-6 C
Астана
27 февраля, 2024
Image default

Центральная Азия смирилась с террором?

Автор: Вера ИЛЬИНА
12.04.2011
В ЦА нет сложившегося общегражданского общества, и люди смиряются с нарушением их прав, говорит Аждар Куртов

Око­ло 1,5 млрд чело­век в мире живут в стра­нах, под­вер­жен­ных «повто­ря­ю­щим­ся цик­лам поли­ти­че­ско­го и уго­лов­но­го наси­лия», гово­рит­ся в новом «Докла­де о миро­вом раз­ви­тии-2011», опуб­ли­ко­ван­ном в вос­кре­се­нье Все­мир­ным бан­ком и посвя­щен­ном таким темам, как кон­флик­ты, обес­пе­че­ние без­опас­но­сти и раз­ви­тия стран. Доклад содер­жит нема­ло инте­рес­ных тези­сов, о нем подроб­нее читай­те в мате­ри­а­ле «Мир погряз в поли­ти­че­ском наси­лии». А вот о том, насколь­ко при­ме­ни­мы эти тези­сы к стра­нам Цен­траль­ной Азии, мы пого­во­ри­ли с экс­пер­том Рос­сий­ско­го инсти­ту­та стра­те­ги­че­ских иссле­до­ва­ний Ажда­ром Куртовым.

- Аждар Аши­ро­вич, в новом докла­де Все­мир­но­го бан­ка отме­ча­ет­ся высо­кая веро­ят­ность воз­ник­но­ве­ния кон­флик­тов в госу­дар­ствах, где в послед­нее вре­мя нару­ша­лись пра­ва чело­ве­ка, име­ют место слу­чаи про­из­воль­но­го аре­ста граж­дан за мир­ную поли­ти­че­скую дея­тель­ность, пыт­ки, исчез­но­ве­ния и вне­су­деб­ные каз­ни. Как, по-ваше­му, к каким стра­нам экс-СССР наи­бо­лее при­ме­ни­мы эти тези­сы и кто лиди­ру­ет в этом списке?

- Думаю, это Узбе­ки­стан, Таджи­ки­стан, Турк­ме­ни­стан. Собы­тия про­шло­го года пока­за­ли, что эти же фак­ты име­ют место и в Кыр­гыз­стане. Если гово­рить о вне­су­деб­ных каз­нях — обыч­но это след­ствие веде­ния каких-то воен­ных дей­ствий, где не соблю­да­ет­ся про­це­ду­ра. И обыч­но про­ис­хо­дит это с захва­чен­ны­ми плен­ны­ми, кото­рым не хотят сохра­нять жизнь по поли­ти­че­ским при­чи­нам. То есть захва­чен­ные люди могут быть про­тив­ни­ка­ми режи­ма, и вла­сти не хотят орга­ни­зо­вы­вать над ними откры­тые судеб­ные про­цес­сы — в силу того, что не жела­ют озву­чи­вать сви­де­тель­ские пока­за­ния, кото­рые могут быть даны в ходе судеб­но­го следствия.

В Казах­стане подоб­но­го рода вещи, конеч­но, мог­ли иметь место, но они не дока­за­ны. Это убий­ство того же Сар­сен­ба­е­ва. Если счи­тать это поли­ти­че­ским убий­ством, как боль­шин­ство в Казах­стане убеж­де­но, тут есть при­зна­ки и вне­су­деб­ной рас­пра­вы, и, тем более, поли­ти­че­ско­го тер­ро­ра. Что каса­ет­ся аре­ста граж­дан за мир­ную поли­ти­че­скую дея­тель­ность, пыток, исчез­но­ве­ний — это не носит в Казах­стане тако­го мас­со­во­го харак­те­ра, как в Узбе­ки­стане и в Таджи­ки­стане. В Казах­стане, в основ­ном, при­ме­ня­ют меры адми­ни­стра­тив­но­го задер­жа­ния. Конеч­но, есть дела Жовти­са, Дува­но­ва, но, повто­рюсь, такие дела не носят мас­со­во­го харак­те­ра. Соот­вет­ствен­но, и вывод о том, что в Казах­стане могут про­изой­ти вол­не­ния, не будет столь обос­но­ван, как в отно­ше­нии дру­гих стран, рас­по­ло­жен­ных южнее.

- А в тече­ние како­го сро­ка кон­флик­ты в Узбе­ки­стане, Таджи­ки­стане, Турк­ме­ни­стане могут проявиться?

- Я имел в виду не это. Пола­гаю, что там име­ют место пере­чис­лен­ные Все­мир­ным бан­ком объ­ек­тив­ные осно­ва­ния, кото­рые они рас­смат­ри­ва­ют как воз­мож­ность пере­хо­да к мас­со­вым акци­ям. А то, что они будут — я как раз в этом совсем не уве­рен. Тут, по-мое­му, все-таки нет пря­мой кор­ре­ля­ции меж­ду собы­ти­я­ми: вме­ши­ва­ет­ся мас­са дру­гих фак­то­ров. Если бы эти вещи обна­ру­жи­лись где-нибудь в евро­пей­ской части СНГ или, тем более, в Восточ­ной Евро­пе, то навер­ня­ка вот такая кор­ре­ля­ция была бы — ожи­да­ние выступ­ле­ний насе­ле­ния в ответ на поли­ти­че­ский прес­синг и тер­рор. А в слу­чае с Цен­траль­ной Ази­ей я поосте­рег­ся бы утвер­ждать подобное.

- Поче­му?

- Совер­шен­но дру­гое — патер­на­лист­ское — созна­ние. Тра­ди­ци­он­ный мен­та­ли­тет. Очень часто это вызы­ва­ет ситу­а­цию, когда люди скло­ня­ют голо­ву перед силой. И на этом, конеч­но, власть игра­ет, полу­ча­ет пре­иму­ще­ство. Если мы будем рас­смат­ри­вать ретро­спек­ти­ву, то в 90‑е годы в Узбе­ки­стане и в Таджи­ки­стане подоб­но­го рода экс­цес­сы носи­ли куда боль­ший мас­штаб, чем в насто­я­щее вре­мя, — по коли­че­ству совер­шен­ных вне­су­деб­ных каз­ней. И ниче­го, по сути, экс­тра­ор­ди­нар­но­го не про­изо­шло. Да, в Таджи­ки­стане раз­ра­зи­лась граж­дан­ская вой­на, а в Узбе­ки­стане — тер­ро­ри­сти­че­ские акты и попыт­ки про­ры­ва бое­ви­ков через Таджи­ки­стан в Кыр­гыз­стан. Но мас­со­вых дви­же­ний внут­ри и мяте­жей по араб­ско­му типу не было.

- Одна­ко авто­ры докла­да все же увя­зы­ва­ют веро­ят­ность воз­ник­но­ве­ния кон­флик­та с пере­чис­лен­ны­ми при­чи­на­ми. В част­но­сти, под­чер­ки­вая, что в стра­нах, где низ­ка эффек­тив­ность управ­ле­ния, не обес­пе­чи­ва­ет­ся вер­хо­вен­ство зако­на и не ведет­ся борь­ба с кор­руп­ци­ей, на 35—40 про­цен­тов выше риск граж­дан­ской вой­ны и зна­чи­тель­но выше риск край­них про­яв­ле­ний уго­лов­но­го наси­лия. В то же вре­мя нару­ше­ния прав чело­ве­ка ассо­ци­и­ру­ют­ся с более высо­ким риском воз­ник­но­ве­ния кон­флик­тов в буду­щем. Насколь­ко вели­ка такая угро­за для Казах­ста­на и дру­гих стран ЦА?

- Логи­ка авто­ров докла­да понят­на, и я ее раз­де­ляю. В том смыс­ле, что если в том или ином госу­дар­стве про­ис­хо­дит нечто из пере­чис­лен­ных явле­ний, конеч­но же, это повы­ша­ет риск. Но это не зна­чит, что при­ме­ни­тель­но к нынеш­ней ситу­а­ции в ЦА нам сле­ду­ет в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве ожи­дать мас­со­вых выступ­ле­ний. И это (суще­ству­ю­щее поло­же­ние — ред.) может еще доста­точ­но дол­го нахо­дить­ся в латент­ном состо­я­нии. А зна­чит, режи­мы и поли­ти­че­ские эли­ты будут и даль­ше про­во­дить поли­ти­че­ский тер­рор, не ожи­дая сопротивления.

- А что может взо­рвать ситуацию?

- К сожа­ле­нию, в ЦА насе­ле­ние очень часто мирит­ся с подоб­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми. Обще­ство раз­дроб­ле­но по зем­ля­че­ско­му, родо­во­му при­зна­ку. Нет сло­жив­ше­го­ся обще­граж­дан­ско­го обще­ства, нации в евро­пей­ском пони­ма­нии это­го сло­ва. И поэто­му то, что про­ис­хо­дит с неко­то­ры­ми людь­ми, не вос­при­ни­ма­ет­ся как пре­ступ­ле­ния, кото­рые могут быть обра­ще­ны и про­тив широ­ко­го кру­га людей. Люди вос­при­ни­ма­ют такие явле­ния как нечто про­изо­шед­шее с кем-то посто­рон­ним. Нет пони­ма­ния, что, совер­шив какое-то пре­ступ­ле­ние про­тив соб­ствен­но­го наро­да, власть может авто­ма­ти­че­ски про­дол­жать эти пре­ступ­ле­ния и когда-нибудь оче­редь дой­дет до любо­го. Тако­го пони­ма­ния, свой­ствен­но­го евро­пей­цам в Евро­пе мож­но собрать на митин­ги про­те­ста мас­сы людей по гораз­до более ничтож­ным пово­дам недо­воль­ства дей­стви­я­ми вла­стей в отно­ше­нии насе­ле­ния), к сожа­ле­нию, нет.


Источ­ник: www.respublika-kaz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

Link:
Цен­траль­ная Азия сми­ри­лась с террором?

архивные статьи по теме

Как Бердымухамедов Грузию посетил

Editor

Немцам стало сложнее получить казахстанскую визу

Соглашение между ЕС и Украиной под угрозой