24 C
Астана
26 мая, 2022
Image default

Украина: публикации в Интернете «трансформируют» документацию о военных преступлениях

По мне­нию бри­тан­ских юри­стов, изоб­ра­же­ния, раз­ме­щен­ные в Интер­не­те, будут иметь реша­ю­щее зна­че­ние для судеб­но­го пре­сле­до­ва­ния за воен­ные пре­ступ­ле­ния в Украине.

Про­фес­сор пра­ва ска­зал, что исполь­зо­ва­ние видео­ма­те­ри­а­лов с бом­ба­ми из Йеме­на во вре­мя ими­та­ци­он­но­го судеб­но­го про­цес­са по воен­ным пре­ступ­ле­ни­ям пока­за­ло, как изоб­ра­же­ния, раз­ме­щен­ные в Интер­не­те, «пре­об­ра­зо­ва­ли» доку­мен­та­цию о зверствах.

Один онлайн-иссле­до­ва­тель ска­зал, что в кад­рах из зоны бое­вых дей­ствий было «так мно­го» полез­ной и под­да­ю­щей­ся про­вер­ке информации.

Но экс­пер­ты так­же заяви­ли, что сви­де­тель­ства оче­вид­цев не долж­ны быть омрачены.

По сло­вам юри­стов, изоб­ра­же­ния, раз­ме­щен­ные в Интер­не­те, «пре­об­ра­зо­ва­ли» доку­мен­та­цию о зверствах.

Дела про­тив лиц, совер­шив­ших воен­ные пре­ступ­ле­ния в Укра­ине, могут зави­сеть от сооб­ще­ний в соци­аль­ных сетях о неза­кон­ных убий­ствах, сек­су­аль­ном наси­лии и пыт­ках во вре­мя вой­ны, счи­та­ет про­фес­сор Ивонн Мак­дер­мотт Рис, руко­во­ди­тель про­ек­та Open Source Research for Human Rights в Уни­вер­си­те­те Суонси.

Она ска­за­ла, что мате­ри­ал, извест­ный как инфор­ма­ция из откры­тых источ­ни­ков, «пол­но­стью изме­нил наш спо­соб узнать о нару­ше­ни­ях прав человека».

«Мы все чаще видим, что комис­сии ООН по рас­сле­до­ва­нию, мис­сии по уста­нов­ле­нию фак­тов и даже Меж­ду­на­род­ный уго­лов­ный суд в Гаа­ге исполь­зу­ют тако­го рода дока­за­тель­ства», — пояс­ни­ла она.

Про­фес­сор Мак­дер­мотт Рис ска­зал, что инфор­ма­ция из откры­тых источ­ни­ков так­же исполь­зо­ва­лась в швед­ских и гол­ланд­ских судах для судеб­но­го пре­сле­до­ва­ния чле­нов так назы­ва­е­мо­го Ислам­ско­го госу­дар­ства, воз­вра­ща­ю­щих­ся из Сирии.

Инфор­ма­ция из откры­тых источ­ни­ков — это инфор­ма­ция, кото­рая нахо­дит­ся в сво­бод­ном досту­пе в Интернете.

«Видео обез­глав­ли­ва­ния, кото­рое было запи­са­но или раз­ме­ще­но на YouTube или Facebook… явля­ет­ся дока­за­тель­ством», — ска­за­ла она, доба­вив, что ана­ло­гич­ный мате­ри­ал недав­но был про­ве­рен для исполь­зо­ва­ния в бри­тан­ском суде.

В 2018 году в Twitter были раз­ме­ще­ны непро­ве­рен­ные кад­ры послед­ствий смер­то­нос­но­го авиа­уда­ра по офи­су пре­зи­ден­та в Сане, сто­ли­це Йемена.

Люди под­ни­ма­ли ране­ных из-под зава­лов после авиа­уда­ра в Сане, Йемен.

Веб-сайт рас­сле­до­ва­ний с откры­тым исход­ным кодом Bellingcat исполь­зо­вал гео­ло­ка­цию, спут­ни­ко­вые сним­ки и срав­не­ние сотен изоб­ра­же­ний для доку­мен­ти­ро­ва­ния атаки .

Затем их пока­за­ния были пред­став­ле­ны на инсце­ни­ро­ван­ном судеб­ном про­цес­се над вымыш­лен­ным сау­дов­ским пило­том, обви­ня­е­мым в воен­ных преступлениях.

«Мы хоте­ли посмот­реть, будет ли одно из этих видео при­ня­то в каче­стве дока­за­тель­ства в суде общей юрис­дик­ции в Англии и Уэль­се», — ска­зал Ник Уотерс, руко­во­ди­тель отде­ла судеб­ной ответ­ствен­но­сти Bellingcat.

Он ска­зал, что резуль­та­том ста­ла мето­до­ло­гия, «кото­рую мы сей­час исполь­зу­ем для сбо­ра и про­вер­ки инци­ден­тов в Украине».

Сооб­ща­лось, что шесть чело­век погиб­ли в резуль­та­те авиа­уда­ра в Йемене, кад­ры кото­ро­го затем были исполь­зо­ва­ны в ими­та­ци­он­ном судеб­ном про­цес­се по воен­ным пре­ступ­ле­ни­ям в Великобритании.

Про­бле­ма, по сло­вам про­фес­со­ра Мак­дер­мот­та Риса, заклю­ча­ет­ся в том, что в раз­гар вой­ны наблю­да­те­ли ред­ко дума­ют об уго­лов­ном процессе.

«Они делят­ся этим с наме­ре­ни­ем пока­зать миру, чему они были сви­де­те­ля­ми», — объ­яс­ни­ла она.

Про­хо­жих при­зы­ва­ют сни­мать досто­при­ме­ча­тель­но­сти и извест­ные зда­ния в сво­их кад­рах воен­ных пре­ступ­ле­ний и исполь­зо­вать при­ло­же­ние для мобиль­ных теле­фо­нов, раз­ра­бо­тан­ное Меж­ду­на­род­ной ассо­ци­а­ци­ей юри­стов, под назва­ни­ем eyeWitness .

Девуш­ка с мобиль­ным теле­фо­ном фото­гра­фи­ру­ет раз­ру­шен­ный тор­го­вый центр Retroville в Кие­ве после обстре­ла рос­сий­ски­ми войсками.

«Он дела­ет такие вещи, как захват мета­дан­ных, вре­мя, дата, место, где этот фраг­мент кон­тен­та был запи­сан», — ска­за­ла она.

«Если вы запи­сы­ва­е­те это, а так­же пока­зы­ва­е­те полу­чен­ные трав­мы, ору­жие, посмот­ри­те, може­те ли вы вклю­чить досто­при­ме­ча­тель­но­сти или зда­ния на зад­нем плане».

Она ска­за­ла, что Witness, бла­го­тво­ри­тель­ная орга­ни­за­ция, кото­рая исполь­зу­ет видео для доку­мен­ти­ро­ва­ния нару­ше­ний прав чело­ве­ка, опуб­ли­ко­ва­ла реко­мен­да­ции о том, как про­хо­жие могут соби­рать изоб­ра­же­ния , кото­рые будут при­ем­ле­мы для исполь­зо­ва­ния в судах.

Сле­до­ва­те­ли по воен­ным пре­ступ­ле­ни­ям так­же борют­ся с широ­ко рас­про­стра­нен­ным мне­ни­ем о том, что онлайн-изоб­ра­же­ни­ям нель­зя доверять.

«Это упус­ка­ет из виду тот факт, что в Интер­не­те раз­ме­ща­ет­ся так мно­го полез­ной и под­да­ю­щей­ся про­вер­ке инфор­ма­ции», — ска­зал г‑н Уотерс, доба­вив, что в Интер­не­те труд­но под­де­лать инци­ден­ты, пото­му что реаль­ные собы­тия сопро­вож­да­ют­ся тви­та­ми из несколь­ких источников.

«С появ­ле­ни­ем соци­аль­ных сетей и смарт­фо­нов у вас фак­ти­че­ски появи­лась неве­ро­ят­но мощ­ная инфор­ма­ци­он­ная сеть, где люди могут фото­гра­фи­ро­вать и сни­мать видео о собы­ти­ях», — доба­вил г‑н Уотерс.

Нали­чие мобиль­ных теле­фо­нов в зонах бое­вых дей­ствий изме­ни­ло пра­ви­ла игры.

Адво­кат Дир­бла Мино­уг рабо­та­ет с бла­го­тво­ри­тель­ной орга­ни­за­ци­ей по защи­те прав чело­ве­ка, Global Legal Action Network и Bellingcat.

Она ска­за­ла, что смот­реть видео о том, что про­ис­хо­дит, гораз­до инте­рес­нее, чем слу­шать, как кто-то гово­рит об этом.

«Поду­май­те о… смер­ти Джор­джа Флой­да», — ска­за­ла Миноуг.

«Люди дей­стви­тель­но виде­ли, что про­ис­хо­дит в режи­ме реаль­но­го вре­ме­ни, в том чис­ле и жюри, наблю­дая за тем, что сни­мал прохожий.

«Это повли­я­ло на исход это­го судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства, пото­му что это боль­ше не было сло­вом одно­го чело­ве­ка про­тив другого».

Кали­фор­ний­ский уни­вер­си­тет раз­ра­бо­тал пра­ви­ла исполь­зо­ва­ния циф­ро­вых мате­ри­а­лов с откры­тым исход­ным кодом, кото­рые назы­ва­ют­ся про­то­ко­лом Беркли.

По сло­вам г‑жи Мино­уг, вопрос, сто­я­щий перед про­ку­ро­ра­ми по воен­ным пре­ступ­ле­ни­ям, заклю­ча­ет­ся в том, как убе­дить судью в том, что видео не явля­ет­ся под­дел­кой или мани­пу­ли­ро­ва­ни­ем по поли­ти­че­ским мотивам.

«С видео, кото­рое толь­ко что появи­лось в сети, яко­бы явля­ю­щим­ся послед­стви­я­ми авиа­уда­ра, как мы можем знать, что это то, о чем гово­рит­ся?» она сказала.

«Что это не поста­нов­ка и не под­дел­ка, и не те вопро­сы, кото­рые Рос­сия под­ни­ма­ет в кон­тек­сте этих видео из Бучи».

Г‑жа Мино­уг ска­за­ла, что в наци­о­наль­ных судах обыч­ным спо­со­бом явля­ет­ся вызов чело­ве­ка, кото­рый сни­мал это, для дачи пока­за­ний в суде.

«Но в слу­чае с инфор­ма­ци­ей из откры­тых источ­ни­ков, где у вас нет созда­те­ля, вы не може­те спро­сить их, как они ее созда­ли, мани­пу­ли­ро­ва­ли ли они ею [или] мог ли ею мани­пу­ли­ро­вать кто-то другой.

«Исполь­зуя инфор­ма­цию в видео и срав­ни­вая ее с дру­ги­ми спут­ни­ко­вы­ми сним­ка­ми или дру­ги­ми видео, пока­зы­ва­ю­щи­ми одно и то же собы­тие, они могут собрать воеди­но все эти фраг­мен­ты кон­тен­та и оце­нить, счи­та­ют ли они это реаль­ным или фальшивым».

Про­фес­сор Мак­дер­мотт Рис пре­ду­пре­дил, что, хотя мате­ри­а­лы с откры­тым исход­ным кодом могут помочь, «важ­но не поте­рять во всем этом чело­ве­че­скую сторону».

Она ска­за­ла: «В Йемене тако­го рода дока­за­тель­ства не были заме­че­ны сами по себе, они были в тес­ном сотруд­ни­че­стве с отче­та­ми, кото­рые были собра­ны НПО на местах».

В Укра­ине, по ее сло­вам, дока­за­тель­ства изна­си­ло­ва­ния были задо­ку­мен­ти­ро­ва­ны в пока­за­ни­ях выжив­ших, «поэто­му очень важ­но, что­бы мы не пре­умень­ша­ли важ­ность этих чело­ве­че­ских рассказов».

«Речь идет о том, что­бы пока­зать, что когда совер­ша­ют­ся меж­ду­на­род­ные пре­ступ­ле­ния, они не оста­ют­ся без­на­ка­зан­ны­ми», — ска­зал про­фес­сор Мак­дер­мотт Риз.

«Итак, эта рабо­та по доку­мен­ти­ро­ва­нию и сбо­ру инфор­ма­ции… мы долж­ны убе­дить­ся, что это будет отста­и­вать­ся в суде и что мы уви­дим справедливость.

«Все мы видим этот дей­стви­тель­но тре­вож­ный кон­тент, исхо­дя­щий из Бучи и дру­гих обла­стей Укра­и­ны, и я думаю, что все мы хотим, что­бы спра­вед­ли­вость восторжествовала».

Пере­вод был сде­лан с помо­щью Google Translate

Источ­ник: www.bbc.com

архивные статьи по теме

Защита получает мат. Отборный

Дело нефтяников: а судьи кто?

Обходят на повороте?