22 C
Астана
22 апреля, 2024
Image default

«Узбекский пленник» числится живым

 

 

Погиб­ший в Узбе­ки­стане при зага­доч­ных обсто­я­тель­ствах в 2009 году житель горо­да Алга Актю­бин­ской обла­сти Иван Наза­ров, по сло­вам мате­ри Татья­ны Наза­ро­вой, до сих пор чис­лит­ся живым. И хотя мать не верит в его гибель, одна­ко вынуж­де­на пода­вать иск в суд о при­зна­нии его мерт­вым для оформ­ле­ния посо­бия по поте­ре кор­миль­ца для девя­ти­лет­ней дочери.

 

Автор: Ната­лья САДЫКОВА

Фото: Ната­лья САДЫКОВА

 

Два­дцать шесто­го фев­ра­ля 2009 года сило­вы­ми орга­на­ми Узбе­ки­ста­на была задер­жа­на авто­ко­лон­на, кото­рая неза­кон­но пере­сек­ла гра­ни­цу. Все 28 води­те­лей явля­лись жите­ля­ми Актю­бин­ской обла­сти, в их отно­ше­нии воз­бу­ди­ли уго­лов­ное дело. Они обви­ня­лись узбек­ски­ми вла­стя­ми в неза­кон­ном пере­се­че­нии гра­ни­цы, нару­ше­нии тамо­жен­ных пра­вил и поку­ше­нии на кра­жу газо­про­вод­ных труб. Одна­ко актю­бин­цы утвер­жда­ли, что они неумыш­лен­но пере­сек­ли гра­ни­цу Узбе­ки­ста­на, так как на доро­ге не было ника­ких зна­ков и погра­нич­ных столбов.

 

В июне 2009 года суд Кара­кал­пак­ста­на при­го­во­рил каж­до­го из актю­бин­ских води­те­лей к штра­фу в раз­ме­ре око­ло деся­ти тысяч дол­ла­ров, а так­же кон­фис­ко­вал гру­зо­вые авто­мо­би­ли как ору­дие преступления.

 

Одна­ко один из актю­бин­цев, 28-лет­ний свар­щик Иван Наза­ров, не вер­нул­ся на роди­ну. Он погиб при зага­доч­ных обсто­я­тель­ствах на тер­ри­то­рии сосед­не­го госу­дар­ства. Осуж­ден­ные актю­бин­цы узна­ли о смер­ти Ива­на Наза­ро­ва после выне­се­ния при­го­во­ра, когда им пока­за­ли фото­гра­фию неиз­вест­но­го муж­чи­ны. Его тело было най­де­но в пяти кило­мет­рах от казах­стан­ской гра­ни­цы, где, пред­по­ло­жи­тель­но, про­ле­жа­ло четы­ре месяца.

 

 

Мать погиб­ше­го Татья­на Наза­ро­ва доби­ва­лась воз­буж­де­ния уго­лов­но­го дела по фак­ту убий­ства ее сына. Была про­из­ве­де­на экс­гу­ма­ция, но при­чи­ны смер­ти экс­пер­там не уда­лось уста­но­вить, поэто­му ДВД Актю­бин­ской обла­сти отка­за­ло в воз­буж­де­нии дела в виду отсут­ствия соста­ва пре­ступ­ле­ния. Татья­на Наза­ро­ва даже пода­ва­ла в рай­он­ный Алгин­ский суд иско­вое заяв­ле­ние на пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на Исла­ма Кари­мо­ва и МВД Казах­ста­на, тре­буя ком­пен­са­ции по одно­му мил­ли­ар­ду тен­ге за смерть Ива­на, но суд отка­зал­ся при­ни­мать заявление.

 

Теперь же, спу­стя три года, Татья­на Наза­ро­ва не может полу­чить сви­де­тель­ство о смер­ти сына. В ЗАГСе горо­да Алги Иван Наза­ров чис­лит­ся живым. На руках у жен­щи­ны есть толь­ко резуль­та­ты про­ве­ден­ной экс­гу­ма­ции, кото­рые гово­рят о том, что при­ве­зен­ное из Узбе­ки­ста­на тело «может при­над­ле­жать Ива­ну Назарову».

 

«Пред­став­лен­ные кост­ные остан­ки пред­став­ля­ют собой кости чело­ве­ка муж­ско­го пола евро­пео­ид­ной расы. Воз­раст от два­дца­ти до трид­ца­ти пяти лет, рост сто восемь­де­сят три сан­ти­мет­ра. Могут при­над­ле­жать Ива­ну Наза­ро­ву 1981 года рож­де­ния», — гово­рит­ся в заклю­че­нии комис­сии актю­бин­ско­го фили­а­ла Цен­тра судеб­ной меди­ци­ны за под­пи­сью пред­се­да­те­ля Байбосынова.

 

Татья­на Наза­ро­ва не верит, что похо­ро­ни­ла сво­е­го сына Ива­на. Гово­рит, что мате­рин­ское серд­це наде­ет­ся, что Иван жив. Жен­щи­на до сих пор ждет его воз­вра­ще­ния домой. Иван Наза­ров был высо­ким муж­чи­ной атле­ти­че­ско­го тело­сло­же­ния, но в Алгу из Узбе­ки­ста­на род­ные при­вез­ли толь­ко полу­мет­ро­вый цин­ко­вый гроб с костями.

 

- Мне ниче­го не объ­яс­ня­ли тогда в Цен­тре судеб­ной меди­ци­ны, выда­ли толь­ко это заклю­че­ние. Один врач ко мне подо­шел и ска­зал: «Един­ствен­ное, что я могу вам ска­зать, что за четы­ре меся­ца с чело­ве­че­ским телом не может ниче­го про­изой­ти, поэто­му сами поду­май­те, он ли это или нет». Я не знаю даже фами­лии это­го чело­ве­ка… — рас­ска­зы­ва­ет Татья­на Наза­ро­ва. — В заклю­че­нии опи­сы­ва­ет­ся, что мно­го чего нет, напри­мер, мно­гих зубов не хва­та­ет. У него все зубы целые были, когда он уез­жал. Нет костей несколь­ких, а в тех, что есть — тре­щи­ны. Он погиб в фев­ра­ле, когда их задер­жа­ли, и до июня лежа­ло в сте­пи тело, но там ни сухо­жи­лий, ни свя­зок, ни кусоч­ка мяса — ниче­го не было. Толь­ко одни косточки…

 

Сей­час Татья­на сама вос­пи­ты­ва­ет един­ствен­ную дочь Ива­на, Вик­то­рию. Девоч­ке девять лет, и вот уже три года она не полу­ча­ет посо­бие по поте­ре кор­миль­ца. Татья­на Наза­ро­ва гово­рит, что толь­ко ради внуч­ки вынуж­де­на обра­тить­ся в Алгин­ский суд для при­зна­ния Ива­на Наза­ро­ва мертвым.

 

- Я подаю иск в суд на при­зна­ние Ива­на мерт­вым. Сколь­ко ни ходи­ла, сколь­ко запро­сы в Узбе­ки­стан ни писа­ла, вез­де тиши­на. У меня нет до сих пор сви­де­тель­ства о смер­ти, он вез­де живым чис­лит­ся. Я три года жда­ла, пото­му что не верю, что это он. Теперь мне при­хо­дит­ся это делать, пото­му что вре­мя идет, девоч­ка рас­тет, — гово­рит Назарова.

 

Read More:
«Узбек­ский плен­ник» чис­лит­ся живым

архивные статьи по теме

Гордиев узел ипотечных проблем

Своих запытаем, а чужих – научим

На «австрийского зайца» снова идет охота?