fbpx

ТРАНЗИТ ВЛАСТИ. Уроки казахского

У российского транзита власти появились контуры, пусть и не во всех местах отчетливые

Оче­вид­но: на еще один пре­зи­дент­ский срок Вла­ди­мир Путин не пой­дет. Это отправ­ная точ­ка для пони­ма­ния все­го про­ис­хо­дя­ще­го. Пакет пре­зи­дент­ских попра­вок в Кон­сти­ту­цию РФ вно­сит точеч­ные, но весь­ма суще­ствен­ные изме­не­ния в отно­ше­ния меж­ду основ­ны­ми вет­вя­ми вла­сти. Что-то полу­чи­ла Госу­дар­ствен­ная Дума, что-то пре­мьер-министр, что-то Кон­сти­ту­ци­он­ный суд. Более все­го уси­ле­ны рыча­ги вли­я­ния пре­зи­ден­та на губер­на­то­ров и на судей Вер­хов­но­го и Кон­сти­ту­ци­он­но­го судов.

Клю­че­вой момент ско­ро­теч­ных изме­не­ний Кон­сти­ту­ции — Госу­дар­ствен­ный совет. Упо­ми­на­ние о нем впи­сы­ва­ет­ся в раз­дел пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий. Пока не вполне ясно, что это за зверь, но мало сомне­ний в том, что место его пред­се­да­те­ля будет резер­ви­ро­ва­но за Пути­ным и после того, как он поки­нет пре­зи­дент­ский пост.

Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние тот факт, что веду­щие экс­пер­ты и ана­ли­ти­ки чуть ли не в уни­сон гово­рят о «казах­стан­ском сце­на­рии» буду­ще­го рос­сий­ско­го тран­зи­та.

Дей­стви­тель­но, если пред­се­да­те­лю Гос­со­ве­та будут даны пра­ва кон­тро­ля над кад­ро­вы­ми назна­че­ни­я­ми в сило­вых орга­нах, если воз­мож­ность «опре­де­лять основ­ные направ­ле­ния внут­рен­ней и внеш­ней поли­ти­ки» най­дет более чет­кое зако­но­да­тель­ное оформ­ле­ние, то ана­ло­гия кажет­ся вполне умест­ной.

Но есть и суще­ствен­ные раз­ли­чия.

Во-пер­вых, гаран­тии и меры без­опас­но­сти для ухо­дя­ще­го пре­зи­ден­та. В Казах­стане быв­ший гла­ва госу­дар­ства защи­щен не в при­мер луч­ше. Не гово­ря уже об экс­клю­зив­ном поло­же­нии Назар­ба­е­ва как «елба­сы». Конеч­но, поправ­ки, укреп­ля­ю­щие «суве­рен­ность» зако­нов Рос­сий­ской Феде­ра­ции перед меж­ду­на­род­ным пра­вом, будут при­ня­ты, но они не носят пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный харак­тер, и мы не можем утвер­ждать, что пред­на­зна­че­ны они для обес­пе­че­ния без­опас­но­сти имен­но само­го Пути­на.

Во-вто­рых, Путин фор­маль­но не управ­ля­ет важ­ней­шим инстру­мен­том сдер­жек и про­ти­во­ве­сов — пра­вя­щей поли­ти­че­ской пар­ти­ей. Напом­ню, ее лиде­ром пока по-преж­не­му явля­ет­ся Дмит­рий Мед­ве­дев.

Отсю­да мож­но сде­лать вывод: если тран­зит в Рос­сии пой­дет по «казах­стан­ской моде­ли», то пред­сто­ит еще несколь­ко эта­пов зако­но­да­тель­но­го и поли­ти­че­ско­го его оформ­ле­ния.

Кро­ме того, в Крем­ле, по-види­мо­му, вни­ма­тель­но наблю­да­ют за вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми наших дуум­ви­ров и учи­ты­ва­ют этот опыт. Напри­мер, ахил­ле­со­вой пятой всей пред­по­ла­га­е­мой кон­струк­ции может быть то, что пра­вом фор­ми­ро­вать Гос­со­вет будет обла­дать дей­ству­ю­щий на тот момент пре­зи­дент. Одна­ко пока не объ­яв­ле­но, каким обра­зом опре­де­лит­ся гла­ва это­го кон­сти­ту­ци­он­но­го орга­на. Напом­ню, что по наше­му основ­но­му зако­ну, пожиз­нен­ным пред­се­да­те­лем Сове­та без­опас­но­сти был опре­де­лен пер­вый пре­зи­дент Казах­ста­на. Это важ­ный момент. Любой дей­ству­ю­щий казах­ский пре­зи­дент, во-пер­вых, его не назна­ча­ет, во-вто­рых, не может снять.

Воз­мож­но, в нынеш­ней рос­сий­ской ситу­а­ции, наи­бо­лее сооб­раз­ным реше­ни­ем такой дели­кат­ной про­бле­мы ста­ла бы зако­но­да­тель­но оформ­лен­ная нор­ма о том, что место пред­се­да­те­ля Гос­со­ве­та в импе­ра­тив­ном поряд­ке зани­ма­ет­ся быв­ши­ми пре­зи­ден­та­ми Рос­сии после ухо­да с поста гла­вы госу­дар­ства. Нечто подоб­ное было уста­нов­ле­но в Китае. Там, начи­ная с Дэн Сяо­пи­на, каж­дый ухо­дя­щий Гене­раль­ный сек­ре­тарь, поки­дая госу­дар­ствен­ные посты, про­дол­жал оста­вать­ся на одну пяти­лет­нюю каден­цию пред­се­да­те­лем Цен­траль­но­го Воен­но­го сове­та.

Делать про­гно­зы по кан­ди­да­ту­ре буду­ще­го пре­зи­ден­та Рос­сии – заня­тие почти бес­смыс­лен­ное, учи­ты­вая, что до фор­маль­но­го нача­ла тран­зи­та еще дол­гих четы­ре года. За это вре­мя могут сбыть­ся мно­гие футу­ро­ло­ги­че­ские фан­та­зии. Одна­ко сто­ит заме­тить, что сре­ди все­го сон­ма воз­мож­ных кан­ди­да­тов есть один, чья «осо­бость» закреп­ля­ет­ся нынеш­ни­ми кон­сти­ту­ци­он­ны­ми поправ­ка­ми.

Толь­ко один граж­да­нин Рос­сии, будучи избран­ным сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том, может нахо­дить­ся на этом посту все­го один срок. Это Дмит­рий Мед­ве­дев. Уби­ра­е­мое из основ­но­го зако­на сло­во «под­ряд», каким бы «неприн­ци­пи­аль­ным» не назы­вал его Вла­ди­мир Путин, на самом деле име­ет пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние. Прин­ци­пи­аль­но, вот что. Пре­зи­дент, не име­ю­щий пра­ва бал­ло­ти­ро­вать­ся на вто­рой срок, не заин­те­ре­со­ван ни в упразд­не­нии Госу­дар­ствен­но­го сове­та, как власт­но­го инсти­ту­та, ни в ума­ле­нии пол­но­мо­чий его пред­се­да­те­ля. Наста­нет пора, когда ему само­му будет поло­же­но занять это сакраль­ное место.

Автор: Вик­тор КОВТУНОВСКИЙ, поли­то­лог
Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан