10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

У нас есть свой кодекс чести и совести

В Казах­стане при­нят Кодекс жур­на­ли­ста, при­чем при­нят доку­мент узким кру­гом лиц — Сою­зом жур­на­ли­стов и Клу­бом глав­ных редак­то­ров. Извест­ные не толь­ко сво­и­ми пуб­ли­ка­ци­я­ми, но и сво­ей прин­ци­пи­аль­ной пози­ци­ей жур­на­лист еже­не­дель­ни­ка «Ураль­ская неде­ля» Лук­пан Ахме­дь­я­ров и пуб­ли­цист Сер­гей Дува­нов счи­та­ют, что кодекс все­об­щим не считается. 

 

Автор: Жан­на БАЙТЕЛОВА

 

«Кодекс счи­та­ет­ся при­ня­тым. Я всех поздрав­ляю… Я счи­таю, что Кодекс эти­ки жур­на­ли­ста — это такой мораль­но-нрав­ствен­ный ори­ен­тир», — ска­зал пред­се­да­тель Сою­за жур­на­ли­стов РК Сейт­ка­зы Мата­ев на сов­мест­ном засе­да­нии прав­ле­ния Сою­за жур­на­ли­стов и Клу­ба глав­ных редак­то­ров во втор­ник, 30 октября.

Так, соглас­но при­ня­то­му доку­мен­ту, жур­на­лист дол­жен дей­ство­вать в инте­ре­сах про­фес­сии, сво­бо­ды сло­ва и инфор­ма­ции, сохра­не­ния внут­ри­по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти, наци­о­наль­ной инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти, меж­кон­фес­си­о­наль­но­го и меж­эт­ни­че­ско­го согла­сия. Участ­ни­ки засе­да­ния под­черк­ну­ли, что никто не впра­ве при­нуж­дать жур­на­ли­ста к соблю­де­нию при­ня­то­го кодек­са. Одна­ко, учи­ты­вая, что ини­ци­а­то­ром появ­ле­ния это­го доку­мен­та был Нур­сул­тан Назар­ба­ев, мож­но пред­ста­вить, как к нему будут относиться.

Может ли кодекс, по ваше­му мне­нию, счи­тать­ся при­ня­тым все­ми жур­на­ли­ста­ми, если на засе­да­нии при­ни­ма­ли уча­стие толь­ко пред­ста­ви­те­ли Сою­за жур­на­ли­стов и Клу­ба глав­ных редак­то­ров? Этот вопрос мы зада­ли Лук­па­ну Ахме­дь­я­ро­ву и Сер­гею Дува­но­ву, кото­рых на высо­кую встре­чу не пригласили.

У меня есть свой кодекс 

- Кодекс может счи­тать­ся все­об­щим, если про­во­ди­лась какая-то выбор­ная про­це­ду­ра, когда на меро­при­я­тие, где при­ни­ма­ет­ся кодекс, деле­ги­ру­ют­ся с соот­вет­ству­ю­щи­ми пол­но­мо­чи­я­ми пред­ста­ви­те­ли боль­шей части жур­на­ли­стов, про­жи­ва­ю­щих в Казах­стане. Это слож­ная про­це­ду­ра, но тем не менее ее надо соблю­дать, — отме­тил в самом нача­ле раз­го­во­ра Сер­гей Дуванов.

Извест­ный пуб­ли­цист при­вел при­мер того, как бук­валь­но на днях в Рос­сии про­шли выбо­ры в Коор­ди­на­ци­он­ный совет оппо­зи­ции. При­том, что за чле­нов сове­та про­го­ло­со­ва­ло 80 тысяч чело­век, они в любом слу­чае не могут пред­став­лять всю оппо­зи­цию стра­ны. Тем не менее они пред­став­ля­ют инте­ре­сы той части людей, кото­рые голо­со­ва­ли за них. И в дан­ном слу­чае по ана­ло­гии Кодекс жур­на­ли­ста явля­ет­ся доку­мен­том тех, кто его при­нял. По мне­нию Сер­гея Вла­ди­ми­ро­ви­ча, те, кто этот кодекс при­ня­ли, и долж­ны его исполнять.

- Лич­но для меня этот кодекс не нужен, а вот для боль­шин­ства жур­на­ли­стов, кото­рые рабо­та­ют в Казах­стане, — да. Поче­му я так само­уве­рен? Пото­му что у меня кодекс есть внут­ри. Я нико­го и нико­гда не оскор­бил. Я пишу то, что думаю, искренне и доста­точ­но ува­жи­тель­но даже к сво­им поли­ти­че­ским оппо­нен­там. И если вы заме­ти­ли, глав­но­го пер­со­на­жа всех моих ста­тей — Назар­ба­е­ва — я нико­гда не назы­вал обид­ны­ми сло­ва­ми, — под­черк­нул Сер­гей Дуванов.

Раз г‑н Дува­нов вспом­нил свои пуб­ли­ка­ции, мы спро­си­ли: воз­мож­но, один из пунк­тов кодек­са о сохра­не­нии внут­ри­по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти каса­ет­ся как раз подоб­ных статей?

- Нуж­но гово­рить прав­ду. Обма­ны­вать народ — это зна­чит нагне­тать напря­жен­ность и закры­вать кла­па­ны на кот­ле, кото­рый может взо­рвать­ся. Здесь вопрос кри­те­ри­ев, что такое ста­биль­ность. Я счи­таю, что глав­ным про­жи­га­те­лем и нару­ши­те­лем ста­биль­но­сти и спо­кой­ствия в обще­стве явля­ют­ся такие струк­ту­ры, как КНБ или МВД, кото­рые про­во­ци­ру­ют сво­и­ми не все­гда про­фес­си­о­наль­ны­ми дей­стви­я­ми людей на ради­каль­ные шаги, — отве­тил наш собе­сед­ник. — А писать — зна­чит вскры­вать язвы, сни­мать напря­жен­ность. И, в прин­ци­пе, я согла­сен со всем, что напи­са­но в этом кодек­се. Дру­гое дело, какой смысл вкла­ды­ваю я и те люди, кото­рые его приняли.

Он так­же отме­тил, что кодекс при­ни­ма­ли люди, зави­си­мые от вла­сти, бла­го­по­лу­чие кото­рых стро­ит­ся на лояль­но­сти к власти.

- Это люди, не оппо­ни­ру­ю­щие вла­сти, соглас­ные с нынеш­ни­ми посту­ла­та­ми нынеш­не­го поли­ти­че­ско­го режи­ма. И при­том, что идея кодек­са роди­лась внут­ри жур­на­лист­ско­го сооб­ще­ства, при­чем не сего­дня или вче­ра, а очень дав­но, более того, такой кодекс суще­ству­ет и в дру­гих стра­нах, тем не менее я думаю, что про­це­ду­ра, кото­рую они избра­ли по при­ня­тию это­го кодек­са, не совсем пра­виль­ная, — отме­тил г‑н Дуванов.

Рас­став­ляя флажки

- При всем ува­же­нии к Сейт­ка­зы Мата­е­ву я не могу ска­зать, что раз­де­ляю его празд­нич­но­го чув­ства от осо­зна­ния того, что при­нят некий Кодекс эти­ки жур­на­ли­ста, — при­знал­ся нам Лук­пан Ахмедьяров.

Сам жур­на­лист и без кодек­са руко­вод­ству­ет­ся обще­че­ло­ве­че­ски­ми прин­ци­па­ми — таки­ми фун­да­мен­таль­ны­ми, как совесть и порядочность.

- Не пони­маю, как эти­ку мож­но при­вя­зать к про­фес­сии. Это так же глу­по, как гово­рить о вра­чеб­ной сове­сти, води­тель­ской вос­пи­тан­но­сти, шах­тер­ской друж­бе. Раз­ве все эти поня­тия не при­су­щи всем людям? Ну, во вся­ком слу­чае, я пред­по­ла­гаю, что все окру­жа­ю­щие меня люди по опре­де­ле­нию этич­ны, вос­пи­та­ны и поря­доч­ны, — ска­зал жур­на­лист, отме­тив, что имен­но с ува­же­ни­ем при­хо­дит на интер­вью к любо­му человеку.

Во-вто­рых, Лук­пан не испы­ты­ва­ет осо­бо­го вос­тор­га пото­му, что дан­ная ини­ци­а­ти­ва исхо­ди­ла от пре­зи­ден­та Назарбаева.

- У меня вызы­ва­ет оттор­же­ние любая попыт­ка вла­сти навя­зать жур­на­ли­стам свое виде­ние рабо­ты жур­на­ли­ста. Вам не кажет­ся, что слиш­ком мно­го появи­лось людей, кото­рые, не имея ника­ко­го отно­ше­ния к жур­на­ли­сти­ке, хотят ука­зать, как нам нуж­но рабо­тать?! — воз­му­щен Лукпан.

Он отме­тил, что у него, как у жур­на­ли­ста, есть «заказ­чик» поваж­нее любо­го пре­зи­ден­та — это читатели.

- И поверь­те, этот «заказ­чик» очень вни­ма­те­лен и бес­по­ща­ден к любым моим огре­хам. Если ему пока­жет­ся, что я неэти­чен, то он сра­зу же дает знать о сво­ем недо­воль­стве в виде писем, звон­ков в редак­цию, паде­ни­ем тира­жа, паде­ни­ем объ­е­ма рекла­мы. Моя про­фес­си­о­наль­ная эти­ка зиждет­ся на самом глав­ном капи­та­ле любо­го жур­на­ли­ста — на дове­рии ауди­то­рии. Ее нель­зя регла­мен­ти­ро­вать высо­чай­шим рас­по­ря­же­ни­ем пре­зи­ден­та, — заявил Лук­пан Ахмедьяров.

Наш кол­ле­га так­же ука­зал на одну нема­ло­важ­ную деталь в этом кодек­се — попыт­ку вме­нить в обя­зан­ность жур­на­ли­ста сохра­не­ние внут­ри­по­ли­ти­че­ской стабильности.

- Это что же полу­ча­ет­ся, если зав­тра выяс­нит­ся, что пре­зи­дент Назар­ба­ев все-таки несет ответ­ствен­ность за собы­тия в Жана­о­зене, то я не смо­гу об этом напи­сать, пото­му что это угро­жа­ет внут­ри­по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти?! — воз­му­щен Ахме­дь­я­ров. — Я убеж­ден, что этот кодекс напи­сан преж­де все­го, что­бы свя­зать руки жур­на­ли­стам, выста­вить что-то вро­де крас­ных флаж­ков, за кото­рые нель­зя забе­гать. Уве­рен, что он будет прин­ци­пи­аль­но при­ме­нять­ся по отно­ше­нию к неза­ви­си­мой прес­се и мину­ет госС­МИ, пото­му что если сле­до­вать стро­го бук­ве это­го кодек­са, то сле­ду­ет уже сего­дня пре­кра­тить рабо­ту всех госС­МИ — от «Хаба­ра» и до рай­он­ных газет.

Read More:
У нас есть свой кодекс чести и совести

архивные статьи по теме

Суд по “Взгляду” и “Республике” будет в пятницу

Кенес Ракишев в «деле Шакро»

Editor

Миф об атомной бомбе Ирана развеян?