fbpx

Экоактивизм как последнее прибежище

МАРГУЛАН СЕЙСЕМБАЕВ НА РЕКЕ ИЛИ

Мар­гу­лан Сей­сем­ба­ев, быв­ший вла­де­лец ныне наци­о­на­ли­зи­ро­ван­но­го «Аль­янс бан­ка», раз­вер­нул в соци­аль­ных сетях кам­па­нию по созда­нию обще­ствен­но­го при­род­но­го запо­вед­ни­ка «Бай­так Дала». В эти дни про­хо­дит обсуж­де­ние по уста­ву орга­ни­за­ции, опре­де­ле­нию ее дея­тель­но­сти. Еще ранее Сей­сем­ба­ев под­ни­мал в соци­аль­ных сетях тре­во­гу, что мно­гие виды рыбы в реке Или в Алма­тин­ской обла­сти исче­за­ют под натис­ком бра­ко­нье­ров, кото­рым покро­ви­тель­ству­ют сами при­ро­до­охран­ные ведом­ства.

Сто­ит напом­нить, что эта граж­дан­ская ини­ци­а­ти­ва не пер­вая в спис­ке опаль­но­го бан­ки­ра. Еще в авгу­сте про­шло­го года он был авто­ром про­ек­та «Я отве­чаю», суть кото­ро­го сво­ди­лась к повы­ше­нию каче­ства казах­стан­ской про­дук­ции. Но уже в октяб­ре того же года после допро­са в про­ку­ра­ту­ре биз­нес­мен пуб­лич­но отка­зы­ва­ет­ся от этой граж­дан­ской затеи, моти­ви­руя это тем, что его могут «поса­дить по ста­рым делам».

Предприниматель Маргулан Сейсембаев выступает на слушаниях в рамках своей гражданской инициативы «Я отвечаю». Алматы, 21 сентября 2015 года.

Пред­при­ни­ма­тель Мар­гу­лан Сей­сем­ба­ев высту­па­ет на слу­ша­ни­ях в рам­ках сво­ей граж­дан­ской ини­ци­а­ти­вы «Я отве­чаю». Алма­ты, 21 сен­тяб­ря 2015 года.

Мар­гу­лан Сей­сем­ба­ев — чело­век непро­стой судь­бы. Сын чаба­на, он в 1990‑х совер­ша­ет голо­во­кру­жи­тель­ный пры­жок на самый верх истеб­лиш­мен­та, в 2009‑м пере­жи­ва­ет банк­рот­ство, уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние с после­ду­ю­щей крат­ко­вре­мен­ной эми­гра­ци­ей. Затем воз­вра­ще­ние на роди­ну с пуб­лич­ным рас­ка­я­ни­ем и заве­ре­ни­я­ми в лояль­но­сти к дей­ству­ю­ще­му пре­зи­ден­ту Казах­ста­на Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву.

Репор­тер Азатты­ка попы­тал­ся выяс­нить, не явля­ет­ся ли ини­ци­а­ти­ва по созда­нию обще­ствен­но­го запо­вед­ни­ка еще одной попыт­кой Мар­гу­ла­на Сей­сем­ба­е­ва вер­нуть­ся в обще­ствен­ную жизнь стра­ны, в какой-то мере вос­ста­но­вив свою репу­та­цию, и если да, то какие есть поли­ти­че­ские пер­спек­ти­вы у «зеле­но­го» дви­же­ния в Казах­стане. Но биз­нес­мен от ком­мен­та­ри­ев вна­ча­ле отка­зал­ся, объ­яс­нив, что в «Астане напря­га­ют­ся от его эко­ак­тив­но­сти». Потом Мар­гу­лан Сей­сем­ба­ев всё же ска­зал, что он не пла­ни­ру­ет зани­мать­ся поли­ти­кой, а про­бле­мы мас­со­вой гибе­ли сай­га­ков и загряз­не­ния окру­жа­ю­щей сре­ды «все­гда были в кру­гу его пер­во­сте­пен­ных инте­ре­сов». Так­же отме­тил, что, в отли­чие от Рос­сии и запад­ных стран, «зеле­ное» дви­же­ние поли­ти­че­ских пер­спек­тив в Казах­стане не име­ет.

БАРЛЫК МЕНДЫГАЗИЕВ НА РЕКЕ ЕМБУЛАТОВКА

Дру­гой герой наше­го репор­та­жа, в отли­чие от преды­ду­ще­го, живет в самой что ни на есть казах­стан­ской глу­бин­ке, но в июне 2013 года о нем узна­ла прак­ти­че­ски вся стра­на. Бар­лык Менды­га­зи­ев, пред­при­ни­ма­тель из рай­он­но­го цен­тра в Запад­ном Казах­стане, на пресс-кон­фе­рен­ции в Алма­ты обви­нил тогдаш­не­го аки­ма Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти Нур­ла­на Нога­е­ва в кор­руп­ции и лоб­би­ро­ва­нии инте­ре­сов неф­те­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний. По сло­вам биз­не­сме­на, после того как ему уда­лось на сво­ей малой родине предот­вра­тить стро­и­тель­ство могиль­ни­ка неф­тя­ных отхо­дов, он сам и его фир­ма ока­за­лись под прес­син­гом про­ве­ря­ю­щих инстан­ций и кри­ми­наль­ных авто­ри­те­тов обла­сти. Вско­ре Менды­га­зи­ев был взят нена­дол­го под арест по обви­не­нию в сокры­тии нало­гов, а его стро­и­тель­ная ком­па­ния ока­за­лась на гра­ни разо­ре­ния.

Предприниматель Барлык Мендыгазиев во время пресс-конференции по поводу своего ухода из бизнеса. Город Аксай, 29 декабря 2015 года.

Пред­при­ни­ма­тель Бар­лык Менды­га­зи­ев во вре­мя пресс-кон­фе­рен­ции по пово­ду сво­е­го ухо­да из биз­не­са. Город Аксай, 29 декаб­ря 2015 года.

— Мне уда­лось оста­но­вить стро­и­тель­ство неф­те­мо­гиль­ни­ка, но я запла­тил слиш­ком доро­гую цену: это сто­и­ло мне сво­бо­ды, биз­не­са, кото­рый я вел в Казах­стане. Полу­чи­лось так, что, высту­пив про­тив про­из­во­ла ино­стран­ных неф­те­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний, я ввя­зал­ся в борь­бу с мест­ной испол­ни­тель­ной вла­стью. Запад­ные ком­па­нии, полу­чив от лица пра­ви­тель­ства осо­бый ста­тус, поку­па­ют мест­ных чинов­ни­ков. Где-то устро­ят род­ствен­ни­ка на руко­во­дя­щую долж­ность, но чаще через под­ря­ды, кото­рые пере­во­дят на аффи­ли­ро­ван­ные с ними фир­мы. С ухо­дом Нога­е­ва ниче­го не поме­ня­лось, он был все­го лишь вин­ти­ком в насквозь про­гнив­шей систе­ме, — рас­ска­зы­ва­ет Азатты­ку Бар­лык Менды­га­зи­ев.

На про­тя­же­нии все­го кон­флик­та, по сло­вам биз­не­сме­на, он пытал­ся не допу­стить поли­ти­че­ской интер­пре­та­ции собы­тий. Но мест­ная власть виде­ла в нем оппо­зи­ци­о­не­ра и неред­ко обви­ня­ла в деструк­тив­ных настро­е­ни­ях.

— Ты гово­ришь, что при­шли люди в твой дом, ста­ли загряз­нять воз­дух, кото­рым ты дышишь, воду, кото­рую ты пьешь, а в ответ тебя обви­ня­ют в экс­тре­миз­ме, — про­дол­жа­ет пред­при­ни­ма­тель.

Запла­тив 142 мил­ли­о­на тен­ге в каче­стве ком­пен­са­ции за нару­ше­ние нало­го­во­го зако­но­да­тель­ства, Бар­лык Менды­га­зи­ев по амни­стии вышел на сво­бо­ду.

На сего­дняш­ний день биз­нес­мен сосре­до­то­чил­ся на эко­ло­ги­че­ской защи­те род­но­го Январ­цев­ско­го окру­га, а имен­но реки Ембу­ла­тов­ки, от пред­по­ло­жи­тель­но неф­тя­ных загряз­не­ний. Сви­де­те­лем пер­вых уси­лий Менды­га­зи­е­ва на этом попри­ще ока­зал­ся и репор­тер Азатты­ка.

Видео­ре­пор­таж Азатты­ка из Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти:

Бар­лык Менды­га­зи­ев не видит себя поли­ти­ком ни сей­час, ни в буду­щем, а свою граж­дан­скую актив­ность объ­яс­ня­ет как обыч­ную реак­цию любо­го здра­во­мыс­ля­ще­го чело­ве­ка. Для созда­ния пар­тии «зеле­ных» в Казах­стане, по его мне­нию, нет ника­ких пред­по­сы­лок. Для это­го нуж­ны раз­ви­тые демо­кра­ти­че­ские инсти­ту­ты, выбор­ная систе­ма аки­мов, а мажи­лис, как мини­мум, дол­жен быть мно­го­пар­тий­ным.

Андрей Васи­льев, рос­сий­ский жур­на­лист, писа­тель и шеф-редак­тор дубай­ско­го изда­тель­ства IRS Publishing House, в ком­мен­та­рии Азатты­ку скеп­ти­че­ски отно­сит­ся к эко­ло­ги­че­ским ини­ци­а­ти­вам «про­го­рев­ших» биз­не­сме­нов. По его сло­вам, биз­нес­мен — защит­ник при­ро­ды — это такой же нон­сенс, как волк-веге­та­ри­а­нец. Уход в эко­ло­гию для раз­но­го рода финан­со­вых и поли­ти­че­ских пого­рель­цев — явле­ние самое обыч­ное, это не толь­ко воз­мож­ность остать­ся на пла­ву, сохра­нить свя­зи с госу­дар­ствен­ны­ми и ком­мер­че­ски­ми струк­ту­ра­ми, но и не силь­но зама­рать­ся перед вла­стью, счи­та­ет наш собе­сед­ник.

Какой спрос с «зеле­ных»?! Они ни на устои, ни на пер­со­ны не зама­хи­ва­ют­ся, а раде­ют о без­вред­ных птич­ках.

— Какой спрос с «зеле­ных»?! Они ни на устои, ни на пер­со­ны не зама­хи­ва­ют­ся, а раде­ют о без­вред­ных птич­ках. С дру­гой сто­ро­ны, вопро­сы при­ро­до­охра­ны близ­ки каж­до­му граж­да­ни­ну, даже если он и окон­ча­тель­но трав­ми­ро­ван­ный про­па­ган­дой чело­век. Есть и дышать ему надо, и жела­тель­но, что­бы и про­дук­ты, и воз­дух были мак­си­маль­но чисты­ми и нату­раль­ны­ми. То есть ста­тус «народ­но­го защит­ни­ка» на этой сте­зе полу­чить про­ще про­сто­го. Дру­гое дело, что эффект от их дея­тель­но­сти нуле­вой. Да и не нужен он им. Хва­та­ет само­го про­цес­са «защи­ты при­ро­ды», — гово­рит рос­сий­ский жур­на­лист Андрей Васи­льев.

ХОЖДЕНИЯ ВО ВЛАСТЬ МЭЛСА ЕЛЕУСИЗОВА

Эко­лог Мэлс Еле­у­си­зов, неод­но­крат­но «штур­мо­вав­ший» поли­ти­че­ский олимп Казах­ста­на в ста­ту­се кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты стра­ны и кан­ди­да­та в депу­та­ты пар­ла­мен­та, счи­та­ет, что, в отли­чие от Рос­сии и даль­не­го зару­бе­жья, мест­ные «зеле­ные» ниче­го не реша­ют. Эко­ло­гу или псев­до­эко­ло­гу невоз­мож­но постро­ить успеш­ную поли­ти­че­скую карье­ру, зани­ма­ясь защи­той окру­жа­ю­щей сре­ды. Несколь­ко раз Еле­у­си­зов был участ­ни­ком пре­зи­дент­ской «гон­ки», но выгля­дел при этом все­гда уве­рен­ным аут­сай­де­ром.

Мэлс Елеусизов показывает фото оголенного склона на Шымбулаке. Алматы, 17 февраля 2014 года.

Мэлс Еле­у­си­зов пока­зы­ва­ет фото ого­лен­но­го скло­на на Шым­бу­ла­ке. Алма­ты, 17 фев­ра­ля 2014 года.

— Участ­вуя в пре­зи­дент­ских и пар­ла­мент­ских выбо­рах, я хоро­шо пони­мал, что меня никто туда не про­пу­стит. Для меня пред­вы­бор­ная кам­па­ния была еще одной допол­ни­тель­ной фор­мой аги­та­ции. По мере сил я ста­ра­юсь рабо­тать с людь­ми, про­све­щать их, наше обще­ство в плане эко­ло­ги­че­ско­го созна­ния совсем еще не раз­ви­то, — гово­рит эко­лог Мэлс Еле­у­си­зов, вете­ран граж­дан­ско­го дви­же­ния Казах­ста­на.

Поли­ти­че­ский тер­мин «зеле­ные» появил­ся в ФРГ в кон­це 1970‑х годов. Тогда на волне попу­ляр­ных лево­цен­трист­ских дви­же­ний обра­зу­ет­ся немец­кая Пар­тия зеле­ных. Вско­ре в дру­гих стра­нах Евро­пы появ­ля­ют­ся ана­ло­гич­ные объ­еди­не­ния, став­шие весо­мой поли­ти­че­ской силой. На сего­дня Евро­пей­ская пар­тия зеле­ных актив­но участ­ву­ет в рабо­те Евро­пар­ла­мен­та.

В октяб­ре 2015 года казах­стан­ские акти­ви­сты объ­яви­ли о созда­нии пар­тии «зеле­ных», но ини­ци­а­ти­ва, так и не полу­чив под­держ­ку ни в лице пра­ви­тель­ства, ни от ком­мер­че­ских орга­ни­за­ций, ни мас­со­вой под­держ­ки, так и оста­лась нере­а­ли­зо­ван­ной.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»