16 C
Астана
20 июля, 2024
Image default

Учить мириться надо еще в детском саду

Не так дав­но в нашей стране был при­нят закон «О меди­а­ции». Наши граж­дане полу­чи­ли воз­мож­ность решать кон­флик­ты, не дово­дя дело до суда, при помо­щи при­ми­ре­ния сто­рон. Обсу­дить прак­ти­ку при­ме­не­ния зако­на экс­пер­ты собра­лись на семи­нар на тему «Аль­тер­на­тив­ные мето­ды раз­ре­ше­ния спо­ров и меди­а­ция», про­шед­ший во втор­ник в Астане. Одна­ко в ито­ге сло­жи­лось твер­дое впе­чат­ле­ние, что неко­то­рые участ­ни­ки меро­при­я­тия сла­бо зна­ко­мы с казах­стан­ской действительностью. 

 

Автор: Камиль АЯНОВ

 

Для тако­го пес­си­миз­ма доста­точ­но пооб­щать­ся с совре­мен­ны­ми казах­стан­ски­ми медиаторами.

 

«Невер­но мыс­ли­те, товарищ!»

 

- Про­бле­ма ста­нов­ле­ния меди­а­ции в РК очень акту­аль­на, — счи­та­ет гла­ва ОО «Ассо­ци­а­ция «Центр по раз­ви­тию меди­а­ции» Гуль­ми­ра Нар­ба­е­ва. — Пре­зи­дент осо­бое вни­ма­ние уде­лил сни­же­нию тру­до­вой кон­фликт­но­сти в обще­стве. Как чело­век стра­те­ги­че­ский, он пони­ма­ет, что сни­зит­ся кон­фликт­ность в одном тру­до­вом кол­лек­ти­ве, в дру­гом, в тре­тьем — сни­зит­ся кон­фликт­ность вооб­ще в обще­стве. Это основ­ная наша зада­ча, зада­ча меди­а­то­ров, мы будем рабо­тать над этим.

 

А вот мето­ды рабо­ты меди­а­то­ров, в част­но­сти в тру­до­вых кол­лек­ти­вах, застав­ля­ют серьез­но задуматься.

 

- Преж­де все­го, конеч­но, нуж­но поме­нять уро­вень мыш­ле­ния наших граж­дан, — уве­ре­на Нар­ба­е­ва, — что не сто­ит ругать­ся, не сто­ит конфликтовать…

 

Полу­ча­ет­ся, при­шел работ­ник с жало­бой на рабо­то­да­те­ля, что тот сре­за­ет зар­пла­ту и не обес­пе­чи­ва­ет без­опас­ных усло­вий тру­да, а работ­ни­ку объ­яс­ня­ют: «все в поряд­ке, это у тебя мыш­ле­ние неправильное».

 

Так­же г‑жа Нар­ба­е­ва поде­ли­лась и дру­ги­ми мето­да­ми работы.

 

- У нас при нашем Цен­тре меди­а­ции есть тре­нин­го­вый центр, кото­рый гото­вит меди­а­то­ров, — сооб­щи­ла она. — Это одно из направ­ле­ний. Вто­рое — это биз­нес-тре­нин­ги. Тре­тье — это про­сто соци­аль­ные про­ек­ты. Люди при­хо­дят сюда с кон­фликт­ны­ми ситу­а­ци­я­ми, про­хо­дят опре­де­лен­ные тре­нин­ги, и у них совер­шен­но дру­гое мыш­ле­ние, совер­шен­но дру­гой взгляд на ситуацию.

 

Есте­ствен­но, жур­на­ли­стов заин­те­ре­со­ва­ло, уда­лось ли таки­ми высо­ко­пси­хо­ло­гич­ны­ми мето­да­ми решить хотя бы один тру­до­вой конфликт.

 

- Да, такие фак­ты есть, — заяви­ла гла­ва ОО. — Но, как вы зна­е­те, это кон­фи­ден­ци­аль­ная инфор­ма­ция. Мы не можем ска­зать, какой кол­лек­тив и т.д.

 

Прав­да, чуть поз­же жен­щи­на при­зна­лась: центр рабо­та­ет все­го лишь пол­го­да и таких слу­ча­ев кон­крет­ных обра­ще­ний у них еще не было.

 

Игнор — дви­га­тель конфликта

 

Пред­ста­ви­тель Феде­ра­ции проф­со­ю­зов РК, пред­се­да­тель Сове­та проф­со­ю­зов Аста­ны Сар­сен­бай Мын­ба­ев уве­рен, что с изме­не­ни­ем пра­во­во­го поля и появ­ле­ни­ем новых зако­нов меди­а­ция зай­мет свою нишу в нашем обществе.

 

- Мы стро­им пра­во­вое госу­дар­ство, раз­ви­ва­ет­ся демо­кра­тия, — вещал он, вызы­вая смеш­ки у жур­на­ли­стов. — В свя­зи с раз­ви­ти­ем демо­кра­тии, конеч­но, любая обще­ствен­ная орга­ни­за­ция или граж­да­нин откры­то может выска­зать свое отно­ше­ние к тем или иным вопросам…

 

Впро­чем, проф­со­юз­ный лидер гово­рил не толь­ко лозун­га­ми. Попут­но он отме­тил ряд нема­ло­важ­ных про­блем, про­во­ци­ру­ю­щих кон­флик­ты, преж­де все­го в сфе­ре тру­до­вых отношений.

 

- Поче­му воз­ни­ка­ет кон­фликт, осо­бен­но если это каса­ет­ся вопро­са тру­до­вых отно­ше­ний? — рито­ри­че­ски спро­сил Мын­ба­ев. — Это игно­ри­ро­ва­ние обра­ще­ния работ­ни­ка к рабо­то­да­те­лю. Если бы свое­вре­мен­но раз­ре­ша­лись вопро­сы обра­ще­ния работ­ни­ков, даль­ней­ше­го раз­ви­тия это бы не полу­ча­ло. Поэто­му тру­до­вой спор, и кол­лек­тив­ный, и инди­ви­ду­аль­ный, воз­ни­ка­ет, когда идет игно­ри­ро­ва­ние про­блем со сто­ро­ны тех лиц, кото­рые долж­ны при­ни­мать решения.

 

Впро­чем, игно­ром у нас гре­шат не толь­ко рабо­то­да­те­ли. Это могут быть чинов­ни­ки, вра­чи, пред­ста­ви­те­ли испол­ни­тель­ных орга­нов, к кото­рым обра­тил­ся гражданин.

 

- Быва­ет, люди в обще­ствен­ных при­ем­ных при­но­сят целую пач­ку отве­тов, — кон­ста­ти­ро­вал Мын­ба­ев. — В основ­ном это отпис­ки. Если бы в пер­вой инстан­ции граж­да­ни­ну отве­ти­ли на осно­ва­нии зако­на, то этих обра­ще­ний в выше­сто­я­щие орга­ны или в суд не было бы. На все пись­ма, на все про­ше­ния надо свое­вре­мен­но реагировать!

 

Пока же казах­стан­ские чинов­ни­ки ста­вят рекор­ды, фут­бо­ля граж­дан от одно­го к дру­го­му. Ино­гда это закан­чи­ва­ет­ся совсем печаль­но. Напри­мер, как несколь­ко лет назад, когда в сто­лич­ной обще­ствен­ной при­ем­ной НДП «Нур Отан» подо­жгла себя жен­щи­на-про­си­тель­ни­ца. Или как в Жана­о­зене, где тяж­ба с рабо­то­да­те­лем пере­тек­ла в тра­ге­дию. Впро­чем, о самом гром­ком тру­до­вом кон­флик­те стра­ны в этом зале мол­ча­ли все участ­ни­ки мероприятия.

 

- Закон о меди­а­ции всту­пил в силу пол­то­ра года назад, — поды­то­жил проф­со­юз­ный лидер. — На сего­дняш­ний день до работ­ни­ков это не дошло, как мне кажет­ся. Наша общая цель — что­бы люди были гра­мот­ны­ми в пра­во­вом отно­ше­нии, и в том чис­ле что­бы они мог­ли исполь­зо­вать нор­мы зако­на о медиации.

 

Кон­флик­туй­те культурно! 

 

- Кон­фликт — это неотъ­ем­ле­мая часть нашей жиз­ни, — нача­ла про­фес­си­о­наль­ный тре­нер-меди­а­тор Цен­тра меди­а­ции Баян Ахмет­жа­но­ва. — Его мож­но решить спо­кой­ным мир­ным путем. Про­сто к нему нуж­но выра­бо­тать опре­де­лен­ный куль­тур­ный под­ход, куль­ту­ру конфликта.

 

Хотя, когда речь зашла о тру­до­вых кон­флик­тах, тема куль­ту­ры ото­шла как-то на зад­ний план, усту­пив место юриспруденции.

 

- Здесь необ­хо­ди­мо более чет­кое при­ме­не­ние нашей зако­но­да­тель­ной базы, — под­черк­ну­ла Ахмет­жа­но­ва. — Пото­му что люди ино­гда, когда устра­и­ва­ют­ся на рабо­ту, согла­ша­ют­ся на все усло­вия и толь­ко потом начи­на­ют пони­мать опре­де­лен­ные пра­во­вые аспекты.

 

Чем закан­чи­ва­ет­ся такое поло­же­ние дел, нагляд­но пока­зы­ва­ет исто­рия, слу­чив­ша­я­ся в Жана­о­зене. Мы поста­ра­лись узнать, мож­но ли было решить спор неф­тя­ни­ков путем медиации.

 

- Вы зна­е­те, что­бы отве­тить на этот вопрос, надо, навер­ное, быть на месте собы­тий, что­бы знать какие-то опре­де­лен­ные подроб­но­сти, — заяви­ла Ахмет­жа­но­ва, ста­ра­тель­но избе­гая даже упо­ми­на­ния назва­ния мятеж­но­го насе­лен­но­го пунк­та. — Про­сто так, стоя здесь, гово­рить о том, что там про­изо­шло, я не беру на себя такую сме­лость. Это очень серьез­ный вопрос.

 

Затем тре­нер-меди­а­тор опре­де­ли­ла кри­те­рии про­цес­са меди­а­ции. В част­но­сти, доб­ро­воль­ное жела­ние участ­ни­ков вой­ти в меди­а­цию. Очень стро­го долж­на соблю­дать­ся неза­ви­си­мость меди­а­то­ра, он дол­жен быть непредвзятым.

 

Никто не прав — все виноваты

 

Посте­пен­но раз­го­вор пере­шел от тру­до­вых кон­флик­тов к быто­вым. В част­но­сти, Г‑жа Ахмет­жа­но­ва рас­ска­за­ла о воз­мож­но­стях школь­ной меди­а­ции, а так­же о евро­пей­ском опы­те про­ве­де­ния подоб­ных мер даже в дет­ских садах. Насколь­ко к нам при­ме­ни­мы подоб­ные мето­ды, оста­ет­ся вопросом.

 

- Порой кон­флик­ты сре­ди наших под­рост­ков закан­чи­ва­ют­ся суи­ци­да­ми, — посе­то­ва­ла в про­стран­ство тре­нер-меди­а­тор. — Наша стра­на на вто­ром месте по суи­ци­дам сре­ди моло­де­жи. Поэто­му мы изу­чи­ли опыт парт­не­ров. И совер­шен­но неожи­дан­но для нас обна­ру­жи­ли, что мож­но про­во­дить в шко­ле меди­а­цию. Мы за эту тему взялись…

 

Попыт­ка разо­брать­ся в под­рост­ко­вых кон­флик­тах с помо­щью меди­а­ции выгля­дит несколь­ко наив­но. Хотя бы пото­му, что над мно­ги­ми про­бле­ма­ми казах­стан­ских школ сле­ду­ет рабо­тать пред­ста­ви­те­лям пра­во­охра­ни­тель­ных струк­тур. В Южном Казах­стане был пре­це­дент, когда из-за кри­ми­наль­ных побо­ров два стар­ше­класс­ни­ка совер­ши­ли суи­цид. На место про­ис­ше­ствия выез­жа­ла спе­ци­аль­ная груп­па Мини­стер­ства внут­рен­них дел, по ее дан­ным, фак­ты вымо­га­тель­ства денег у детей под­твер­ди­лись… Этим дело и закон­чи­лось. Винов­ни­ков смер­ти моло­дых людей никто так и не нашел. Вряд ли там, где не разо­бра­лись поли­цей­ские, с бедой спра­вят­ся медиаторы.

 

Г‑жа Ахмет­жа­но­ва же при­ве­ла при­мер из евро­пей­ско­го опыта.

 

- Он ее дер­нул за косич­ку, ей было боль­но, она его оскор­би­ла чем-то очень обид­ным, — рас­ска­за­ла тре­нер-меди­а­тор. — В резуль­та­те он оби­жен, ей боль­но. Их при­гла­ша­ют взрос­лые и гово­рят: то, что меж­ду вами про­изо­шло, во взрос­лой жиз­ни назы­ва­ет­ся кон­флик­том. Но взрос­лые люди зна­ют, что из любо­го кон­флик­та есть выход. Мы вам пред­ло­жим несколь­ко, но вы долж­ны знать, что за каж­дый наш выбор мы пла­тим. Сво­им состо­я­ни­ем, каки­ми-то опре­де­лен­ны­ми ощущениями…

 

- Детям гово­рят: сей­час вы возь­ме­те и оста­не­тесь в состо­я­нии оби­ды, — про­дол­жа­ла Ахмет­жа­но­ва. — Что может про­изой­ти? Воз­мож­но, вы про­не­се­те этот кон­фликт через все школь­ные годы. И, вхо­дя в эту шко­лу, вы все­гда буде­те знать, что в этой шко­ле есть чело­век, кото­ро­го видеть для вас непри­ят­но. Дру­гой вари­ант, когда вы поми­ри­тесь. Но здесь вам при­дет­ся запла­тить. Одной — болью, дру­го­му — каки­ми-то мораль­ны­ми веща­ми. Вы выбе­ре­те мир. Но, при­хо­дя в эту шко­лу, вы все­гда буде­те знать, что там есть чело­век, кото­рый к вам более бли­зок, чем осталь­ные. Пото­му что в кон­флик­те мы все­гда узна­ем друг дру­га луч­ше. И, воз­мож­но, вы ста­не­те друзьями.

 

Чест­но гово­ря, ситу­а­ция полу­ча­ет­ся весь­ма спор­ная, хотя бы пото­му, что она урав­ни­ва­ет ини­ци­а­то­ра кон­флик­та и его «жерт­ву». И что выне­сут из подоб­ной мани­пу­ля­ции дети — боль­шой вопрос. Так что либо при­мер был выбран неудач­но, либо наши спе­ци­а­ли­сты видят меди­а­цию имен­но такой…

View article:
Учить мирить­ся надо еще в дет­ском саду

архивные статьи по теме

Макс Бокаев: «Ко мне в тюрьму приезжали советники президента»

Editor

Как только Назарбаев уйдет, тайное станет явным!

От Пола Мерфи ждут рабочего визита