Узбекский Берия не оправдал доверия

 01.02.2018

Вяче­слав ПОЛОВИНКО, «Новая»

Снят с должности глава СНБ Узбекистана Рустам Иноятов, его считают ответственным за превращение спецслужбы в конвейер для пыток

Утром 31 янва­ря было офи­ци­аль­но объ­яв­ле­но об отстав­ке руко­во­ди­те­ля Служ­бы наци­о­наль­ной без­опас­но­сти (СНБ) Узбе­ки­ста­на Руста­ма Ино­я­то­ва. Отстав­ка, судя по все­му, не была доб­ро­воль­ной: сайт «Фер­га­на», напри­мер, утвер­жда­ет, что пре­зи­дент Шав­кат Мир­зи­ёев под­верг рабо­ту СНБ и ее руко­во­ди­те­ля «рез­кой кри­ти­ке». Все рав­но что Ста­лин (ну или — с поправ­кой на мас­штаб — Хру­щев) отпра­вил в отстав­ку Берию.

Срав­не­ние с Бери­ей — это не про­сто мета­фо­ра. За годы под пред­се­да­тель­ством Ино­я­то­ва СНБ пре­вра­ти­лась в достой­но­го под­ра­жа­те­ля НКВД: докла­ды об ужас­ных пыт­ках в под­ва­ле глав­ной спец­служ­бы стра­ны регу­ляр­но пуб­ли­ку­ют­ся той же пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ци­ей Human Right Watch.

«В России принято в отделениях полиции насиловать, а в СНБ могли ломать пальцы, выдергивать ногти, выбивать зубы, вырывать волосы из головы по одному. Бывало, и в кипящем масле варили»

, — гово­рит «Новой» руко­во­ди­тель пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции «Тонг Жахо­ни» и бежен­ка из Узбе­ки­ста­на Вален­ти­на Чупик. На вопрос, не мета­фо­ра ли послед­ний пункт, она отве­ча­ет, что «нет, не мета­фо­ра». С самой Чупик СНБ тоже име­ла «бесе­ду»: ее 30 часов застав­ля­ли сто­ять в одном поло­же­нии, не раз­ре­шая есть, пить, спать и ходить в туа­лет. «Но это еще со мной лас­ко­во обо­шлись», — груст­но улы­ба­ет­ся Чупик.
Роль Ино­я­то­ва в подоб­ных пыт­ках — кол­лек­тив­ный орга­ни­за­тор. Сви­де­тельств, что он лич­но кого-то пытал, нет, но он создал всю эту систе­му, рас­ска­зы­ва­ют «Новой» собе­сед­ни­ки, зна­ко­мые с повест­кой в Узбе­ки­стане. «Ино­я­тов ответ­стве­нен за нагне­та­ние пара­нойи в стране, — добав­ля­ет Вален­ти­на Чупик. — Наш преж­ний пре­зи­дент Кари­мов все рав­но рано или позд­но впал бы в маразм, но Ино­я­тов усерд­но ему нашеп­ты­вал, что даже не вокруг стра­ны, а вокруг него лич­но — одни вра­ги».
Подоб­ное поло­же­ние — серо­го кар­ди­на­ла с пра­вом голо­са у власт­но­го уха — поз­во­ля­ло Ино­я­то­ву быть в стране чело­ве­ком номер два послед­ние два­дцать с лиш­ним лет. Под его руко­вод­ством СНБ кон­тро­ли­ро­ва­ла в стране все валют­ные опе­ра­ции (в том чис­ле — чер­ным налом), вме­ши­ва­лась в дея­тель­ность уни­вер­си­те­тов и кон­тро­ли­ро­ва­ла шаги МИДа стра­ны. И конеч­но, зачи­ща­ла всю оппо­зи­цию. Гром­кое дело, о кото­ром писа­ла «Новая», — арест спор­тив­но­го жур­на­ли­ста в про­шлом и так­си­ста в насто­я­щем Бобо­муро­да Абдул­ла­е­ва, кото­ро­го СНБ обви­ни­ла в том, что он гото­вил пере­во­рот в стране и поку­ше­ние на пер­вых лиц госу­дар­ства, — это толь­ко один из несколь­ких десят­ков эпи­зо­дов тоталь­но­го подав­ле­ния ина­ко­мыс­лия в стране.
Хотя при этом СНБ, похо­же, не гну­ша­лась и пыт­ка­ми в отно­ше­нии непо­ли­ти­че­ских оппо­нен­тов. 22 янва­ря на сай­те AsiaTerra вышел текст о так назы­ва­е­мых «лох­ма­чах» — людях, при­го­во­рен­ных к боль­шим тюрем­ным сро­кам, кото­рых СНБ нани­ма­ет для пыток. В част­но­сти, от рук «лох­ма­чей» в ито­ге умер глав­ный архи­тек­тор Нуку­са (это сто­ли­ца Кара­кал­пак­ста­на) Азат Ере­ке­шов.

«В 11 часов ночи его вызывают якобы на допрос и ведут в подвал. Там ему ногти ломают, раскаленный кипятильник в задний проход суют, иглами колют. Оказывается, эти «лохмачи» имеют право что угодно делать»

, — при­во­дит сайт сло­ва жены Ере­ке­шо­ва Свет­ла­ны Есен­бер­ге­но­вой.

Атмо­сфе­ра стра­ха, создан­ная Ино­я­то­вым, поз­во­ля­ла ему при этом вести вполне воль­гот­ную жизнь. В кон­це янва­ря пор­тал Open source investigations опуб­ли­ко­вал све­де­ния о лич­ном биз­нес-про­ек­те семьи Ино­я­то­ва в Дубае на сум­му 12 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Ранее заяв­ля­лось, что у гла­вы СНБ есть боль­шое коли­че­ство недви­жи­мо­сти в Рос­сии и Австрии.

Такое поло­же­ние поз­во­ля­ло Ино­я­то­ву занять пре­зи­дент­ский пост сра­зу после смер­ти Кари­мо­ва в 2016 году: соб­ствен­но, он рас­смат­ри­вал­ся едва ли не как кан­ди­дат номер один. Одна­ко то ли в силу воз­рас­та, то ли в силу соб­ствен­ных сооб­ра­же­ний (напри­мер: оста­вать­ся серым кар­ди­на­лом куда выгод­нее) гла­ва СНБ усту­пил место тогдаш­не­му пре­мьер-мини­стру Шав­ка­ту Мир­зи­ёе­ву. Это ока­за­лось стра­те­ги­че­ской ошиб­кой: Мир­зи­ёев, при­дя на пост, начал мето­дич­но зачи­щать людей Ино­я­то­ва. Еще в кон­це 2016 года Мир­зи­ёев снял пер­во­го зама гла­вы СНБ Шух­ра­та Гуля­мо­ва и заме­нил почти весь сило­вой блок (а мини­стра МВД — даже два­жды). После это­го Мир­зи­ёев начал кос­ме­ти­че­ские, но рефор­мы — вплоть до воз­вра­ще­ния в стра­ну офи­сов BBC и Human Rights Watch, — что совсем не нра­ви­лось СНБ.

Тре­ния на поч­ве кад­ро­вых вопро­сов и, напри­мер, валют­ной рефор­мы (Мир­зи­ёев решил дать силь­ные послаб­ле­ния в отно­ше­нии валют­но­го кур­са и обме­на, из-за чего силь­но нача­ли стра­дать кон­тро­ли­ру­е­мые СНБ «чер­ные меня­лы») уси­ли­ва­лись, и в кон­це 2017 года пре­зи­дент пуб­лич­но рас­кри­ти­ко­вал струк­ту­ру Ино­я­то­ва, при­пом­нив СНБ все, кро­ме борь­бы с поли­ти­че­ски­ми оппо­нен­та­ми. После это­го отстав­ка Ино­я­то­ва пере­ста­ла быть чем-то из обла­сти фан­та­сти­ки.

Ино­я­тов, сня­тый 31 янва­ря, недол­го оста­вал­ся без рабо­ты: в тот же день Мир­зи­ёев назна­чил его сво­им совет­ни­ком. «Это, конеч­но, почет­ная пен­сия на долж­ность, на кото­рой ниче­го не реша­ет­ся, — гово­рит глав­ный редак­тор «Фер­га­ны» Дани­ил Кис­лов. — Сколь­ко у Мир­зи­ёе­ва уже таких совет­ни­ков!» Вряд ли Ино­я­то­ва поса­дят: все-таки воз­раст (экс-гла­ве СНБ уже 73 года) и болезнь (Ино­я­тов стра­да­ет диа­бе­том) дела­ют воз­мож­ный арест почти смерт­ным при­го­во­ром, а на это в отно­ше­нии куль­то­вой фигу­ры узбек­ской поли­ти­ки пой­ти Мир­зи­ёев, оче­вид­но, не готов. Да и к нему тогда будут пре­тен­зии. «Он же был пре­мьер-мини­стром дол­го, когда был Ино­я­тов, поче­му не раз­би­рал­ся? Сра­зу нач­нут воз­ни­кать вопро­сы», — объ­яс­ня­ет Вален­ти­на Чупик.

Новый гла­ва СНБ, быв­ший ген­про­ку­рор Ихти­ёр Абдул­ла­ев, «при­сяг­нул на вер­ность» Мир­зи­ёе­ву очень дав­но, гово­рит Кис­лов. «Важ­но, что он не из СНБ и чело­век вро­де бы при­лич­ный, юрист, — объ­яс­ня­ет он. — Гово­рят, уже даже заду­ман новый закон об СНБ, кото­рый отре­гу­ли­ру­ет дея­тель­ность струк­ту­ры. Сей­час она рабо­та­ет еще по доку­мен­там, при­ня­тым в 1991 году». Эти рефор­мы вызы­ва­ют у экс­пер­тов осто­рож­ную надеж­ду на то, что, воз­мож­но, СНБ пере­ста­нет быть местом мас­со­вых репрес­сий, хотя все при­мер­но пони­ма­ют, что они нику­да не денут­ся — такая дубин­ка нуж­на само­му, про­сто нуж­но, что­бы при­ме­ня­лась она нуж­ны­ми людь­ми.

«Нет зада­чи убрать репрес­сив­ный аппа­рат, — кача­ет голо­вой Кис­лов. — Есть зада­ча модер­ни­зи­ро­вать, пере­на­пра­вить в свои руки финан­со­вые пото­ки отту­да и сде­лать управ­ля­е­мой струк­ту­ру».

Тем не менее для боль­шин­ства бежав­ших из Узбе­ки­ста­на людей сме­ще­ние Ино­я­то­ва — насто­я­щий празд­ник. «Я домой хочу», — чуть не пла­чет Вален­ти­на Чупик, кото­рая бежа­ла в свое вре­мя как раз из-за пре­сле­до­ва­ний со сто­ро­ны СНБ. Она рас­ска­за­ла «Новой», что хочет посо­ве­то­вать­ся с род­ствен­ни­ка­ми — в том чис­ле в Узбе­ки­стане — на пред­мет того, без­опас­но ли сей­час воз­вра­щать­ся в стра­ну. Дело Ино­я­то­ва, одна­ко, про­дол­жа­ет жить, и думать о воз­вра­ще­нии, воз­мож­но, рано: СНБ нуж­но для нача­ла сде­лать что-то, что­бы в раз­го­во­ре о ней с людь­ми из Узбе­ки­ста­на хотя бы пере­ста­ли пре­об­ла­дать матер­ные сло­ва.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан