

“Пара­нойя вла­стей или пост­май­да­нов­ский син­дром”

Дирек­тор Нью-Йорк­ско­го фон­да “Евразий­ская демо­кра­ти­че­ская ини­ци­а­ти­ва” Петр Зал­ма­ев объ­яс­ня­ет то, что про­изо­шло с жур­на­ли­ста­ми 21 мая, пара­ной­ей, начав­шей­ся у вла­стей.

Петр Залмаев

Петр Зал­ма­ев

“Вяче­сла­ва Поло­вин­ко аре­сто­ва­ли и прак­ти­че­ски сра­зу выпу­сти­ли, но в резуль­та­те вла­сти име­ют неболь­шой меж­ду­на­род­ный скан­дал, кото­рый вылил­ся на стра­ни­цы и экра­ны извест­ных СМИ. Жест­кая реак­ция на доста­точ­но мир­ное про­тестное дви­же­ние сви­де­тель­ству­ет о неуве­рен­но­сти вла­сти в сво­ей воз­мож­но­сти кон­тро­ли­ро­вать ситу­а­цию. Воз­мож­но, в Казах­стане сра­бо­тал пост­май­да­нов­ский син­дром”, — пола­га­ет собе­сед­ник DW.

Алек­сандр Крас­нер рас­суж­да­ет ина­че. “Задер­жа­ни­я­ми мир­ных граж­дан и жур­на­ли­стов из мухи вла­сти раз­ду­ли тако­го сло­на, что воз­ни­ка­ет подо­зре­ние — кто-то дей­ству­ет про­тив вла­сти изнут­ри нее самой. МВД поз­же изви­нил­ся перед жур­на­ли­ста­ми. Дирек­тор Казах­стан­ско­го инсти­ту­та стра­те­ги­че­ских иссле­до­ва­ний высту­пил с кри­ти­кой выше­упо­мя­ну­тых сюже­тов “Пер­во­го кана­ла — Евра­зия” и ска­зал, что у Казах­ста­на нет внеш­них вра­гов. Но если нет вра­гов внеш­них, а наша оппо­зи­ция тол­ком собрать людей на митин­ги по более важ­ным про­бле­мам не может, зна­чит, есть некая дру­гая внут­рен­няя сила, кото­рая рас­ка­чи­ва­ет лод­ку”, — пола­га­ет глав­ный редак­тор “Новой газе­ты — Казах­стан”.

Вой­на меж­ду кла­на­ми или пер­вый вспо­лох пере­мен?

Он ука­зы­ва­ет на то, что “панам­ские досье” выяв­ля­ют офшор­ные сче­та доче­ри пре­зи­ден­та, вну­ка пре­зи­ден­та.

“Госу­дар­ствен­ные день­ги про­дол­жа­ют выво­дить­ся из стра­ны, а их отсут­ствие спи­сы­ва­ет­ся на кри­зис. Но по это­му пово­ду у нас люди не выхо­дят на ули­цы. Поэто­му, я думаю, что тут опре­де­ля­ю­щим фак­то­ром яви­лась вой­на меж­ду кла­на­ми во вла­сти, а не народ­ное выступ­ле­ние”, — счи­та­ет он.

Петр Зал­ма­ев 18 мая участ­во­вал в экс­перт­ном засе­да­нии в лон­дон­ском ана­ли­ти­че­ском цен­тре Chatham House. Оно пол­но­стью было посвя­ще­но казах­стан­ской кор­руп­ции. В интер­вью DW Зал­ма­ев гово­рит, что при оцен­ке нынеш­ней ситу­а­ции в Казах­стане участ­ни­ки сошлись на том, что власть там ста­ре­ет, а нынеш­нее бур­ле­ние — это лишь пер­вый вспо­лох гря­ду­щих пере­мен. “Как эти пере­ме­ны будут выра­жать­ся, пока не очень ясно, но в обще­стве име­ет место недо­воль­ство глу­бо­ким засто­ем эко­но­ми­ки, про­явив­шим­ся в резуль­та­те рез­ко упав­ших цен на нефть”, — счи­та­ет Петр Зал­ма­ев.
Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan