17 C
Астана
18 июня, 2021
Image default

ЧТО ПРОИСХОДИТ С ДИКТАТУРОЙ КАЗАХСТАНА СЕЙЧАС, КОГДА ЕЕ ДИКТАТОР УШЕЛ?

Нур­сул­тан Назар­ба­ев, един­ствен­ный лидер, кото­ро­го Казах­стан знал с тех пор, как стра­на обре­ла неза­ви­си­мость почти 30 лет назад,  подал в отстав­ку 19 мар­та . Во вре­мя сво­е­го теле­ви­зи­он­но­го объ­яв­ле­ния дав­ний авто­крат отме­тил недо­стат­ки сво­е­го пра­ви­тель­ства в реше­нии эко­но­ми­че­ских про­блем и выска­зал поже­ла­ние ново­му поко­ле­нию лидеров.

Казах­стан вышел из рас­па­да Совет­ско­го Сою­за в 1991 году как неза­ви­си­мое госу­дар­ство, но оста­вал­ся под жест­ким кон­тро­лем сво­е­го  лиде­ра ком­му­ни­сти­че­ской эпо­хи , кото­рый вхо­дил в руко­во­дя­щий совет Миха­и­ла Горбачева.

В стране наме­че­ны  досроч­ные выбо­ры  9 июня для офи­ци­аль­но­го избра­ния пре­ем­ни­ка Назар­ба­е­ва. Но сме­на руко­вод­ства в усло­ви­ях дик­та­ту­ры часто может быть  труд­ным, даже опас­ным про­цес­сом. Что поли­то­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния гово­рят нам о том, что может после­до­вать за пра­вя­щи­ми поли­ти­ка­ми Казах­ста­на? Эти три фак­то­ра могут спо­соб­ство­вать ста­биль­но­му переходу:

1.  Правила наследования сдерживают амбициозные правящие элиты

После того, как дик­та­тор поки­да­ет свой пост, чле­ны выс­ше­го руко­вод­ства обыч­но пыта­ют­ся полу­чить боль­ше вла­сти. Эта элит­ная борь­ба может при­ве­сти к жесто­ким репрес­си­ям или даже к  пере­во­ро­ту, завер­ша­ю­ще­му режим . Что кон­тро­ли­ру­ет поли­ти­че­ские амби­ции в пере­ход­ный период?

Нали­чие чет­ких пра­вил пре­ем­ствен­но­сти, обес­пе­чи­ва­ю­щих упо­ря­до­чен­ность сме­ны руко­вод­ства, как пра­ви­ло, выгод­но для нынеш­них и буду­щих дик­та­то­ров. Эри­ка Франц и Эли­за­бет А. Штайн пред­ла­га­ют, что­бы  пра­ви­ла пре­ем­ствен­но­сти помо­га­ли дик­та­то­рам  доль­ше выжи­вать в долж­но­сти, внед­ряя про­це­ду­ры, сни­жа­ю­щие веро­ят­ность попыт­ки пере­во­ро­та. Этот эффект осо­бен­но важен для режи­ма в пери­о­ды сла­бо­сти, напри­мер, при смене руко­вод­ства, когда пере­во­ро­ты более веро­ят­ны. Фор­маль­ное закреп­ле­ние этих пра­вил в обя­за­тель­ном доку­мен­те, таком как кон­сти­ту­ция  госу­дар­ства  или  пра­вя­щей пар­тии  , сни­зит веро­ят­ность того, что амби­ци­оз­ные эли­ты попы­та­ют­ся некон­сти­ту­ци­он­но захва­тить власть.

Пре­зи­дент Казах­ста­на Назар­ба­ев подал в отстав­ку. Вот три вещи, что­бы посмот­реть. ]

Хотя поли­ти­че­ские эли­ты часто игно­ри­ру­ют эти прин­ци­пы, тот факт, что Казах­стан име­ет эти пра­ви­ла на бума­ге, может сни­зить риск неза­пла­ни­ро­ван­но­го кри­зи­са лидер­ства. Пока что, похо­же, казах­ская эли­та при­дер­жи­ва­ет­ся сце­на­рия. Пред­се­да­тель Сена­та Касым-Жомарт Тока­ев был  назна­чен вре­мен­ным пре­зи­ден­том,  как толь­ко Назар­ба­ев объ­явил о сво­ем ухо­де в отстав­ку в соот­вет­ствии с кон­сти­ту­ци­ей. Казах­стан так­же будет опи­рать­ся на преду­смот­рен­ный  кон­сти­ту­ци­ей про­цесс  выбо­ра ново­го пре­зи­ден­та на пред­сто­я­щих выборах.

2. Законодательные органы завоевывают сотрудничество оппозиционных элит

Боль­шин­ство дик­та­тур  так­же име­ют зако­но­да­тель­ные орга­ны — хотя их функ­ции и пол­но­мо­чия зна­чи­тель­но отли­ча­ют­ся от функ­ций их демо­кра­ти­че­ских кол­лег. Может быть лег­ко откло­нить зако­но­да­тель­ные орга­ны в пре­де­лах дик­та­тур как « пока­зу­ха », то, что пра­ви­тель­ство дер­жит вокруг, что­бы дик­та­ту­ра похо­ди­ла боль­ше на пред­ста­ви­тель­ную демо­кра­тию. Одна­ко, даже если они фак­ти­че­ски не спо­соб­ству­ют демо­кра­ти­че­ским цен­но­стям, эти инсти­ту­ты очень важ­ны для выжи­ва­ния диктатур.

И вот поче­му: дик­та­ту­ры исполь­зу­ют эти фору­мы как надеж­ный спо­соб вклю­че­ния  потен­ци­аль­ных лиде­ров оппо­зи­ции  в иерар­хию режи­ма. Уча­стие в зако­но­да­тель­ном про­цес­се — неза­ви­си­мо от того, насколь­ко неза­ви­си­мым он может быть — созда­ет види­мость пред­ста­ви­тель­ства и, воз­мож­но, ино­гда при­но­сит реаль­ную выго­ду изби­ра­те­лям тех, кто может бро­сить вызов режи­му. Но потен­ци­аль­ные кон­ку­рен­ты, по сути, поку­па­ют  суще­ству­ю­щий поли­ти­че­ский поря­док , что дела­ет их менее склон­ны­ми к про­ве­де­нию про­те­стов извне.

[У Казах­ста­на были огром­ные про­те­сты, но не было жесто­ко­го подавления.Вот поче­му ]

 Раз­лич­ные иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что зако­но­да­тель­ные орга­ны очень эффек­тив­ны для защи­ты авто­ри­тар­ных режи­мов во вре­мя кри­зис­ных собы­тий. Хотя они часто не выби­ра­ют ново­го лиде­ра, зако­но­да­тель­ные орга­ны про­ве­дут голо­со­ва­ние, что­бы под­твер­дить вре­мен­ные заме­ны и запол­нить вакант­ные долж­но­сти. Этот про­цесс рати­фи­ка­ции слу­жит защи­той от про­тив­ни­ка, кото­рый начи­на­ет вне­зап­ную попыт­ку   некон­сти­ту­ци­он­но захва­тить власть .

Хотя его власть оста­ет­ся незна­чи­тель­ной по срав­не­нию с испол­ни­тель­ной вла­стью, при­сут­ствие пар­ла­мен­та в Казах­стане помо­га­ет режи­му в этом пере­ход­ном пери­о­де, сиг­на­ли­зи­руя о ста­биль­но­сти и закон­но­сти. После того, как Тока­ев стал вре­мен­но испол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та, Сенат  про­го­ло­со­вал за то, что­бы утвер­дить Дари­гу Назар­ба­е­ву , дочь быв­ше­го пре­зи­ден­та, новым пред­се­да­те­лем. Орган остал­ся рабо­то­спо­соб­ным и даже при­ни­ма­ет зако­но­да­тель­ство, такое как реше­ние  пере­име­но­вать сто­ли­цу в честь Назар­ба­е­ва .

Политические партии помогают держать массы пассивными, а сторонников — организованными.

Поли­то­ло­ги так­же счи­та­ют, что при­сут­ствие пра­вя­щей поли­ти­че­ской пар­тии во вре­мя сме­ны руко­вод­ства может быть полез­ным для режи­ма. Сто­ро­ны высту­па­ют в каче­стве мас­со­вой орга­ни­за­ции, кото­рая может помочь обес­пе­чить сотруд­ни­че­ство широ­кой обще­ствен­но­сти либо посред­ством  наблю­де­ния, либо путем при­об­ре­те­ния лояль­но­сти  за мате­ри­аль­ные бла­га. Чле­ны пар­тии могут так­же поощ­рять дру­зей и семью « дер­жать голо­ву » во вре­мя сме­ны руко­вод­ства, сове­туя потен­ци­аль­ным нару­ши­те­лям спо­кой­ствия, а не под­вер­гать­ся рис­ку возмездия.

Поли­ти­че­ские пар­тии могут  предот­вра­тить мас­со­вую моби­ли­за­цию  демон­стран­тов и  воору­жен­ные вос­ста­ния  , посы­лая чле­нов, что­бы ней­тра­ли­зо­вать эти угро­зы, преж­де чем они вый­дут из-под кон­тро­ля. Это предот­вра­ща­ет воз­ник­но­ве­ние общих вол­не­ний во вре­мя этих пери­о­дов уяз­ви­мо­сти, когда неопре­де­лен­ность может быть самой боль­шой угро­зой для удер­жа­ния системы.

[В Узбе­ки­стане один и тот же пре­зи­дент 25 лет. Что про­ис­хо­дит сей­час? ]

Ряд иссле­до­ва­ний пока­зал, что при­сут­ствие веду­щей поли­ти­че­ской пар­тии помо­га­ет дик­та­ту­рам суще­ство­вать доль­ше, чем те, кото­рые это­го не дела­ют, даже во вре­мя кри­зи­сов пра­во­пре­ем­ствен­но­сти. Пар­тии и их чле­ны по сво­ей сути заин­те­ре­со­ва­ны в соб­ствен­ной поли­ти­че­ской вла­сти , поэто­му они часто закан­чи­ва­ют тем, что под­дер­жи­ва­ют план пре­ем­ствен­но­сти режи­ма до тех пор, пока видят, что нынеш­ние струк­ту­ры вла­сти продолжаются.

Цен­траль­ная изби­ра­тель­ная комис­сия Казах­ста­на объ­яви­ла, что  семь заре­ги­стри­ро­ван­ных поли­ти­че­ских пар­тий  будут иметь пра­во выдви­гать кан­ди­да­та на пре­зи­дент­ских выбо­рах в июне. Во втор­ник пра­вя­щая пар­тия «Нур Отан» про­ве­ла досроч­ный съезд, что­бы опре­де­лить кан­ди­да­та на пред­сто­я­щих пре­зи­дент­ских выбо­рах. Назар­ба­ев выдви­нул кан­ди­да­ту­ру Тока­е­ва , и голо­су­ю­щие деле­га­ты под­твер­ди­ли выдви­же­ние. Член­ство в «Нур Отане», по-види­мо­му, объ­еди­не­но в его уси­ли­ях по про­дол­же­нию кон­тро­ля над пра­ви­тель­ством Казах­ста­на после пре­зи­дент­ской смены.

В Казахстане все эти части на месте

В казах­стан­ской дик­та­ту­ре, по-види­мо­му, име­ют­ся все необ­хо­ди­мые инсти­ту­ты, спо­соб­ству­ю­щие плав­но­му пере­хо­ду после Назар­ба­е­ва. Режим создан с уче­том при­сут­ствия пар­тии «  Нур Отан» , про­дол­жа­ю­щей­ся рабо­ты  казах­стан­ско­го пар­ла­мен­та  и  кон­сти­ту­ци­он­но утвер­жден­но­го про­цес­са  выбо­ра ново­го президента.

Опыт сосед­не­го  Узбе­ки­ста­на  и сосед­не­го  Турк­ме­ни­ста­на , стран, кото­рые успеш­но сме­ни­ли лиде­ров в усло­ви­ях ана­ло­гич­но инсти­ту­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ных дик­та­тур, сви­де­тель­ству­ет о том, что есть осно­ва­ния пола­гать, что казах­стан­ский режим так­же выживет.

Остин С. Мэтьюз — науч­ный сотруд­ник Цен­тра меж­ду­на­род­ных фью­черсов им. Фре­де­ри­ка С. Пар­ди при Ден­вер­ском уни­вер­си­те­те. Он полу­чил сте­пень кан­ди­да­та поли­ти­че­ских наук в Уни­вер­си­те­те шта­та Луи­зи­а­на. Его иссле­до­ва­ния посвя­ще­ны авто­ри­тар­ным режи­мам, меж­ду­на­род­ным кон­флик­там и пост­ком­му­ни­сти­че­ской политике.

Пер­во­ис­точ­ник:    The Washington Post, Monkey Cage

архивные статьи по теме

Что принадлежит депутату Сабильянову

Editor

“Казахмыс” поделят между Майрой и Болатом?

“Акиматовские” против “базарных”