fbpx

Что может помешать Путину пойти путем Назарбаева?

ПОСЛЕДНИЙ КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР”

В ста­тье «Через 30 лет в Казах­стане появил­ся новый пра­ви­тель» ред­кол­ле­гии New York Times авто­ры харак­те­ри­зу­ют поли­ти­че­ский режим в стране как “насто­я­щую авто­кра­тию”, а воз­мож­ным пре­ем­ни­ком подав­ше­го в отстав­ку с поста пре­зи­ден­та, но про­дол­жа­ю­ще­го удер­жи­вать власть Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва назы­ва­ют его стар­шую дочь Дари­гу.

Пле­мян­ник Назар­ба­е­ва Самат Абиш (сын млад­ше­го бра­та Назар­ба­е­ва Саты­бал­ды — Ред.) так­же может соста­вить ей кон­ку­рен­цию, пола­га­ет NYT, но на свой соб­ствен­ный вопрос, смо­жет ли дочь Назар­ба­е­ва удер­жать власть, отве­та не дает.

«Пока авто­кра­ты по все­му миру дела­ют все воз­мож­ное, что­бы остать­ся на пре­сто­ле, казах­стан­ский лидер Нур­сул­тан Назар­ба­ев, кото­рый проч­но нахо­дил­ся у вла­сти, неожи­дан­но объ­явил об ухо­де с поста пре­зи­ден­та все­го через 30 лет. Что это дает? Пола­га­ем, немно­го. Гос­по­дин Назар­ба­ев, воз­мож­но, боль­ше не явля­ет­ся «пре­зи­ден­том», но нахо­дя­щий­ся в [его] под­чи­не­нии пар­ла­мент, сре­ди про­че­го, при­су­дил ему титул «лиде­ра нации». Этот ста­тус дает ему и его семье ( все очень бога­ты) пожиз­нен­ный имму­ни­тет от уго­лов­но­го и граж­дан­ско­го пре­сле­до­ва­ния», пишет New York Times.

По мне­нию NYT, «отка­зав­шись от пре­зи­дент­ства, Назар­ба­ев про­сто лег­ко поки­нул линию огня во вре­мя уто­ми­тель­ных граж­дан­ских вол­не­ний».

«После непре­кра­ща­ю­щих­ся про­те­стов, вызван­ных гибе­лью пяте­рых детей из одной семьи в резуль­та­те пожа­ра 4 фев­ра­ля, гос­по­дин Назар­ба­ев рас­пу­стил пра­ви­тель­ство, обви­нив его в неспо­соб­но­сти повы­сить уро­вень жиз­ни насе­ле­ния и дивер­си­фи­ци­ро­вать эко­но­ми­ку», — пишут авто­ры, рас­це­ни­вая отстав­ку Назар­ба­е­ва как “мастер­ский шаг послед­не­го ком­му­ни­сти­че­ско­го лиде­ра”.

В годы прав­ле­ния Назар­ба­е­ва ситу­а­ция с пра­ва­ми чело­ве­ка остав­ля­ла желать луч­ше­го, так­же отме­ча­ет NYT, сре­ди “жертв гне­ва” экс-пре­зи­ден­та назы­вая Раха­та Али­е­ва, быв­ше­го мужа Назар­ба­е­вой, кото­рый “сумел нако­пить нема­лое состо­я­ние и при­об­ре­сти зна­чи­тель­ную власть”. Его обви­ни­ли в убий­стве и госу­дар­ствен­ной измене. Али­ев, сооб­ща­ет NYT, бежал из стра­ны и в конеч­ном ито­ге умер в австрий­ской тюрь­ме, где, по офи­ци­аль­ной вер­сии, «покон­чил с собой».

New York Times так­же пере­чис­ля­ет дости­же­ния Назар­ба­е­ва. «Про­ни­ца­тель­ный и ком­пе­тент­ный пра­ви­тель, он улуч­шил жизнь корен­ных каза­хов, сохра­нил зна­чи­тель­ное чис­ло рус­ских и под­дер­жи­вал теп­лые отно­ше­ния с Рос­си­ей, Кита­ем и запад­ны­ми ком­па­ни­я­ми, кото­рые помог­ли в раз­ра­бот­ке неф­тя­ных и газо­вых ресур­сов», сооб­ща­ет NYT.

ТРИ ОТЛИЧИЯ НАЗАРБАЕВА ОТ ЛИ КУАН Ю

В ста­тье изда­ний The Strategist Австра­лий­ско­го инсти­ту­та стра­те­ги­че­ской поли­ти­ки и Project Syndicate дает­ся оцен­ка дея­тель­но­сти Назар­ба­е­ва в годы пре­зи­дент­ства и пере­да­чи вла­сти. Казах­стан­ский лидер часто срав­ни­ва­ет себя с осно­ва­те­лем Син­га­пу­ра. Автор ста­тьи, стар­ший науч­ный сотруд­ник Цен­тра рос­сий­ских и евразий­ских иссле­до­ва­ний име­ни Дэви­са Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та Нар­гис Касе­но­ва, так­же про­во­дит парал­ле­ли меж­ду Назар­ба­е­вым и Ли Куан Ю.

«Отстав­ка Назар­ба­е­ва напо­ми­на­ет полу­от­став­ку отца-осно­ва­те­ля Син­га­пу­ра Ли Куан Ю и очень отли­ча­ет­ся от пол­ной отстав­ки и ухо­да из поли­ти­че­ской жиз­ни в 1999 году Бори­са Ель­ци­на, пер­во­го пре­зи­ден­та неза­ви­си­мой Рос­сии», — гово­рит Касе­но­ва.

Автор счи­та­ет, что «Назар­ба­ев хотел бы избе­жать менее при­ят­ной уча­сти дру­гих авто­ри­тар­ных пра­ви­те­лей и после­до­вать при­ме­ру Ли Куан Ю, кото­рый сфор­ми­ро­вал пози­тив­ный имидж авто­ри­та­риз­ма. Уход в отстав­ку и необ­хо­ди­мость дове­рить­ся новым лиде­рам, долж­но быть, были труд­ным реше­ни­ем. Рекорд­ный по про­дол­жи­тель­но­сти пери­од пре­зи­дент­ства Назар­ба­е­ва, омра­чен­ный кор­руп­ци­он­ны­ми скан­да­ла­ми, более спор­ный, неже­ли прав­ле­ние Ли Куан Ю», — счи­та­ет экс­перт.

По сло­вам авто­ра, глав­ный недо­ста­ток Назар­ба­е­ва в том, что он не смог сфор­ми­ро­вать демо­кра­ти­че­ские поли­ти­че­ские инсти­ту­ты.

«Назар­ба­ев создал поли­ти­че­скую систе­му, кото­рая соче­та­ет тех­но­кра­ти­че­ское управ­ле­ние в син­га­пур­ском сти­ле с фео­даль­ной лояль­но­стью. Прав­да, Казах­стан добил­ся опре­де­лен­ных успе­хов в укреп­ле­нии госу­дар­ствен­но­сти. Но, в отли­чие от Ли Куан Ю, Назар­ба­ев не создал силь­ную кон­ку­рен­то­спо­соб­ную систе­му поли­ти­че­ских пар­тий или неза­ви­си­мую судеб­ную систе­му. Это сде­ла­ет поли­ти­че­ский тран­зит осо­бен­но труд­ным», — пола­га­ет экс­перт.

В отли­чие от Ли Куан Ю, Назар­ба­ев не создал силь­ную кон­ку­рен­то­спо­соб­ную систе­му поли­ти­че­ских пар­тий или неза­ви­си­мую судеб­ную систе­му. Это сде­ла­ет поли­ти­че­ский тран­зит осо­бен­но труд­ным.

Как счи­та­ет Касе­но­ва, частич­ная децен­тра­ли­за­ция вла­сти неиз­беж­на. Если пре­зи­дент­ская фор­ма прав­ле­ния сохра­нит­ся, то Назар­ба­е­ву и его пре­ем­ни­ку удаст­ся сохра­нить власть. “Но если новый пре­зи­дент не смо­жет кон­со­ли­ди­ро­вать власть, что очень веро­ят­но, могут появить­ся мно­го­чис­лен­ные поли­ти­че­ские фигу­ры, за кото­ры­ми не будут сто­ять силь­ные пар­тии, спо­соб­ные раз­ре­шать про­ти­во­ре­чия. При таком сце­на­рии, воз­мож­но, даже Назар­ба­ев не смо­жет сохра­нить кон­троль над воз­ни­ка­ю­щи­ми кон­флик­та­ми”, — гово­рит Касе­но­ва.

Еще одним недо­стат­ком Назар­ба­е­ва экс­перт назы­ва­ет отсут­ствие в Казах­стане меха­низ­мов по изу­че­нию при­чин недо­воль­ства насе­ле­ния.

«Недав­ние и неути­ха­ю­щие про­те­сты могут стать пред­вест­ни­ка­ми более серьез­ных потря­се­ний поз­же. Хотя в насто­я­щее вре­мя чет­ких тре­бо­ва­ний тре­бо­ва­ний о демо­кра­тии никто не выдви­га­ет, но рас­тет недо­воль­ство соци­аль­ной неспра­вед­ли­во­стью. <…> В насто­я­щее вре­мя в Казах­стане нет меха­низ­ма для рас­смот­ре­ния жалоб насе­ле­ния», счи­та­ет экс­перт.

Так­же, в отли­чие от пер­во­го лиде­ра Син­га­пу­ра пер­вый пре­зи­дент Казах­ста­на поощ­рял соб­ствен­ный культ лич­но­сти, гово­рит Касе­но­ва.

«Обще­ствен­ные дея­те­ли и рядо­вые граж­дане вос­хва­ля­ют гений, муд­рость, пре­дан­ность и дру­гие каче­ства пре­зи­ден­та. Ему ста­вят памят­ни­ки по всей стране. Самый про­дви­ну­тый уни­вер­си­тет и шко­лы, цен­траль­ный про­спект в Алма­ты и аэро­порт сто­ли­цы – все они носи­ли имя Назар­ба­е­ва до его отстав­ки… 20 мар­та пар­ла­мент Казах­ста­на про­го­ло­со­вал за пере­име­но­ва­ние сто­ли­цы в Нур-Cул­тан (голо­со­ва­ние еще тре­бу­ет про­вер­ки на соот­вет­ствие Кон­сти­ту­ции), во мно­гих горо­дах пере­име­но­ва­ли цен­траль­ные ули­цы в честь Назар­ба­е­ва. Это вызы­ва­ет обес­по­ко­ен­ность сре­ди неко­то­рых сло­ев насе­ле­ния, и пра­ви­тель­ство не долж­но игно­ри­ро­вать эту реак­цию», гово­рит экс­перт.

ПОВТОРИТ ЛИ ПУТЬ НАЗАРБАЕВА ПУТИН?

Аме­ри­кан­ский жур­нал Foriegn Policy в ста­тье «Путин хочет отстав­ку в казах­стан­ском сти­ле» дела­ет выво­ды, что пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин может исполь­зо­вать метод Назар­ба­е­ва и поки­нуть пре­зи­дент­ский пост «напо­ло­ви­ну».

«У Рос­сии и Казах­ста­на мно­го обще­го. Поче­му бы двум пре­зи­ден­там, кото­рые дли­тель­ное вре­мя пра­вят сво­и­ми стра­на­ми, не иметь схо­жие пла­ны по тран­зи­ту вла­сти?», — зада­ет­ся вопро­сом автор Алек­сандр Бау­нов.

«Уйдя с поста пре­зи­ден­та, но сохра­нив неко­то­рые рыча­ги вла­сти, он [Назар­ба­ев] пыта­ет­ся осу­ще­ствить новый тип поли­ти­че­ско­го тран­зи­та сре­ди пост­со­вет­ских госу­дарств. За этим экс­пе­ри­мен­том будут вни­ма­тель­но наблю­дать не толь­ко в Казах­стане, но и в Рос­сии», — гово­рит экс­перт.

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и президент России Владимир Путин.
Быв­ший пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев (сле­ва) и пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин.

По мне­нию авто­ра, у Казах­ста­на и Рос­сии мно­го поли­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских, соци­аль­ных и демо­гра­фи­че­ских сходств, эко­но­ми­ки Казах­ста­на и Рос­сии так­же име­ют схо­жие струк­ту­ры и почти рав­ный ВВП на душу насе­ле­ния.

«В Казах­стане суще­ству­ет более жест­кий кон­троль, тогда как Рос­сия несколь­ко более сво­бод­на, но обе стра­ны явля­ют­ся при­ме­ра­ми элек­то­раль­но­го авто­ри­та­риз­ма, в кото­ром леги­тим­ность гла­вы госу­дар­ства под­твер­жда­ет­ся мно­го­пар­тий­ны­ми, но некон­ку­рент­ны­ми выбо­ра­ми. И Казах­стан, и Рос­сия — мно­го­эт­ни­че­ские и мно­го­кон­фес­си­о­наль­ные обще­ства, в кото­рых офи­ци­аль­ная «евразий­ская» идео­ло­гия объ­еди­ня­ет евро­пей­ские и так назы­ва­е­мые тра­ди­ци­он­ные, кон­сер­ва­тив­ные цен­но­сти. В обе­их стра­нах дают неболь­шую сво­бо­ду СМИ и отно­си­тель­ную сво­бо­ду для дис­кус­сий в Интер­не­те», — пишет FP.

Назар­ба­ев пыта­ет­ся осу­ще­ствить новый тип поли­ти­че­ско­го тран­зи­та. За этим экс­пе­ри­мен­том будут вни­ма­тель­но наблю­дать не толь­ко в Казах­стане, но и в Рос­сии.

Соглас­но Кон­сти­ту­ции Рос­сии, Путин дол­жен уйти в отстав­ку после исте­че­ния его чет­вер­то­го пре­зи­дент­ско­го сро­ка в 2024 году. Поэто­му в тече­ние несколь­ких лет у Крем­ля есть воз­мож­ность наблю­дать за пере­да­чей вла­сти в кон­тро­ли­ру­е­мых усло­ви­ях, очень похо­жих на рос­сий­скую, счи­та­ет экс­перт.

«Пред­ставь­те бога­тую и вли­я­тель­ную Рос­сию в виде сей­фа с день­га­ми, а гла­ву стра­ны, как чело­ве­ка, у кото­ро­го нахо­дят­ся клю­чи от него. Теперь пред­ставь­те, что сде­лан еще один допол­ни­тель­ный ключ, и сейф смо­гут откры­вать два чело­ве­ка. Вся слож­ность в про­бле­ме двой­но­го кон­тро­ля, кото­рую созда­ет раз­де­лен­ная систе­ма», рас­суж­да­ет Алек­сандр Бау­нов.

Рос­сия уже испы­та­ла раз­де­ле­ние вла­сти, когда Дмит­рий Мед­ве­дев зани­мал пост пре­зи­ден­та с 2008 по 2012 год, после того, как Путин отбыл два пре­зи­дент­ских сро­ка под­ряд. Одна­ко тогда посто­ян­но воз­ни­кал вопрос: «Вер­нет­ся Путин к пре­зи­дент­ству или нет?». По сло­вам экс­пер­та, ни в Казах­стане, ни в Рос­сии такой сце­на­рий боль­ше не повто­рит­ся.

Похо­же на то, что Назар­ба­ев пока не пла­ни­ру­ет про­во­дить досроч­ные выбо­ры. В каче­стве гла­вы Сове­та без­опас­но­сти Нур­сул­тан Назар­ба­ев наме­рен исполь­зо­вать этот пере­ход­ный пери­од для того, что­бы отобрать пре­ем­ни­ка. Тем не менее, как счи­та­ет автор, Назар­ба­ев, похо­же, пока не решил, кто будет сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том.

«Ничто не меша­ет Пути­ну сде­лать то же самое. Эта стра­те­гия, одна­ко, несет двой­ной риск. В ситу­а­ции, когда необ­хо­ди­мо поса­дить на трон ново­го пома­зан­ни­ка, даже фор­маль­ные выбо­ры при­об­ре­та­ют зна­че­ние. Во-пер­вых, полу­ча­тель вто­ро­го клю­ча от сей­фа — наслед­ник — не может быть слиш­ком сла­бым или неиз­вест­ным. В про­тив­ном слу­чае люди могут не про­го­ло­со­вать за него или сде­лать это без доста­точ­но­го энту­зи­аз­ма, что подо­рвет леги­тим­ность все­го тран­зи­та. Это осо­бен­но важ­но для Рос­сии, где авто­ри­та­ризм стро­ит­ся на несколь­ко менее устой­чи­вой осно­ве, а пря­мая под­держ­ка Пути­на боль­ше не гаран­ти­ру­ет побе­ду кан­ди­да­та на мест­ных выбо­рах», пишет Foreign Policy.

Немец­кий теле­ка­нал Deutsche Welle так­же рас­суж­да­ет о том, что Рос­сия может исполь­зо­вать при­мер с Казах­ста­на. В ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной на веб-сай­те кана­ла, при­во­дят­ся сло­ва казах­стан­ско­го экс­пер­та Айдо­са Сары­ма об отсут­ствии у Рос­сии воз­мож­но­сти ско­пи­ро­вать казах­стан­скую модель.

«Власть в Рос­сии рас­пре­де­ля­ет­ся по-дру­го­му. Струк­ту­ра вла­сти намно­го слож­нее. Кла­нов боль­ше, чем в Казах­стане, а власть сосре­до­то­че­на в руках одно­го кла­на. В Рос­сии очень мно­го людей, гото­вых «пере­ре­зать глот­ку» дру­гу дру­гу», — пола­га­ет Сарым.

В Рос­сии очень мно­го людей, гото­вых «пере­ре­зать глот­ку» дру­гу дру­гу

По мне­нию мос­ков­ско­го эспер­та Алек­сея Кур­то­ва, Путин не будет рас­смат­ри­вать сце­на­рий Назар­ба­е­ва и доб­ро­воль­но отка­зы­вать­ся от вла­сти. Он гово­рит, что сего­дняш­няя ситу­а­ция в Казах­стане напо­ми­на­ет уход Ель­ци­на из вла­сти в 1999 году. «Когда пре­зи­дент Борис Ель­цин ушел в отстав­ку, адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та стра­ны про­дол­жил воз­глав­лять все тот же клан. Вла­ди­мир Путин был един­ствен­ным пре­тен­ден­том», — гово­рит экс­перт. Он был про­те­же Ель­ци­на и гаран­ти­ро­вал сво­е­му покро­ви­те­лю и его кла­ну имму­ни­тет, пишет Deutsche Welle.

Владимир Путин (сол жақта) және Ресейдің бұрынғы басшысы Борис Ельцин.
Вла­ди­мир Путин (сол жақта) және Ресей­дің бұры­нғы бас­шы­сы Борис Ель­цин.

По мне­нию авто­ра, на пост­со­вет­ском про­стран­стве суще­ству­ет кон­ку­рен­ция меж­ду Евро­пой и Евра­зи­ей, или демо­кра­ти­ей и авто­ри­та­риз­мом. На сто­роне Евро­пы сто­ит Укра­и­на, а на сто­роне авто­ри­та­риз­ма – Рос­сия. Казах­стан и Рос­сия борют­ся за «модер­ни­за­цию авто­ри­та­риз­ма, то есть пре­вра­ще­ние в пост­со­вет­ский Син­га­пур или Южную Корею», и в этой борь­бе пока побеж­да­ет Казах­стан, счи­та­ет автор.

«В Казах­стане был открыт англо­языч­ный уни­вер­си­тет, где была созда­на эко­но­ми­че­ская зона, осно­ван­ная на общем англий­ском пра­ве. Пред­ста­ви­те­лей пра­ви­тель­ства отправ­ля­ют на уче­бу на Запад, а кирил­ли­цу сме­ни­ли на лати­ни­цу. И никто не вво­дил санк­ции про­тив Казах­ста­на», — заклю­ча­ет Deutsche Welle.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»