18 C
Астана
27 сентября, 2022
Image default

Феномен Масанова

5 октяб­ря 2006 года ушел из жиз­ни извест­ный казах­стан­ский уче­ный, поли­тик и обще­ствен­ный дея­тель Нур­бу­лат Эди­ге­е­вич Маса­нов. Про­шед­шие семь лет – хоро­шая дистан­ция, поз­во­ля­ю­щая оце­нить зна­че­ние это­го чело­ве­ка в поли­ти­че­ской исто­рии совре­мен­но­го Казахстана. 

В чем фено­мен Масанова?

Во-пер­вых, конеч­но, в уровне его обра­зо­ва­ния и про­фес­си­о­наль­ной под­го­тов­ки. Он полу­чил бле­стя­щее обра­зо­ва­ние, что в соче­та­нии с при­род­ным умом опре­де­ля­ло высо­чай­ший уро­вень про­фес­си­о­на­лиз­ма Нур­бу­ла­та. Это силь­но кон­тра­сти­ро­ва­ло на фоне убо­го­сти нашей поли­ти­че­ской эли­ты и вто­рич­но­сти ака­де­ми­че­ской науки.

Во-вто­рых, поко­ря­ла лег­кость, с какой он схва­ты­вал суть про­бле­мы, ана­ли­зи­ро­вал и пред­ла­гал ее реше­ние. Гово­рить о слож­ном про­сто, доступ­но и понят­но было его фиш­кой. Он был отлич­ным поле­ми­стом, я не встре­чал чело­ве­ка, кото­ро­му бы он усту­пил в дис­кус­сии. Это в нем было от Бога.

В‑третьих, он не боял­ся ответ­ствен­но­сти за ска­зан­ное. Его убеж­ден­ность в право­те дела­ла его одер­жи­мым, и в стрем­ле­нии дока­зать эту право­ту он не знал гра­ниц. Про­ти­во­сто­ять этой убеж­ден­но­сти было неве­ро­ят­но слож­но. Он подав­лял не столь­ко сво­им интел­лек­том, уме­ни­ем нахо­дить нуж­ные аргу­мен­ты, сколь­ко имен­но сво­ей внут­рен­ней убеж­ден­но­стью в том, что говорил.

В‑четвертых,  уме­ние Нур­бу­ла­та поко­рять ауди­то­рию. И это дости­га­лось не ора­тор­ски­ми спо­соб­но­стя­ми. Он не был ора­то­ром. Нур­бу­лат силь­но ком­плек­со­вал по пово­ду отсут­ствия несколь­ких зубов, отче­го посто­ян­но при­кры­вал рот рукой. Одна­ко это нисколь­ко не меша­ло ему заво­ра­жи­вать ауди­то­рию, увле­кать ее логи­кой сво­ей мыс­ли. Мини­мум эмо­ций, мак­си­мум интел­лек­та и при этом желез­ная логи­ка ана­ли­за — таки­ми были все пуб­лич­ные выступ­ле­ния Нурбулата.

В‑пятых, Нур­бу­лат не любил дура­ков и наци­о­на­ли­стов. И  это­го он не скры­вал. Они зна­ли об этом и отве­ча­ли тем же. Людей он не раз­ли­чал по наци­о­наль­но­сти, для него они дели­лись на обра­зо­ван­ных и не очень, на талант­ли­вых и без­да­рей, на наци­о­наль­но оза­бо­чен­ных и ори­ен­ти­ро­ван­ных на обще­че­ло­ве­че­ские цен­но­сти. Всех, кто мыс­лил кате­го­ри­я­ми тра­ди­ци­о­на­лиз­ма, носил­ся с наци­о­наль­ной иде­ей и защи­щал авто­ри­та­ризм Назар­ба­е­ва, он вос­при­ни­мал как отрыж­ку про­шло­го. За что нажил мас­су вра­гов и недоброжелателей.

В‑шестых, Нур­бу­лат Маса­нов сов­ме­щал в себе энцик­ло­пе­ди­че­ский ум уче­но­го и орга­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти оппо­зи­ци­он­но­го лиде­ра. Это ред­кое соче­та­ние поз­во­ля­ло ему оди­на­ко­во успеш­но зани­мать­ся науч­ной дея­тель­но­стью и участ­во­вать в прак­ти­че­ской оппо­зи­ци­он­ной деятельности.

В‑седьмых, он был чест­ным и глу­бо­ко поря­доч­ным чело­ве­ком. Актив­ный орга­ни­за­тор раз­лич­ных встреч, душа любой ком­па­нии. Дру­же­ское уча­стие в судь­бе окру­жа­ю­щих, отзыв­чи­вость и спо­соб­ность прий­ти на помощь — это явля­лось нрав­ствен­ным импе­ра­ти­вом его отно­ше­ния к окружающим.

Такой набор качеств делал Нур­бу­ла­та самой замет­ной и полез­ной фигу­рой казах­стан­ской оппозиции.

Пер­вой серьез­ной заяв­кой на извест­ность ста­ло появ­ле­ние в СМИ ста­тьи «Как нам обу­стро­ить Казах­стан», напи­сан­ной Нур­бу­ла­том в соав­тор­стве с Нур­ла­ном Амрикуловым.

Ста­тья яви­лась свое­об­раз­ным мани­фе­стом казах­стан­ско­го либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ско­го трен­да. В ней авто­ры не оста­ви­ли кам­ня на камне от куль­ти­ви­ру­е­мой в обще­стве мыс­ли, что каза­хам чуж­ды запад­ные демо­кра­ти­че­ские прин­ци­пы, что тра­ди­ции и мен­таль­ность каза­хов не при­ем­лют запад­ный образ жиз­ни. Это вызва­ло шквал воз­му­ще­ния со сто­ро­ны наци­о­на­ли­стов и тра­ди­ци­о­на­ли­стов всех мастей.

Оппо­нен­ты при­пом­ни­ли и дру­гую «обид­ную» ста­тью Маса­но­ва «Казах­ская поли­ти­че­ская и интел­лек­ту­аль­ная эли­та: кла­но­вая при­над­леж­ность и вну­т­риэтническое сопер­ни­че­ство», опуб­ли­ко­ван­ную в 1996 году в мос­ков­ском ака­де­ми­че­ском жур­на­ле «Вест­ник Евра­зии». Ака­де­ми­ки-агаш­ки друж­но опол­чи­лись про­тив идео­ло­ги­че­ски чуж­до­го им «ман­кур­та» Маса­но­ва и насто­я­ли на его уволь­не­нии из Казах­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Отре­че­ние от нау­ки, лише­ние воз­мож­но­сти пре­по­да­вать в уни­вер­си­те­те уско­ри­ло при­ход Нур­бу­ла­та в боль­шую политику.

Серьез­ная поли­ти­че­ская дея­тель­ность Маса­но­ва нача­лась с РНПК — пер­вой попыт­ки реаль­но­го про­ти­во­сто­я­ния Назар­ба­е­ву в борь­бе за власть. Затем был Форум демо­кра­ти­че­ских сил Казах­ста­на (ФДСК), одним из лиде­ров кото­ро­го был Нур­бу­лат. Позд­нее он при­ни­мал уча­стие в дея­тель­но­сти ДВК, являл­ся чле­ном полит­со­ве­та этой орга­ни­за­ции. В это вре­мя он уже являл­ся при­знан­ным идео­ло­гом казах­стан­ской оппо­зи­ции, одним из ее лиде­ров и идей­ных вдохновителей.

Одна­ко имен­но в рам­ках дея­тель­но­сти в ДВК ста­ла давать знать о себе одна про­бле­ма. Нур­бу­лат, обла­дая бога­тым опы­том поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти, отлич­ным пони­ма­ни­ем ситу­а­ции, все чаще стал­ки­вал­ся с непо­ни­ма­ни­ем окру­жа­ю­щих. Он гово­рил, но к нему не при­слу­ши­ва­лись, он пред­ла­гал, но это не при­ни­ма­лось, он сове­то­вал, но сове­ты игнорировались.

Созда­ние пар­тии «Ак жол» и после­ду­ю­щее раз­ме­же­ва­ние оппо­зи­ци­о­не­ров на про­власт­ный «Ак жол», уме­рен­но-оппо­зи­ци­он­ный «Насто­я­щий Ак жол» и ради­каль­ную пар­тию ДВК эту про­бле­му усу­гу­би­ли. У чело­ве­ка, ори­ен­ти­ро­ван­но­го на про­ти­во­сто­я­ние авто­ри­та­риз­му Назар­ба­е­ва, воз­ник­ла досад­ная необ­хо­ди­мость лави­ро­вать меж­ду раз­лич­ны­ми оппо­зи­ци­он­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми. Все его попыт­ки как-то повли­ять на ситу­а­цию, обес­пе­чить кон­со­ли­да­цию оппо­зи­ции натал­ки­ва­лись на сопро­тив­ле­ние со сто­ро­ны лиде­ров оппо­зи­ции, на их поли­ти­че­скую недальновидность.

Как я пони­маю, сыг­ра­ли амби­ции, мол, сами с уса­ми, обой­дем­ся и без сове­тов и под­ска­зок. Нур­бу­лат рас­ска­зы­вал, как на одной из встреч, где состо­я­лась дис­кус­сия по пово­ду стра­те­ги­че­ских вопро­сов раз­ви­тия оппо­зи­ции, ему прак­ти­че­ски пря­мым тек­стом было ска­за­но, мол, ста­рая оппо­зи­ция, к кото­рой он при­над­ле­жит, уже пока­за­ла все, на что она спо­соб­на, теперь при­шло вре­мя других.

Дру­гие — это те, кто дока­за­ли свою состо­я­тель­ность тем, что суме­ли зара­бо­тать мил­ли­о­ны, теперь они пока­жут, как нуж­но бороть­ся за власть. Такое отно­ше­ние Нур­бу­ла­том было вос­при­ня­то как ука­за­ние на дверь. В этой ситу­а­ции Нур­бу­лат ока­зал­ся перед выбо­ром — либо про­дол­жать оппо­ни­ро­вать режи­му в оди­ноч­ку в каче­стве дис­си­ден­та, либо оста­вать­ся сва­деб­ным гене­ра­лом на оппо­зи­ци­он­ных тусов­ках, либо уйти из поли­ти­ки. Ситу­а­ци­ей гра­мот­но вос­поль­зо­ва­лись вла­сти, пред­ло­жив ему воз­гла­вить откры­ва­е­мый спе­ци­аль­но под него Инсти­тут исто­рии и куль­ту­ры нома­дов. На мой взгляд, это один из самых гра­мот­ных ходов Акор­ды по ослаб­ле­нию оппозиции.

Вооб­ще, огля­ды­ва­ясь назад, пони­ма­ешь, как нера­чи­тель­но и без­дар­но рас­по­ря­ди­лась интел­лек­ту­аль­ным потен­ци­а­лом Маса­но­ва оппо­зи­ция, кото­рая, во мно­гом исполь­зуя его кри­ти­че­ский ана­лиз ситу­а­ции, его пуб­лич­ный авто­ри­тет, никак не под­дер­жа­ла Нур­бу­ла­та в этот пери­од. Он посто­ян­но был вынуж­ден думать о поис­ке средств к суще­ство­ва­нию. При­хо­ди­лось зара­ба­ты­вать хлеб насущ­ный, выпол­няя рутин­ную рабо­ту по раз­лич­ным гран­там, что отни­ма­ло уйму вре­ме­ни и сил.

И в это же вре­мя со сто­ро­ны вла­сти пери­о­ди­че­ски при­хо­ди­ли заман­чи­вые пред­ло­же­ния. В част­но­сти, я сам лич­но отво­зил Нур­бу­ла­та на встре­чу с тогда все­мо­гу­щим Раха­том Али­е­вым, кото­рый попы­тал­ся купить Маса­но­ва — сде­лал ему кон­крет­ное пред­ло­же­ние, от кото­ро­го было труд­но отка­зать­ся. Нур­бу­лат отказался.

Думаю, во вла­сти все­гда пони­ма­ли истин­ный обще­ствен­ный вес Нур­бу­ла­та Маса­но­ва, и поэто­му пред­при­ни­ма­лись попыт­ки выдер­нуть его из поли­ти­ки. С дру­гой сто­ро­ны, он был очень опа­сен, и поэто­му орга­ны, зани­мав­ши­е­ся поли­ти­че­ским сыском, посто­ян­но отсле­жи­ва­ли каж­дое ска­зан­ное им сло­во, каж­дую его поезд­ку за рубеж, каж­дое его интер­вью. Отсле­жи­ва­ли в пря­мом смыс­ле это­го сло­ва: про­слу­ши­вая теле­фон­ные раз­го­во­ры, кон­тро­ли­руя пере­пис­ку и лич­ные контакты.

Пом­ню, как для обес­пе­че­ния про­слу­ши­ва­ния квар­ти­ры Нур­бу­ла­та спи­ли­ли два огром­ных абсо­лют­но здо­ро­вых и креп­ких топо­ля, рос­ших перед окна­ми. Два гигант­ских пня под его окна­ми явля­лись убе­ди­тель­ной демон­стра­ци­ей сте­пе­ни опас­но­сти, какую пред­став­лял Нур­бу­лат для поли­ти­че­ско­го режи­ма Назарбаева.

Огля­ды­ва­ясь назад, я думаю, что самое важ­ное в дея­тель­но­сти Нур­бу­ла­та Маса­но­ва в том, что в самый слож­ный пери­од ста­нов­ле­ния казах­стан­ской госу­дар­ствен­но­сти он был свое­об­раз­ным мая­ком либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ской тен­ден­ции в обще­ствен­ной и поли­ти­че­ской жиз­ни Казах­ста­на. Он был важ­ным идео­ло­ги­че­ским ори­ен­ти­ром, с кото­рым све­ря­ли свои настро­е­ния, чая­ния и пла­ны мно­гие, кому был чужд кумыс­ный пат­ри­о­тизм, мах­ро­вый тра­ди­ци­о­на­лизм и сов­ко­вая ностальгия.

Сего­дня при­хо­дит пони­ма­ние, что Маса­нов оли­це­тво­рял про­грес­сив­ную тен­ден­цию в раз­ви­тии казах­ско­го обще­ства, оппо­зи­ци­он­ной поли­ти­ки, про­яв­ля­ю­щу­ю­ся в суще­ство­ва­нии сег­мен­та высо­ко­об­ра­зо­ван­ных и идео­ло­ги­че­ски евро­пей­ски ори­ен­ти­ро­ван­ных каза­хов, для кото­рых тема пат­ри­о­тиз­ма реша­ет­ся в сфе­ре реаль­ных успе­хов стра­ны, вне этни­че­ских пара­мет­ров тех, кто это дела­ет. Он имел сме­лость это гово­рить вслух, и в этом плане был и оста­ет­ся духов­ным лиде­ром всех казах­стан­цев, ори­ен­ти­ро­ван­ных на евро­пей­ские ценности.

Читать ори­ги­нал статьи: 

Фено­мен Масанова

архивные статьи по теме

«Назарбаев, кет!» Призывы к уходу «лидера нации» на митинге за реформы

Editor

Российское вето и казахстанский отлуп

Editor

Агентство S&P понизило рейтинг Казахстана с негативным прогнозом