7 C
Астана
19 сентября, 2021
Image default

Чем меньше мы знаем, тем проще власти

То, чего в Казах­стане нет, – доступ граж­дан к инфор­ма­ции обсуж­да­ли в ходе «круг­ло­го сто­ла» депу­та­ты, чинов­ни­ки и пред­ста­ви­те­ли НПО. О «пра­ве знать» мно­го и хоро­шо пишут в меж­ду­на­род­ных доку­мен­тах, к кото­рым наша рес­пуб­ли­ка с энту­зи­аз­мом при­со­еди­ня­ет­ся, но на ситу­а­цию внут­ри стра­ны это прак­ти­че­ски не вли­я­ет. И судя по выступ­ле­ни­ям на меро­при­я­тии чинов­ни­ков , вли­ять не будет.

 

Автор: Лидия ШМИДТ

Напом­ним, что в оте­че­ствен­ном зако­но­да­тель­стве отсут­ству­ют поня­тия «доступ к инфор­ма­ции» и «обще­ствен­но зна­чи­мая инфор­ма­ция». Чет­кие гра­ни­цы  — что мож­но узна­вать и рас­про­стра­нять, а что нель­зя  —  так­же не очер­че­ны. В ито­ге чинов­ни­ки неглас­но исполь­зу­ют пра­ви­ло: «что не раз­ре­ше­но, то запре­ще­но, а что раз­ре­ше­но, мы запре­ща­ем тоже».

Гово­рить тут о какой-то реа­ли­за­ции пра­ва граж­дан (меж­ду про­чим, одно­го из базо­вых), все рав­но что рас­суж­дать, есть ли жизнь на Мар­се. Но ситу­а­ция име­ет шанс изме­нить­ся в луч­шую сто­ро­ну. Не так дав­но казах­стан­ский пар­ла­мент акти­ви­зи­ро­вал рабо­ту над зако­но­про­ек­том «О досту­пе к инфор­ма­ции». Чем она закон­чит­ся, пока не извест­но, но сама тема актив­но обсуждается.

Ста­нет ли доку­мент дей­ству­ю­щим меха­низ­мом для уре­гу­ли­ро­ва­ния пра­во­вых отно­ше­ний или вопрос опять будет решен номи­наль­но? Выво­ды мож­но сде­лать из выступ­ле­ний участ­ни­ков «круг­ло­го стола».

Луч­ше, чем было, но хуже, чем будет 

Вопрос о досту­пе к инфор­ма­ции явля­ет­ся при­о­ри­тет­ным для чело­ве­че­ско­го изме­ре­ния ОБСЕ, — зада­ла тон обсуж­де­нию  гла­ва цен­тра ОБСЕ в Астане Ната­лья Заруд­ная. По ее сло­вам, рабо­та над нор­ма­тив­но-пра­во­вой базой в этой обла­сти в Казах­стане ведет­ся уже не пер­вый год, но окон­ча­тель­ных резуль­та­тов пока не вид­но. А на про­ме­жу­точ­ные, от себя доба­вим, смот­реть страшновато.

Как дипло­ма­тич­но отме­ти­ла г‑жа Заруд­ная, сослав­шись на заклю­че­ние экс­пер­тов, «нынеш­ний текст зако­но­про­ек­та по срав­не­нию с 2010 годом был зна­чи­тель­но усо­вер­шен­ство­ван», но “все же в нем оста­лись неко­то­рые поло­же­ния, тре­бу­ю­щие суще­ствен­ной дора­бот­ки для при­ве­де­ния его в соот­вет­ствие с меж­ду­на­род­ны­ми стандартами”.

В меж­ду­на­род­ных доку­мен­тах неод­но­крат­но про­воз­гла­ша­лось, что сво­бо­да само­вы­ра­же­ния и сво­бо­да инфор­ма­ции игра­ют важ­ную роль в демо­кра­тич­ном обще­стве, име­ют боль­шое зна­че­ние для его про­грес­са, про­цве­та­ния и осу­ществ­ле­ния дру­гих прав чело­ве­ка и основ­ных сво­бод. Это пра­во вклю­ча­ет воз­мож­ность бес­пре­пят­ствен­но при­дер­жи­вать­ся сво­их убеж­де­ний, искать, полу­чать и рас­про­стра­нять инфор­ма­цию и идеи любы­ми сред­ства­ми и неза­ви­си­мо от госу­дар­ствен­ных границ.

- В демо­кра­тич­ном обще­стве госу­дар­ство обя­за­но обес­пе­чить пра­во граж­дан на полу­че­ние инфор­ма­ции, — заяв­ля­ет Заруд­ная, — и исхо­дить в сво­их дей­стви­ях из соблю­де­ния прин­ци­па мак­си­маль­но­го рас­кры­тия све­де­ний. Это пра­во явля­ет­ся основ­ной гаран­ти­ей уча­стия граж­дан в госу­дар­ствен­ных делах и про­зрач­но­сти или транс­па­рент­но­сти дея­тель­но­сти пра­ви­тель­ства. Зако­но­да­тель­ное регу­ли­ро­ва­ние досту­па граж­дан к инфор­ма­ции, осно­ван­ное на меж­ду­на­род­ных стан­дар­тах и пере­до­вом опы­те, долж­но спо­соб­ство­вать дости­же­нию таких целей, как кон­троль обще­ства над дей­стви­я­ми госу­дар­ствен­ных орга­нов, предот­вра­ще­ние зло­упо­треб­ле­ния вла­стью и укреп­ле­ние дове­рия обще­ства по отно­ше­нию к вла­сти. И в целом более актив­но­му уча­стию насе­ле­ния в жиз­не­де­я­тель­но­сти общества.

Пока же казах­стан­цам и о про­зрач­но­сти рабо­ты пра­ви­тель­ства, и об уча­стии в управ­ле­нии госу­дар­ством оста­ет­ся толь­ко меч­тать. Так же, как и о том, что вла­сти воз­на­ме­рят­ся учи­ты­вать обще­ствен­ные инте­ре­сы и чет­ко отре­гу­ли­ру­ют вопрос, что узна­вать мож­но, а что — нет.

- Не сек­рет, что ино­гда пра­ви­тель­ство огра­ни­чи­ва­ет граж­дан в пра­вах, — кон­ста­ти­ру­ет гла­ва цен­тра ОБСЕ в Астане, — оправ­ды­вая свои дей­ствия защи­той наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, госу­дар­ствен­ных сек­ре­тов или пра­вом на част­ную жизнь и ее непри­кос­но­вен­ность. Несо­мнен­но, такая защи­та долж­на обес­пе­чи­вать­ся госу­дар­ством, но толь­ко в чет­ко обо­зна­чен­ных рам­ках и мас­шта­бах, что­бы под этим пред­ло­гом не исполь­зо­ва­лось неоправ­дан­ное огра­ни­че­ние сво­бо­ды и прав граж­дан на полу­че­ние информации.

А на прак­ти­ке — не ина­че как из сооб­ра­же­ний наци­о­наль­ной без­опас­но­сти — засек­ре­чи­ва­ют зар­пла­ты чинов­ни­ков и работ­ни­ков нац­ком­па­ний. В чис­ло гос­сек­ре­тов авто­ма­ти­че­ски попа­да­ют рас­цен­ки на долж­ност­ные «крес­ла» в мини­стер­ских каби­не­тах. Совер­шен­но непри­кос­но­вен­ной ста­но­вит­ся част­ная жизнь высо­ко­по­став­лен­ных гос­слу­жа­щих, осо­бен­но когда речь захо­дит о сум­мах, заим­ству­е­мых ими из бюд­же­та на лич­ные нуж­ды, об «опе­ка­е­мых» ими част­ных пред­при­я­ти­ях и т.д.

- Пра­во на част­ную жизнь тоже явля­ет­ся меж­ду­на­род­но при­знан­ным прин­ци­пом, — соглас­на Заруд­ная, — но и оно не долж­но излишне огра­ни­чи­вать доступ граж­дан к инфор­ма­ции. Тем более когда речь идет о пуб­лич­ном дея­те­ле, кото­рый дол­жен быть более откры­тым для пуб­лич­но­го осве­ще­ния и кри­ти­ки обсто­я­тельств его част­ной жиз­ни. Осо­бен­но когда дан­ные о его яко­бы лич­ной жиз­ни отве­ча­ют пра­ву обще­ствен­но­сти на полу­че­ние обще­ствен­но зна­чи­мой инфор­ма­ции… Ины­ми сло­ва­ми, огра­ни­че­ние госу­дар­ством пра­ва на сво­бо­ду полу­че­ния инфор­ма­ции и выра­же­ния не долж­но ста­вить под угро­зу сами эти права.

Завер­шая доклад, Заруд­ная выра­зи­ла надеж­ду, что при при­ня­тии зако­на народ­ные избран­ни­ки учтут все реко­мен­да­ции, в том чис­ле и цен­тра ОБСЕ.

Госор­га­нам все по фундаменту 

Совет­ник пред­ста­ви­те­ля реги­о­наль­но­го отде­ле­ния управ­ле­ния вер­хов­но­го комис­са­ра ООН по пра­вам чело­ве­ка Ната­лья Сейт­му­ра­то­ва назы­ва­ет пра­во на доступ к инфор­ма­ции осно­во­по­ла­га­ю­щим усло­ви­ем для пол­но­цен­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния пра­во­во­го демо­кра­ти­че­ско­го госу­дар­ства. При­чем это пра­во каса­ет­ся всех сфер. Госу­дар­ства долж­ны учи­ты­вать мас­шта­бы изме­не­ний в инфор­ма­ци­он­ных и ком­му­ни­ка­ци­он­ных тех­но­ло­ги­ях, таких как элек­трон­ные систе­мы, рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции на базе интер­не­та и мобиль­ной свя­зи, кото­рые суще­ствен­но изме­ни­ли мето­ды обще­ния во всем мире.

- Госу­дар­ствам сле­ду­ет пред­при­ни­мать все необ­хо­ди­мые меры для укреп­ле­ния неза­ви­си­мо­сти этих новых средств ком­му­ни­ка­ции, — счи­та­ет Сейт­му­ра­то­ва. — И обес­пе­чить доступ насе­ле­ния к ним.

Кро­ме того, по ее сло­вам, как у пред­ста­ви­те­лей СМИ, так и у рядо­вых граж­дан не долж­но быть ника­ких про­блем с досту­пом к инфор­ма­ции, кото­рой вла­де­ют госор­га­ны. (Это выска­зы­ва­ние вызва­ло в рядах сто­лич­ных жур­на­ли­стов нерв­ный смех.)

Пред­ста­ви­тель Фон­да Сорос-Казах­стан Бота Аяз­ба­е­ва утвер­жда­ет, что доступ к пуб­лич­ной обще­ствен­но зна­чи­мой инфор­ма­ции явля­ет­ся осно­вой про­зрач­но­го и под­от­чет­но­го государства.

- Дан­ное пра­во обес­пе­чи­ва­ет реа­ли­за­цию и защи­ту всех осталь­ных прав, — уве­ре­на она, — от пра­ва на про­зрач­ные, ответ­ствен­ные пра­ви­тель­ства и госу­дар­ства до пра­ва на граж­дан­ское уча­стие в управ­ле­нии госу­дар­ством. Это одно из фун­да­мен­таль­ных прав человека.

С «фун­да­мен­том», как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка, у нас дело худо. В дан­ное вре­мя в дей­ству­ю­щем зако­но­да­тель­стве Казах­ста­на отсут­ству­ют базо­вые поня­тия «доступ к инфор­ма­ции» и «обще­ствен­но зна­чи­мая инфор­ма­ция». Так­же нет чет­ких кри­те­ри­ев, опре­де­ля­ю­щих сте­пень откры­то­сти госу­дар­ствен­ной инфор­ма­ции, отсут­ству­ют пра­во­вые гаран­тии для пуб­лич­но­го обна­ро­до­ва­ния и рас­про­стра­не­ния обще­ствен­но зна­чи­мой инфор­ма­ции, кото­рая необ­хо­ди­ма для уси­ле­ния соци­аль­ной ответ­ствен­но­сти и под­от­чет­но­сти госу­дар­ства перед сво­и­ми гражданами.

- Фонд Сорос-Казах­стан при­вет­ству­ет депу­тат­скую ини­ци­а­ти­ву по раз­ра­бот­ке зако­но­про­ек­та по досту­пу к инфор­ма­ции, — поки­ва­ла Аяз­ба­е­ва. — Одна­ко соглас­но ана­ли­зу, про­ве­ден­но­му в про­шлом году канад­ской орга­ни­за­ци­ей «Центр пра­ва и демо­кра­тии», дан­ный зако­но­про­ект полу­чил 86 бал­лов из 150 воз­мож­ных. Это озна­ча­ет, что, если доку­мент будет при­нят в нынеш­ней редак­ции, Казах­стан будет иметь воз­мож­ность полу­чить толь­ко 43‑е место из 93 стран, участ­ву­ю­щих в дан­ном иссле­до­ва­нии. На наш взгляд, это озна­ча­ет, что зако­но­про­ект может быть зна­чи­тель­но улуч­шен и усо­вер­шен­ство­ван раз­ра­бот­чи­ка­ми при уча­стии пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ско­го общества.

Уси­ли­ва­ю­ще­е­ся госу­дар­ствен­ное регу­ли­ро­ва­ние интер­не­та, по ее мне­нию, суще­ствен­но огра­ни­чи­ва­ет сво­бо­ду граж­дан бес­пре­пят­ствен­но искать, полу­чать и рас­про­стра­нять инфор­ма­цию без рис­ка судеб­но­го пре­сле­до­ва­ния. В Казах­стане, не сто­ит забы­вать, все бло­ги и чаты зако­но­да­тель­но при­рав­не­ны к СМИ. А самые небла­го­на­деж­ные и оппо­зи­ци­он­ные ресур­сы про­сто блокируются.

- Доступ к инфор­ма­ции, име­ю­щей­ся в рас­по­ря­же­нии госу­дар­ствен­ных орга­нов, дол­жен являть­ся пра­ви­лом, — поды­то­жи­ла Аяз­ба­е­ва. — А огра­ни­че­ние это­го пра­ва — исклю­че­ни­ем. Огра­ни­че­ния долж­ны быть чет­ко опре­де­ле­ны зако­ном. Пра­во­вая систе­ма долж­на защи­щать сво­бо­ду выра­же­ния мне­ний и обес­пе­чи­вать декри­ми­на­ли­за­цию кле­ве­ты и диффамации.

Вот толь­ко с чув­ством дол­га у наше­го госу­дар­ства совсем худо.

Про­фес­сор, док­тор юри­ди­че­ских наук и член Цен­триз­бир­ко­ма Марат Сар­сем­ба­ев пред­ло­жил более прак­тич­ные меры воз­дей­ствия на нару­ши­те­лей зако­на. «После при­ня­тия про­ек­та надо поду­мать о том, что­бы в Кодек­се РК об адми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и УК РК была бы преду­смот­ре­на ответ­ствен­ность за необос­но­ван­ный отказ в предо­став­ле­нии инфор­ма­ции». Жаль толь­ко, что кон­крет­ных спо­со­бов при­вле­че­ния госор­га­нов к этой ответ­ствен­но­сти про­фес­сор не пред­ло­жил. А судить­ся с чинов­ни­ком в нашей стране — это дело заве­до­мо гиблое.

Оппо­нент вре­мен­но недоступен 

Отно­ше­ние к «инфор­ма­ци­он­но­му вопро­су» про­го­су­дар­ствен­ных струк­тур нагляд­но про­де­мон­стри­ро­вал заве­ду­ю­щий сек­ре­та­ри­а­том комис­сии по пра­вам чело­ве­ка при пре­зи­ден­те РК Тас­те­мир Абишев.

- Дей­ству­ю­щее зако­но­да­тель­ство Казах­ста­на так­же обес­пе­чи­ва­ет пра­во наших граж­дан на полу­че­нии инфор­ма­ции. Это закон о СМИ, дру­гие зако­но­да­тель­ные акты, — заявил он. — Но с точ­ки зре­ния комис­сии по пра­вам чело­ве­ка, нор­мы дан­ных зако­нов порой про­ти­во­ре­чат друг дру­гу. И мы бы хоте­ли уви­деть отдель­ный спе­ци­аль­ный закон по уре­гу­ли­ро­ва­нию полу­че­ния инфор­ма­ции для наших граж­дан, а так­же юри­ди­че­ских лиц, рабо­та­ю­щих на тер­ри­то­рии Казахстана.

Свое отно­ше­ние к мне­нию меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций по это­му пово­ду г‑н Аби­шев тоже выразил.

- То, что вы (г‑жа Аяз­ба­е­ва — авт.) сего­дня сооб­щи­ли, что какая-то канад­ская орга­ни­за­ция дала 86 бал­лов, это непло­хо, — снис­хо­ди­тель­но заявил он.

Если до это­го спи­ке­ры гово­ри­ли о пра­ве досту­па к инфор­ма­ции, то г‑н Аби­шев пред­по­чел выска­зать­ся о необ­хо­ди­мо­сти ограничений.

- В любом госу­дар­стве, даже в раз­ви­тых стра­нах, пра­ва чело­ве­ка на полу­че­ние инфор­ма­ции огра­ни­чи­ва­ют­ся, ува­жа­е­мые кол­ле­ги, — все с тем же пре­вос­ход­ством заявил он. — В ста­тье 39‑й нашей Кон­сти­ту­ции пере­чень при­ве­ден, и он, на наш взгляд, исчер­пы­ва­ю­щий: для охра­ны обще­ствен­но­го поряд­ка, госу­дар­ствен­ной без­опас­но­сти, соблю­де­ния прав и сво­бод дру­гих лиц, мора­ли обще­ства, нрав­ствен­но­сти, а так­же те све­де­ния, кото­рые состав­ля­ют госу­дар­ствен­ные сек­ре­ты. Эта инфор­ма­ция может быть предо­став­ле­на толь­ко по запро­су судеб­но­го орга­на, в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях, в уста­нов­лен­ном зако­ном поряд­ке. Такое огра­ни­че­ние дей­ству­ет во мно­гих стра­нах мира.

Вот толь­ко вряд ли «во мно­гих стра­нах мира» сек­рет­ны­ми ока­зы­ва­ют­ся све­де­ния вполне мир­но­го харак­те­ра. Напри­мер, такие, как реше­ние пра­ви­тель­ствен­ной комис­сии по про­бле­мам участ­ни­ков доле­во­го стро­и­тель­ства. Озна­ко­мить­ся с этим доку­мен­том доль­щи­ки не могут по сей день. Не ина­че вла­сти опа­са­ют­ся, что это нане­сет непо­пра­ви­мый урон обще­ствен­ной мора­ли и нравственности.

Для мно­гих казах­стан­цев ста­но­вит­ся про­бле­мой даже свое­вре­мен­но полу­чить на руки реше­ние суда. Может быть, их тоже не выда­ют из стра­те­ги­че­ских сооб­ра­же­ний — а вдруг это воен­ная тайна?!

Чле­ны неко­то­рых КСК охот­но рас­ска­жут, что каж­дый год бьют­ся за пра­во озна­ко­мить­ся с годо­вой сме­той сво­е­го коопе­ра­ти­ва, кото­рая скры­ва­ет­ся от жиль­цов, — веро­ят­нее все­го, по сооб­ра­же­ни­ям наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Спи­сок мож­но про­дол­жать очень долго.

- Мы будем при­ни­мать зако­но­про­ект с уче­том инте­ре­сов госу­дар­ства, граж­дан­ско­го обще­ства, — пообе­щал Аби­шев. — Но при этом учтем огра­ни­че­ния, суще­ству­ю­щие в нашей Кон­сти­ту­ции, а так­же в меж­ду­на­род­ных пра­во­вых актах, кото­рые рати­фи­ци­ро­ва­ны Казахстаном.

В общем, похо­же, и с при­ня­ти­ем зако­на «О досту­пе к инфор­ма­ции» все в стране оста­нет­ся по-преж­не­му. Изме­не­ний не жди­те — такой мож­но сде­лать вывод из докла­да пред­ста­ви­те­ля комис­сии по пра­вам чело­ве­ка при пре­зи­ден­те Казахстана.

Ори­ги­нал статьи: 

Чем мень­ше мы зна­ем, тем про­ще власти

архивные статьи по теме

ГАЗЕТА — Некуда ставить? Ваша проблема!

Долгожданный прием, похожий на облом

В Караганде Михаил Прохоров стал вторым