-5 C
Астана
21 апреля, 2021
Image default

У страха глаза так велики, что разум отказывает

Все позна­ет­ся в срав­не­нии. И, увы, это срав­не­ние не в поль­зу нынеш­них оби­та­те­лей Акор­ды и лич­но Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Мож­но сколь­ко угод­но хва­лить «лиде­ра нации», гово­рить, что казах­стан­цы под­дер­жи­ва­ют елба­сы и его лич­ной вла­сти ниче­го не угро­жа­ет, но фак­ты сви­де­тель­ству­ют об ином – о сла­бо­сти и шат­ко­сти авто­ри­тар­но­го режима.

 

Автор: Муха­меджан АДИЛОВ

 

Возь­мем, к при­ме­ру, митинг демо­кра­ти­че­ской обще­ствен­но­сти в Алма­ты 25 фев­ра­ля 2012 года. С поли­цей­ской точ­ки зре­ния вла­сти сра­бо­та­ли на пятер­ку. Сна­ча­ла пыта­лись сорвать обсуж­де­ние темы в Интер­не­те, уни­что­жа­ли акка­ун­ты, вбра­сы­ва­ли лож­ные, дез­ори­ен­ти­ру­ю­щие сооб­ще­ния. Потом не дали офи­ци­аль­но­го раз­ре­ше­ния на митинг, сде­лав меро­при­я­тие несанк­ци­о­ни­ро­ван­ным и тем самым рез­ко сокра­тив чис­ло его участников.

Само место сбо­ра на углу про­спек­тов Достык и Абая обнес­ли в несколь­ко рядов поли­цей­ским кор­до­ном, выну­див про­те­сту­ю­щих неволь­но раз­де­лить­ся на несколь­ко групп. Задер­жа­ли лиде­ров ОСДП и орга­ни­за­то­ров митин­га еще до его нача­ла, тем самым обез­гла­вив его и лишив коор­ди­ни­ру­ю­ще­го нача­ла и глав­ных ора­то­ров. Не дали граж­да­нам соеди­нить­ся в одну груп­пу и, дро­бя тол­пу, выхва­ты­ва­ли из нее наи­бо­лее актив­ных и рез­ко выступающих.

В резуль­та­те меро­при­я­тие закон­чи­лось, как все­гда, осуж­де­ни­ем орга­ни­за­то­ров и наи­бо­лее актив­ных участ­ни­ков с адми­ни­стра­тив­ны­ми отсид­ка­ми и денеж­ны­ми штра­фа­ми, пост­ми­тин­го­вой вол­ной нега­ти­ва в про­власт­ной прес­се и раз­го­во­ра­ми на тему, что, дескать, казах­стан­ская оппо­зи­ция сла­ба и ниче­го не может.

Меж­ду тем не все так про­сто. Возь­мем, к при­ме­ру, дей­ствия вла­стей. Если срав­ни­вать с преды­ду­щим несанк­ци­о­ни­ро­ван­ным митин­гом в янва­ре, поли­цей­ские дей­ство­ва­ли куда более агрес­сив­но и жест­ко. И уже одно это, как и задей­ство­ва­ние СОБРа, выпол­няв­ше­го роль удар­ных групп, сви­де­тель­ству­ет не толь­ко о том, что они полу­чи­ли чет­кий при­каз Акор­ды «дер­жать и не пущать», но и о стра­хе вла­стей перед протестующими.

Об этом гово­рит и то, что Жар­ма­ха­на Туяк­бая, Була­та Аби­ло­ва, Амир­жа­на Коса­но­ва, Ерму­ра­та Бапи и дру­гих орга­ни­за­то­ров меро­при­я­тия задер­жа­ли еще до нача­ла митин­га, то есть до того, как сам факт адми­ни­стра­тив­но­го нару­ше­ния имел место. Ну а факт осуж­де­ния Аби­ло­ва и Коса­но­ва на оче­ред­ные 15 суток — это не толь­ко демон­стра­ция силы вла­стей, но и их пол­но­го бес­си­лия, посколь­ку Акор­де при­шлось идти на откры­тый даже по казах­стан­ским мер­кам произвол.

Имен­но эта чув­стви­тель­ность Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва и воз­глав­ля­е­мой им вер­ти­ка­ли вла­сти к вполне мир­но­му митин­гу, кото­рый орга­ни­зу­ет дей­ству­ю­щая в пра­во­вом поле поли­ти­че­ская пар­тия, сви­де­тель­ству­ет о том напря­же­нии, в кото­ром нахо­дит­ся Акорда.

ОСДП идет по сле­дам «Алги»

Идем даль­ше. Митинг орга­ни­зо­вы­ва­ла ОСДП, при­чем дела­ла это во вто­рой раз в этом году, и каж­дый раз ее не оста­нав­ли­ва­ло отсут­ствие раз­ре­ше­ния со сто­ро­ны город­ских вла­стей. Если срав­ни­вать пар­тию Туяк­бая и Аби­ло­ва с нею самой же, но полу­го­до­вой дав­но­сти, созда­ет­ся ощу­ще­ние, что ОСДП буд­то под­ме­ни­ли. Точ­нее, под­ме­ни­ли ее лидеров.

Фак­ти­че­ски сего­дня Обще­на­ци­о­наль­ная соци­ал-демо­кра­ти­че­ская пар­тия дей­ству­ет как нере­ги­стри­ру­е­мая Народ­ная пар­тия «Алга», во вто­рой раз идя на лобо­вое столк­но­ве­ние с вла­стя­ми и поли­ци­ей, пре­крас­но при этом пони­мая, что ее лиде­ров поса­дят на оче­ред­ные 15 суток, акти­ви­стов задер­жат и тоже поса­дят или оштрафуют.

Конеч­но, мож­но пред­по­ло­жить, что Туяк­ба­ем, Аби­ло­вым и Коса­но­вым дви­жет оби­да за то, что их «кину­ли» на пар­ла­мент­ских выбо­рах, но ведь такое «кида­ло­во» было и рань­ше, одна­ко тогда все огра­ни­чи­ва­лось сло­вес­ны­ми напад­ка­ми на власть. Тут же дей­ствия, при­чем вызы­ва­ю­щие явную тре­во­гу у властей.

И если срав­ни­вать несанк­ци­о­ни­ро­ван­ные митин­ги в янва­ре и фев­ра­ле, то есть мне­ние, что на послед­ний при­шло намно­го боль­ше наро­ду. Мож­но спо­рить, сколь­ко точ­но чело­век собра­лось 25 фев­ра­ля в Алма­ты, несколь­ко сотен, как утвер­жда­ют про­власт­ные СМИ, или от полу­то­ра до двух тысяч, как гово­рят неко­то­рые участ­ни­ки, но факт про­грес­са налицо.

И это весь­ма важ­но, посколь­ку гово­рит о том, что при опре­де­лен­ной под­го­тов­ке, пусть и весь­ма сла­бой, плюс при нали­чии лиде­ров, пусть и не слиш­ком хариз­ма­тич­ных, в Алма­ты реаль­но собрать несколь­ко тысяч про­те­стан­тов. Понят­но, это не рос­сий­ские сот­ни и десят­ки тысяч несо­глас­ных, но сде­ла­ем скид­ку на раз­ме­ры города.

Что будет в марте?

Срав­ни­ва­ем даль­ше. Январ­ский митинг, про­хо­див­ший под руко­вод­ством лиде­ров ОСДП, состав­ляв­ших зна­чи­тель­ную часть ора­то­ров, при всей сво­ей кри­тич­но­сти по отно­ше­нию к вла­стям и лич­но Назар­ба­е­ву все-таки был доста­точ­но полит­кор­рект­ным — лозун­га типа «Назар­ба­ев, кет!» и дру­гих подоб­ных на нем не звучало.

На фев­раль­ском митин­ге, кото­рый фак­ти­че­ски пред­став­лял собой несколь­ко само­ор­га­ни­зо­ван­ных митин­гов, подоб­ные при­зы­вы зву­ча­ли в пол­ный голос и полу­чи­ли пол­ную под­держ­ку собравшихся.

Поэто­му из того, как про­хо­ди­ли митин­ги, январ­ский, фак­ти­че­ски не гото­вив­ший­ся, и фев­раль­ский, гото­вив­ший­ся, но сра­зу обез­глав­лен­ный, мож­но сде­лать пред­по­ло­же­ние, что сле­ду­ю­щий митинг — мар­тов­ский — может ока­зать­ся боль­шой про­бле­мой для Акор­ды и Нур­сул­та­на Назарбаева.

Во-пер­вых, он будет про­ис­хо­дить в пери­од празд­но­ва­ния Науры­за, когда на ули­це будет мно­го людей и без уче­та про­те­стан­тов. В этих усло­ви­ях коли­че­ство зевак и наблю­да­те­лей, кото­рые ста­нут сви­де­те­ля­ми оче­ред­ных жесто­ко­стей со сто­ро­ны поли­ции и вла­стей в целом, рез­ко воз­рас­тет, что само по себе послу­жит ради­ка­ли­за­ции граждан.

Во-вто­рых, насту­пит вес­на с более теп­лой пого­дой и соот­вет­ству­ю­щим настро­е­ни­ем. Это зна­чит, что коли­че­ство людей, кото­рые решат­ся прий­ти на митинг, пусть и несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный сно­ва, увеличится.

В‑третьих, судя по настро­е­нию участ­ни­ков фев­раль­ско­го митин­га, дей­ствия поли­цей­ских и судеб­но-про­ку­рор­ский про­из­вол в отно­ше­нии Була­та Аби­ло­ва и Амир­жа­на Коса­но­ва их не испу­гал, а ско­рее разо­злил. То есть у людей появил­ся не толь­ко поли­ти­че­ский, но и мораль­но-эмо­ци­о­наль­ный сти­мул сно­ва прийти.

В‑четвертых, в орга­ни­за­ции фев­раль­ско­го митин­га не участ­во­ва­ла неза­ре­ги­стри­ро­ван­ная «Алга». Понят­но, что аре­сты Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и Иго­ря Виняв­ско­го осла­би­ли ее, но, судя по коли­че­ству акций про­те­ста, пар­тия сохра­ни­ла свои ряды и управ­ля­е­мость. Не исклю­че­но, что в мар­те «Алга» под­дер­жит теперь ОСДП.

В‑пятых, в ходе фев­раль­ско­го несанк­ци­о­ни­ро­ван­но­го митин­га в Алма­ты зву­ча­ли голо­са не толь­ко поли­ти­ков, но и пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ско­го обще­ства, более того, зача­стую они были куда ради­каль­нее и жест­че. Это озна­ча­ет, что мар­тов­ский митинг будет уже митин­гом не ОСДП, а всех демо­кра­ти­че­ских сил.

В‑шестых, мар­тов­ский митинг будет посвя­щен памя­ти жертв Жана­о­зе­на, и одно это будет силь­но сму­щать поли­цей­ских и сотруд­ни­ков СОБРа, кото­рые фак­ти­че­ски фор­ми­ру­ют­ся из тех же людей, что участ­во­ва­ли в рас­стре­ле в Ман­ги­стау 16—18 декаб­ря 2011 года. Да и казах­ский мен­та­ли­тет тре­бу­ет с почте­ни­ем отно­сить­ся к усопшим.

С уче­том все­го это­го январ­ский и фев­раль­ский митин­ги пока­жут­ся Акор­де цве­точ­ка­ми. Спра­ши­ва­ет­ся — что она будет делать? Пото­му что дать санк­цию на митинг — зна­чит по казах­стан­ским поня­ти­ям про­де­мон­стри­ро­вать сла­бость, на что спо­соб­ны толь­ко силь­ные поли­ти­ки, кото­рых в окру­же­нии елба­сы дав­но нет.

Наобо­рот, казах­стан­ские «супер­пре­зи­дент­ская» вер­ти­каль и «супер­управ­ля­е­мая» поли­ти­че­ская систе­ма сего­дня сла­бы как нико­гда: это чув­ству­ет­ся хотя бы по тому, что теперь основ­ным мето­дом борь­бы про­тив демо­кра­ти­че­ских сил, в первую оче­редь «Алги» и неза­ви­си­мых СМИ, вклю­чая «Рес­пуб­ли­ку», ста­ло сило­вое дав­ле­ние. Точ­нее даже, откро­вен­ный поли­цей­ский про­из­вол, про­ку­рор­ское бес­чин­ство и судеб­ная расправа.

Кремль умнее Акорды

Сла­бость Акор­ды и Назар­ба­е­ва, как и бес­пер­спек­тив­ность их жест­кой, негиб­кой дер­жи­мор­дов­ской пози­ции, осо­бен­но хоро­шо вид­на в срав­не­нии с Рос­си­ей. И дело не в том, сколь­ко выхо­дит людей на акции про­те­ста в Москве и дру­гих горо­дах, а как на это реа­ги­ру­ет Кремль. Давай­те сравним.

Как толь­ко ста­ло понят­но, что про­тестные настро­е­ния и про­тест­ная мас­са не огра­ни­чи­ва­ют­ся ста­рой неси­стем­ной оппо­зи­ци­ей, Дмит­рий Мед­ве­дев и Вла­ди­мир Путин, а в их лице и весь пра­вя­щий рос­сий­ский класс немед­лен­но изме­ни­ли политику.

При этом заме­тим, что и рань­ше они дей­ство­ва­ли куда разум­нее, быст­рее и эффек­тив­нее. Так, Нур­сул­тан Назар­ба­ев, по его соб­ствен­ным сло­вам, был вве­ден в заблуж­де­ние сво­им окру­же­ни­ем о реаль­ной ситу­а­ции в Жана­о­зене (целых семь меся­цев), тогда как Вла­ди­мир Путин, когда созда­лась кри­ти­че­ская ситу­а­ция в Пика­ле­во, немед­лен­но поехал туда и заста­вил решить про­бле­му не про­те­сту­ю­щих граж­дан, а вла­дель­цев предприятия.

Соот­вет­ствен­но, Кремль теперь раз­ре­ша­ет акции про­те­ста даже в цен­тре Моск­вы и при­ме­ня­ет силу толь­ко к тем, кто пря­мо нару­ша­ет закон или начи­на­ет созда­вать про­бле­му для транс­порт­но­го пото­ка и пеше­хо­дов. А после того как акции при­об­ре­ли раз­мах, рос­си­я­нам были пред­ло­же­ны поли­ти­че­ские рефор­мы, при­чем не к 2030 году, а немедленно.

Если учесть, что мно­го­пар­тий­ный пар­ла­мент в Рос­сии был все­гда, а пре­зи­дент Дмит­рий Мед­ве­дев после послед­них акций про­те­ста встре­тил­ся с рядом лиде­ров неси­стем­ной оппо­зи­ции, созда­ет­ся ощу­ще­ние, что какие в наших стра­нах пре­зи­ден­ты, такие у нас и госу­дар­ствен­ные маши­ны, и поли­ти­че­ские системы.

В Рос­сии — отно­си­тель­но моло­дые, спо­соб­ные ощу­щать тем­пе­ра­ту­ру в обще­стве, пони­мать и учи­ты­вать дина­ми­ку и направ­лен­ность обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го про­цес­са, воз­дей­ство­вать на него поли­ти­че­ски­ми, неси­ло­вы­ми мето­да­ми, всту­пать в диа­лог с граж­дан­ским обще­ством и оппо­зи­ци­ей, в том чис­ле несистемной.

В Казах­стане — ста­рые, пере­став­шие чув­ство­вать обще­ство и при­вык­шие пре­не­бре­гать граж­да­на­ми, пыта­ю­щи­е­ся дик­то­вать свою волю и жела­ю­щие пол­но­стью управ­лять обще­ствен­но-поли­ти­че­ским про­цес­сом, уме­ю­щие дей­ство­вать толь­ко сило­вы­ми мето­да­ми, боя­щи­е­ся или не уме­ю­щие вести диа­лог с граж­дан­ским обще­ством и оппо­зи­ци­ей, тем более несистемной.

И имен­но это пуга­ет. Пото­му что полу­ча­ет­ся, что урок Жана­о­зе­на, где вся вер­ти­каль вла­сти от Назар­ба­е­ва до послед­не­го аким­чи­ка ока­за­лась не про­сто неспо­соб­ной раз­го­ва­ри­вать с наро­дом, но и откро­вен­но им пре­не­бре­га­ла и в ито­ге нарва­лась на силу, про­шел даром.

Понят­но, что Казах­стан если и ушел от Рос­сии, то не дале­ко. У нас все очень похо­же — от рас­ту­щей свер­ху кор­руп­ции и про­из­во­ла чинов­ни­ков, сверх­мо­но­по­ли­зи­ро­ван­ной поли­ти­че­ской вла­сти и эко­но­ми­ки до пол­но­стью бес­прав­ных граж­дан, заби­то­го граж­дан­ско­го обще­ства и соци­аль­ной роз­ни и неустро­и­цы. Но там власть хотя бы пони­ма­ет, что не пра­ва, и пыта­ет­ся если не делать что-то, то хотя бы этот про­цесс имитировать.

У нас же пол­ная зад­ни­ца, да про­стят нас за это гру­бое выра­же­ние. Из чего люди будут делать раз­ные выво­ды: одни опу­стят руки и будут вор­чать на кухне, дру­гие собе­рут­ся в эми­гра­цию, а тре­тьи нач­нут искать ору­жие и бое­при­па­сы, посколь­ку ино­го аргу­мен­та Акор­да сего­дня не воспринимает.

Поэто­му пред­сто­я­щий в мар­те митинг ста­нет не столь­ко про­вер­кой спо­соб­но­сти демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции собрать в Алма­ты про­тестно настро­ен­ных граж­дан, сколь­ко про­вер­кой Акор­ды и лич­но Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва на поли­ти­че­скую трез­вость и спо­соб­ность руко­вод­ство­вать­ся не лич­ны­ми, свое­ко­рыст­ны­ми инте­ре­са­ми, а инте­ре­са­ми стра­ны и наро­да. То есть национальными.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №8 (230) от 2 мар­та 2012 года

Read More:
У стра­ха гла­за так вели­ки, что разум отказывает

архивные статьи по теме

Памяти жертв: прошлых и нынешних

Аэропорту “Алматы‑2” быть или не быть?

“Дело Козлова”: “Этих прокуроров уволить!”