14 C
Астана
29 июня, 2022
Image default

«Хотите сменить профессию? Мы это поймем»

 

В раз­гар кон­флик­та с гла­вой Гос­ар­хи­ва министр Медин­ский объ­яс­нил, для чего госу­дар­ству историки

Ни дня без скан­да­ла — похо­же, новый девиз Мини­стер­ства куль­ту­ры. Вла­ди­мир Медин­ский бес­пре­це­дент­но рез­ко (надо пола­гать, как исто­рик об исто­ри­ке) выска­зал­ся о дея­тель­но­сти глав­но­го архи­ви­ста стра­ны, дирек­то­ра Госу­дар­ствен­но­го архи­ва РФ Сер­гея Миро­нен­ко. При этом министр высту­пил как истин­ный пара­док­са­лист: ока­зы­ва­ет­ся, государст­во пла­тит день­ги архи­ви­стам не за борь­бу с исто­ри­че­ски­ми фаль­си­фи­ка­ци­я­ми. А мы-то наив­но пола­га­ли, что это — одна из глав­ных задач уче­но­го. Выяс­ня­ет­ся: нет. Архи­ви­сты обя­за­ны толь­ко «предо­ста­вить людям доку­мен­ты, а даль­ше пусть уже жур­на­ли­сты дела­ют выво­ды» Меж­ду тем Миро­нен­ко как раз рас­ска­зал, как жур­на­ли­сты «сде­ла­ли» не столь­ко выво­ды, сколь­ко леген­ду. При этом он все­го лишь сослал­ся на мне­ние высо­ко­го арбит­ра — Глав­ную воен­ную про­ку­ра­ту­ру СССР. Ее доклад «О 28 пан­фи­лов­цах» был под­го­тов­лен через три года после Побе­ды, в 1948 году, и недав­но в оциф­ро­ван­ном виде выве­шен на сай­те Госархива.

Сле­до­ва­те­ли во гла­ве с глав­ным воен­ным про­ку­ро­ром Н. Афа­насьевым доку­мен­таль­но дока­зы­ва­ют: леген­да о пан­фи­лов­цах созда­на совет­ски­ми газет­чи­ка­ми. Про­сле­же­на не толь­ко исто­рия воз­ник­но­ве­ния мифа, но и его авто­ры: кор­ре­спон­дент Коро­те­ев, редак­тор «Крас­ной звез­ды» Ортен­берг и лит­сек­ре­тарь газе­ты Кри­виц­кий. Далее ука­за­но, что вымы­сел был под­хва­чен и рас­цве­чен совет­ски­ми писа­те­ля­ми и поэта­ми: Нико­ла­ем Тихо­но­вым, Миха­и­лом Свет­ло­вым, Алек­сан­дром Беком и другими.
И нико­го осо­бен­но не вол­но­ва­ла эта исто­рия до тех пор, пока Миро­нен­ко на нее не сослал­ся в пере­да­че Ири­ны Про­хо­ро­вой на РБК — речь шла о пол­ной, под­лин­ной кар­тине собы­тий. А в интер­вью «Ком­мер­сан­ту» поз­во­лил себе общие выво­ды: «…фаль­си­фи­ка­ция, как и любая ложь, вред­на как для вла­сти, так и для обще­ства. Рано или позд­но, но прав­да все­гда выхо­дит наружу…»
Власть ото­зва­лась неза­мед­ли­тель­но: на сове­ща­нии архи­ви­стов министр куль­ту­ры про­из­нес него­ду­ю­щую речь. И хотя все его ламен­ты были направ­ле­ны в воз­дух, кон­крет­ных фами­лий он не назвал, при­сут­ству­ю­щие поня­ли, о ком идет речь. Финаль­ная фра­за не остав­ля­ла сомне­ний: «Если есть жела­ние сме­нить про­фес­сию, мы это пой­мем», — по сути, пря­мая угро­за уволь­не­ни­ем от чело­ве­ка, отож­деств­ля­ю­ще­го себя с государством.
Если иметь в виду, что ско­ро на экра­ны выхо­дит фильм «28 пан­фи­лов­цев», на кото­рый день­ги соби­ра­ли «всем миром» и кото­рый министр куль­ту­ры лич­но под­дер­жал идей­но и финан­со­во — гран­том мини­стер­ства, при­чи­ны гне­ва Вла­ди­ми­ра Рости­сла­во­ви­ча полу­ча­ют ясное пси­хо­ло­ги­че­ское обос­но­ва­ние. У него отня­ли пра­во гор­дить­ся. Ведь Сер­гей Миро­нен­ко свою без­упреч­ную про­фес­си­о­наль­ную репу­та­цию зара­бо­тал не толь­ко тем, что воз­глав­ля­ет Архив РФ уже 23 года, но и тем, что нико­гда не нару­шал ака­де­ми­че­скую эти­ку, не лгал и не фаль­си­фи­ци­ро­вал исто­рию страны.
Отдел куль­ту­ры

А В ЭТО ВРЕМЯ

Герои для здо­ро­во­го общества
ФИЛЬМ О ПОДВИГЕ ПАНФИЛОВЦЕВ ПОЧТИ ЗАВЕРШЕН

Андрей Шальо­па («Пой­мать ведь­му») вме­сте с соре­жис­се­ром Кимом Дру­жи­ни­ным завер­ша­ет рабо­ту над лен­той «28 панфиловцев».
Съем­ки нача­лись в октяб­ре 2013 года в пави­льо­нах «Лен­филь­ма». Не най­дя финан­со­вой под­держ­ки у про­дю­се­ров и инве­сто­ров, авто­ры объ­яви­ли о сбо­ре средств с помо­щью кра­уд­фандин­га. Была собра­на чуть ли не рекорд­ная для кино сум­ма — более 30 млн руб­лей пожерт­во­ва­ний. Тут и госу­дар­ство в лице Мин­куль­та под­тя­ну­лось и доба­ви­ло еще 30 млн.
В Сети есть герой­ский ролик. По чер­но-белой засне­жен­ной сте­пи пол­зут немец­кие тан­ки. А уме­лые руки наших бой­цов соби­ра­ют взрыв­чат­ку, с помо­щью кото­рой вра­же­ские маши­ны будут оста­нов­ле­ны. Алые бук­вы через весь экран: «16 нояб­ря. На пути тан­ков вста­нут 28 панфиловцев».
Режис­сер Шальо­па мыс­лит пат­ри­о­тич­но. И в сво­их интер­вью объ­яс­ня­ет, что зри­тель жаж­дет исто­рий, кото­рые бы под­твер­жда­ли без­ого­во­роч­ность нашей вели­кой Побе­ды: «Зри­те­лю вряд ли долж­но понра­вить­ся кино о том, что его дед был тру­сом и пре­да­те­лем. Осо­бен­но если зри­тель зна­ет, что его дед был геро­ем». Дей­стви­тель­но, гипо­те­ти­че­ский зри­тель горя­чо под­дер­жал этот кино­сю­жет не толь­ко день­га­ми, но самы­ми раз­ны­ми спо­со­ба­ми: уча­сти­ем и орга­ни­за­ци­ей съе­мок, инфор­ма­ци­он­ной под­держ­кой. К про­ек­ту под­клю­чи­лись раз­ра­бот­чи­ки воен­но-исто­ри­че­ской игры War Thunder, посвя­щен­ной тех­ни­ке пери­о­да Вто­рой миро­вой войны.
Исто­рия о 28 геро­ях дав­но пре­вра­ти­лась в сим­вол. Оброс­ла мифо­ло­ги­че­ски­ми подроб­но­стя­ми, до кото­рых охоч кине­ма­то­граф. Как зна­ме­ни­тая фра­за, при­пи­сы­ва­е­мая полит­ру­ку Клоч­ко­ву, герою Совет­ско­го Сою­за: «Вели­ка Рос­сия, а отсту­пать неку­да». Были ли эти сло­ва в реаль­но­сти или их сочи­нил жур­на­лист Кри­виц­кий — она, как и дру­гая, «Ни шагу назад!» (так­же при­пи­сы­ва­е­мая Клоч­ко­ву), ста­ла знаковой.
Сего­дня авто­ры неза­вер­шен­но­го филь­ма воз­му­ще­ны тем, что «дышло исто­ри­че­ской «прав­ды» отвер­ну­лось от сво­их геро­ев». Для них мифо­ло­гия про­шло­го неиз­мен­на. Они по-преж­не­му вер­ны идее делать «насто­я­щее кино о насто­я­щих геро­ях вели­кой стра­ны». Так что уже осе­нью на наших экра­нах «из-под пере­па­хан­ных бом­ба­ми укреп­лений выбе­рут­ся нару­жу бой­цы 4‑й роты, отрях­нут­ся от гряз­но­го сне­га, рас­счи­та­ют­ся, пой­мут, что оста­лось их все­го 28, доку­рят свои само­крут­ки, возь­мут в руки гра­на­ты и встре­тят лави­ну немец­ких танков».
Труд­но не согла­сить­ся с режис­се­ром Шальо­пой в том, что эта исто­рия очень кине­ма­то­гра­фич­на. Вме­сте с тем авто­ры в сво­ем филь­ме поле­ми­зи­ру­ют с тем, как изоб­ра­жа­ет­ся вой­на в совре­мен­ном рос­сий­ском кино. Их замы­сел — опи­сать леген­дар­ный подвиг совет­ских сол­дат «без зве­рей-полит­ру­ков, уго­лов­ни­ков и черен­ков от лопат вме­сто ору­жия». Они сни­мут «клас­си­че­скую героику».
«Смысл таких исто­рий в том, что­бы вос­пи­тать новых геро­ев», — уве­рен Андрей Шальо­па. В рос­сий­ской бло­го­сфе­ре после пуб­ли­ка­ции тизе­ра и фраг­мен­тов филь­ма мне­ния поля­ри­зи­ро­ва­лись. К при­ме­ру, житель Севе­ро­двин­ска Андрей Фокин, пожерт­во­вав­ший про­ек­ту мил­ли­он руб­лей, пишет: «Я бы не назвал это бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Это надеж­да на то, что рас­ска­зов о подви­гах и само­по­жерт­во­ва­ни­ях будет боль­ше, чем «штраф­ба­тов», «сво­ло­чей» и про­че­го шла­ка типа филь­мов «Утом­лен­ные солнцем‑2». Неко­то­рые из бло­ге­ров выска­зы­ва­ют сомне­ния: дол­жен ли пат­ри­о­ти­че­ский фильм участ­во­вать в фаль­си­фи­ка­ции исто­рии. Режис­сер Андрей Шальо­па отвер­га­ет обви­не­ния, защи­щая «худо­же­ствен­ную прав­ду», кото­рая «ста­вит вопрос и дает ответ, духов­ную опору».
Министр куль­ту­ры РФ Вла­ди­мир Медин­ский горя­чо под­дер­жи­ва­ет про­ект: «Мы все вре­мя дума­ем, что зри­те­лю нуж­но что-то новое, какие-то откро­ве­ния, нетра­ди­ци­он­ные отно­ше­ния меж­ду 28 муж­чи­на­ми, неустав­ные момен­ты. Но на самом деле такие про­ек­ты гово­рят о здо­ро­вом обще­стве». Филь­му уже обе­ща­на под­держ­ка в прокате.
Пре­мье­ра назна­че­на на ноябрь. Имен­но в ноябрь­ские дни о подви­ге у разъ­ез­да Дубо­се­ко­во напи­са­ла «Крас­ная звезда».
Лари­са Малю­ко­ва, обо­зре­ва­тель «Новой»


ПЕРСОНА

«Откры­тие доку­мен­та — это все­гда правильно»

Сер­гей Миро­нен­ко из поро­ды людей, ищу­щих прав­ды и стре­мя­щих­ся к истине. Счи­таю, что в архив­ном мире Рос­сии, как, впро­чем, и в исто­ри­че­ском, его роль колос­саль­на. Хоро­шо пом­ню вре­ме­на, когда полу­чить доку­мент в архи­ве сто­и­ло боль­ших слож­но­стей. А Миро­нен­ко на про­тя­же­нии десят­ков лет высту­пал за откры­тие архив­ных фон­дов и утвер­ждал: пуб­ли­ка­ция доку­мен­та, откры­тие доку­мен­та — все­гда пра­виль­ный акт.
Его колос­саль­ная роль в том, что при Госу­дар­ствен­ном архи­ве РФ был открыт выста­воч­ный зал феде­раль­ных архи­вов, что для рос­сий­ских архи­вов нача­лась выста­воч­ная жизнь. Это был насто­я­щий про­рыв. Понят­но, что доку­мент — не живо­пись и не скульп­ту­ра и для музей­но­го экс­по­ни­ро­ва­ния вещь слож­ная. Но стра­те­гия доб­рых парт­нер­ских отно­ше­ний с музе­я­ми себя оправ­да­ла: каких толь­ко инте­рес­ней­ших выста­вок в этом архив­ном зале не про­ис­хо­ди­ло! А когда мно­го лет назад мы дела­ли выстав­ку «Павел I. Мир семьи», то на осно­ва­нии уже извест­ных архив­ных мате­ри­а­лов вме­сте при­хо­ди­ли к новым выво­дам и этих новых выво­дов не боялись…
Еще один его бес­пре­це­дент­ный инно­ва­ци­он­ный про­ект — недав­няя экс­по­зи­ция в мос­ков­ском Малом Мане­же, посвя­щен­ная войне 1914 года. К рабо­те над нею был при­вле­чен режис­сер Павел Лун­гин. Это, кста­ти, миро­вая прак­ти­ка — при­вле­кать к музей­но­му дизай­нер­ско­му реше­нию ярких теат­раль­ных и кинош­ных режис­се­ров, они мыс­лят ина­че. Но когда архи­вист рабо­та­ет с музей­щи­ком и режис­се­ром, очень важ­но друг дру­га услы­шать. Уме­ние услы­шать собе­сед­ни­ка и парт­не­ра для Миро­нен­ко осно­во­по­ла­га­ю­щее. Мно­го раз я виде­ла, как он при­ни­ма­ет новую экс­по­зи­цию и один заме­ча­ет какие-то неточ­но­сти или небреж­но­сти — мело­чи, каза­лось бы, но в архив­ном деле нет мелочей.
А его пере­да­ча «Архив­ные тай­ны»? Сколь­ко новых путей к пони­ма­нию рус­ской исто­рии она откры­ла! Ведь доку­мен­ты быва­ют слож­ны­ми, непро­зрач­ны­ми, и интер­пре­та­ция доку­мен­та — зада­ча имен­но архи­ви­ста. Спор о том, дол­жен или не дол­жен архи­вист ком­мен­ти­ро­вать или интер­пре­ти­ро­вать доку­мен­ты, вооб­ще не име­ет смыс­ло­вых осно­ва­ний: не жур­на­лист, а имен­но исто­рик, про­фес­си­о­нал подой­дет к доку­мен­ту, как долж­но. Ведь исто­рик — это про­фес­сия син­те­ти­че­ская: он одно­вре­мен­но и фило­соф, и пси­хо­лог. А Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич Миро­нен­ко — всем извест­но — нико­гда не покри­вит душой, не слу­ка­вит, ска­жет имен­но то, что дума­ет. Это в нашем деле пре­вы­ше всего.
Еле­на Каль­ниц­кая, гене­раль­ный дирек­тор государственного
музея-запо­вед­ни­ка «Петер­гоф», док­тор культурологии

Читать ори­ги­нал статьи:

«Хоти­те сме­нить про­фес­сию? Мы это поймем»

архивные статьи по теме

Беженцы в Центральной Азии: кто они и откуда?

Editor

Сети Мухтара Аблязова в Европарламенте

Editor

Что скрыли от своего народа, господа?