fbpx

Что мешает немецкому бизнесу в Казахстане?

Вече­ром в чет­верг, 15 декаб­ря, в немец­кой сто­ли­це состо­я­лось уже 19‑е по сче­ту засе­да­ние Бер­лин­ско­го евразий­ско­го клу­ба, создан­но­го в 2012 году по ини­ци­а­ти­ве пра­ви­тель­ства Казах­ста­на. По сло­вам высту­пав­ше­го на засе­да­нии упол­но­мо­чен­но­го пра­ви­тель­ства ФРГ по меж­об­ще­ствен­но­му сотруд­ни­че­ству с пост­со­вет­ски­ми стра­на­ми Гер­но­та Эрле­ра (Gernot Erler), такой форум слу­жит хоро­шим при­ме­ром “кре­а­тив­ной и инно­ва­ци­он­ной фор­мы” попу­ля­ри­за­ции Казах­ста­на в Гер­ма­нии.

Засе­да­ние — с про­ло­гом из отлич­но­го кофе и изыс­кан­ной выпеч­ки — про­хо­ди­ло в феше­не­бель­ной сто­лич­ной гости­ни­це Adlon. Пуб­ли­ка — немец­кие ком­мер­сан­ты с дело­вы­ми инте­ре­са­ми в Казах­стане. Речь шла не о состо­я­нии демо­кра­тии, неза­ви­си­мом пра­во­су­дии и соблю­де­нии прав чело­ве­ка в Казах­стане, а исклю­чи­тель­но о шан­сах немец­ко­го биз­не­са в этой стране и труд­но­стях, с кото­ры­ми стал­ки­ва­ют­ся в ней пред­при­ни­ма­те­ли из ФРГ.

Роль Казах­ста­на для немец­ко­го биз­не­са

Управ­ля­ю­щий дела­ми Восточ­но­го коми­те­та немец­кой эко­но­ми­ки Миха­эль Хармс (Michael Harms) счи­та­ет Казах­стан “абсо­лют­но при­о­ри­тет­ным эко­но­ми­че­ским парт­не­ром Гер­ма­нии в Цен­траль­ной Азии”, назы­ва­ет его “очень надеж­ным постав­щи­ком энер­го­но­си­те­лей”, “свя­зу­ю­щим зве­ном меж­ду Евро­пой и Ази­ей” и “яко­рем” Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за (ЕАЭС).

На заседании Берлинского евразийского клуба

Участ­ни­ки засе­да­ния: Гер­нот Эрлер, Миха­эль Хармс и Роман Васи­лен­ко (сле­ва напра­во)

Заме­сти­тель мини­стра ино­стран­ных дел Казах­ста­на Роман Васи­лен­ко напом­нил в этой свя­зи, что имен­но Казах­стан, точ­нее, его пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев высту­пил с ини­ци­а­ти­вой созда­ния тако­го сою­за еще в 1994 году. “В тече­ние 20 лет он рабо­тал над ее мате­ри­а­ли­за­ци­ей, и она мате­ри­а­ли­зо­ва­лась в Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз”, — ска­зал Васи­лен­ко, под­черк­нув сло­во “эко­но­ми­че­ский”.

О роли Казах­ста­на как моста из Евро­пы в Азию гово­ри­ли и дру­гие высту­пав­шие на засе­да­нии клу­ба. Несколь­ко ина­че оце­ни­ва­ет поло­же­ние этой стра­ны Андре­ас Штай­нин­гер (Andreas Steininger) из Восточ­но­го инсти­ту­та в Висма­ре, кото­рый сре­ди про­че­го кон­суль­ти­ру­ет немец­ких пред­при­ни­ма­те­лей с ком­мер­че­ски­ми инте­ре­са­ми на пост­со­вет­ском рын­ке.

Пра­во­вые рам­ки

По его выра­же­нию, Казах­стан “застрял” меж­ду Рос­си­ей и Запа­дом, что меша­ет ему вос­поль­зо­вать­ся теми пре­иму­ще­ства­ми, кото­рые стране дают, в част­но­сти, вступ­ле­ние в ВТО и согла­ше­ния о коопе­ра­ции со стра­на­ми ЕС. Штай­нин­гер име­ет при этом в виду в первую оче­редь про­ти­во­ре­чи­вость име­ю­щих­ся в Казах­стане рамоч­ных усло­вий для ино­стран­ных пред­при­ни­ма­те­лей. Это каса­ет­ся, напри­мер, дей­ству­ю­щих в стране зако­нов.

Андреас Штайнингер

Андре­ас Штай­нин­гер

Граж­дан­ское пра­во в стране — фак­ти­че­ски рос­сий­ское, а неко­то­рые зако­ны, регу­ли­ру­ю­щие ком­мер­че­скую дея­тель­ность, ори­ен­ти­ру­ют­ся на англо­сак­сон­ские, отме­тил экс­перт. Он обра­тил вни­ма­ние, к при­ме­ру, на пра­ви­ла созда­ния в Казах­стане обществ с огра­ни­чен­ной ответ­ствен­но­стью (ООО). Ино­стран­ные инве­сто­ры часто не реша­ют­ся созда­вать в Казах­стане ООО, посколь­ку опа­са­ют­ся, что в слу­чае неуда­чи им при­дет­ся отве­чать и лич­ным иму­ще­ством.

Еще одна про­бле­ма — новые стро­гие пра­ви­ла предо­став­ле­ния ино­стран­цам пра­ва на рабо­ту в Казах­стане. Этой темой при­шлось вплот­ную зани­мать­ся послу ФРГ в Астане Роль­фу Мафа­э­лю (Rolf Mafael), всту­пив­ше­му в долж­ность три меся­ца назад. Если новые пра­ви­ла нач­нут при­ме­нять, то это выну­дит мно­гие немец­кие фир­мы закрыть свои пред­ста­ви­тель­ства в Казах­стане, что­бы не нару­шать пред­пи­сан­ные кво­ты, пояс­нил посол. Не гово­ря уже о том, доба­вил он, что ино­стран­цев соби­ра­лись обя­зать сда­вать экза­мен на зна­ние казах­ско­го язы­ка, что­бы полу­чить раз­ре­ше­ние на рабо­ту в стране.

Пра­ви­тель­ство, одна­ко, по сло­вам Мафа­э­ля, учло воз­ра­же­ния ино­стран­ных инве­сто­ров и наме­ре­но изме­нить зако­но­про­ект. “Вопрос сей­час уже реша­ет­ся, — заве­рил и Роман Васи­лен­ко. — Новые жест­кие пра­ви­ла будут либо отме­не­ны, либо смо­ду­ли­ро­ва­ны так, что­бы не нано­сить ущерб рабо­те ино­стран­ных ком­па­ний”.

Кри­те­рии и отзы­вы инве­сто­ров

Немец­кие пред­при­ни­ма­те­ли смот­рят на Казах­стан как на любую дру­гую стра­ну с точ­ки зре­ния инве­сти­ци­он­ной при­вле­ка­тель­но­сти, под­черк­нул член прав­ле­ния Deutscher Bank и сопред­се­да­тель казах­стан­ско-гер­ман­ско­го Дело­во­го сове­та по стра­те­ги­че­ско­му сотруд­ни­че­ству Петер Тильс (Peter Tils).

Супермаркет в Алма-Ате

Супер­мар­кет в Алма-Ате

Они учи­ты­ва­ют емкость рын­ка, пра­во­вые рам­ки, име­ю­щи­е­ся огра­ни­че­ния, ста­биль­ность валю­ты, воз­мож­но­сти для экс­пор­та, уро­вень обра­зо­ва­ния, нали­чие ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной рабо­чей силы, нало­го­вых льгот и при­ви­ле­гий. В целом пред­ста­ви­те­ли немец­ких дело­вых кру­гов оце­ни­ва­ют инве­сти­ци­он­ную при­вле­ка­тель­ность Казах­ста­на выше, чем боль­шин­ства дру­гих стран быв­ше­го СССР.

Они поло­жи­тель­но отзы­ва­ют­ся о кур­се пра­ви­тель­ства на избав­ле­ние от сырье­вой зави­си­мо­сти, о валют­ной и бюд­жет­ной поли­ти­ке, опе­ра­тив­ной и эффек­тив­ной реак­ции на бан­ков­ский кри­зис и деваль­ва­цию руб­ля, о реше­нии поста­вить оте­че­ствен­ные неф­те­га­зо­вые пред­при­я­тия в усло­вия кон­ку­рен­ции с ино­стран­ны­ми кон­цер­на­ми, что рез­ко повы­си­ло эффек­тив­ность казах­стан­ских про­из­во­ди­те­лей.

Вер­нет­ся ли “Гер­мес”?

Есть, одна­ко, одна суще­ствен­ная про­бле­ма, кото­рая — судя по реак­ции пуб­ли­ки — слу­жит глав­ным пре­пят­стви­ем для немец­ких инве­сто­ров. При­шед­шие в Адлон ком­мер­сан­ты друж­но захло­па­ли в ладо­ши толь­ко один раз — когда речь зашла о немец­ких госу­дар­ствен­ных гаран­ти­ях на сдел­ки меж­ду част­ны­ми казах­стан­ски­ми и немец­ки­ми пред­при­я­ти­я­ми по систе­ме “Гер­мес”.

Без таких гаран­тий фир­мы из ФРГ отка­зы­ва­ют­ся постав­лять в Казах­стан стан­ки и обо­ру­до­ва­ние, кото­рые, в отли­чие от шир­по­тре­ба, оку­па­ют­ся не ско­ро и пред­по­ла­га­ют нали­чие дол­го­сроч­но­го финан­си­ро­ва­ния.

“Гер­ме­сов­ские” гаран­тии Гер­ма­ния пере­ста­ла предо­став­лять после исто­рии с казах­стан­ским бан­ком БТА, ока­зав­шим­ся непла­те­же­спо­соб­ным в резуль­та­те финан­со­во­го кри­зи­са 2008 года. Банк не смог рас­пла­тить­ся с немец­ки­ми постав­щи­ка­ми, их убыт­ки при­шлось ком­пен­си­ро­вать из немец­ко­го госу­дар­ствен­но­го бюд­же­та, и теперь Гер­ма­ния тре­бу­ет от Казах­ста­на рас­пла­тить­ся по дол­гам наци­о­на­ли­зи­ро­ван­но­го тем вре­ме­нем бан­ка.

О какой сум­ме идет речь, в мини­стер­стве финан­сов ФРГ не гово­рят, но извест­но, что Гер­ма­ния согла­си­лась про­стить при­мер­но ее поло­ви­ну в ходе про­ве­ден­ной в Казах­стане пер­вой реструк­ту­ри­за­ции дол­гов БТА. Но на допол­ни­тель­ные жерт­вы в Бер­лине идти не гото­вы и соглас­ны воз­об­но­вить дей­ствие гаран­тий для част­ных фирм по систе­ме “Гер­мес” толь­ко в том слу­чае, если Казах­стан хотя бы частич­но рас­пла­тит­ся по дол­гам.

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan