18 C
Астана
30 мая, 2024
Image default

Узников совести в РК больше тысячи

Тема полит­за­клю­чен­ных, увы, ста­ла настоль­ко акту­аль­ной в Казах­стане, что несколь­ко извест­ных обще­ствен­ных дея­те­лей реши­ли упо­ря­до­чить кри­те­рии при­сво­е­ния это­го ста­ту­са. При­зна­ки узни­ков сове­сти и пере­чень тех, кто под них под­па­да­ет, будет досту­пен на сай­те tirek.org.

 

 

Автор: Таи­сия АФИНИДИ

 

Полит­з­эки в законе

 

Пре­зен­то­ва­ли новый сайт на спе­ци­аль­но созван­ной пресс-кон­фе­рен­ции сего­дня в Алма­ты. Откры­вая встре­чу, гла­ва ОО «Ар.Рух.Хак» Бахыт­жан Торе­го­жи­на заме­ти­ла, что ини­ци­а­ти­ва — вве­сти поня­тие «поли­ти­че­ский заклю­чен­ный» в Казах­стане — исхо­дит от граждан.

- Ста­тус «полит­за­клю­чен­ный», или, если быть более точ­ным, «узник сове­сти», каса­ет­ся тех, кто отбы­ва­ет нака­за­ние за выра­же­ние сво­е­го мне­ния или поли­ти­че­скую борь­бу, не свя­зан­ную с наси­ли­ем, — уточ­нил извест­ный пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис. — То есть это люди, пре­сле­ду­е­мые режимом.

 

Дело в том, что ста­тус полит­за­клю­чен­но­го никто офи­ци­аль­но не при­суж­да­ет. Нет ни про­це­ду­ры, ни зако­но­да­тель­но уста­нов­лен­ных кри­те­ри­ев, объ­яс­нил Евге­ний Жовтис. Ста­тус появ­ля­ет­ся как резуль­тат оцен­ки пра­во­за­щит­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми. Пер­вой попы­та­лась пред­ло­жить кри­те­рии оцен­ки Меж­ду­на­род­ная амни­стия, затем рабо­ту про­дол­жи­ла пар­ла­мент­ская ассам­блея Сове­та Европы.

 

- Мы попы­та­лись име­ю­щи­е­ся кри­те­рии уточ­нить, что­бы было понят­но, о ком идет речь, что­бы было понят­но, кто в Казах­стане может счи­тать­ся поли­ти­че­ским заклю­чен­ным, — сооб­щил Евге­ний Алек­сан­дро­вич. — Поли­ти­че­ский заклю­чен­ный — это ста­тус поли­ти­ко-пра­во­вой. Но он очень важен, пото­му что дает воз­мож­ность при­зы­вать обще­ство под­дер­жи­вать это лицо, при­зы­вать меж­ду­на­род­ное сооб­ще­ство помо­гать это­му лицу.

 

Из речи Евге­ния Жовти­са ста­ло понят­но, что в Казах­стане полит­з­э­ков мож­но будет раз­де­лить на три кате­го­рии: те, кто осуж­ден по так назы­ва­е­мым поли­ти­че­ским ста­тьям, те, кто сидит по обви­не­нию в уго­лов­ных пре­ступ­ле­ни­ях, и — нигде в мире не встре­ча­ю­ща­я­ся кате­го­рия — близ­кие тех, кто пре­сле­ду­ет­ся за поли­ти­че­скую деятельность.

 

«Поли­ти­че­ски­ми» казах­стан­ские пра­во­за­щит­ни­ки счи­та­ют те ста­тьи Уго­лов­но­го кодек­са, кото­рые, с их точ­ки зре­ния, идут враз­рез с меж­ду­на­род­ны­ми стан­дар­та­ми прав и сво­бод чело­век и гражданина.

 

- Это в первую оче­редь 164‑я ста­тья УК- о раз­жи­га­нии роз­ни. Эти ста­тьи пря­мо ука­зы­ва­ют, что обви­ня­е­мых по ним пре­сле­ду­ют по поли­ти­че­ским моти­вам, — заме­тил спикер.

 

Вто­рая груп­па — осуж­ден­ные по «обыч­ным» ста­тьям. Евге­ний Жовтис в каче­стве при­ме­ра при­вел дело Вади­ма Курам­ши­на. Вопрос здесь состо­ит не в том, совер­шал ли фигу­рант инкри­ми­ни­ру­е­мые пре­ступ­ле­ния или нет, а в том, что весь ход рас­сле­до­ва­ния и судеб­но­го про­цес­са сви­де­тель­ству­ет: глав­ная зада­ча — изо­ли­ро­вать лицо и не дать ему зани­мать­ся поли­ти­че­ской деятельностью.

 

Пра­во­за­щит­ни­ки были вынуж­де­ны доба­вить к этим двум еще одну кате­го­рию заключенных.

 

- Это заклю­чен­ные, свя­зан­ные с поли­ти­че­ски­ми заклю­чен­ны­ми, — ска­зал г‑н Жовтис.

 

У этой груп­пы самое длин­ное опре­де­ле­ние на сай­те: «лицо, отбы­ва­ю­щее нака­за­ние в виде лише­ния сво­бо­ды на осно­ва­нии всту­пив­ше­го в силу обви­ни­тель­но­го при­го­во­ра суда, в резуль­та­те дис­кри­ми­на­ци­он­но­го (неспра­вед­ли­во­го, срав­ни­тель­но суро­во­го, непро­пор­ци­о­наль­но­го вме­ня­е­мо­му дея­нию, изби­ра­тель­но­го) при­ме­не­ния уго­лов­но­го зако­на и/или испол­не­ния обви­ни­тель­но­го при­го­во­ра к лише­нию сво­бо­ды, вызван­но­го нали­чи­ем свя­зи (тру­до­вой, род­ствен­ной, дру­же­ствен­ной, дело­вой или иной) с лицом, пре­сле­ду­е­мым за свои убеж­де­ния либо при­знан­ным поли­ти­че­ским заключенным».

 

При­ме­ры таких узни­ков — осуж­ден­ные по делам «БТА Бан­ка» и «Каза­том­про­ма».

 

- Мы не гово­рим о тех, кто пре­сле­ду­ет­ся, но оста­ет­ся на сво­бо­де — они могут рас­ска­зать о себе сами. Но те, кто нахо­дят­ся за решет­кой, тако­го не могут, — под­черк­нул Евге­ний Александрович.

 

Чтим Уго­лов­ный кодекс!

 

Кон­крет­но назвал ста­тьи УК, осуж­ден­ные по кото­рым будут «подо­зре­вать­ся» в «поли­тич­но­сти», юрист-пра­во­за­щит­ник Аман Шор­ман­ба­ев. Это, во-пер­вых, «хит послед­не­го вре­ме­ни» — печаль­но извест­ная 164‑я: воз­буж­де­ние соци­аль­ной и пр. вражды.

 

- Дис­по­зи­ция ста­тьи изло­же­на так, что вклю­ча­ет любые дей­ствия, кото­рые под­ра­зу­ме­ва­ют в каче­стве субъ­ек­та власть как соци­аль­ную груп­пу, — заме­тил г‑н Шорманбаев.

 

Кро­ме это­го, ста­тья 334 — нару­ше­ние поряд­ка орга­ни­за­ции шествий, митин­гов, пике­тов, демон­стра­ций. Она сфор­му­ли­ро­ва­на настоль­ко некон­крет­но, что любые про­те­сты мож­но под­ве­сти под уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние, объ­яс­нил выбор г‑н Шор­ман­ба­ев. Ста­тья 336 — вме­ша­тель­ство обще­ствен­ных объ­еди­не­ний в дея­тель­ность госу­дар­ствен­ных орга­нов — поз­во­ля­ет пре­сле­до­вать лиде­ров объ­еди­не­ний за борь­бу за свои пра­ва. Ста­тья 317, прим. 1 — пося­га­тель­ство на честь и досто­ин­ство пер­во­го пре­зи­ден­та — лиде­ра нации, к ней при­мы­ка­ет ста­тья 319 — пося­га­тель­ство на честь и досто­ин­ство депутатов.

 

По резуль­та­там про­цес­са неф­тя­ни­ков в спи­сок «поли­ти­че­ских» мож­но вне­сти ста­тью 241 — «Мас­со­вые бес­по­ряд­ки». Еще одна «небла­го­на­деж­ная» — ста­тья 337: уча­стие в дея­тель­но­сти неза­кон­ных обще­ствен­ных объединений.

 

- Но сам тер­мин «неза­кон­ное обще­ствен­ное объ­еди­не­ние» неза­ко­нен! — раз­вел рука­ми Аман Шор­ман­ба­ев. — Ведь есть фор­мы объ­еди­не­ний, кото­рые не надо регистрировать.

 

Ста­тья 337, прим. 1, уста­нав­ли­ва­ет ответ­ствен­ность за дея­тель­ность любой орга­ни­за­ции после реше­ния суда о запре­те ее деятельности.

 

- Туман­ное опре­де­ле­ние поз­во­ля­ет пре­сле­до­вать чле­нов кол­лек­ти­ва, — объ­яс­нил Аман Евге­нье­вич, упо­мя­нув про­бле­мы редак­ций газет «Взгляд» и «Рес­пуб­ли­ка».

 

Под­нять волну

 

Основ­ная цель сай­та — доне­се­ние инфор­ма­ции о всех полит­за­клю­чен­ных, сно­ва взя­ла сло­во Бахыт­жан Торегожина.

 

- Тех людей, кото­рые сидят и у кото­рых есть ста­тус полит­за­клю­чен­ных, госу­дар­ство пре­под­но­сит как уго­лов­ни­ков. Мы бы хоте­ли пуб­лич­но реа­би­ли­ти­ро­вать этих людей, что­бы цен­но­сти и при­о­ри­те­ты были рас­став­ле­ны очень точ­но, — ска­за­ла она. — И, кро­ме того, наша зада­ча заклю­ча­ет­ся в ока­за­нии помо­щи тем из них, кто нахо­дит­ся в тюрьмах.

 

Помощь, по сло­вам г‑жа Торе­го­жи­ной, заклю­ча­ет­ся в рас­сыл­ке писем узни­кам — для них очень важ­но знать, что они не забы­ты. Кро­ме того, пла­ни­ру­ет­ся орга­ни­зо­вать выстав­ку кар­тин и кон­церт, а выру­чен­ные на меро­при­я­ти­ях день­ги пустить на закуп­ку чай­ни­ков, теле­ви­зо­ров и DVD-при­ста­вок для заключенных.

 

На вопрос, сколь­ко, пред­по­ло­жи­тель­но, будет чело­век в спис­ке, Евге­ний Жовтис отве­тил, что толь­ко осуж­ден­ных по рели­ги­оз­ным моти­вам в стране от 700 до 1000. Часто пра­во­за­щит­ни­ков обви­ня­ют в том, что они не зани­ма­ют­ся боль­шим коли­че­ством заклю­чен­ных, кото­рые тоже были неспра­вед­ли­во осуж­де­ны, доба­вил он.

 

- Но те, кто пыта­ет­ся изме­нить окру­жа­ю­щую поли­ти­че­скую сре­ду, они нахо­дят­ся на перед­нем фрон­те и име­ют пра­во на осо­бое отно­ше­ние, — уве­рен он. — Они тре­бу­ют боль­ше­го вни­ма­ния и защи­ты, пото­му что от них зави­сит изме­не­ние нашей жиз­ни в целом.

 

Ини­ци­а­то­ры созда­ния сай­та осо­зна­ют, что перед ними сто­ят боль­шие труд­но­сти в сбо­ре осно­ва­ний для при­да­ния ста­ту­са и что им не удаст­ся избе­жать субъ­ек­тив­но­сти. Но они наде­ют­ся, что «обще­ствен­ная вол­на» все же поднимется.

Ори­ги­нал статьи: 

Узни­ков сове­сти в РК боль­ше тысячи

архивные статьи по теме

Как «кредитным ласточкам» подрезали крылья – 8

Казахстан горит из-за неравенства, а богатство элиты в Лондоне в целости и сохранности.

Editor

Внутри Мар-а-Лаго: тайная история отступления Трампа во Флориде

Editor