-11 C
Астана
27 ноября, 2021
Image default

Угроза от бывших наших

 

В террористическую «дугу кризиса» могут быть встроены и беглые казахские олигархи

Vitaly_VolkovНесколько лет назад наша газета впервые опубликовала электронную версию романа «Век смертника», где сюжет связан с историей засылки в начале 2000-х в Германию группы джихадистов, которая движется из Центральной Азии в Европу и там обустраивается, чтобы организовать резонансный теракт во время футбольного матча. В основе этого сюжета реальные механизмы, используемые так называемым «исламистским интернационалом». Первая часть книги была опубликована известным московским издательством под вывеской «роман-взрыв» в 2003 году. Однако теракты в Париже на прошедшей неделе, увы, доказали, что прочитана эта книга была невнимательно, по крайней мере, теми, кто с терроризмом должен бороться.
Сегодня автор романа и наш эксперт в Германии Виталий ВОЛКОВ беседует со своим главным консультантом при работе над «Веком смертника», российским специалистом по борьбе с терроризмом Львом КОРОЛЬКОВЫМ.

– Можно ли говорить о том, что так называемая «дуга кризиса», по которой с конца прошлого века перетекает из региона в регион террористическая угроза, добралась от Центральной Азии, Кашмира и от Ближнего Востока до Центральной Европы?
– Действительно, те, кто занимается геополитикой, должны были увидеть в «Веке смертника» долгосрочный прогноз. Теперь он сбывается. Сейчас невооруженным глазом видно, как активность на «дуге кризиса» смещается в Европу.
Трагедия в Париже с точки зрения специалиста, увы, закономерное развитие событий после двух иракских войн и решения неких сил (о которых пока не все известно) перекроить карту большого Ближнего Востока. Сейчас клубок проблем в Сирии, где авторитарный режим удерживает секуляристское государство. Когда одна и та же группа людей бессменно находится у власти, это рано или поздно начинает многих не устраивать, но вопрос смены такой власти – в цене. Многие из тех, кто этого хотел в Сирии и в Ливии, сейчас волосы на себе рвут.
Что касается трагедии в Париже, то логика событий вела к ней с того момента, как юг Франции начал заполняться выходцами из МАГРИБа при благосклонности французских властей. Затем эта масса, служащая с точки зрения «неполиткорректных» специалистов питательной средой для террористических ячеек, двинулась на север.
– Многие связывают усиление террористической угрозы в Европе с давней волной мигрантов с Востока, укоренившихся тут, а также новыми волнами беженцев и мигрантов. В Центральной Азии ситуация иная – таких волн пока нет. Тем не менее, пресса и эксперты не раз поднимали вопрос о том, что в Казахстан, например, еще в начале 2000-х инфильтрировались иностранные исламисты из Африки и Ближнего Востока под видом, например, сотрудников строительных фирм. В том числе – высокопрофессиональные мастера взрывного дела. В центральноазиатских странах были налажены механизмы легализации боевиков через фирмы тех или иных олигархов, возможно, считавших, что смогут воспользоваться их опытом в своих целях.
– События в Париже – это вызов и Центральной Азии. Мы просто не обладаем достаточной информацией для того, чтобы сказать, когда и где будет нанесен следующий удар и кто конкретно это сделает. В странах Центральной Азии гигантский – я подчеркиваю, гигантский вербовочный контингент. И там виден прогресс в продвижении салафитских идей. Но сейчас проводить на их территории активные операции этим структурам нецелесообразно. Никакой теракт там резонансным не будет – нынешний мир пока чувствителен лишь к тому, что происходит на Западе. Сейчас этим структурам необходимо показать, кто хозяин на Западе.
Но не будем забывать, что был период эскалации подобных событий экстремистами и в Центральной Азии. В Жанаозене, например, в 2011 году, где прошли массовые беспорядки рабочих, был заметен след радикального ислама – хотя об этом стараются не упоминать. Подавление было очень жестким, но сейчас понятно, что просто закрывать глаза на реальную исламистскую угрозу нельзя. Президент Узбекистана Каримов жесточайшим образом подавил восстание в Андижане в 2005 году, но специалист по антитеррору не может сбрасывать со счетов наличие в этой стране иностранного исламистского следа. То, что во Франции произошло, – это звено в цепи неких террористических событий, планируемых краткосрочно, среднесрочно и долгосрочно, причем не из некоего единого центра. Это сложная операция, когда несколько человек вывели из строя всю правоохранительную систему и систему спецслужб большой стабильной страны. При этом, скорее всего, конкретные участники и организаторы нынешней атаки действовали вполне самостоятельно – это еще одна специфика террористической сети.
– Но разве «исламистский терроризм» – изолированное явление?
– Нет. Много говорят об арабских шейхах, финансирующих ИГИЛ и другие сетевые структуры, но в Центральной Азии, например, тоже известно о финансировании некоторыми олигархами исламистских структур. Нельзя исключать смычки этих структур и с националистическими группировками. В России сейчас прокуратура ведет дело националиста Поткина, который не араб, не мусульманин, но я не удивлюсь, если это дело выведет на след такой смычки с исламистами для дестабилизации в Казахстане.
В свою очередь, для олигархов в Центральной Азии, попавших в опалу к власти, но успевших вывезти за рубеж гигантские деньги, страны Ближнего Востока рассматриваются как места, где они могут скрыться под чужими паспортами и под защитой террористических структур. Эти связи пока по-настоящему не изучались, поскольку олигархи интересовали правоохранителей в основном с точки зрения их финансовых дел. Но эти два аспекта – финансовые дела и связи с экстремистами – возможно, теперь будут рассмотрены в комплексе, особенно в отношении олигархов, имевших или имеющих политические амбиции. После Парижа не исключаю, что и в России, и в Европе соответствующие органы захотят детально разобраться с механизмами финансирования беглыми олигархами террористических групп через своих многочисленных помощников и помощниц. Следы ведут и в Россию, и на Украину, и в Казахстан, и в Европу – как раз во Францию, в Бельгию, которые сейчас «неожиданно» оказались в центре террористической угрозы. Может быть, параллельно с делом Поткина задержание на Украине на прошедшей неделе приехавшего туда высокопоставленного эмиссара «Фронта ан-Нусра» прольет на это какой-то дополнительный свет. Есть сведения, что он там интересовался не только связями с исламистами, но и финансовыми структурами, в том числе имеющими источники в Центральной Азии и в Казахстане.
«Исламистский терроризм» нельзя рассматривать изолированно, поскольку сегодня речь идет о столь мощной всемирной структуре или сети, которая в том или ином месте земного шара может даже потеснить интересы США, а это уже большая политика. У арабских шейхов накоплен огромный финансовый потенциал и есть свои планы по преобразованию всего региона и распространению халифата вне нынешних государственных границ, то есть повсюду, где живут его сторонники. А эти сторонники сейчас множатся с каждым годом, а то и месяцем.

Читать оригинал статьи:

Угроза от бывших наших

архивные статьи по теме

Минимум, с жизнью не совместимый

Великие дочери сакральной степи

Кадровые перестановки: возвращение «орговика»

Editor