18 C
Астана
23 июля, 2021
Image default

Шутки горе-медиков

О том, что все воз­мож­но в нашей стране чудес, мно­го раз писа­ла не толь­ко я. Мы все здесь немно­го не в сво­ем уме, как совер­шен­но пра­виль­но заме­тил еще Чешир­ский Кот, но не до такой же сте­пе­ни. В непри­ят­ном – да, что там гово­рить, про­сто чудо­вищ­ном поло­же­нии ока­зал­ся на минув­шей неде­ле актю­бин­ский пар­ниш­ка. Вра­чи опре­де­ли­ли у 15-лет­не­го Бай­жа­на Алда­ше­ва… беременность. 

 

Автор: Татья­на ЛАРИНА

 

Пере­ска­жу вкрат­це, если вдруг кто еще не читал: все нача­лось с того, что пацан в кон­це авгу­ста зане­ду­жил — у него опух­ло лицо и забо­ле­ли поч­ки. С диа­гно­зом «гло­ме­ру­ло­не­фрит» его на две неде­ли поло­жи­ли в боль­ни­цу, а потом в выпис­ке ука­за­ли, что моло­дой чело­век нахо­дит­ся в дели­кат­ном положении.

Роди­те­ли вна­ча­ле улыб­ну­лись шут­ке, Бай­жан вер­нул­ся в кли­ни­ку, где про­дол­жал при­ни­мать лекар­ства соглас­но назна­че­нию, одна­ко луч­ше пар­ню не ста­но­ви­лось, и папа с мамой вновь обра­ти­лись к докторам.

При­няв­ший Алда­ше­вых эску­лап, про­чтя выпис­ку, при­шел в ярость и порвал бумаж­ку, заявив, что, во-пер­вых, это ана­ли­зы не того паци­ен­та, а во-вто­рых, луч­ше Бал­жа­ну не ста­но­вит­ся от того, что он не доле­чил­ся. Напо­сле­док врач соста­вил новое заклю­че­ние, кото­рое, по сло­вам мате­ри маль­чи­ка, прак­ти­че­ски не отли­ча­лось от преды­ду­ще­го. «Один в один, ниче­го не изме­ни­ли, раз­ве что испра­ви­ли дози­ров­ку канефро­на… От чего его лечи­ли, я не пони­маю, навер­ное, бере­мен­ность сохра­ня­ли», — сокру­ша­лась мать подростка.

В таких слу­ча­ях писа­те­ли обыч­но заме­ча­ют: на сле­ду­ю­щее утро проснул­ся зна­ме­ни­тым. Новость о воз­мож­ном лау­ре­а­те пре­мии Чар­ли Чап­ли­на умча­лась дале­ко за гори­зон­ты Каз­не­та. Смех попо­лам со сле­за­ми. Исто­рию мож­но было бы счи­тать забав­ным недо­ра­зу­ме­ни­ем, если бы не повто­ря­лись эти вра­чеб­ные ляпы с пуга­ю­щим постоянством.

В част­но­сти, я лич­но испы­та­ла мощ­ное дежа вю. Мно­го лет назад меня, хро­ни­че­ски боль­ную легоч­ным забо­ле­ва­ни­ем, роди­те­ли отпра­ви­ли в кли­ни­ку «Брандт», про­сла­вив­шу­ю­ся гомео­па­ти­че­ски­ми мето­да­ми лече­ния всех на све­те хво­рей. Рас­по­ла­га­лась она, пом­ню, в нед­рах сохра­нив­ше­го­ся в цен­тре Алма­ты част­но­го сек­то­ра, куда напря­мую не шел ни один вид обще­ствен­но­го транс­пор­та, а так­си­сты тако­го пере­се­че­ния улиц попро­сту не зна­ли. Как тут не вспом­нить о теат­ре, что начи­на­ет­ся с вешал­ки, уны­ло дума­ла я, топая по засне­жен­ным тро­туа­рам к чудо-кли­ни­ке. Совсем ско­ро выяс­ни­лось, что пред­чув­ствия меня не обманули.

Начи­на­лось все вро­де бы непло­хо: вну­ши­тель­ные оче­ре­ди, заоб­лач­ные цены. Док­тор в бело­снеж­ном хала­те осмат­ри­ва­ла меня так, как никто дру­гой ни до, ни после. К замерз­ше­му на кре­щен­ском моро­зе орга­низ­му вско­ре были при­ла­же­ны все­воз­мож­ные дат­чи­ки, пока­за­ния кото­рых, на мой изум­лен­ный взгляд, не мог­ли иметь ника­ко­го отно­ше­ния к брон­хо-легоч­но­му недугу.

По-види­мо­му, что-то в резуль­та­тах иссле­до­ва­ния док­то­ру пока­за­лось стран­ным, и она пусти­лась в рас­спро­сы, какие обыч­но про­во­дят вра­че­ва­те­ли чело­ве­че­ских душ. Мы вер­ну­лись в мое глу­бо­кое дет­ство, из кото­ро­го я так и не смог­ла вспом­нить имя вос­пи­та­тель­ни­цы и при­я­те­лей по дет­ско­му саду, при­выч­кам, при­об­ре­тен­ным в юно­сти, вклю­чая чте­ние лите­ра­ту­ры перед сном и мно­го­му дру­го­му. Это было похо­же на испо­ведь. К кон­цу полу­то­ра­ча­со­во­го при­е­ма я пре­бы­ва­ла в пол­ной уве­рен­но­сти, что выне­сен­ный диа­гноз боль­ше будет сма­хи­вать на приговор.

Жен­щи­на, под­пи­сав на сто­ле какую-то бумаж­ку, дол­го сму­ща­лась. Я чув­ство­ва­ла, что озву­чить свои выво­ды ей меша­ет вра­чеб­ная эти­ка, и окон­ча­тель­но начи­наю подо­зре­вать у себя в орга­низ­ме нечто непо­пра­ви­мое. И надо же — как в воду гля­де­ла. «Види­те ли, — зага­доч­но улы­ба­ет­ся моя веж­ли­вая собе­сед­ни­ца, — в каж­дом чело­ве­ке, соот­вет­ствен­но его поло­вой при­над­леж­но­сти, при­сут­ству­ет 25% качеств от про­ти­во­по­лож­но­го пола. А у вас — наобо­рот: 75% муж­ских!» Не гор­мо­нов, а имен­но качеств. Каково?!

Сча­стье, что, поми­мо них, судь­ба наде­ли­ла меня колос­саль­ным чув­ством юмо­ра. Вспом­ни­лось, как роди­те­ли рас­ска­зы­ва­ли о том, что во вре­мя мами­ной бере­мен­но­сти они жда­ли вовсе не дев­чон­ку, а пар­ня, и даже хоте­ли назвать его Димой. Надо же, как аук­ну­лось-то, внут­ренне улы­ба­лась я…

Меж­ду тем, в ходе осмот­ра обна­ру­жил­ся ряд куда менее зна­чи­мых скры­тых забо­ле­ва­ний, кото­рые, одна­ко же, не име­ли ника­ко­го отно­ше­ния ни к легоч­ной недо­ста­точ­но­сти, ни к мое­му ново­му «обра­зу». Ста­ло обид­но: какой же из меня, про­сти­те, мужик, если даже эле­мен­тар­но­го про­ста­ти­та нет? В фина­ле мне была про­пи­са­на выжим­ка из яда кара­ка­ти­цы — кро­шеч­ные шари­ки-дра­же, силь­но похо­жие на те, кото­ры­ми в ста­ри­ну тра­ви­ли тара­ка­нов. Взве­ши­вая его на ладо­ни, дол­го раз­мыш­ляю, сколь­ко этих замыс­ло­ва­тых мор­ских тва­рей полег­ло во имя мое­го позор­но­го диа­гно­за. При­том, совер­шен­но напрас­но, ибо резуль­тат при­е­ма дан­но­го лекар­ства ока­зал­ся нулевым.

Дру­гой слу­чай был свя­зан с самой ско­рой в мире меди­цин­ской помо­щью. Доби­ра­лась она ко мне, зады­хав­шей­ся от аст­ма­ти­че­ско­го при­сту­па, как и поло­же­но, 40 минут. Недо­воль­ная ноч­ной побуд­кой мед­сест­ра явно мсти­ла, выспра­ши­вая подроб­но­сти хро­ни­че­ских забо­ле­ва­ний дале­ких и близ­ких род­ствен­ни­ков, вме­сто того, что­бы снять кри­ти­че­ское состо­я­ние внут­ри­вен­ным уколом.

Потом мы дол­го еха­ли на дру­гой конец горо­да, в кли­ни­ку мик­ро­рай­о­на «Кал­ка­ман», где выяс­ни­лось, что гос­за­каз на экс­трен­ных, вро­де меня, боль­ных закон­чил­ся еще в мае, а на дво­ре дав­но уже декабрь. Дежур­ный врач, закры­вая окош­ко, мах­ну­ла рукой: «Ниче­го, дове­зе­те!» Когда перед моим уста­лым взо­ром воз­ник­ли две­ри «Желез­но­до­рож­ной» боль­ни­цы, мне почу­ди­лось, что рас­пах­ну­лись вра­та рая. За услу­ги реани­ма­ции на тре­тьем эта­же (лифт, как водит­ся, не рабо­тал) при­шлось запла­тить отдельно.

Рыба, как извест­но, тух­нет с голо­вы, и я вся­кий раз задаю себе вопрос: где же эту голо­ву искать? Кто вино­ват в том, что в нашей стране ТАКИЕ меди­ки? Мини­стры про­филь­ных ведомств — обра­зо­ва­ния, здра­во­охра­не­ния? Руко­во­ди­те­ли меди­цин­ских вузов, охо­чие до взя­ток нера­ди­вых студентов?

Впро­чем, это не столь важ­но. Намно­го силь­нее я хоте­ла бы знать, как быть тем, кто, к при­ме­ру, не поспел вос­поль­зо­вать­ся гос­за­ка­зом до опре­де­лен­но­го вре­ме­ни? На моем месте запро­сто мог ока­зать­ся пожи­лой чело­век с сер­деч­ным при­сту­пом или постра­дав­ший в авто­мо­биль­ной ава­рии. Куда отпра­ви­ли бы их, согла­су­ясь с незыб­ле­мым прин­ци­пом «Дове­зе­те!»? В морг?

See the article here:
Шут­ки горе-медиков

архивные статьи по теме

“Пропавшие” миллиарды нашлись в БТА

Скачивайте pdf-версию «Республики»!

Время собирать… мозги