20 C
Астана
13 августа, 2022
Image default

Франция снова в шоке

Партия Марин Ле Пен опередила партию двух президентов на региональных выборах

Франция снова в шоке

Автор: Нур­лан АТАМБАЕВ
08.12.2015
Фран­цуз­ские сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции отре­а­ги­ро­ва­ли на побе­ду на мест­ных выбо­рах фран­цуз­ских крайне пра­вых в лице Наци­о­наль­но­го фрон­та алар­мист­ски­ми заго­лов­ка­ми и очень горь­ки­ми выво­да­ми. Что будет даль­ше, зада­ют­ся они вопросами.

Пер­вый тур реги­о­наль­ных выбо­ров про­шел 6 декаб­ря в 13 реги­о­нах мет­ро­по­лии 2014 году фран­цуз­ские вла­сти про­ве­ли рефор­му по укруп­не­нию реги­о­нов, сокра­тив их чис­ло в мет­ро­по­лии до 13, реше­ние всту­пит в силу с 1 янва­ря 2016 года) и в замор­ских тер­ри­то­ри­ях Франции.

В ходе этих выбо­ров фран­цу­зам пред­сто­ит избрать чле­нов реги­о­наль­ных сове­тов стра­ны. Если спи­сок кан­ди­да­тов одной из пар­тий полу­ча­ет более 50% голо­сов в ходе пер­во­го тура выбо­ров, то рас­пре­де­ле­ние ман­да­тов про­ис­хо­дит сра­зу. Если нет, то побе­ди­те­лей выявит вто­рой тур голо­со­ва­ния, кото­рый дол­жен прой­ти уже 13 декабря.

Как сооб­ща­ет Le Monde, Наци­о­наль­ный фронт не толь­ко набрал 27,83% голо­сов изби­ра­те­лей, опе­ре­див, таким обра­зом, пра­вых (27,33%) и левых (23,26%), но и одер­жал побе­ду в шести реги­о­нах из 13.

«Фран­ция вновь просну­лась в шоке, вновь в стране объ­яв­ле­но чрез­вы­чай­ное поло­же­ние», — так про­ком­мен­ти­ро­вал заго­лов­ки фран­цуз­ской прес­сы 7 декаб­ря на сво­ей стра­ни­це в «Фейс­бу­ке» казах­ста­нец Бер­лин Ири­шев, про­жи­ва­ю­щий нын­че в Париже.

Столь неопти­ми­стич­ные заго­лов­ки СМИ свя­за­ны имен­но с побе­дой в пер­вом туре реги­о­наль­ных выбо­ров Наци­о­наль­но­го фрон­та, воз­глав­ля­е­мо­го Марин Ле Пен. То есть, речь идет о поли­ти­че­ском шоке. Пар­тия желез­ной дамы нын­че опе­ре­жа­ет пар­тию двух пре­зи­ден­тов: быв­ше­го Сар­ко­зи и нынеш­не­го Оллан­да. «Такое соот­но­ше­ние поли­ти­че­ских сил сло­жи­лось впер­вые. Неко­то­рые экс­пер­ты счи­та­ют, что в стране про­изо­шел госу­дар­ствен­ный пере­во­рот», — пишет Бер­лин Иришев.

«Конеч­но, в осно­ве тако­го вира­жа впра­во лежат, преж­де все­го, при­чи­ны соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го харак­те­ра: ухуд­ше­ние соци­аль­ных заво­е­ва­ний, без­ра­бо­ти­ца, пре­ступ­ность… Поте­ря Фран­ци­ей сво­е­го лица. Но реша­ю­щее зна­че­ние в эту побе­ду при­внес­ли внеш­ние при­чи­ны. Две реша­ю­щие из них нево­об­ра­зи­мы здра­во­му уму: Аллах и Путин. Акты тер­ро­ра ради­каль­ных ислам­ских безум­цев за 3 неде­ли до выбо­ров надол­го изме­ни­ли поли­ти­че­скую ори­ен­та­цию фран­цуз­ских избирателей.

Но как гово­рит­ся: на Бога надей­ся, сам не пло­шай. Марин Ле Пен задол­го до этих тер­ак­тов (заказ­ных?) зару­чи­лась финан­со­вой под­держ­кой пре­зи­ден­та Рос­сии. И это была боль­шая неожи­дан­ность для демо­кра­ти­че­ской Фран­ции», — цити­ру­ет СМИ Бер­лин Иришев.

По его мне­нию, за этим собы­ти­ем после­ду­ют кар­ди­наль­ные изме­не­ния: «Закры­тие Шен­ге­на, выход из Евро­зо­ны и при­ня­тие новых зако­нов. Фран­ция будет объ­яв­ле­на толь­ко для фран­цу­зов! Послед­ствия это­го собы­тия, после преды­ду­щих, ока­жут­ся наи­бо­лее потря­са­ю­щи­ми. При­шли к тому, отче­го так дол­го убе­га­ли. Кому как, но Рос­сия ока­жет­ся в поче­те. Жаль, что таким путем, жерт­вуя инте­ре­са­ми циви­ли­зо­ван­но­го обще­ства Шар­ля де Мон­те­с­кье, Воль­те­ра, Гюго».

В свою оче­редь сайт RFI дал подроб­ный обзор веду­щих фран­цуз­ских СМИ, вышед­ших после пер­во­го тура реги­о­наль­ных выбо­ров во Фран­ции, про­шед­ше­го 6 декабря.

“Две газе­ты про­ти­во­по­лож­ных поли­ти­че­ских взгля­дов, пра­вая Le Figaro и ком­му­ни­сти­че­ская L’Humanité вышли в поне­дель­ник, 7 декаб­ря, с оди­на­ко­вы­ми пер­вы­ми поло­са­ми. «Шок» — гла­сят заго­лов­ки изда­ний. «Это при­бли­жа­ет­ся» — c такой, тре­вож­ной, под­пи­сью к раз­мы­то­му порт­ре­ту Марин Ле Пен на пер­вой поло­се вышла левая Libération. Пик­се­ли­зо­ван­ные очер­та­ния гла­вы фран­цуз­ских крайне пра­вых, веро­ят­но, долж­ны про­явить­ся ко вто­ро­му туру выбо­ров”, — пишет RFI.

Ниже мы реши­ли при­ве­сти этот обзор пол­но­стью, так как он очень непло­хо иллю­стри­ру­ет ту рас­те­рян­ность, кото­рая царит в самых раз­ных поли­ти­че­ских кру­гах Франции.

Le Monde: «Как мы до это­го дошли?»

«После про­ры­ва на евро­пей­ских выбо­рах 2014 года (25% голо­сов), под­твер­жден­но­го успе­хом на выбо­рах в сове­ты депар­та­мен­тов 2015 года, Наци­о­наль­ный фронт про­дол­жа­ет идти впе­ред. В пер­вом туре реги­о­наль­ных выбо­ров в вос­кре­се­нье, 6 декаб­ря, крайне пра­вая пар­тия доби­лась бес­пре­це­дент­ных резуль­та­тов. Хотя эта побе­да и была анон­си­ро­ва­на мно­го недель назад, а так­же пред­вос­хи­ще­на опро­са­ми обще­ствен­но­го мне­ния, она не пере­ста­ет быть менее уди­ви­тель­ной. А глав­ное — тре­вож­ной, ведь до пре­зи­дент­ских выбо­ров оста­лось пол­то­ра года.

Как мы до это­го дошли? Каким обра­зом реак­ци­он­ная и ксе­но­фоб­ская пар­тия, дви­жи­мая, кто бы что ни гово­рил, идео­ло­ги­ей, про­ти­во­ре­ча­щей рес­пуб­ли­кан­ским цен­но­стям, носи­тель­ни­ца идей столь дема­го­ги­че­ских, сколь и опас­ных, может давать надеж­ду более чем чет­вер­ти фран­цуз­ских избирателей? (…)

Вот уже несколь­ко недель под­ряд осен­ние бури, увы, льют воду на мель­ни­цу Нац­фрон­та. Наплыв бежен­цев с Ближ­не­го Восто­ка, гони­мых вой­ной в Сирии и Ира­ке, а затем и париж­ские тер­ак­ты 13 нояб­ря, поз­во­ли­ли крайне пра­вым пере­ме­шать в одну кучу вопро­сы имми­гра­ции, кри­зи­са с бежен­ца­ми, мусуль­ман­ской общи­ны во Фран­ции и тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы. В поте­ряв­шей ори­ен­ти­ры и напу­ган­ной стране про­ще все­го играть на чув­стве страха.

Но при­чи­на беды нахо­дит­ся гораз­до глуб­же. Нет ника­ких сомне­ний в том, что за про­ис­хо­дя­щее несут ответ­ствен­ность пар­тии (пра­вые и левые — RFI), кото­рые управ­ля­ют стра­ной вот уже мно­го лет. Ни одним, ни дру­гим не уда­лось выве­сти стра­ну из кри­зи­са. Ни одни, ни дру­гие не смог­ли пред­ло­жить обще­ству про­ект, кото­рый заста­вил бы людей пове­рить в их досто­ин­ства, спло­чен­ность и общее будущее».

Le Figaro: «Ветер ярости»

«Эта ярость при­шла изда­ле­ка. Холод­ная, гру­бая, бес­по­щад­ная. Трид­цать лет она томи­лась на мед­лен­ном огне обще­ствен­ной бес­по­мощ­но­сти и пра­ви­тель­ствен­ных про­ва­лов. Голо­со­ва­ние за Наци­о­наль­ный фронт ста­ло самым ярким ее проявлением.

Эта ярость роди­лась при Фран­с­уа Мит­те­ране (пер­вый успех Нац­фрон­та дати­ру­ет­ся 1984 годом), окреп­ла при Жаке Шира­ке и Лио­не­ле Жоспене (21 апре­ля 2002 года, когда Жан-Мари Ле Пен про­шел во вто­рой тур пре­зи­дент­ских выбо­ров — RFI); она чуть при­утих­ла, но потом вспых­ну­ла с новой силой при Нико­ля Сар­ко­зи; но имен­но на долю Фран­с­уа Оллан­да выпа­дет печаль­ная участь пред­стать перед исто­ри­ей в каче­стве чело­ве­ка, кото­рый ее взорвал».

Libération: «Враг»

«Горим! Над реги­о­наль­ны­ми выбо­ра­ми отныне раз­ве­ва­ет­ся корич­не­вый флаг. Эта тре­вож­ная вол­на достиг­ла пуга­ю­ще­го уров­ня. Добив­шись исто­ри­че­ских резуль­та­тов, Наци­о­наль­ный фронт отныне может одер­жать побе­ду сра­зу в несколь­ких реги­о­нах. Идея о том, что Нац­фронт может взять власть, казав­ша­я­ся рань­ше немыс­ли­мой, ста­но­вит­ся сего­дня реальностью.

Ска­жут, что бури ново­стей послед­не­го вре­ме­ни — от мигра­ци­он­но­го кри­зи­са этим летом до ноябрь­ских тер­ак­тов — под­ня­ли эти мут­ные воды как нико­гда высо­ко. Но было бы непра­виль­ным запи­сы­вать эту горь­кую побе­ду лишь на счет сте­че­ния обстоятельств.

Нуж­но при­знать оче­вид­ное: побе­дить Наци­о­наль­ный фронт, дока­зы­вая несо­сто­я­тель­ность его про­грам­мы, невоз­мож­но. Для нача­ла необ­хо­ди­мо побе­дить беды, его поро­див­шие: бес­по­мощ­ность госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов, народ­ное отча­я­ние, неспо­соб­ность про­ти­во­по­ста­вить про­кля­ти­ям Нац­фрон­та гума­ни­сти­че­скую и заслу­жи­ва­ю­щую дове­рия поли­ти­ку в обла­сти иммиграции».

L’Humanité: «Бед­ствен­ное положение»

«Вот уже в чет­вер­тый раз, начи­ная с 2012 года, власть про­иг­ры­ва­ет и, кажет­ся, не дела­ет из это­го ника­ко­го дру­го­го выво­да, кро­ме упря­мо­го жела­ния идти по тупи­ко­во­му пути стро­гой эко­но­мии. Власть несет ответ­ствен­ность за резуль­та­ты (этих выбо­ров), кото­рые демон­стри­ру­ют раз­дра­жен­ность фран­цу­зов от невы­пол­нен­ных обе­ща­ний и несбыв­ших­ся надежд. Непо­пу­ляр­ность поли­ти­ки пра­вя­щей пар­тии тол­ка­ет в про­пасть всех левых, в осо­бен­но­сти пар­тию «Евро­па-Эко­ло­гия-Зеле­ные», а так­же «Левый фронт». (…)

Уба­ю­ки­ва­ю­щие фра­зы не помо­гут вый­ти из затруд­ни­тель­но­го поло­же­ния, в кото­ром ока­за­лась Фран­ция. Необ­хо­ди­мо начать огром­ную строй­ку пере­мен, а так­же обще­ствен­ную дис­кус­сию на обще­на­ци­о­наль­ном уровне».

архивные статьи по теме

Как «зажигали» прокуроры в Астане

Скандал в Мадриде: судья Гевара ответит за Павлова

Меркель пересмотрит отношения с Россией