fbpx

Транзит крепчал

Когда наверху гадают на ромашке или просто молчат, внизу начинается хаос

За послед­нюю неде­лю в Казах­стане про­изо­шло сра­зу несколь­ко собы­тий с помет­кой «что вооб­ще про­ис­хо­дит?». Преж­де все­го отли­чи­лись поли­цей­ские. В одном слу­чае – в Пав­ло­да­ре – наряд при­е­хал раз­ни­мать быто­вой кон­фликт в кафе, а в ито­ге устро­ил мас­со­вое побо­и­ще. При этом все это попа­ло на видео, и выяс­ни­лось, что есть-таки у поли­ции мето­ды и про­тив Кости Кир­пи­ча, и про­тив обыч­ных посе­ти­те­лей кафе: двое дер­жат, двое – бьют кула­ка­ми и прыс­ка­ют газом в лицо. В дру­гом слу­чае поли­ция постра­да­ла от себе подоб­ных: в Тара­зе началь­ник област­но­го управ­ле­ния по про­ти­во­дей­ствию экс­тре­миз­му Мурат Умбе­та­ли­ев во вре­мя ресто­ран­но­го кон­флик­та поре­зал ножом кол­лег-поли­цей­ских. Это тоже попа­ло на видео, и пого­ны поле­те­ли, как жел­тые листья с дере­вьев осе­нью. Сам Умбе­та­ли­ев на момент сда­чи номе­ра скры­вал­ся и общал­ся с внеш­ним миром через жену.

Кро­ме того, в непри­ят­ные исто­рии попа­ли и быв­ший министр с судьей. Мас­штаб лич­но­стей, прав­да, раз­ный, но беда общая. В Алма-Ате укра­ли три мил­ли­о­на дол­ла­ров, 50 тысяч евро и часы сто­и­мо­стью 50 мил­ли­о­нов тен­ге из квар­ти­ры, где, как пер­во­на­чаль­но сооб­ща­лось, жил быв­ший министр туриз­ма и спор­та Темир­хан Досму­хам­бе­тов. И шум под­нял­ся не из-за само­го фак­та кра­жи, а из-за того, чьи это день­ги. Сам Досму­хам­бе­тов после дли­тель­но­го мол­ча­ния объ­яс­нил, что, мол, день­ги не его, а бра­та – и день­ги закон­ные, пото­му что «справ­ка есть». Прав­да, кто брат и чем он зани­ма­ет­ся, экс-министр так и не рас­ска­зал. Парал­лель­но в Алма-Атин­ской же обла­сти у обыч­но­го рай­он­но­го судьи укра­ли дра­го­цен­но­стей и денег из сей­фа почти на 20 мил­ли­о­нов тен­ге. Справ­ку о чест­но­сти того, что нажи­то непо­силь­ным судом, никто в этот раз не про­сил, но уро­вень язви­тель­но­сти у ком­мен­та­то­ров зашка­ли­вал.

Еще на неде­ле появи­лось зага­доч­ное пись­мо биз­не­сме­нов, кото­рые попро­си­ли про­длить ЭКСПО-2017 аж до нояб­ря, посколь­ку это яко­бы раз­ви­ва­ет биз­нес-инду­стрию сто­ли­цы. А сим­вол Аста­ны – Бай­те­рек – офи­ци­аль­но вклю­чи­ли в спи­сок сакраль­ных мест стра­ны, напле­вав на исто­ри­че­ское и хро­но­ло­ги­че­ское зна­че­ние «свя­то­сти» это­го само­го Бай­те­ре­ка. Модер­ни­за­ция обще­ствен­но­го созна­ния шага­ет по стране, не жалея нико­го и ниче­го.

Каза­лось бы, что обще­го в про­со­чив­шем­ся на пуб­ли­ку поли­цей­ском бес­пре­де­ле, новых подви­гах казах­ских Робин Гудов и новом сеан­се лизо­блюд­ства? Кари­ка­тур­ность про­ис­хо­дя­ще­го. Все про­ис­хо­дя­щее похо­же на несмеш­ной цирк, где акро­ба­тов и фокус­ни­ков сме­ня­ет оче­ред­ная кло­у­на­да. И вот уже министр внут­рен­них дел Касы­мов на прось­бу жур­на­ли­стов про­ком­мен­ти­ро­вать ситу­а­цию по Умбе­та­ли­е­ву спра­ши­ва­ет, «кто такой Умбе­та­ли­ев», а потом про­сит отпра­вить запрос. А попыт­ка хоро­ше­неч­ко набрать вистов на теме ЭКСПО и вовсе про­ва­ли­лась: во втор­ник коор­ди­на­тор всей выстав­ки Ахмет­жан Еси­мов рас­ска­зал пре­зи­ден­ту о том, какая выстав­ка заме­ча­тель­ная (луч­шая на све­те, ага), но о пред­ло­же­нии про­длить ее – ни сло­ва. Да, потом будет рабо­тать часть выстав­ки как «насле­дие ЭКСПО» (может, даже и это место сакра­ли­зу­ют), но закон­чит­ся она ров­но тогда, когда поло­же­но.

Эта чере­да ими­д­же­вых ката­строф (или, как ска­за­ли бы сей­час, «зашква­ра») была вполне про­гно­зи­ру­е­ма, и даже уди­ви­тель­но, что все нача­лось имен­но сей­час. В стране немым вопро­сом висит тема тран­зи­та вла­сти, и собы­тия послед­них полу­то­ра-двух лет напо­ми­на­ют гада­ние на ромаш­ке: ухо­дит, не ухо­дит, меня­ет систе­му, остав­ля­ет, к серд­цу при­жмет, КНБ при­шлет. В систе­ме жест­ко вер­ти­каль­ной, где все зави­сит от сиг­на­лов из Цен­тра, а сам Центр зави­сит от Цен­тра Все­лен­ной. И если навер­ху все раз­ба­лан­си­ро­ва­но, вни­зу, на всех уров­нях, начи­на­ет­ся хаос. Систе­ма вос­пи­та­ла ее рядо­вых чле­нов так, что если навер­ху чиха­ют, то вни­зу начи­на­ет­ся пан­де­мия. А вот когда навер­ху по несколь­ку раз в день меня­ют век­тор дви­же­ния или вовсе помал­ки­ва­ют, вни­зу начи­на­ют вести себя так, как счи­та­ют нуж­ным имен­но в этот момент: идет под­ко­вер­ная бит­ва за штур­вал, а в каю­тах мат­ро­сы предо­став­ле­ны сами себе и дей­ству­ют уже не по при­ка­зу, а по наи­тию.

Спа­си­тель­ным «мая­ком» для все­го кораб­ля мог­ла бы стать чет­ко про­де­кла­ри­ро­ван­ная кон­струк­ция буду­ще­го: мы идем туда-то, вот наш руле­вой, а вот его смен­щик, вот какие пару­са надо под­нять и вот какие коор­ди­на­ты при­нять за ори­ен­тир. Но этих коор­ди­нат нет, и не пред­ви­дит­ся, а корабль, посто­ян­но меняя курс, кру­жит­ся на одном месте. И эта бол­тан­ка, оче­вид­но, при­ве­дет к тому, что коли­че­ство глу­по­стей будет рас­ти в гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии, а ней­траль­ных пас­са­жи­ров нач­нет силь­но тош­нить. Сой­ти с кораб­ля мож­но, толь­ко если у тебя есть своя запас­ная лод­ка, на кото­рой мож­но добрать­ся до сосед­не­го суд­на, а всем осталь­ным оста­ет­ся лишь наблю­дать за фести­ва­лем абсур­да, кото­рый будет точ­но про­длен даже не до нояб­ря, а суще­ствен­но доль­ше.

И тогда даже новость о том, что в Аты­ра­уской обла­сти аки­ма сель­ско­го окру­га оштра­фо­ва­ли за взят­ку наво­зом, пере­ста­нет кого-либо удив­лять.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан