10 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

Цена нефтяника — 30 «сребреников»?!

Сколь­ко сто­ит казах­стан­ский рабо­чий для китай­ско­го инве­сто­ра? Поче­му актю­бин­ские неф­тя­ни­ки не идут на заба­стов­ки? Отве­ты на эти вопро­сы нашел для себя, побы­вав в Акто­бе, сопред­се­да­тель Соци­а­ли­сти­че­ско­го дви­же­ния Казах­ста­на Есен­бек Уктеш­ба­ев. «Рес­пуб­ли­ка» попро­си­ла его поде­лить­ся сво­и­ми наблюдениями. 

Автор: Ната­лья САДЫКОВА

В кон­це про­шлой неде­ли Есен­бек Уктеш­ба­ев встре­тил­ся с рабо­чи­ми на место­рож­де­нии Жана­жол в Актю­бин­ской обла­сти и с пред­се­да­те­лем так назы­ва­е­мо­го офи­ци­аль­но­го проф­со­ю­за СНПС. Рабо­чих собра­лось более пяти­де­ся­ти чело­век. Они рас­ска­за­ли Уктеш­ба­е­ву, поче­му высту­па­ют про­тив пере­хо­да из спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го транс­порт­но­го управ­ле­ния (СТУ) АО «СНПС-Акто­бе­му­най­газ» в ТОО «СНПС — Актю­бин­ская транс­порт­ная ком­па­ния». Мы зада­ли вопро­сы сопред­се­да­те­лю соци­а­ли­сти­че­ско­го дви­же­ния уже после обе­их встреч.

- Есен­бек Жапа­ро­вич, как Вас встре­ти­ли рабочие?

- Настрой у рабо­чих СТУ (транс­порт­ни­ки, обслу­жи­ва­ю­щие место­рож­де­ние Жана­жол — авт.) очень серьез­ный, они наме­ре­ны до кон­ца бороть­ся про­тив пере­хо­да из АО в ТОО «СНПС — Актю­бин­ская транс­порт­ная ком­па­ния». Но, к сожа­ле­нию, они юри­ди­че­ски без­гра­мот­ны, сво­их прав не зна­ют, а испол­ни­тель­ная власть поль­зу­ет­ся этим, на кор­ню подав­ля­ет их ини­ци­а­ти­вы, давит на акти­ви­стов. Во вре­мя встре­чи каж­дые пять минут звон­ки рабо­чим посту­па­ли от пред­ста­ви­те­лей вла­сти. Спра­ши­ва­ли, кто этот чело­век, поче­му собра­лись и так далее. Зво­нил аким Темир­ско­го рай­о­на (на тер­ри­то­рии рай­о­на нахо­дит­ся место­рож­де­ние Жана­жол — авт.) и тре­бо­вал, что­бы сопро­вож­дав­ший меня Шай­кы Сисен­га­ли­ев (лидер неза­ви­си­мо­го проф­со­ю­за «СНПС-Акто­бе­му­най­газ» «Бастау» — авт.) немед­лен­но при­е­хал к нему.

- Может, хотят раз­ре­шить кон­фликт­ную ситуацию?

- Сомне­ва­юсь, что у руко­вод­ства обла­сти есть такое жела­ние. Они хотят всех пере­ве­сти в ТОО — и закрыть тему. Я гово­рил с Сарой Нур­ка­то­вой, заме­сти­те­лем аки­ма обла­сти, что­бы орга­ни­зо­ва­ли встре­чу с Сагин­ди­ко­вым (Еле­усин Сагин­ди­ков, гла­ва Актю­бин­ской обла­сти — авт.). Но аким обла­сти так и не захо­тел встре­тить­ся. Я на сто про­цен­тов уве­рен, что аки­мат срос­ся с этой ком­па­ни­ей. Власть мало вол­ну­ют инте­ре­сы граж­дан реги­о­на, она пол­но­стью на сто­роне ино­стран­ных инвесторов.

- Что Вы посо­ве­то­ва­ли людям?

- Сда­вать­ся нель­зя, надо отсто­ять свои пра­ва, они вполне обос­но­ван­ны и закон­ны. Оче­вид­но же, что здесь про­ис­хо­дит гру­бей­шее нару­ше­ние тру­до­во­го зако­но­да­тель­ства, люди полу­ча­ют в два раза мень­ше, чем в Ман­ги­стау Ман­ги­стау такие же транс­порт­ни­ки басту­ют), поэто­му тре­бо­ва­ние повы­сить зара­бот­ную пла­ту более чем справедливо.

- Тогда поче­му актю­бин­ские неф­тя­ни­ки не гото­вы к более реши­тель­ным мерам, как в том же Актау?

- Чув­ству­ет­ся страх у мно­гих людей. Это понят­но: если сей­час они риск­нут и пой­дут про­тив, если они поте­ря­ют рабо­ту, как Кар­лы­бай и Коса­ин (Кар­лы­бай Толы­ба­ев и Коса­ин Кул­му­ра­тов, акти­ви­сты про­шло­год­ней заба­стов­ки актю­бин­ских неф­тя­ни­ков, были уво­ле­ны в авгу­сте 2010 года — авт.), то им неку­да идти, а у них за спи­ной семьи, дети. У каж­до­го кре­ди­ты висят, надо рас­счи­ты­вать­ся. Если источ­ник дохо­да поте­ря­ют, то будут иметь дело с бан­ка­ми и могут поте­рять един­ствен­ное жилье. Но рано или позд­но люди пере­бо­рют свой страх.

- Как Вы сами оце­ни­ва­е­те реор­га­ни­за­цию, из-за кото­рой весь сыр-бор?

- Я счи­таю, что это мошен­ни­че­ская схе­ма. Если люди согла­сят­ся и перей­дут в ТОО, то они поте­ря­ют ста­тус сотруд­ни­ков неф­тя­ной ком­па­нии и соот­вет­ству­ю­щие льготы.

- А что дума­ет по пово­ду реор­га­ни­за­ции пред­се­да­тель «офи­ци­аль­но­го» проф­со­ю­за «СНПС-Акто­бе­му­най­газ»? Вы же с ним контактировали?

- Да. Мы с Мыр­за­га­ли Кара­жа­но­вым реши­ли, что встре­ча будет один на один, но он при­шел в сопро­вож­де­нии началь­ни­ка служ­бы без­опас­но­сти «СНПС-Акто­бе­му­най­газ», помощ­ни­ка про­ку­ро­ра и пред­ста­ви­те­ля област­но­го аки­ма­та. Раз­го­вор начал­ся на повы­шен­ных тонах. Я вопро­сы задал о реор­га­ни­за­ции СТУ, об уво­лен­ных людях, но вра­зу­ми­тель­ных отве­тов от пред­се­да­те­ля не полу­чил. Пред­ста­ви­те­ля про­ку­ра­ту­ры я спро­сил: «Поче­му нару­ша­ют­ся пра­ва людей? Поче­му акти­ви­стам, кото­рые со мной нахо­дят­ся, через каж­дые пять минут зво­нят поли­цей­ские, работ­ни­ки област­но­го аки­ма­та и угро­жа­ют?» Отве­та тоже не последовало.

- А кто из аки­ма­та был на встрече?

- При­сут­ство­ва­ла та самая Сара Нур­ка­то­ва. При­ме­ча­тель­но, что встре­ча была в офи­се СНПС и заме­сти­тель аки­ма при­шла на встре­чу со мной в зда­ние китай­ской ком­па­нии, ни сло­вом не обмол­ви­лась, сиде­ла, как зри­тель. К чему бы это? А помощ­ник про­ку­ро­ра был с пре­ду­пре­жде­ни­ем на мое имя на слу­чай, если я буду про­во­дить несанк­ци­о­ни­ро­ван­ные меро­при­я­тия. Я эту бума­гу взял себе на память. Запу­гать меня хоте­ли, но ниче­го не полу­чи­лось у них.

- Как же при таком отно­ше­нии Вы буде­те рабо­тать в трех­сто­рон­ней комис­сии, кото­рая долж­на утря­сти кон­фликт в СТУ?

- Я там не будут участ­во­вать. Депар­та­мент тру­да и соци­аль­ной защи­ты актю­бин­ско­го област­но­го аки­ма­та отка­зал­ся вклю­чить в эту комис­сию меня и Мух­та­ра Умбе­то­ва, лиде­ра неза­ви­си­мо­го проф­со­ю­за из Актау. Яко­бы Тру­до­вой кодекс запре­ща­ет участ­во­вать в этих комис­си­ях «посто­рон­ним людям». Но рабо­чие тре­бо­ва­ли, что­бы имен­но мы вели пере­го­во­ры в каче­стве неза­ви­си­мых экс­пер­тов, и они име­ют пра­во дове­рить пред­став­лять их инте­ре­сы любо­му чело­ве­ку. Думаю, вла­сти про­сто нас испу­га­лись. Кста­ти, я подо­зре­ваю, что эта комис­сия так и не нач­нет рабо­тать. Людей раз­ны­ми спо­со­ба­ми заста­вят уйти в ТОО: запу­га­ют, уго­во­рят, уволят.

- Но Вас же не запу­га­ли, хотя и устра­и­ва­ли поку­ше­ние на Вашу жизнь…

- Когда-то я был спо­кой­ным, рабо­тал на заво­де. Но про­из­вол, бес­пре­дел, без­за­ко­ние доста­ли меня и мно­гих людей. Я понял, что с этим надо бороть­ся. Я пере­шел через опре­де­лен­ный порог, ниче­го теперь не боюсь.

…В завер­ше­ние бесе­ды Есен­бек Уктеш­ба­ев пообе­щал, что те орга­ни­за­ции, кото­рые он пред­став­ля­ет, будут и даль­ше ока­зы­вать вся­че­скую под­держ­ку актю­бин­ским неф­тя­ни­кам. Тем более что в помо­щи они ой как нуж­да­ют­ся. Уктеш­ба­ев пока­зал при­каз, кото­рый раз­ве­шан на две­рях в Жанажоле.

а

Соглас­но доку­мен­ту, каж­дый рабо­чий, кото­рый пере­шел из АО «СНПС-АМГ» в ТОО «СНПС-АТК» полу­чит пре­мию в 30 тысяч тен­ге. Тако­ва сред­няя сто­и­мость покор­но­сти актю­бин­ских нефтяников.

Follow this link:
Цена неф­тя­ни­ка — 30 «среб­ре­ни­ков»?!

архивные статьи по теме

«Шандорное дело» идет полным ходом

ЦЕНА ЖИМ-ЖИМА

Editor

Прокуроры тоже боятся Бога