16 C
Астана
19 июня, 2021
Image default

Эрдоган снова стал премьером Турции

Завер­шив­ши­е­ся в минув­шее вос­кре­се­нье пар­ла­мент­ские выбо­ры в Тур­ции при­нес­ли ожи­да­е­мую побе­ду пра­вя­щей ислам­ско-кон­сер­ва­тив­ной Пар­тии спра­вед­ли­во­сти и раз­ви­тия (AKP). Тем не менее, постав­лен­ной им самим цели пре­мьер-министр Реджеп Эрдо­ган не достиг: у него не будет в пар­ла­мен­те боль­шин­ства голо­сов в две тре­ти, поз­во­ля­ю­ще­го в оди­ноч­ку менять Кон­сти­ту­цию стра­ны. И, учи­ты­вая одно­вре­мен­ное уси­ле­ние оппо­зи­ци­он­ных пар­тий, вряд ли сле­ду­ет ожи­дать в Тур­ции ради­каль­ных перемен. 

Автор: Борис НЕМИРОВСКИЙ

На 550 мест в турец­ком Медж­ли­се (пар­ла­мен­те) пре­тен­до­ва­ло 27 пар­тий. 50,2 мил­ли­о­на граж­дан Тур­ции, обла­да­ю­щих пра­вом голо­са, были при­зва­ны 12 июня на изби­ра­тель­ные участ­ки. Фаво­ри­том голо­со­ва­ния изна­чаль­но счи­та­лась пра­вя­щая AKP.  Ины­ми пре­тен­ден­та­ми на вхож­де­ние в пар­ла­мент явля­лись оппо­зи­ци­о­не­ры-рес­пуб­ли­кан­цы (CHP), пред­став­ля­ю­щие секу­ляр­ное кема­лист­ское дви­жене в стране,  уль­тра­пра­вая Пар­тия наци­о­наль­но­го дей­ствия (MHP) и уме­рен­ная Пар­тия мира и демо­кра­тии (BDP), пред­став­ля­ю­щая инте­ре­сы курд­ско­го меньшинства.

Несмот­ря на то, что выбо­ры охра­ня­лись дву­мя с поло­ви­ной сот­ня­ми тысяч поли­цей­ских, а в насе­лен­ных кур­да­ми восточ­ных реги­о­нах были при­ня­ты осо­бые меры без­опас­но­сти вви­ду тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы, не обо­шлось без при­скорб­ных экс­цес­сов. Так, за день до голо­со­ва­ния был най­ден уби­тым один из кан­ди­да­тов от Демо­кра­ти­че­ской левой пар­тии, а один из неза­ви­си­мых кан­ди­да­тов ухит­рил­ся подрать­ся с поли­цей­ски­ми. Кро­ме того, на запа­де стра­ны был отме­чен вброс фаль­ши­вых бюл­ле­те­ней. Тем не менее, в целом выбо­ры про­шли в спо­кой­ной обста­нов­ке, при­не­ся ожи­да­е­мую побе­ду пра­вя­щим консерваторам.

Лож­ка дегтя

Пре­мьер-министр Эрдо­ган празд­ну­ет побе­ду, но, ско­рее все­го, с неко­то­рой горе­чью в душе: его пар­тия побе­ди­ла на выбо­рах, набрав при­мер­но 50% голо­сов изби­ра­те­лей (без несколь­ких деся­тых долей) и в тре­тий раз с 2002 года под­твер­ди­ла свое пра­во назы­вать­ся пра­вя­щей. Сооот­вет­ствен­но, Реджеп Тайип Эрдо­ган оста­ет­ся у руля турец­ко­го государства.

С одной сто­ро­ны, ему есть чему радо­вать­ся. Во-пер­вых, побе­да есть побе­да, да еще столь убе­ди­тель­ная, что поз­во­ля­ет сфор­ми­ро­вать одно­пар­тий­ное боль­шин­ство в пар­ла­мен­те. Во-вто­рых, с само­го вве­де­ния в в стране мно­го­пар­тий­ной систе­мы про­изо­шло это в 1946 году, после пора­же­ния Тур­ции, как одно­го из госу­дарств-союз­ни­ков гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии, во Вто­рой Миро­вой войне), резуль­тат в 50% дости­гал­ся пар­ти­я­ми все­го лишь три раза, вклю­чая нынеш­ний. Это гово­рит о широ­кой под­держ­ке AKP в наро­де. В‑третьих, вот уже кото­рый год кон­сер­ва­то­ры Эрдо­га­на доби­ва­ют­ся ста­биль­но­го роста сво­их резуль­та­тов на выбо­рах: в 2002 году они побе­ди­ли, набрав при­мер­но 47%, потом, в 2007, была побе­да с 48,5%, теперь вот — 49,91%.

С дру­гой же сто­ро­ны, турец­ко­му пре­мьер-мини­стру есть чему и все­рьез огор­чить­ся. В каче­стве основ­ной цели на этих выбо­рах он объ­явил дости­же­ния боль­шин­ства в пар­ла­мен­те в две тре­ти ман­да­тов (то есть 330 мест из 550). Такое боль­шин­ство поз­во­ли­ло бы пра­ви­тель­ству в оди­ноч­ку менять Кон­сти­ту­цию стра­ны — имен­но это и обе­щал сде­лать Эрдо­ган, соби­ра­ясь пре­вра­тить Тур­цию из пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ки в пре­зи­дент­скую, по образ­цу США или Фран­ции, но с силь­ным рели­ги­оз­ным уклоном.

Не сек­рет, что целью AKP явля­ет­ся постро­е­ние так назы­ва­е­мой «рес­пуб­ли­ки Алла­ха» в Тур­ции, одна­ко шанс сде­лать это был ислам­ски­ми кон­сер­ва­то­ра­ми в оче­ред­ной раз упу­щен. Более того, несмот­ря на про­цент­ное при­бав­ле­ние голо­сов по срав­не­нию с про­шлы­ми выбо­ра­ми, пар­тия Эрдо­га­на поте­ря­ла 15 мест в медж­ли­се из-за того, что мно­гие ее про­тив­ни­ки побе­ди­ли в так назы­ва­е­мых «пря­мых» окру­гах — там, где изби­ра­те­ли голо­со­ва­ли не за пар­тии, а напря­мую за кан­ди­да­тов. AKP по-преж­не­му обла­да­ет пра­вом пред­ла­гать кон­сти­ту­ци­он­ные изме­не­ния, одна­ко они авто­ма­ти­че­ски долж­ны быть выстав­ле­ны на рефе­рен­дум — а это кон­сер­ва­то­ров не устра­и­ва­ет, так как до сих пор подоб­ные голо­со­ва­ния обыч­но закан­чи­ва­лись для них поражением.

Еще одной «голов­ной болью» для Эрдо­га­на и его пар­тии явля­ет­ся тот факт, что отныне в пар­ла­мен­те явно уси­ли­ва­ет­ся свет­ская оппо­зи­ция. Вто­рое место на выбо­рах заня­ла уме­рен­ная «свет­ская», кема­лист­ская пар­тия CHP (25%), а тре­тье — уль­тра­на­ци­о­на­ли­сти­че­ская MHP (13%).

Более того, даже BDP, пар­тия, пред­став­ля­ю­щая инте­ре­сы турец­ких кур­дов, смог­ла про­ве­сти в пар­ла­мент сво­их депу­та­тов. Как пар­тия, она не про­шла деся­ти­про­цент­ный «порог», уста­нов­лен­ный зако­ном для попа­да­ния в пар­ла­мент, одна­ко 36 ее пред­ста­ви­те­лей смог­ли побе­дить по «пря­мым» ман­да­там в каче­стве неза­ви­си­мых кан­ди­да­тов и, таким обра­зом, име­ют воз­мож­ность сфор­ми­ро­вать в Медж­ли­се соб­ствен­ную фрак­цию. По срав­не­нию с про­шлы­ми выбо­ра­ми это озна­ча­ет для оппо­зи­ци­он­ной курд­ской пар­тии добав­ле­ние в целых 16 депу­тат­ских мест.

При­чем зай­мут их теперь люди, для нынеш­ней вла­сти весь­ма неудоб­ные: к при­ме­ру, леген­дар­ная жен­щи­на-поли­тик Лей­ла Зана, отси­дев­шая несколь­ко лет в тюрь­ме лишь за то, что в нача­ле 90‑х, будучи впер­вые избра­на в пар­ла­мент, осме­ли­лась про­из­не­сти при­ся­гу не на турец­ком, а на курд­ском язы­ке. В 1996 году она была награж­де­на зна­ме­ни­той пре­ми­ей «За сво­бо­ду мыс­ли» име­ни А.Д.Сахарова.

Кро­ме того, впер­вые с нача­ла 60‑х годов в турец­кий пар­ла­мент попа­дет хри­сти­а­нин — ара­мей­ский поли­тик Эрол Дора был так­же избран по пря­мо­му ман­да­ту, как неза­ви­си­мый кан­ди­дат от BDP. До сих пор в Медж­ли­се засе­да­ли исклю­чи­тель­но мусуль­мане, и лишь в сере­дине 90‑х сре­ди 550 депу­та­тов ока­зал­ся один-един­ствен­ный еврей.

Побе­да демократии?

Боль­шин­ство ком­мен­та­то­ров скло­ня­ет­ся к мыс­ли о том, что глав­ным побе­ди­те­лем на про­шед­ших выбо­рах явля­ет­ся пар­ла­мент­ская демо­кра­тия. Про­цесс голо­со­ва­ния про­шел спо­кой­но и мир­но, а его резуль­та­ты заста­вят все пред­став­лен­ные в Медж­ли­се пар­тии волей-нево­лей сотруд­ни­чать меж­ду собой в важ­ней­ших поли­ти­че­ских вопро­сах. Это, конеч­но, весь­ма тру­до­ем­кий про­цесс, но в кон­це кон­цов он может при­не­сти стране боль­ше поль­зы, чем без­раз­дель­ное руко­вод­ство одной-един­ствен­ной пар­тии и «про­дав­лен­ные» ею еди­но­лич­но рефор­мы — хоро­шие или пло­хие, но при­ня­тые без уче­та мне­ния оппозиции.

Реджеп Тайип Эрдо­ган остал­ся у вла­сти вот уже в тре­тий раз под­ряд. Его пар­тия побе­ди­ла почти во всех реги­о­нах стра­ны — как бы кто ни отно­сил­ся к турец­ко­му пре­мье­ру, а сле­ду­ет при­знать, что подоб­ный резуль­тат на чистом попу­лиз­ме не зара­бо­та­ешь. AKP под его руко­вод­ством достиг­ла за истек­ший пери­од прав­ле­ния весь­ма зна­чи­тель­ных резуль­та­тов, в первую оче­редь в экономике.

К исла­ми­за­ции стра­ны это явно не при­ве­ло — ско­рее, к нор­ма­ли­за­ции. В турец­ком пони­ма­нии это, в част­но­сти, озна­ча­ет обще­ствен­ный кли­мат, в кото­ром мусуль­мане не испы­ты­ва­ют сты­да за свою рели­гию, а спо­кой­но ее испо­ве­ду­ют. Прав­да, ситу­а­ция с дру­ги­ми рели­ги­я­ми в стране остав­ля­ет, мяг­ко гово­ря, желать мно­го луч­ше­го, но пра­вя­щие кон­сер­ва­то­ры про­де­мон­стри­ро­ва­ли хотя бы стрем­ле­ние нала­дить диа­лог, при­чем пер­вые шаги в этом направ­ле­нии уже сде­ла­ны, это при­зна­ют и про­тив­ни­ки Эрдогана.

Весь­ма важ­ным явля­ет­ся тот факт, что отныне в пар­ла­мен­те уси­ли­ва­ет­ся голос оппо­зи­ции. В первую оче­редь, уме­рен­но-свет­ская пар­тия CHP уве­ли­чи­ла свое при­сут­ствие — этим успе­хом она обя­за­на, ско­рее все­го, изме­не­ни­ям в сво­ей поли­ти­че­ской стра­те­гии: вме­сто сле­пой идео­ло­гии она исполь­зо­ва­ла в пред­вы­бор­ной борь­бе важ­ней­шие соци­аль­ные темы — и была награж­де­на допол­ни­тель­ны­ми голо­са­ми тех изби­ра­те­лей, кото­рым не столь важ­на «новая Осман­ская импе­рия», сколь­ко инте­рес­но повы­ше­ние зара­бот­ной пла­ты и соци­аль­ные гаран­тии государства.

Это не зна­чит, что уме­рен­ные наци­о­на­ли­сты пря­мо на месте при­мут про­тя­ну­тую Эрдо­га­ном руку и помо­гут ему про­тал­ки­вать кон­сти­ту­ци­он­ные изме­не­ния, но сама эта пар­тия теперь вполне в состо­я­нии ока­зы­вать сдер­жи­ва­ю­щее вли­я­ние на власть. То же самое мож­но ска­зать и о депу­та­тах от BDP — рас­ши­ре­ние их фрак­ции сра­зу на треть дает пра­во кур­дам наде­ять­ся на пози­тив­ные сдви­ги в реше­нии их проблем.

Что каса­ет­ся само­го Эрдо­га­на и чле­нов его каби­не­та, то им теперь, ско­рее все­го, при­дет­ся пра­вить с боль­шей огляд­кой на оппо­зи­ци­о­не­ров. В осо­бен­но­сти осто­рож­но они вынуж­де­ны будут обхо­дить­ся с таки­ми неудоб­ны­ми для себя тема­ми, как сво­бо­да сло­ва и сво­бо­да прес­сы, неза­ви­си­мая юсти­ция и кон­троль над сило­вы­ми струк­ту­ра­ми. Кро­ме того, неко­то­рые турец­кие ком­мен­та­то­ры част­но­сти, круп­ней­шая турец­кая газе­та Millyet) пола­га­ют, что теперь после­ду­ет опре­де­лен­ная кор­рек­ция внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го кур­са Тур­ции: пре­кра­тят­ся рез­кие «тело­дви­же­ния» вро­де вне­зап­но­го раз­ры­ва отно­ше­ний с Изра­и­лем или недав­них «шата­ний» от тес­ной друж­бы с сирий­ским пре­зи­ден­том Аса­дом до пол­но­го его непри­я­тия. Турец­кая поли­ти­ка, ско­рее все­го, ста­нет более осто­рож­ной и сба­лан­си­ро­ван­ной — ведь при­ни­мать реше­ния при­дет­ся с огляд­кой на оппо­зи­цию. Все это, может, и не при­но­сит столь­ко попу­ляр­но­сти в наро­де и в СМИ, но явля­ет­ся осно­вой демо­кра­ти­че­ско­го прав­ле­ния в любой стране.

Вполне воз­мож­но так­же, что теперь про­изой­дет опре­де­лен­ный пози­тив­ный сдвиг и в отно­ше­ни­ях с Евро­пой. Даже про­ве­ден­ные неза­дол­го до выбо­ров рефор­мы и рефе­рен­дум по Кон­сти­ту­ции, ско­рее все­го, ока­за­лись воз­мож­ны­ми лишь пото­му, что они были необ­хо­ди­мы для пози­ци­о­ни­ро­ва­ния Тур­ции в евро­пей­ском кон­тек­сте. Послед­ний визит Эрдо­га­на в Гер­ма­нию носил не толь­ко реклам­но-пред­вы­бор­ный харак­тер, как это про­изо­шло в 2007 году (напом­ним, что в ФРГ живут око­ло 4,1 млн. турок, из них более 3 млн. явля­ют­ся турец­ки­ми граж­да­на­ми и обла­да­ют пра­вом голо­са на выбо­рах, так что пред­вы­бор­ная поезд­ка в Гер­ма­нию явля­ет­ся для любо­го турец­ко­го поли­ти­ка, рас­счи­ты­ва­ю­ще­го на успех, обя­за­тель­ной), но и ока­зал­ся весь­ма кон­струк­тив­ным в плане поли­ти­че­ских пере­го­во­ров с немец­ким руководством.

Захо­чет ли Европа?

Дол­гие годы отно­ше­ния меж­ду Редже­пом Эрдо­га­ном и Анге­лой Мер­кель по сво­ей «поли­ти­че­ской тем­пе­ра­ту­ре» мало чем отли­ча­лись от абсо­лют­но­го нуля. Напом­ним, что Мер­кель, будучи еще толь­ко лиде­ром кон­сер­ва­тив­ной оппо­зи­ции, в авгу­сте 2005 года посе­ти­ла Тур­цию, где быв­ший уже тогда три года пре­мьер-мини­стром Эрдо­ган попро­сту отка­зал­ся с ней общать­ся, отго­во­рив­шись «дипло­ма­ти­че­ской болез­нью». В свою оче­редь, став канц­ле­ром ФРГ, Мер­кель точ­но так же посту­пи­ла со сво­им турец­ким кол­ле­гой, когда тот пожа­ло­вал в Бер­лин в 2007 году. Но теперь, в 2011 году, лед, похо­же,  сло­ман: оба пре­мье­ра встре­ти­лись в бер­лин­ской рези­ден­ции Анге­лы Мер­кель и про­го­во­ри­ли друг с дру­гом несколь­ко часов кряду.

Основ­ны­ми «дру­зья­ми» турец­ко­го руко­вод­ства в Гер­ма­нии в послед­ние деся­ток лет счи­та­лись вовсе не кон­сер­ва­то­ры, а соци­ал-демо­кра­ты и «зеле­ные» (послед­ние вооб­ще име­ют пред­се­да­те­ля пар­тии-тур­ка, Чема Ёзде­ми­ра), так что подоб­ный кру­той раз­во­рот в отно­ше­ни­ях может весь­ма мно­гое озна­чать. Гер­ма­ния дав­но уже счи­та­ет­ся свое­об­раз­ным «про­вод­ни­ком» новых стран, всту­па­ю­щих в Евро­со­юз, а ведь Тур­ция доби­ва­ет­ся член­ства в ЕС уже более 15 лет.

Впро­чем, неиз­вест­но, захо­чет ли Евро­па, в свою оче­редь, сде­лать шаг навстре­чу Тур­ции в этом отно­ше­нии — ведь здесь суще­ству­ет весь­ма вли­я­тель­ное анти­ту­рец­кое лоб­би, не жела­ю­щее вступ­ле­ния Тур­ции в Сооб­ще­ство, при­чем воз­глав­ля­ет его не кто иной, как канц­лер Гер­ма­нии Анге­ла Мер­кель. Тем не менее, мно­гие евро­пей­ские поли­то­ло­ги, зани­ма­ю­щи­е­ся вопро­са­ми отно­ше­ний ЕС и Тур­ции, отме­ча­ют, что если евро­пей­цы не хотят совсем оттолк­нуть Тур­цию — им нуж­но дать тур­кам ощу­ще­ние при­част­но­сти к евро­пей­ско­му поли­ти­че­ско­му ланд­шаф­ту, осо­бен­но в нынеш­ние неспо­кой­ные времена.

Дра­ма сирий­ских бежен­цев дает при­мер­ное пред­став­ле­ние о том, что в наши дни боль­шин­ство реги­о­наль­ных про­блем вле­чет за собой мощ­ное меж­ду­на­род­ное «эхо». Анка­ра хочет и может играть серьез­ную роль в миро­вой поли­ти­ке — как мини­мум, в каче­стве реги­о­наль­ной ази­ат­ской «супер­дер­жа­вы», и эти устрем­ле­ния она будет осу­ществ­лять хоть вме­сте с Евро­пой, хоть без нее.

Нынеш­ние пар­ла­мент­ские выбо­ры, похо­же, отня­ли у Редже­па Тайи­па Эрдо­га­на воз­мож­ность в бли­жай­шее вре­мя высту­пать в каче­стве «соли­ста» на меж­ду­на­род­ной арене, так что теперь он весь­ма оза­бо­чен поис­ком парт­не­ров. В ком он их обре­тет — вопрос, ответ на кото­рый жиз­нен­но важен не толь­ко для турок, но и для европейцев.

Read More:
Эрдо­ган сно­ва стал пре­мье­ром Турции

архивные статьи по теме

Жанаозен: независимый анализ ситуации

О вреде самооговоров

Базары закрыли – народ заволновался