10 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

Ушел и не вернется?

Некогда доверенный «советник» казахстанских властей, идеолог программы «СуперХан» Александр Мирчев  покинул пост «независимого директора» национального холдинга «Самрук-Казына». Таким образом поставлена точка в консолидации активов компании в преддверии их последующей приватизации.

Изме­не­ния в соста­ве дирек­то­ров глав­ной кор­по­ра­ции Казах­ста­на про­изо­шли почти неза­мет­но, хотя для них и пона­до­би­лось при­нять целое пра­ви­тель­ствен­ное поста­нов­ле­ние. Вышло оно за №144 и дати­ро­ва­но 27 мар­та 2018 года. При­чем в самом этом  доку­мен­те ни сло­ва не гово­рит­ся о «Самрук-Казыне», но зато упо­ми­на­ет­ся вне­се­ние изме­не­ний в дру­гое поста­нов­ле­ние, при­ня­тое еще в октяб­ре 2008 года, из кото­ро­го как раз и исклю­чи­ли стро­ку с одним име­нем и одной долж­но­стью: «Мир­чев Алек­сандр Васи­лье­вич — неза­ви­си­мый директор».

Вот так, без шума и гама, из совре­мен­ной жиз­ни Казах­ста­на вычерк­ну­ли фами­лию чело­ве­ка, сыг­рав­ше­го важ­ную роль в реше­нии поли­ти­че­ских про­блем «вер­хуш­ки» стра­ны.  Спе­ци­а­лист по реше­ни­ям слож­ных ситу­а­ций — про­фес­сия в Казах­стане   до сих пор очень вос­тре­бо­ван­ная, так как дру­гих меха­низ­мов в стране про­сто нет. Одна­ко сфе­ра, в кото­рой вра­щал­ся имен­но этот «неза­ви­си­мый дирек­тор», сде­ла­ла из него поли­ти­че­скую фигу­ру. Мож­но ска­зать даже, мега­по­ли­ти­че­скую. То есть фигу­ру, не про­сто участ­ву­ю­щую в казах­стан­ской поли­ти­ке, но даже в чем-то ее определяющую.

Д‑р Алек­сандр Мир­чев — граж­да­нин США, пре­зи­дент ком­па­нии «Крулл корп.» (США), кото­рая «спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на предо­став­ле­нии гло­баль­ных стра­те­ги­че­ских реше­ний с акцен­том на новые эко­но­ми­че­ские тен­ден­ции, вопро­сы эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти и вызо­вы, воз­ни­ка­ю­щие в поли­ти­че­ской сфе­ре» (подроб­нее с его офи­ци­аль­ной био­гра­фи­ей мож­но позна­ко­мить­ся на сай­те его ком­па­нии). С 2007 года — стар­ший эко­но­ми­че­ский совет­ник пре­мьер-мини­стра Рес­пуб­ли­ки Казах­стан. С 2007 года по октябрь 2008 года — пред­се­да­тель сове­та дирек­то­ров — неза­ви­си­мый дирек­тор АО «Фонд устой­чи­во­го раз­ви­тия „Қазы­на“. Поста­нов­ле­ни­ем Пра­ви­тель­ства РК № 962 от 17 октяб­ря 2008 года избран в состав Сове­та дирек­то­ров АО „Самрук-Қазы­на“. Исклю­чен из него Поста­нов­ле­ни­ем Пра­ви­тель­ства РК № 144 от 27 мар­та 2018 года. 

Тень „Казахгейта“

“Казахгейт” — под этим назва­ни­ем фигу­ри­ру­ет серия скан­да­лов в Бель­гии, США и Фран­ции, в кото­рых так или ина­че было заме­ша­но руко­вод­ство Казах­ста­на. Все они  свя­за­ны с выпла­та­ми взя­ток и отка­тов  как ино­стран­ны­ми граж­да­на­ми казах­стан­ским чинов­ни­кам, так и в обрат­ную сторону. 

 Исто­рия нача­лась в Бель­гии из-за обви­не­ний в отка­тах за пере­да­чу в кон­цес­сию все­го элек­тро­се­те­во­го хозяй­ства Алма­тин­ской обла­сти и газо­про­во­дов в Южном Казах­стане. Дей­ству­ю­щи­ми лица­ми были:

  • с бель­гий­ской сто­ро­ны ком­па­ния Tractebel (после целой серии скан­да­лов ком­па­ния была погло­ще­на и ста­ла частью огром­но­го кон­гло­ме­ра­та ENGIE),
  • с казах­стан­ской — „евразий­ское трио“ (Патох Шоди­ев,  Али­джан Ибра­ги­мов и Алек­сандр Машкевич ) 


Патох Шоди­ев,  Али­джан Ибра­ги­мов и Алек­сандр Машкевич 

Речь шла о мил­ли­о­нах дол­ла­ров за мало­по­нят­ные „кон­суль­та­ци­он­ные услу­ги“, в резуль­та­те чего Tractebel в 90‑х годах стал хозя­и­ном „Алма­ты­энер­го“. Было пред­по­ло­же­ние, что часть этих денег евразий­цы пере­да­ли в виде „отка­тов“ казах­стан­ским чинов­ни­кам. В ито­ге глав­ный подо­зре­ва­е­мый — Патох Шоди­ев — заклю­чил согла­ше­ние с судом, запла­тив штраф в раз­ме­ре 23 мил­ли­о­нов евро.

Парал­лель­но скан­дал пере­ме­стил­ся в США, где так­же были обви­не­ния во взят­ках и отка­тах — на этот раз в свя­зи с неф­тя­ны­ми кон­цес­си­я­ми на Кас­пии. В аме­ри­кан­ском „Казахгей­те“ засве­тил­ся Джеймс Гиф­фен, аме­ри­кан­ский биз­нес­мен и быв­ший совет­ник пре­зи­ден­та  Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Про­ку­ро­ром Южно­го окру­га Нью-Йор­ка ему было предъ­яв­ле­но обви­не­ние в нару­ше­нии Зако­на об ино­стран­ной кор­руп­ции 1977 года и отмы­ва­нии денег.

Скан­дал был гром­ким, но завер­шил­ся вполне без­обид­но — Гиф­фен запла­тил 25 дол­ла­ров за судеб­ные издерж­ки, а все осталь­ные обви­не­ния с него были сня­ты, так как яко­бы Гиф­фен на самом деле выпол­нял в Казах­стане „зада­ния ЦРУ и дру­гих аме­ри­кан­ских спец­служб“, то есть был не кор­руп­ци­о­не­ром заме­шан­ным в мно­го­мил­ли­он­ных взят­ках руко­вод­ству Казах­ста­на, а пат­ри­о­том США, рабо­тав­ший на бла­го аме­ри­кан­ско­го народа.

Недав­но, в мае 2017 года, исто­рия сно­ва была реани­ми­ро­ва­на в Бель­гии, попут­но заце­пив Фран­цию, но на этот раз в деле ока­за­лись заме­ша­ны уже евро­пей­ские поли­ти­ки, решив­шие так­же поиг­рать на поле „поли­ти­че­ско­го решалова“.

Речь идет о при­част­но­сти выс­ших чинов­ни­ков обе­их стран (Бель­гии и Фран­ции) к реше­нию о сня­тии с биз­не­сме­на Пато­ха Шоди­е­ва уго­лов­ных обви­не­ний, выдви­ну­тых про­тив него в Бельгии.

Бель­гий­ский жур­нал Vif опуб­ли­ко­вал доку­мен­ты, сви­де­тель­ству­ю­щие о том, что „цен­траль­ную роль“ в этом вопро­се сыг­рал Клод Геан — быв­ший гла­ва фран­цуз­ско­го МВД и руко­во­ди­тель адми­ни­стра­ции преды­ду­ще­го пре­зи­ден­та Фран­ции Нико­ля Сар­ко­зи, а так­же быв­ший пред­се­да­тель Сена­та Бель­гии Арманд Де Деккер и быв­ший министр финан­сов Бель­гии Дидье Рейн­дерс. О скан­да­ле с быв­шим сена­то­ром бук­валь­но недав­но напи­са­ли мно­гие фран­цуз­ские и бель­гий­ские сред­ства мас­со­вой информации.

Так вот, Алек­сандра Мир­че­ва мож­но счи­тать вете­ра­ном этих про­цес­сов. Он появил­ся при дво­ре Акор­ды на пике аме­ри­кан­ско­го скан­да­ла и бла­го­да­ря ему, так как заме­нил преж­не­го фаво­ри­та  Джейм­са Гиф­фе­на, ока­зав­ше­го­ся глав­ным обви­ня­е­мым по делу „Казахгей­та“ в США.  При­гла­си­ли же Алек­сандра Васи­лье­ви­ча в Казах­стан тогда еще зять дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Рахат Али­ев и его супру­га, стар­шая дочь елба­сы Дари­га Назарбаева.

План „Суперхан“

Сто­ит отме­тить, что с име­нем Алек­сандра Мир­че­ва свя­зы­ва­ют  полу­чив­ший широ­кую извест­ность в узких кру­гах супер­кон­фи­ден­ци­аль­ный доку­мент под назва­ни­ем «Cупер­Хан». К нам он попал еще во вре­ме­на суще­ство­ва­ния газе­ты «Рес­пуб­ли­ка» по весь­ма изви­ли­стым кана­лам от людей, кото­рые рань­ше нас не под­во­ди­ли и не оши­ба­лись в инфор­ма­ции. По их сло­вам, план был раз­ра­бо­тан груп­пой экс­пер­тов, ана­ли­ти­ков и поли­то­ло­гов под руко­вод­ством выше­упо­мя­ну­то­го советника.

Для тех, кто нико­гда о нем слы­шал: речь идет о плане дей­ствий Акор­ды в  сфе­ре внут­рен­ней поли­ти­ки до 2030 года.  Суть пла­на «Супер­Хан» мож­но понять из его цели, кото­рая раз­ра­бот­чи­ка­ми была сфор­му­ли­ро­ва­на с гени­аль­ной лапи­дар­но­стью: «Про­грам­ма «Хан» — сохра­нить власть; про­грам­ма «Супер­Хан» — сохра­нить стра­ну после власти».

Под «Супер­Ха­ном», понят­но, под­ра­зу­ме­вал­ся дей­ству­ю­щий пре­зи­дент, и в доку­мен­те пря­мым тек­стом про­пи­сы­ва­лись направ­ле­ния, как будет раз­ви­вать­ся культ лич­но­сти Нур­сул­та­на Назарбаева. 

«Про­ект «Супер­Хан» реа­ли­зо­вы­вал­ся в рам­ках трех основ­ных эта­пов. Крат­ко­сроч­ный этап реа­ли­за­ции про­ек­та был опре­де­лен до 2010 года. В этот пери­од преду­смат­ри­ва­ет­ся сфор­му­ли­ро­вать и создать основ­ные внут­рен­ние меха­низ­мы, кото­рые обес­пе­чат успеш­ную реа­ли­за­цию «Моде­ли Супер­Хан».  Сред­не­сроч­ный этап Про­ек­та был уста­нов­лен до 2015 года. Дол­го­сроч­ный этап — до 2035 года. 

Возь­мем, к при­ме­ру, зако­ны о лиде­ре нации. При­сво­е­ние пер­во­му пре­зи­ден­ту зва­ния лиде­ра нации
 и оче­ред­ное рас­ши­ре­ние его власт­ных пол­но­мо­чий есть не что иное, как «стра­те­ги­че­ское обес­пе­че­ние дол­го­сроч­но­го поли­ти­че­ско­го ман­да­та Супер­Ха­на на леги­тим­ной осно­ве». Выше­про­ци­ти­ро­ван­ное пред­ло­же­ние взя­то нами из  доку­мен­та и пол­но­стью зву­чит так: «Цель (име­ет­ся в виду доку­мен­та — ред.) — стра­те­ги­че­ское обес­пе­че­ние дол­го­сроч­но­го поли­ти­че­ско­го ман­да­та Супер­Ха­на на леги­тим­ной осно­ве и про­ти­во­дей­ствие его оппонентам».

То есть про­ект «Лидер нации» заду­мы­вал­ся еще на рубе­же 2006—2007 годов, и до 2010 года было наме­че­но создать основ­ные внут­рен­ние меха­низ­мы. Это успеш­но было выполнено.

В «Супер­Хане» есть так­же такие строки:

«Исто­ри­че­ские парал­ле­ли под­ска­зы­ва­ют направ­ле­ние поис­ка реше­ний. Для совре­мен­но­го Казах­ста­на, сле­ду­ет искать исто­ри­че­ские пре­це­ден­ты, в кото­рых лидер страны:

  • сохра­нил ее целост­ность после кризиса,
  • вывел из эко­но­ми­че­ско­го упадка,
  • нашел спо­соб созда­ния новой поли­ти­че­ской систе­мы на месте разрушенной».

Не кажет­ся ли вам, что в этот абзац укла­ды­ва­ет­ся вся про­власт­ная и про­на­зар­ба­ев­ская аги­та­ция послед­них лет, при­чем цели­ком и полностью?

А вот еще пре­лю­бо­пыт­ная цита­та из доку­мен­та “Супер­Хан”: «Осо­бая про­бле­ма Казах­ста­на, отли­ча­ю­щая его от дру­гих обществ, успеш­но пре­одо­лев­ших кри­зис, в том, что пре­зи­дент не может рас­счи­ты­вать на наци­о­наль­ное обще­ствен­ное созна­ние, опо­ра на граж­дан­ское обще­ство в стране пока не надеж­на! Незре­лость граж­дан­ско­го обще­ства тре­бу­ет исполь­зо­ва­ния меж­ду­на­род­но­го ресур­са, как источ­ни­ка леги­тим­но­сти гла­вы госу­дар­ства. В созна­нии наро­да про­яв­ля­ет­ся про­стая логи­ка: если наше­го Пре­зи­ден­та ува­жа­ют чужие, то зна­чит долж­ны и мы».

Дру­ги­ми сло­ва­ми, имен­но отсю­да рас­тут ноги у памят­ни­ка Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву в Анка­ре, ули­цы име­ни пер­во­го пре­зи­ден­та в Аммане, зва­ния лиде­ра тюрк­ско­го мира и про­чих зару­беж­ных зна­ков вни­ма­ния к оби­та­те­лю номер один «Ак орды».

Консолидация и зачистка

В 2007 году Алек­сандр Мир­чев занял пост пред­се­да­те­ля сове­та дирек­то­ров казах­стан­ско­го АО „Фонд устой­чи­во­го раз­ви­тия ‚Қазы­на‘. Создан­ное в мар­те 2006 года акци­о­нер­ное обще­ство долж­но было ‚акку­му­ли­ро­вать госу­дар­ствен­ные сред­ства для при­об­ре­те­ния за рубе­жом при­вле­ка­тель­ных акти­вов, в част­но­сти, неболь­ших паке­тов акций транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций, рабо­та­ю­щих в тех отрас­лях, кото­рые явля­ют­ся ‚точ­ка­ми роста‘ в Казахстане“.

Для реше­ния этой зада­чи „Казыне“ были пере­да­ны госу­дар­ствен­ные паке­ты акций веду­щих казах­стан­ских кор­по­ра­ций, а так­же все инсти­ту­ты раз­ви­тия. (Начи­ная с 2001 года в стране была созда­на целая сеть все­воз­мож­ных орга­ни­за­ций, кото­рые долж­ны были решать про­бле­мы это­го само­го раз­ви­тия. Но в 2006 году все эти функ­ции были пре­дель­но скон­цен­три­ро­ва­ны в одном учре­жде­нии, стра­те­гию кото­ро­го (судя по долж­но­сти) и дол­жен был опре­де­лять Алек­сандр Мирчев).

Но фак­ти­че­ская моно­по­лия Мир­че­ва на управ­ле­ние повест­кой раз­ви­тия была недол­гой. В октяб­ре 2008 года „Казы­на“ была объ­еди­не­на с „Самру­ком“, а Мир­че­ва пере­ве­ли из кате­го­рии стра­те­гов в кате­го­рию „неза­ви­си­мых дирек­то­ров“ в Сове­те дирек­то­ров объ­еди­нен­ной ком­па­нии — Фон­де наци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния „Самрук-Қазы­на“, един­ствен­ным акци­о­не­ром кото­ро­го явля­ет­ся Пра­ви­тель­ство РК. 

Реор­га­ни­за­ция „Самрук-Казы­ны“ про­ис­хо­ди­ла на фоне рас­кру­чи­ва­ния спи­ра­ли воен­ных дей­ствий Акор­ды про­тив быв­ше­го зятя пре­зи­ден­та Раха­та Али­е­ва, но свя­зы­вать эти про­цес­сы мож­но лишь гипо­те­ти­че­ски. Мир­чев при­нял уча­стие в этой войне на сто­роне Акор­ды и сумел сохра­нить свой пост и вли­я­ние на про­цесс „кон­со­ли­да­ции акти­вов“, кото­рый не толь­ко не оста­но­вил­ся после погло­ще­ния „Казы­ны“, но про­дол­жил­ся уско­рен­ны­ми темпами.

Сле­ду­ю­щим эта­пом „раз­ви­тия ком­па­нии“ ста­ла зачист­ка кон­со­ли­ди­ро­ван­ных акти­вов. Офи­ци­аль­но эта зачист­ка полу­чи­ла назва­ние „вто­рой вол­ны при­ва­ти­за­ции“, кото­рая стар­то­ва­ла в 2014 году. Она пред­по­ла­га­ла реа­ли­за­цию акти­вов госу­дар­ствен­но­го и ква­зи­го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ров. Эта про­грам­ма поз­во­ли­ла „Самрук-Казыне“ осно­ва­тель­но пере­трях­нуть свой баланс, выде­лив для про­да­жи сна­ча­ла 106 ком­па­ний, а затем уве­ли­чить их чис­ло в два раза — до 216 компаний.

Но глав­ным дости­же­ни­ем  ФНБ было раз­де­ле­ние спис­ка пер­спек­тив­ных кан­ди­да­тов на при­ва­ти­за­цию на две части. В первую вошли 44 „наи­бо­лее круп­ных акти­вов Фон­да, име­ю­щих важ­ное соци­аль­но-эко­но­ми­че­ское зна­че­ние“, а во вто­рую — „все остальные“.

Самые цен­ные кор­по­ра­ции — АО  НАК  Каза­том­пром, АО  Air Astana, АО  Самрук-Энер­го, АО НК Каз­Му­най­Газ, АО Каз­поч­та и АО  НК Қаза­қстан Темiр Жолы — будут при­ва­ти­зи­ро­ва­ны через про­це­ду­ру IPO — пуб­лич­ную про­да­жу акций на бир­же. Кста­ти, не сек­рет, что эта про­це­ду­ра — луч­ший из воз­мож­ных мето­дов лега­ли­за­ции дохо­дов на Запа­де, что в наше вре­мя име­ет осо­бую цен­ность, пото­му что повы­ша­ет при­вле­ка­тель­ность актива.

Эти про­це­ду­ры про­яс­ня­ют изна­чаль­ный смысл кон­со­ли­да­ции акти­вов на балан­се ‚преж­ней‘ ‚Казы­ны‘. По сути, фонд высту­пил в каче­стве клас­си­че­ско­го фон­да част­ных инве­сти­ций. Собрав на балан­се все акти­вы, он реструк­ту­ри­ро­вал их, собрал всех ‚нуж­ных‘ инве­сто­ров, вывел — “ненуж­ных” и теперь готов реа­ли­зо­вать их в инте­ре­сах бене­фи­ци­а­ров. С той лишь раз­ни­цей, что “обыч­ный” фонд дела­ет это на сред­ства сво­их инве­сто­ров, а “Самрук-Казы­на” — на сред­ства бюд­же­та. Бюд­жет­ный ста­тус ФНБ авто­ма­ти­че­ски лиша­ет смыс­ла вопро­сы о том, кто, соб­ствен­но, явля­ет­ся бене­фи­ци­а­ром это­го фон­да и все­го про­цес­са. Как гово­рит­ся, кто надо, тот и является.

Одно­вре­мен­ный выход Алек­сандра Мир­че­ва из соста­ва неза­ви­си­мых дирек­то­ров фон­да и завер­ше­ние зачист­ки акти­вов фон­да может быть, конеч­но, чистым сов­па­де­ни­ем. Так же, как и смерть дру­го­го неза­ви­си­мо­го дирек­то­ра Фон­да — баро­на Оли­вье Дэкам­па (ноябрь 2017 года). Как и назна­че­ние в декаб­ре того же 2017 года на пост пред­се­да­те­ля прав­ле­ния АО “Самрук-Қазы­на” Ахмет­жа­на Еси­мо­ва — одно­го из самых близ­ких к руко­вод­ству стра­ны чело­ве­ка

Но может быть и не чистым и даже не совпадением.

В любом слу­чае насту­па­ет новая эпо­ха, и Алек­сан­дру Мир­че­ву при­дет­ся искать дру­гие ниши. А мы воз­мож­но ско­ро узна­ем, уда­лось ли “тене­во­му решаль­щи­ку” най­ти себе место в новой ситуации.

Автор: Алек­сей Тихонов

Источ­ник: https://kz.expert/

архивные статьи по теме

«Бас оқырманмен» видео-сұхбатты көріңіздер

Как Рахат Алиев реабилитировал Ертысбаева

Доверие может закончиться