fbpx

Человек, подмявший под себя страну. Кем оказался мистер Путин

Кто он, Вла­ди­мир Путин? Неиз­бе­жен ли был его при­ход в Кремль? Как оце­нит исто­рия насле­дие Пути­на? Куда ушла Рос­сия в эпо­ху Пути­на?

Радио Сво­бо­да – Рус­ская редак­ция Азатты­ка – пого­во­ри­ла с аме­ри­кан­ским пуб­ли­ци­стом Дэви­дом Сат­те­ром, авто­ром кни­ги «Мень­ше зна­ешь – креп­че спишь: доро­га к тер­ро­ру и дик­та­ту­ре в прав­ле­ние Ель­ци­на и Пути­на» о два­дца­ти­ле­тии пре­бы­ва­ния у вла­сти Вла­ди­ми­ра Пути­на, дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Рос­сии.

При­ход Вла­ди­ми­ра Пути­на в Кремль в 1999 году назад был встре­чен почти еди­но­душ­ным изум­ле­ни­ем в Аме­ри­ке. Несколь­ко лет под­ряд прес­са неустан­но зада­ва­лась вопро­сом: кто он, мистер Путин, отку­да он при­шел, чего от него ожи­дать? Два­дца­ти­лет­ний юби­лей пре­бы­ва­ния Вла­ди­ми­ра Пути­на у вла­сти аме­ри­кан­ская прес­са не заме­ти­ла. Отве­ты на неко­гда инте­ре­со­вав­шие вопро­сы полу­че­ны, иллю­зии по пово­ду парт­нер­ства с Рос­си­ей Пути­на исчез­ли, остал­ся лишь один без­от­вет­ный вопрос: как уре­зо­нить Вла­ди­ми­ра Пути­на?

Радио Сво­бо­да: Гос­по­дин Сат­тер, какие эмо­ции у вас вызы­ва­ет этот юби­лей?

Дэвид Сат­тер: Мы сей­час име­ем дело с откро­вен­ной дик­та­ту­рой. Это все было мож­но пред­ска­зать 20 лет назад сра­зу после при­хо­да к вла­сти мало­из­вест­но­го вете­ра­на служ­бы без­опас­но­сти Вла­ди­ми­ра Пути­на. Я думаю, уже тогда было оче­вид­но, к чему это все при­ве­дет. Пото­му что мы виде­ли, что прав­ле­ние Пути­на нача­лось с взры­вов домов, вой­ны в Чечне, с мас­со­вой исте­рии по пово­ду так назы­ва­е­мо­го чечен­ско­го сле­да в этих взры­вах. Это очень хоро­шая под­го­тов­ка для созда­ния серьез­ной дик­та­ту­ры.

Радио Сво­бо­да:​ Дэвид, вы гово­ри­те, что суть Вла­ди­ми­ра Пути­на была вид­на уже тогда, но ведь его при­ход к вла­сти вызвал и надеж­ды, и пона­ча­лу были попыт­ки про­ве­де­ния реформ. Люди, знав­шие Пути­на, гово­рят, что он яко­бы хотел создать реаль­ную рыноч­ную эко­но­ми­ку, казал­ся вполне совре­мен­ным лиде­ром?

Дэвид Сат­тер: Абсо­лют­но. Мно­гие из сего­дняш­них оппо­зи­ци­о­не­ров очень серьез­но под­дер­жи­ва­ли Пути­на. Что слу­чи­лось? Я думаю, преж­де все­го люди были ослеп­ле­ны бояз­нью ком­му­ни­сти­че­ско­го реван­ша, плюс очень мно­го людей были так или ина­че свя­за­ны с при­ва­ти­за­ци­ей, они зна­ли, что это все-таки став­лен­ник Ель­ци­на, он будет защи­щать награб­лен­ное. Так он и сде­лал. Мы сей­час забы­ва­ем, насколь­ко это был серьез­ный вопрос тогда. Есте­ствен­но, эти люди и люди вокруг этих людей хоте­ли самое глав­ное – гаран­тий их новой соб­ствен­но­сти. Было жела­ние видеть в Путине, кото­рый фак­ти­че­ски для мно­гих был неиз­вест­ным чело­ве­ком, потен­ци­аль­но дело­во­го, эффек­тив­но­го лиде­ра стра­ны. В этом была очень боль­шая доля само­об­ма­на, пото­му что уже было воз­буж­де­но уго­лов­ное дело про­тив Пути­на.

Радио Сво­бо­да: Вы име­е­те в виду дело о кра­же средств в быт­ность Пути­на заме­сти­те­лем мэра Петер­бур­га?

Дэвид Сат­тер: Да. Сле­до­ва­тель Андрей Зыков, они были гото­вы его обви­нить в мас­штаб­ном воров­стве госу­дар­ствен­ных средств.

Радио Сво­бо­да:​ В вашей интер­пре­та­ции при­ход Пути­на или подоб­но­го ему чело­ве­ка к вла­сти выгля­дел неиз­беж­ным.

Путин захва­тил власть в резуль­та­те успеш­но­го заго­во­ра и взры­вов домов.

Дэвид Сат­тер: Нет, он не был неиз­бе­жен. Он захва­тил власть как резуль­тат успеш­но­го заго­во­ра и взры­вов домов. Я сле­жу за этим вопро­сом 20 лет, у меня лич­но не сомне­ний, что эти взры­вы были орга­ни­зо­ва­ны спец­служ­ба­ми, они были орга­ни­зо­ва­ны, что­бы поста­вить Пути­на, неиз­вест­но­го чело­ве­ка, совер­шен­но лишен­но­го лич­ной хариз­мы, поли­ти­че­ско­го опы­та у вла­сти, что­бы сде­лать из него ново­го лиде­ра Рос­сии. И так это все полу­чи­лось. Но ска­зать, что это было неиз­беж­но – это тоже непра­виль­но. Это было успеш­но про­ве­де­но по раз­ным при­чи­нам. Преж­де все­го, дез­ор­га­ни­за­ция рус­ско­го обще­ства. 8 лет прав­ле­ния Ель­ци­на, кото­рый довел стра­ну до нище­ты и кри­ми­на­ли­за­ции. Здесь сыг­ра­ло роль поверх­ност­ное отно­ше­ние к Рос­сии запад­ных стран, кото­рые не хоте­ли ни видеть, ни слы­шать прав­ду о том, что слу­чи­лось. Мы зна­ем, что они име­ли доволь­но мно­го инфор­ма­ции, но они, как я пред­по­ла­гаю, при­ня­ли реше­ние про­сто игно­ри­ро­вать всю инфор­ма­цию, кото­рую они име­ли по пово­ду подо­пле­ки этих взры­вов. Запад­ные люди про­сто не мог­ли пред­ста­вить, что так воз­мож­но.

Радио Сво­бо­да:​ Я пом­ню удив­ле­ние и скеп­сис исто­ри­ка Ричар­да Пайп­са после появ­ле­ния Пути­на в каче­стве пре­ем­ни­ка Ель­ци­на. Он счи­тал, что Вла­ди­мир Путин слиш­ком незна­чи­тель­ная, мел­кая фигу­ра для такой вели­кой стра­ны, как Рос­сия.

Иска­ли незна­чи­тель­но­го чело­ве­ка.

Дэвид Сат­тер: Ричард Пайпс, когда он это ска­зал, я думаю, что он имел в виду, что руко­во­ди­тель вели­кой стра­ны дол­жен быть зна­чи­тель­ный чело­век. На самом деле, что­бы обес­пе­чи­вать награб­лен­ное в 90‑х годах, при­сут­ствие зна­чи­тель­но­го чело­ве­ка у вла­сти пред­став­ля­ло бы боль­шую про­бле­му. Они как раз иска­ли незна­чи­тель­но­го чело­ве­ка. Зна­чи­тель­ный чело­век – это преж­де все­го чело­век, кото­рый име­ет соб­ствен­ные взгля­ды, кото­рый дума­ет о стране, кото­рые име­ет хоть какие-то эти­че­ские прин­ци­пы. Путин был пятый пре­мьер в тече­ние двух лет, они кого-то иска­ли, но они не иска­ли зна­чи­тель­но­го чело­ве­ка.

Радио Сво­бо­да:​ И такая незна­чи­тель­ная фигу­ра суме­ла, образ­но гово­ря, под­мять под себя под свои инте­ре­сы и даже пере­ина­чить поли­ти­че­скую систе­му такой стра­ны, как Рос­сия?

Дэвид Сат­тер: Надо иметь в виду, что все было под­го­тов­ле­но для еди­но­лич­но­го прав­ле­ния в преды­ду­щие годы. В 1993 году зако­но­да­тель­ная власть была прак­ти­че­ски упразд­не­на. Без раз­де­ле­ния вла­стей невоз­мож­но сохра­нить демо­кра­ти­че­ское прав­ле­ние в стране. Стра­на, кото­рую уна­сле­до­вал Путин в 1999 году, – это была стра­на без­за­ко­ния, это была стра­на, где соб­ствен­ность была раз­де­ле­на меж­ду раз­ны­ми груп­па­ми на базе их кор­рум­пи­ро­ван­ных свя­зей. В такой ситу­а­ции было очень труд­но про­ти­во­сто­ять чело­ве­ку, ока­зав­ше­му­ся у вла­сти, неваж­но, зна­чи­тель­ный он, не зна­чи­тель­ный, обра­зо­ван­ный, не обра­зо­ван­ный, кото­рый хотел под­чи­нить себе эту стра­ну.

Радио Сво­бо­да:​ Дэвид, то есть вы отка­зы­ва­е­тесь отдать долж­ное талан­там Пути­на, кото­рый смел со сво­е­го пути мощ­ных про­тив­ни­ков, вспом­ним хотя бы оли­гар­хов или все­власт­ных губер­на­то­ров, и взял поли­ти­че­скую систе­му, да и всю стра­ну фак­ти­че­ски под пол­ный кон­троль?

Владимир Путин на заседании клуба «Валдай» в 2018 году.
Вла­ди­мир Путин на засе­да­нии клу­ба «Вал­дай» в 2018 году.

Дэвид Сат­тер: Он это смог сде­лать, пото­му что стра­на была без зако­на. Рань­ше систе­ма пра­во­по­ряд­ка в стране была немнож­ко раз­об­ще­на, он ее кон­со­ли­ди­ро­вал и начал исполь­зо­вать в инте­ре­сах вла­сти. Когда вы може­те угро­жать людям, вы може­те захва­тить все. По пово­ду лич­но­сти Пути­на, насколь­ко это име­ет зна­че­ние, все гово­рят, что он хоро­шо обра­ща­ет­ся с фак­та­ми, что он неглу­пый, что он обу­ча­е­мый. Те, кото­рые виде­ли его в так назы­ва­е­мом дис­кус­си­он­ном клу­бе «Вал­дай», были впе­чат­ле­ны его уме­ни­ем ком­пе­тент­но гово­рить по мно­гим вопро­сам. Кро­ме все­го про­че­го, мы не долж­ны забы­вать, что стра­на силь­но раз­ви­ва­лась в его прав­ле­ние, было нема­ло доволь­но полез­ных и хоро­шо про­ду­ман­ных эко­но­ми­че­ских реформ, осо­бен­но сра­зу после того, как он при­шел к вла­сти. Откро­вен­ный хаос и кри­ми­на­ли­за­ция, кото­рые суще­ство­ва­ли во вре­мя прав­ле­ния Ель­ци­на, это кон­чи­лось, когда Путин стал лиде­ром.

Радио Сво­бо­да:​ Тогда как бы вы отве­ти­ли на вопрос, кото­рый два­дцать лет назад так люби­ли зада­вать запад­ные жур­на­ли­сты: кто он, мистер Путин?

Дэвид Сат­тер: Ино­гда мне зада­ют этот вопрос, и я отве­чаю: Путин – это чело­век, кото­рый одоб­рил при­каз открыть огонь по спорт­за­лу в Беслане, кото­рый был пере­пол­нен детьми и роди­те­ля­ми, из огне­ме­тов и гра­на­то­ме­тов. Это Путин, кото­ро­му очень хоте­лось иметь коль­цо, при­над­ле­жав­шее Робер­ту Краф­ту, пре­зи­ден­ту коман­ды New England Patriots, и он не вер­нул его.

Радио Сво­бо­да:​ Раз­го­вор идет о чем­пи­он­ском коль­це, кото­рое Крафт дал посмот­реть Пути­ну, а тот его оста­вил при себе.

Мы зна­ем с при­ме­ром взры­вов 1999 года, на что эта власть спо­соб­на.

Дэвид Сат­тер: Да, то же самое, что Бреж­нев сде­лал с часа­ми помощ­ни­ка Кис­син­дже­ра Гель­му­та Сон­нен­фель­да мно­го лет тому назад. Это точ­но из Гого­ля, конеч­но. Нель­зя давать рус­ским лиде­рам наши дра­го­цен­но­сти. Но самое глав­ное здесь – это про­дукт совет­ской систе­мы. Что сде­лал Совет­ский Союз? Совет­ский Союз уни­что­жил нрав­ствен­ное нача­ло в людях. Когда Путин гово­рит и гово­рил рань­ше, что мы защи­ща­ем госу­дар­ство, нам важ­но госу­дар­ство, вся рус­ская исто­рия – это закре­пить госу­дар­ство, это все ука­зы­ва­ет на нрав­ствен­ный ваку­ум, кото­рый был создан ком­му­ни­сти­че­ским прав­ле­ни­ем в Рос­сии. Пото­му, что если мы будем руко­вод­ство­вать­ся в наших дей­стви­ях не цен­но­стя­ми нрав­ствен­ны­ми уни­вер­саль­ны­ми, а инте­ре­са­ми госу­дар­ства, как мы это интер­пре­ти­ру­ем, это зна­чит уни­что­же­ние всех нрав­ствен­ных кри­те­ри­ев. Это была опас­ность в про­шлом, это и опас­ность в буду­щем. Пото­му что сей­час мы видим, что есть оппо­зи­ция в Рос­сии, люди уста­ли от без­за­ко­ния, они уста­ли от лжи. Про­те­сты были, и они будут. Но мы зна­ем с при­ме­ром взры­вов 1999 года, на что эта власть спо­соб­на. Самое глав­ное, запад­ный чело­век, наши люди не зна­ют, как реа­ги­ро­вать на это, они не пони­ма­ют даже этот глу­пый вопрос: «Кто есть гос­по­дин Путин?» Это пока­зы­ва­ет про­сто глу­би­ну их непо­ни­ма­ния и неже­ла­ния пони­мать, с чем они име­ют дело.

Радио Сво­бо­да:​ Дэвид, а поче­му они долж­ны пони­мать, что собой пред­став­ля­ет мистер Путин? Раз­ве не дело самих рос­си­ян решать, кто у них лидер? Поче­му США это долж­но забо­тить, это внут­рен­нее дело Рос­сии.

Дэвид Сат­тер: Они не долж­ны давать ему леги­тим­ность. Я счи­таю, что факт, что мы не реа­ги­ро­ва­ли на взры­вы 1999 года, не зада­ли нуж­ные, важ­ные, оче­вид­ные вопро­сы, запла­ти­ли за это пас­са­жи­ры малай­зий­ско­го Boeing’а, кото­рый был уни­что­жен над Укра­и­ной.

Радио Сво­бо­да:​ Что вам видит­ся глав­ным ито­гом два­дца­ти­ле­тия Пути­на?

Дэвид Сат­тер: Глав­ный итог, что стра­на, кото­рая осво­бо­ди­лась от ком­му­низ­ма, в резуль­та­те мир­ной рево­лю­ции, рево­лю­ции, кото­рая была осно­ва­на не на хле­бе, но на идее, пре­вра­ти­лась опять в дик­та­ту­ру. Мы долж­ны опять напо­ми­нать исто­рию, опять под­ни­мать вопро­сы цен­но­стей, опять ста­рать­ся уста­но­вить ту демо­кра­тию, кото­рую рус­ское насе­ле­ние мог­ло бы уста­но­вить 20 лет назад, когда рас­пал­ся Совет­ский Союз.

Радио Сво­бо­да: То есть, вы пола­га­е­те, Рос­сия отбро­ше­на назад за эти два­дцать путин­ских лет и ей при­дет­ся пре­одо­ле­вать и это насле­дие, и совет­ское?

Дэвид Сат­тер: Я думаю, что нель­зя гово­рить толь­ко о Путине, надо гово­рить о кри­ми­на­ли­за­ции Рос­сии – это было дости­же­ние Ель­ци­на все-таки. Даже в исто­рии взры­вов домов, к сожа­ле­нию, боль­ше и боль­ше обна­ру­жи­ва­ет­ся инфор­ма­ции, кото­рая ука­зы­ва­ет на Ель­ци­на. Сей­час обна­ро­до­ва­ны доку­мен­ты, раз­го­вор меж­ду Ель­ци­ным и Бил­лом Клин­то­ном 8 сен­тяб­ря 1999 года. Ель­цин ска­зал Клин­то­ну, что будет новый пре­зи­дент, будет Вла­ди­мир Путин, вы буде­те с ним рабо­тать, он очень хоро­ший и так далее. Тогда рей­тинг Пути­на был 2 про­цен­та. Труд­но пред­ста­вить, поче­му Ель­цин думал, во-пер­вых, что он может знать, кто будет новый пре­зи­дент, во-вто­рых, что это будет Путин, кото­ро­го никто не хотел. Но на сле­ду­ю­щий день взры­ва­ют дом на Гурья­но­ва, и начал­ся этот про­цесс, кото­рый при­вел к побе­де Пути­на на выбо­рах. Поэто­му мы не можем гово­рить толь­ко о Путине, мы долж­ны гово­рить о Ель­цине и Путине. Надо начать с нача­ла, с исто­рии, с прав­ди­вой инфор­ма­ции с само­го нача­ла, по пово­ду рез­ни в теле­башне Остан­ки­но и роли про­во­ка­ции в этом пре­ступ­ле­нии, до взры­вов домов, Беслан, «Норд-Ост», малай­зий­ский Boeing, убий­ства Бори­са Нем­цо­ва, Анны Полит­ков­ской, Алек­сандра Лит­ви­нен­ко и так далее. Мы долж­ны начать про­цесс обнов­ле­ния с нача­ла, с прав­ды. Прав­да сыг­ра­ла роль в рас­па­де Совет­ско­го Сою­за, дис­кре­ди­та­ции Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. Сей­час мы долж­ны опять вер­нуть­ся к пре­ступ­ле­ни­ям, кото­рые были совер­ше­ны в пост­со­вет­ский пери­од, начи­ная с 1992 года, с Ель­ци­на.

Радио Сво­бо­да:​ Дэвид, Вла­ди­мир Путин пра­вит два­дцать лет. Рос­сия живет, мяг­ко гово­ря, в усло­ви­ях стаг­на­ции, санк­ций, повы­шен пен­си­он­ный воз­раст, мно­гие рос­си­яне пони­ма­ют, что им при­хо­дит­ся рас­пла­чи­вать­ся за аннек­сию Кры­ма, кон­фликт в Укра­ине. Тем не менее уро­вень под­держ­ки Пути­на, если верить опро­сам, выше шести­де­ся­ти про­цен­тов. Быть может, пра­во его окру­же­ние, Рос­сии чуж­да демо­кра­тия? Кста­ти, и Ричард Пайпс, круп­ный исто­рик, зна­ток Рос­сии, в кон­це кон­цов при­шел к выво­ду о том, что рус­ско­му чело­ве­ку вождь и ощу­ще­ние вели­чия стра­ны, в кото­рой он живет, доро­же демо­кра­тии и сво­бо­ды.

Дэвид Сат­тер: Рус­ский народ не имел насто­я­ще­го выбо­ра, пото­му что они тогда были настоль­ко дез­ор­га­ни­зо­ва­ны, настоль­ко в отча­я­нии, что они не име­ли доста­точ­но­го опы­та гра­мот­но реа­ги­ро­вать на эти взры­вы. Есте­ствен­но, те, кто орга­ни­зо­вал эти взры­вы, не ска­за­ли, что мы орга­ни­зо­ва­ли новый под­жог Рейхс­та­га. Хотя я очень ува­жаю Ричар­да Пайп­са, хоро­шо его знал, я думаю, что надо быть очень осто­рож­ным, когда мы гово­рим о спо­соб­но­сти опре­де­лен­но­го наро­да к демо­кра­тии. Рус­ские во мно­гих слу­ча­ях пока­зы­ва­ли в их исто­рии и недав­но, что они весь­ма спо­соб­ны рабо­тать и жить в демо­кра­ти­че­ской систе­ме, – гово­рит Дэвид Сат­тер.

Мате­ри­ал Юрия Жигал­ки­на, кор­ре­спон­ден­та Рус­ской редак­ции Азатты­ка — Радио Сво­бо­да. Пуб­ли­ку­ет­ся в сокра­ще­нии.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»