15 C
Астана
12 августа, 2022
Image default

Шаныракские события. Десять лет спустя

Ров­но десять лет назад пред­ста­ви­те­лей вла­стей и отряд спец­на­за, кото­рые при­шли сне­сти дома на при­знан­ных само­за­хва­чен­ны­ми зем­лях, мест­ные жите­ли в алма­тин­ском мик­ро­рай­оне Шаны­рак встре­ти­ли с кам­ня­ми в руках.

Сей­час здесь ряда­ми сто­ят постро­ен­ные дома. Здесь нет мусо­ра и гря­зи, кото­рых рань­ше было мно­го. Дети, родив­ши­е­ся в эти годы, не зна­ют о про­изо­шед­ших десять лет назад событиях.

Борь­бу с неза­кон­ны­ми построй­ка­ми аки­мат горо­да Алма­ты начал с мик­ро­рай­о­на Бакай. В июле 2006 года здесь было сне­се­но буль­до­зе­ра­ми 500 домов. Через неде­лю снос домов про­дол­жил­ся в мик­ро­рай­оне Шанырак.

Шанырак в июле 2014 года.

Шаны­рак в июле 2014 года.

— Они при­шли 14 июля, что­бы сне­сти дома. Вече­ром 13 июля весь народ уже знал о про­ис­хо­дя­щих собы­ти­ях. Ночью никто не спал, не зна­ли, в какое вре­мя они при­дут. К шести часам утра при­е­ха­ла пожар­ная маши­на, за ней подъ­е­ха­ли буль­до­зе­ры, что­бы сне­сти дома, — гово­рит Дай­ра­бай Науры­з­ба­ев, житель мик­ро­рай­о­на Шанырак.

По сло­вам оче­вид­цев, за день до столк­но­ве­ния при­е­хал аким Ауэ­зов­ско­го рай­о­на Алма­ты Вла­ди­мир Устю­гов и пре­ду­пре­дил о сно­се домов. Одна­ко, гово­рят жите­ли, когда отряд поли­ции вошел в село, пред­ста­ви­те­ли вла­стей не ста­ли ниче­го разъ­яс­нять про­те­сту­ю­ще­му населению.

— Руко­во­ди­тель рай­о­на, руко­во­ди­те­ли коми­те­та мест­но­го само­управ­ле­ния собра­лись и сто­я­ли вон там. Через неко­то­рое вре­мя на авто­бу­се при­е­ха­ли бой­цы ОМО­На. И народ понял, что мир­ным путем ниче­го не решит­ся, — гово­рит Дай­ра­бай Науры­з­ба­ев, житель мик­ро­рай­о­на Шанырак.

В столк­но­ве­ни­ях меж­ду мест­ны­ми жите­ля­ми и сила­ми пра­во­охра­ни­тель­ных струк­тур было ране­но 150 сотруд­ни­ков поли­ции, 16 из них с тяже­лы­ми трав­ма­ми посту­пи­ли в боль­ни­цу. Жите­ли нача­ли кидать в них зара­нее под­го­тов­лен­ные бутыл­ки с зажи­га­тель­ной сме­сью, кам­ни. В резуль­та­те столк­но­ве­ний погиб 24-лет­ний сотруд­ник Бостан­дык­ско­го РОВД Асет Бей­се­нов, кото­рый полу­чил 70 про­цен­тов ожо­гов тела.

Полицейские атакуют жителей. Шанырак, 14 июля 2006 года.

Поли­цей­ские ата­ку­ют жите­лей. Шаны­рак, 14 июля 2006 года.

Суд по делу Шаны­ра­ка затя­нул­ся затем на восемь меся­цев, 20 мест­ных жите­лей осу­ди­ли на три года услов­но. Чет­ве­ро, при­знан­ные винов­ны­ми в орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков и смер­ти поли­цей­ско­го, были осуж­де­ны на дли­тель­ные сро­ки и до сих пор сидят в тюрь­мах. Сре­ди них и граж­дан­ский акти­вист, дис­си­дент-поэт Арон Ата­бек, ока­зав­ший­ся в день столк­но­ве­ния в Шаны­ра­ке. Пра­во­за­щит­ни­ки при­зна­ли его полит­за­клю­чен­ным. Сидя в тюрь­ме, Арон Ата­бек удо­сто­ен меж­ду­на­род­ной пра­во­за­щит­ной пре­мии, в Лон­доне в про­шлом году изда­на его кни­га сти­хов. Кро­ме него, были осуж­де­ны: Кур­ман­га­зы Оте­ге­нов — на 16 лет, Ерга­нат Таран­ши­ев — на 15 лет и Рустем Туя­ков — на 14 лет.

Русте­му Туя­ко­ву, жите­лю Шаны­ра­ка, тогда было 22 года. Его сест­ра Гуль­зи­ра Туя­ко­ва вспо­ми­на­ет про­изо­шед­шие события:

— Мне тоже хоте­лось при­со­еди­нить­ся к тем людям. Я всё вре­мя под­хо­ди­ла к сотруд­ни­кам мили­ции и умо­ля­ла их: «У них на руках толь­ко кам­ни. Если вы уйде­те, они тоже уйдут». В какой-то момент сотруд­ник орга­нов два­жды хлоп­нул в ладо­ши. В это вре­мя начал гореть один чело­век. Мы ниче­го не поня­ли. Нача­лось стол­по­тво­ре­ние. Я нача­ла бегать в поис­ках бра­та. Через неко­то­рое вре­мя я нашла его сидя­щим у вре­мян­ки. Узна­ла его по курт­ке. Он сидел, закрыв лицо рука­ми. «Рустем, Рустем, что с тобой?» — спро­си­ла я. Он ска­зал, что ему огнем опа­ли­ло лицо, и он не понял, что случилось.

Подсудимые по делу Шанырака: Арон Атабек (второй справа), Курмангазы Отегенов (справа). Алматы, 5 октября 2007 года.

Под­су­ди­мые по делу Шаны­ра­ка: Арон Ата­бек (вто­рой спра­ва), Кур­ман­га­зы Оте­ге­нов (спра­ва). Алма­ты, 5 октяб­ря 2007 года.

Адай­бек Беим­бе­тов, кото­рый был пред­се­да­те­лем суда по делу Шаны­ра­ка, гово­рит, что «осуж­ден­ные дей­стви­тель­но были виновны».

— Это не чьи-то сло­ва, не чье-то ука­за­ние, есть видео­ма­те­ри­ал. Отчет­ли­во вид­но, как под­жи­га­ли, как при­ве­ли, при­вя­за­ли. Я и сей­час с уве­рен­но­стью могу под­пи­сать тот при­го­вор, — гово­рит судья Адай­бек Беимбетов.

Шаны­рак­ские собы­тия, во вре­мя кото­рых зажи­во сго­рел сотруд­ник поли­ции и после кото­рых были осуж­де­ны на дли­тель­ные сро­ки четы­ре чело­ве­ка, посте­пен­но забы­ва­ют­ся. Неко­то­рые жите­ли Шаны­ра­ка пере­еха­ли в дру­гие места, вме­сто них пере­се­ля­ют­ся те, кто не зна­ет о про­изо­шед­шем здесь десять лет назад. Даже те, кто неко­гда нахо­дил­ся в гуще собы­тий, ста­ра­ют­ся не вспо­ми­нать о про­шлом и бла­го­дар­ны тому, что у них есть сегодня.

— Все наши дома лега­ли­зу­ют. Весь народ полу­чил свои зем­ли. Полу­чи­ли доку­мен­ты. Все про­пи­са­лись. Мы выра­жа­ем бла­го­дар­ность аки­му Ала­та­уско­го рай­о­на Баг­да­ту Ман­зо­ро­ву, — гово­рит Асия Мизам­бе­ко­ва, житель мик­ро­рай­о­на Шанырак.

Гля­дя на нынеш­ний облик мик­ро­рай­о­на Шаны­рак, труд­но пред­ста­вить его вид деся­ти­лет­ней дав­но­сти. Преж­де в раз­ных местах были раз­бро­са­ны неболь­шие дома из двух-трех ком­нат, сей­час здесь, соглас­но офи­ци­аль­ным дан­ным, про­жи­ва­ет око­ло 250 тысяч чело­век. Через два года после собы­тий 2006 года был создан Ала­та­ус­кий рай­он горо­да Алма­ты. Вла­сти лега­ли­зо­ва­ли почти все земель­ные участ­ки, о кото­рых ранее гово­ри­ли как о неза­кон­но захваченных.

Полицейский в карете скорой медицинской помощи.

Поли­цей­ский в каре­те ско­рой меди­цин­ской помощи.

— Мы лега­ли­зо­ва­ли око­ло шести с поло­ви­ной тысяч домов. Если в сред­нем счи­тать по пять чело­век с дома, то око­ло 40–50 тысяч чело­век ста­ли пол­но­цен­ны­ми жите­ля­ми горо­да Алма­ты. Сей­час у нас не уза­ко­не­но око­ло 250 домов. При­чи­на в про­бле­мах с зем­лей. Во-вто­рых, в горо­де Алма­ты сей­час пере­де­лы­ва­ют деталь­ную пла­ни­ров­ку. Ника­ких раз­го­во­ров о том, что дома, по кото­рым нет реше­ния, будут сне­се­ны и раз­ру­ше­ны, нет. При­ня­то реше­ние, что все дома, где про­жи­ва­ют граж­дане, будут лега­ли­зо­ва­ны, — гово­рит Баг­дат Ман­зо­ров, аким Ала­та­уско­го рай­о­на Алматы.

Несмот­ря на созда­ние отдель­но­го адми­ни­стра­тив­но­го рай­о­на и стро­и­тель­ство новых домов, раны Шаны­рак­ских собы­тий еще не зажи­ли. В тюрь­ме всё еще оста­ют­ся четы­ре человека.

— Для наро­да созда­ли все усло­вия. Жить ста­ли хоро­шо. Шаны­рак рас­цвел, вырос. Постро­и­ли шко­лу, боль­ни­цу. Всё, что при­зна­ли неза­кон­ным в 2006 году, уза­ко­ни­ли. Толь­ко моло­дость мое­го сына про­хо­дит в тюрь­ме, десять лет сидит там. Я при­но­шу изви­не­ния пре­зи­ден­ту стра­ны за мое­го сына. Хочу, что­бы его про­сти­ли и что­бы он попал под амни­стию, — гово­рит Рай­хан Туя­ко­ва, мать Русте­ма Туякова.

По дан­ным аки­ма­та Ала­та­уско­го рай­о­на горо­да Алма­ты, 250 земель­ных участ­ков из при­мер­но 6 500 земель­ных участ­ков, при­знан­ных в 2006 году неза­кон­ны­ми, пока не лега­ли­зо­ва­ны. «В бли­жай­шее вре­мя этот вопрос пол­но­стью будет решен», — заве­ря­ет аким рай­о­на. Земель­ный уча­сток, при­над­ле­жа­щий осуж­ден­но­му на 14 лет Русте­му Туя­ко­ву, так­же ждет реше­ния акима.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Защита Субханбердина

Editor

Ответственные за воздух

Гостелеканал “Казахстан” прекратил вещание на русском языке