12 C
Астана
22 июня, 2021
Image default

Школьный мундир затерли до дыр

Хоро­шее обра­зо­ва­ние – залог успе­ха. С этой не новой мыс­лью навер­ня­ка согла­сят­ся и роди­те­ли, и педа­го­ги, и чинов­ни­ки. Но мож­но ли назвать сред­нее обра­зо­ва­ние в Казах­стане хоро­шим? Насколь­ко каче­ствен­но обу­ча­ют наших детей в шко­лах? Поче­му не при­но­сят резуль­та­та про­дви­ну­тые тех­но­ло­гии, о кото­рых с высо­ких три­бун посто­ян­но гово­рят высо­кие чины? На эти непро­стые вопро­сы уже в кото­рый раз пыта­лись най­ти отве­ты участ­ни­ки дис­кус­сии – гости клу­ба Инсти­ту­та поли­ти­че­ских решений.

Автор: Татья­на ПАНЧЕНКО

Менять «пара­диг­му раз­ви­тия» сред­ней казах­стан­ской шко­лы пыта­лись в клу­бе Инсти­ту­та поли­ти­че­ских реше­ний в минув­шую пят­ни­цу. Обсуж­де­ние на «круг­лом сто­ле» было на удив­ле­ние жар­ким: наря­ду с умны­ми сло­ва­ми вро­де «мен­та­ли­тет» и «реле­вант­ность» зву­ча­ли очень жест­кие оцен­ки вплоть до кон­ста­та­ции смер­ти сред­не­го обра­зо­ва­ния. Но ока­за­лось, что рецеп­ты вос­кре­ше­ния даже не надо изобретать.

Ни шагу в сторону

Обсуж­де­ние пред­ва­ря­ли два докла­да, к сча­стью, в корне раз­ли­чав­ши­е­ся, что, навер­ное, и вызва­ло такую живую дискуссию.

Пред­се­да­тель алма­тин­ско­го фили­а­ла рес­пуб­ли­кан­ско­го обще­ствен­но­го объ­еди­не­ния защи­ты прав учи­те­лей и пре­по­да­ва­те­лей «Ар-Намыс» Ири­на Смир­но­ва нача­ла за здра­вие, пере­чис­лив успе­хи: по охва­ту обу­че­ни­ем Казах­стан вышел на пер­вое место в мире, 98% школ под­клю­че­но к Интер­не­ту, при­чем 34% — к широ­ко­по­лос­но­му, в год в шко­лы постав­ля­ет­ся по 700 интер­ак­тив­ных досок, обо­ру­ду­ют­ся сот­ни каби­не­тов био­ло­гии, химии, физи­ки и пр.

- Усло­вия для успеш­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния систе­мы в целом созда­ны, и они посто­ян­но улуч­ша­ют­ся, — сде­ла­ла она вывод, но тут же ого­во­ри­лась: — Каза­лось бы, каче­ство обра­зо­ва­ния долж­но рас­ти, но все мы гово­рим об обратном.

Доклад­чик попро­бо­ва­ла про­ана­ли­зи­ро­вать при­чи­ны «сбо­ев»:

- Мы гово­рим о гло­ба­ли­за­ции, а шко­ла пред­став­ля­ет собой почти точ­ную копию совет­ской шко­лы, когда был желез­ный зана­вес, — и по мето­ди­кам, и по авто­ри­тар­но­му сти­лю управления.

Про­стой при­мер: сей­час нет «одно­го обра­зо­ва­ния на всю жизнь», люди ста­ра­ют­ся учить­ся до ста­ро­сти, а наша шко­ла не дает навы­ков само­об­ра­зо­ва­ния, обу­че­ние направ­ле­но толь­ко на фак­то­ло­ги­че­ское заучи­ва­ние. При­ба­вим сюда дефи­цит кад­ров и ген­дер­ный пере­кос: одни жен­щи­ны-учи­те­ля, при­чем жен­щи­ны «в воз­расте» — еже­год­ная попол­ня­е­мость новы­ми кад­ра­ми — несчаст­ные 2% (!).

Охват детей допол­ни­тель­ным обра­зо­ва­ни­ем даже в горо­дах — все­го 21%, тогда как в тех стра­нах, в чис­ло кото­рых мы так стре­мим­ся попасть, — 30—50%.

Даже мате­ри­аль­но-тех­ниче­ская база, о кото­рой вро­де бы чуть не пес­ни сла­га­ют­ся, в общем оста­ет­ся сла­бой: толь­ко 64% школ рас­по­ла­га­ют­ся в типо­вых зда­ни­ях, 201 зда­ние — в ава­рий­ном состо­я­нии, 37% школ исполь­зу­ют при­воз­ную воду, 26% — не име­ют спортзалов.

- Госу­дар­ство про­во­дит такую обра­зо­ва­тель­ную поли­ти­ку, что­бы обра­зо­ва­тель­ные про­цес­сы шли в соот­вет­ствии с зада­ча­ми, кото­рые реша­ет госу­дар­ство на дан­ном эта­пе. Поэто­му глав­ны­ми пока­за­те­ля­ми явля­ют­ся ЕНТ, ком­пью­те­ри­за­ция, соот­вет­ствие сани­тар­ным нор­мам и эко­но­ми­че­ским уста­нов­кам. Выдер­жи­ва­ют­ся жест­кие тре­бо­ва­ния — к педа­го­ги­че­ско­му кол­лек­ти­ву, отчет­но­сти, опла­те все­го и вся, — назва­ла г‑жа Смир­но­ва осно­вы школь­ной системы.

На прак­ти­ке это выра­жа­ет­ся, напри­мер, в том, что учи­те­ля под­пи­сы­ва­ют при­каз, где гово­рит­ся, что они не будут исполь­зо­вать учеб­ни­ки, не утвер­жден­ные Мини­стер­ством обра­зо­ва­ния, даже как допол­ни­тель­ный мате­ри­ал. Вот поче­му у нас в шко­лах запре­ще­на «Мате­ма­ти­ка» по Л. Петер­сон — по при­зна­нию педа­го­гов, пре­крас­ный учебник.

- В авто­ри­тар­ных систе­мах ина­че нель­зя, но авто­ри­тар­ные систе­мы рано или позд­но раз­ру­ша­ют­ся — то, что мы видим сего­дня, — пре­ду­пре­ди­ла г‑жа Смирнова.

Шко­ла непо­сред­ствен­но встро­е­на в госу­дар­ствен­ную систе­му и наце­ле­на на бес­пре­ко­слов­ное испол­не­ние ее уста­но­вок, обя­за­на сда­вать мас­су отче­тов еже­днев­но, вклю­чая каникулы.

- Мы под­счи­та­ли, сколь­ко нам при­шло тре­бо­ва­ний, кото­рые надо сроч­но предо­ста­вить, — поде­ли­лась учи­тель, — 600 (!) на одну школу.

По мне­нию спи­ке­ра, госу­дар­ством выстро­е­на жест­кая бюро­кра­ти­че­ская систе­ма кон­тро­ля обра­зо­ва­ния, что ока­зы­ва­ет нега­тив­ное вли­я­ние на его раз­ви­тие, и в резуль­та­те отми­ра­ет жиз­не­спо­соб­ность школы.

Поучи­те меня жить!

Но если с госу­дар­ствен­ным под­хо­дом все более-менее понят­но, то что мож­но ска­зать об осталь­ных? Ведь в обра­зо­ва­тель­ном про­цес­се несколь­ко участ­ни­ков: не толь­ко госу­дар­ство, но и сама шко­ла, а так­же учи­тель, уче­ник, родитель.

- Шко­ла рас­смат­ри­ва­ет­ся госу­дар­ством не как рав­но­прав­ный парт­нер в деле обра­зо­ва­ния поко­ле­ния, а как ниже­сто­я­щее под­раз­де­ле­ние, обя­зан­ное выпол­нять пред­пи­са­ния, в такой шко­ле все­гда неком­форт­но, — ска­за­ла по это­му пово­ду г‑жа Смир­но­ва. — Авто­ри­тар­ный стиль пере­да­ет­ся на ниж­ний уро­вень: так госу­дар­ство, не думая о послед­стви­ях, вос­пи­ты­ва­ет авто­ри­тар­ный стиль внут­ри­школь­ной организации.

Да, сво­бод­ное про­стран­ство, хоть и добы­тое «с боем», оста­ет­ся в шко­ле, согла­си­лась она, но оно все вре­мя сокра­ща­ет­ся. На основ­ных пред­ме­тах отсут­ству­ют кад­ры — даже в Алма­ты ост­рый дефи­цит учи­те­лей химии, физи­ки, мате­ма­ти­ки зачем тогда поку­пать доро­гу­щие «каби­не­ты» для этих пред­ме­тов, хочет­ся нам спро­сить? — ред.). Да и отку­да им взять­ся при нынеш­них зарплатах?

Ири­на Смир­но­ва про­из­ве­ла про­стой под­счет: «резо­нанс­ная» 30 про­цент­ная при­бав­ка к зар­пла­те — это на самом деле 30% от БДО (базо­во­го долж­ност­но­го окла­да), то есть от 17 тысяч тен­ге; 5 тысяч тен­ге сто­ит класс­ное руко­вод­ство; самый боль­шой коэф­фи­ци­ент к БДО (при мак­си­маль­ном ста­же и кате­го­рии) — 2,88; воз­мож­на еще 20 про­цент­ная над­бав­ка (от БДО опять же) «лицей­ских». И в ито­ге мак­си­маль­ная зар­пла­та — 60 тысяч тен­ге минус налоги.

Сле­ду­ю­щий участ­ник обра­зо­ва­тель­но­го про­цес­са — роди­тель. Увы, здесь та же песня.

- Роди­те­ли не исполь­зу­ют свой потен­ци­ал, фор­мы рабо­ты с семьей оста­лись совет­ские — когда поуча­ют роди­те­лей, что совер­шен­но не вяжет­ся с сего­дняш­ним поло­же­ни­ем, — откры­ла еще один тем­ный угол педа­гог. — Необ­хо­ди­мо зако­но­да­тель­но опре­де­лить отно­ше­ния семьи и шко­лы, опре­де­лить ответ­ствен­ность каж­до­го, как это есть за рубежом.

Школь­ни­ки — каза­лось бы, глав­ный эле­мент систе­мы — у нас нахо­дят­ся вни­зу вер­ти­ка­ли, име­ют мало прав и ника­ких спо­со­бов вли­ять на содер­жа­ние обра­зо­ва­ния. Шко­ла, орга­ни­зо­ван­ная в авто­ри­тар­ной систе­ме, ста­но­вит­ся источ­ни­ком не толь­ко «выго­ра­ния» учи­те­ля, не толь­ко недо­воль­ства роди­те­лей, но и про­тестно­го пове­де­ния детей.

Потра­тив почти пол­ча­са на «вскры­тие язв», Ири­на Смир­но­ва пере­шла к отве­ту на вопрос: что делать? Самое инте­рес­ное, что вело­си­пе­дов тут изоб­ре­тать не надо. Казах­стан под­пи­сал Болон­скую кон­вен­цию, а там перед обра­зо­ва­ни­ем постав­ле­но четы­ре зада­чи: учить учить­ся, учить дей­ство­вать, учить жить, учить жить сообща:

- Обра­зо­ва­ние не долж­но про­сто напол­нять зна­ни­я­ми уче­ни­ка, а долж­но учить жить, учить быть хоро­шим чело­ве­ком. В этой систе­ме госу­дар­ство по-преж­не­му обес­пе­чи­ва­ет обра­зо­ва­ние материально.

- Но обес­пе­че­ние долж­но быть более откры­то, ответ­ствен­но и долж­на быть поли­ти­ка не эко­но­мии, а более высо­ких затрат на обес­пе­че­ние раз­ви­тия шко­лы, — «откры­ла гла­за» слу­ша­те­лям учи­тель­ни­ца и помеч­та­ла: — Госу­дар­ство тогда будет рас­смат­ри­вать шко­лу и семью как парт­не­ров и при­ни­мать реше­ния после широ­ко­го откры­то­го обсуждения.

В такой «новой пре­крас­ной» систе­ме госу­дар­ство сов­мест­но с педа­го­ги­че­ским сооб­ще­ством опре­де­ля­ет мини­маль­но при­ем­ле­мое чис­ло пока­за­те­лей, по кото­рым шко­ла долж­на отчи­тать­ся через Интер­нет. Это дает гаран­тию высво­бож­де­ния вре­ме­ни для пря­мой про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти учи­те­ля. А если еще сме­нить акцен­ты при опре­де­ле­нии струк­ту­ры пока­за­те­лей, то есть заме­нить меха­ни­че­ское заучи­ва­ние для сда­чи ЕНТ на твор­че­ское раз­ви­тие уче­ни­ка, то на выхо­де мы полу­чим дей­стви­тель­но обра­зо­ван­ную личность.

Мож­но рей­тинг нам взять и купить?

Если Ири­на Смир­но­ва — педа­гог-прак­тик — видит боле­вые точ­ки сред­не­го обра­зо­ва­ния и пред­ла­га­ет, как их «выле­чить», то вто­рой доклад­чик — пред­ста­ви­тель Инсти­ту­та эко­но­ми­ки Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния и нау­ки Иль­дар Дау­ра­нов усмот­рел недо­стат­ки, похо­же, толь­ко в непра­виль­ных инди­ка­то­рах качества.

Для нача­ла он при­вел очень пока­за­тель­ные циф­ры: рас­хо­ды на обра­зо­ва­ние из рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та уве­ли­чи­лись с 2001 года по 2010‑й в 11,9 раза.

- Сей­час у нас на обра­зо­ва­ние идет 4% ВВП, можем уве­ли­чить до 6%, но уве­ли­чит­ся ли каче­ство обра­зо­ва­ния?! — логич­но спро­сил он. — Я пла­чу день­ги — а како­вы инди­ка­то­ры? Как мы смо­жем опре­де­лить качество?

По мне­нию спе­ци­а­ли­ста из МОН, меж­ду­на­род­ные рей­тин­ги — совер­шен­но непод­хо­дя­щая вещь для оцен­ки каче­ства обра­зо­ва­ния: они субъ­ек­тив­ны и вооб­ще агент­ства мож­но подкупить (!).

А глав­ное, с чего надо начать рефор­мы, — раз­ра­бот­ка кри­те­ри­ев и пока­за­те­лей оцен­ки каче­ства обра­зо­ва­тель­ных и вос­пи­та­тель­ных услуг, раз­ра­бот­ка каче­ства обра­зо­ва­тель­ной дея­тель­но­сти педа­го­гов, раз­ра­бот­ка кри­те­ри­ев и пока­за­те­лей сре­ды оби­та­ния… То есть, как мы поня­ли, рей­тин­ги тоже надо состав­лять самим — что­бы не быть в них на «ненуж­ном» месте.

Согла­сен г‑н Дау­ра­нов в том, что роль госу­дар­ства в обра­зо­ва­тель­ном про­цес­се нуж­но огра­ни­чить, но, по его мне­нию, долж­но остать­ся еще доволь­но мно­го: ини­ци­и­ро­ва­ние рефор­мы, регу­ли­ро­ва­ние и кон­троль деятельности…

В бит­ве за моз­ги вою­ют деньги

Горя­чее обсуж­де­ние нача­лось, как толь­ко закон­чил пред­ста­ви­тель МОН. Как ока­за­лось, участ­ни­ков вол­но­ва­ли совсем не инди­ка­то­ры, хотя они в них непло­хо раз­би­ра­лись и даже объ­яс­ни­ли Кана­ту Нуро­ву (гла­ве фон­да «Аспан­дау»), поче­му в раз­ных рей­тин­гах Казах­стан зани­ма­ет то пер­вые, то послед­ние места.

Дело в том, что «оцен­ка» стране выстав­ля­ет­ся по резуль­та­там тести­ро­ва­ния школь­ни­ков, но в одном слу­чае про­ве­ря­ют­ся зна­ния по про­грам­ме, а во вто­ром — «жиз­нен­ные навы­ки и ком­пе­тен­ции», то есть имен­но то, чего, по мне­нию педа­го­гов, не хва­та­ет в наших школь­ных про­грам­мах. Заяв­ле­ние же о «под­ку­пе» ино­стран­ных соста­ви­те­лей рей­тин­гов участ­ни­ки встре­чи назва­ли без­от­вет­ствен­ным: «Мы что, канад­цам взят­ку дадим?!»

Лео­нид Ким, дирек­тор меж­ду­на­род­ной шко­лы-лицея «Достар», уве­рен, что глав­ное в обра­зо­ва­нии — экономика.

- Как финан­си­ру­ет­ся обра­зо­ва­ние? У нас 4% ВВП, в раз­ви­тых стра­нах — 7—12%. Если будет эта циф­ра, мы будем гра­мот­ным обще­ством, — ска­зал он и пред­ло­жил «ост­ро ста­вить этот вопрос», когда идут выбо­ры. — В «Хей­ли­бе­ри» 20 тысяч дол­ла­ров в год (сто­и­мость обу­че­ния в фили­а­ле зна­ме­ни­той бри­тан­ской шко­лы — ред.), 300 мест — и оче­редь сто­ит. Если финан­си­ро­ва­ние нор­маль­ное, то и учи­те­ля нормальные.

Зада­ча совре­мен­ной шко­лы — гото­вить кон­ку­рен­то­спо­соб­ных уче­ни­ков для поступ­ле­ния в луч­шие вузы мира. Идет бит­ва за моз­ги, счи­та­ет дирек­тор шко­лы, и надо вый­ти из нее победителем.

Доволь­но неожи­дан­но с Ири­ной Смир­но­вой согла­си­лась дирек­тор депар­та­мен­та по защи­те прав детей г. Алма­ты Сау­ле Беке­та­е­ва. В Алма­ты в 2010 году на 164 тыся­чи детей выде­ле­но аж 38 мил­ли­ар­дов, ска­за­ла она, но «сама систе­ма рабо­та­ет невер­но, адми­ни­стра­тив­но-команд­ный стиль тор­мо­зит систе­му образования».

Как пред­ла­га­ет Сау­ле Беке­та­е­ва, нуж­но раз­ра­бо­тать авто­ма­ти­зи­ро­ван­ную систе­му управ­ле­ния с базой дан­ных, с инфор­ма­ци­ей по каж­дой шко­ле и каж­до­му уче­ни­ку. Тогда мож­но будет не загру­жать адми­ни­стра­ции учеб­ных заве­де­ний бес­ко­неч­ны­ми отче­та­ми. Но сами чинов­ни­ки, по мне­нию гово­рив­шей, про­тив тако­го под­хо­да: они боят­ся лишить­ся одно­го из инстру­мен­тов влияния.

В мен­таль­но­сти ли толь­ко дело?

О«защите» уче­ни­ков был раз­го­вор отдель­ный. Мари­ан­на Гури­на, гла­ва фон­да «Ула­гат­ты жануя», при­зва­ла создать «орган, кото­рый будет защи­щать моих детей, может быть, попе­чи­тель­ский совет, авто­ном­ный от шко­лы». А пра­во­вой осно­вой тако­го орга­на дол­жен стать дого­вор трех сто­рон: шко­лы, госу­дар­ства и родителей.

Да сколь­ко мы уже гово­рим о попе­чи­тель­ских сове­тах, воз­ра­жа­ли ей дру­гие, и тол­ку нет! При нынеш­ней пас­сив­но­сти роди­те­лей это не работает.

Были пред­ло­же­ния уси­лить пси­хо­ло­ги­че­скую служ­бу в шко­ле, вплоть до того, что при­ни­мать на рабо­ту учи­те­лей толь­ко после обу­че­ния на тре­нин­гах по пси­хо­ло­гии. Пред­ло­же­ние вызва­ло горь­кий смех у Ири­ны Смир­но­вой — она еще раз повто­ри­ла, что в шко­лу и так никто не рвется.

Пока учи­тель не будет полу­чать при­лич­ные день­ги, у нас не будет при­лич­но­го обра­зо­ва­ния, про­ры­ва­лись сквозь шум спо­ра трез­вые голо­са, одна­ко мно­гие высту­па­ю­щие тяну­ли при­выч­ную пес­ню: «надо сна­ча­ла поме­нять ментальность».

Так и под­мы­ва­ло поин­те­ре­со­вать­ся: кто дол­жен сме­нить мен­та­ли­тет ува­жа­е­мым экс­пер­там? Но спро­си­ла я про дру­гое: раз­ве у нас не постро­е­на уже новая систе­ма обра­зо­ва­ния в виде «Назар­ба­ев Интел­лек­ту­аль­ных школ» и одно­имен­но­го вуза, а так­же еще и несколь­ких супер­э­лит­ных учре­жде­ний вро­де «Хэй­ли­бе­ри»?

Там и про­грам­мы дру­гие — про­дви­ну­тые, и учеб­ни­ки луч­шие, и пре­по­да­ва­те­ли. Выпуск­ни­ки «интел­лек­ту­аль­ных школ» даже осво­бож­де­ны от сда­чи «тре­кля­то­го» ЕНТ! А все про­бле­мы, о кото­рых здесь гово­ри­лось, — это так, для «низов», кото­рым, судя по пози­ции госу­дар­ства, излиш­няя обра­зо­ван­ность вро­де как и ни к чему.

В ответ­ку мне «неза­ви­си­мый эко­но­мист» Шамиль Дау­ра­нов кинул­ся на защи­ту «интел­лек­та», заявив, что во всем мире есть доро­гое обра­зо­ва­ние — для тех, кто может его себе поз­во­лить. Как выяс­ни­лось, эко­но­мист не знал, что назван­ные шко­лы нахо­дят­ся цели­ком на гос­бюд­же­те. Напри­мер, на «Назар­ба­ев Уни­вер­си­тет» выде­ле­но денег чуть ли не боль­ше (толь­ко в 2010 году — 16,1 млрд тен­ге), чем на все казах­стан­ское образование.

А дирек­тор одной из «интел­лек­ту­аль­ных школ» Мак­пал Джад­ри­на в про­дол­же­ние темы заме­ти­ла, что, мол, их цель — создать систе­му и транс­ли­ро­вать ее в обыч­ные школы.

Сомне­ва­ем­ся, что мож­но «транс­ли­ро­вать» систе­му, тре­бу­ю­щую $20 тысяч в год на уче­ни­ка, в нашу обыч­ную шко­лу — с ава­рий­ным зда­ни­ем, пере­пол­нен­ную чуть не до уров­ня камер в тюрь­мах, с учи­те­ля­ми, рабо­та­ю­щи­ми на три став­ки, и учеб­ни­ка­ми, над кото­ры­ми грех не сме­ять­ся. Но, может, мы не пра­вы? При­гла­ша­ем к дис­кус­сии наших заин­те­ре­со­ван­ных читателей.

Важ­но

Пока­за­тель­ные циф­ры при­вел в сво­ем выступ­ле­нии пред­ставитель Инсти­ту­та эко­но­ми­ки Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния и нау­ки Иль­дар Дау­ра­нов. С его слов, рас­хо­ды на обра­зо­ва­ние из республикан­ского бюд­же­та увели­чились с 2001 года по 2010 год в 11,9 раза. «Сей­час у нас на обра­зо­ва­ние идет 4% ВВП, можем уве­ли­чить до 6%, — опти­ми­стич­но заме­тил спи­кер, но тут же задал­ся вопро­сом: — Но уве­ли­чит­ся ли каче­ство образования?!»

По обще­му мне­нию участ­ни­ков дис­кус­сии, каче­ство обу­че­ния от денег, конеч­но, зави­сит, но менять надо преж­де все­го систе­му. Обра­зо­ва­ния. И все­го государства.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №37 (213) от 21 октяб­ря 2011 года

Read More:
Школь­ный мун­дир затер­ли до дыр

архивные статьи по теме

О двойной морали казахского ханства

Как мы ходили смотреть метро

Без права на исправление