28 C
Астана
3 июля, 2022
Image default

Только двое из ста судей не коррумпированы!

Руко­вод­ству­ясь прин­ци­пом «луч­ше один раз уви­деть, чем сто раз услы­шать», поль­ские поли­ти­ки, жур­на­ли­сты и юри­сты побы­ва­ли в Казах­стане. И хотя про­бы­ли они в рес­пуб­ли­ке все­го девять дней, но при­вез­ли мас­су впечатлений.

Автор: Игорь ВИНЯВСКИЙ

Поче­му, спро­си­те, имен­но поль­ские? Пото­му что Поль­ша — это стра­на, кото­рая ответ­ствен­на за под­пи­са­ние дого­во­ра о сотруд­ни­че­стве меж­ду ЕС и Казах­ста­ном. Плюс казах­стан­ские вла­сти ведут агрес­сив­ную кам­па­нию завле­че­ния потен­ци­аль­ных поль­ских инве­сто­ров, обе­щая им золо­тые горы и тем самым подо­гре­вая инте­рес к нашей стране у поль­ско­го общества.

Ну и нако­нец, ухуд­ша­ю­ща­я­ся поли­ти­че­ская ситу­а­ция в нашей стране понят­на имен­но поля­кам, боров­шим­ся за свою сво­бо­ду чуть более два­дца­ти лет назад. Им доста­точ­но рас­ска­зать о парал­ле­лях меж­ду эпо­ха­ми позд­не­го Бреж­не­ва и позд­не­го Назар­ба­е­ва, что­бы они име­ли пред­став­ле­ние о том, что про­ис­хо­дит сего­дня в Казах­стане на власт­ном олимпе.

По этим и не толь­ко этим при­чи­нам в послед­ние год-два с озна­ко­ми­тель­ны­ми мис­си­я­ми в Казах­стане побы­ва­ли депу­та­ты ЕС и поль­ско­го сей­ма, поль­ские жур­на­ли­сты. А в апре­ле посе­тить Алма­ты, Аста­ну и Пет­ро­пав­ловск отпра­ви­лись адво­ка­ты Гене­раль­но­го Сове­та адво­ка­тов Польши.

Идем на восток!

Юри­сты про­бы­ли в Казах­стане 9 дней и при­вез­ли мас­су впе­чат­ле­ний. Во втор­ник, 14 мая, они про­ве­ли пресс-кон­фе­рен­цию в вар­шав­ском зда­нии Евро­пей­ско­го парламента.

«Мы реши­ли при­нять уча­стие в меро­при­я­тии, пото­му что уже име­ли подоб­ный опыт на пост­со­вет­ском про­стран­стве в Гру­зии. Резуль­та­ты нашей мис­сии по защи­те граж­дан­ских прав гру­зин­ская сто­ро­на тогда оце­ни­ла высо­ко. Мы хоро­шо пом­ним, какую роль сыг­ра­ли адво­ка­ты и юри­сты в ста­нов­ле­нии новой сво­бод­ной Поль­ши в кон­це 80‑х годов. Мы в свое вре­мя полу­чи­ли под­держ­ку от Евро­со­ю­за в раз­ви­тии адво­ка­ту­ры и юри­ди­че­ско­го дела и счи­та­ем сво­ей мораль­ной обя­зан­но­стью пере­да­вать опыт на восток»,- так нача­ла свое выступ­ле­ние руко­во­ди­тель мис­сии, член пре­зи­ди­у­ма ГСА Мони­ка Струс-Вовос.

Одна­ко после Гру­зии пози­тив­но настро­ен­ные на сотруд­ни­че­ство адво­ка­ты оку­ну­лись совсем в иную атмо­сфе­ру. Нер­во­треп­ка нача­лась еще на Родине, пото­му что визы они полу­чи­ли лишь за день до поезд­ки. Чинов­ни­ки казах­стан­ско­го МИДа каж­дый день кор­ми­ли их «зав­тра­ка­ми», ссы­ла­ясь на отсут­ствие раз­ре­ше­ния «из центра».

Даль­ше — боль­ше. Визы были полу­че­ны, но согла­со­ван­ные и под­твер­жден­ные еще за пару недель до визи­та встре­чи с пред­ста­ви­те­ля­ми офи­ци­о­за, на местах нача­ли отме­нять­ся. Такое ощу­ще­ние, что казах­стан­ские чинов­ни­ки нача­ли пря­тать­ся от ино­стран­цев по кустам как зайцы.

Гости в шоке от наших судов

Исто­рия газе­ты «Рес­пуб­ли­ка», рас­ска­зан­ная гостям жур­на­ли­ста­ми закры­той газе­ты, про­из­ве­ла на поль­ских юри­стов неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние. Рас­смот­ре­ние иска к про­дук­ту, а не юри­ди­че­ско­му лицу, и выне­се­ние реше­ния по это­му абсур­ду было для адво­ка­тов куль­тур­ным шоком. Они так и не смог­ли понять, как же суд объ­еди­нил в поня­тие «еди­ное СМИ» целый пул изда­ний, учи­ты­вая отсут­ствие каких-либо юри­ди­че­ских норм в дан­ном случае.

Ну а бесе­да с Евге­ни­ем Жовти­сом не оста­ви­ла ника­ких иллю­зий в том, что судеб­ная власть в Казах­стане не явля­ет­ся неза­ви­си­мой, а адво­кат­ское само­управ­ле­ние нахо­дит­ся в самом зача­точ­ном уровне.

Тут немно­го сто­ит отвлечь­ся, что­бы вкрат­це отме­тить: юри­сты еще соци­а­ли­сти­че­ской Поль­ши сыг­ра­ли нема­ло­важ­ную роль в ста­нов­ле­нии сво­бод­ной стра­ны. Они были частью интел­лек­ту­аль­ной эли­ты, на кото­рую опи­ра­лось не толь­ко дви­же­ние «Соли­дар­ность», но и все про­грес­сив­ное обще­ство стра­ны. Имен­но юри­сты про­ек­ти­ро­ва­ли зако­ны новой Поль­ши, и имен­но они слу­жи­ли закон­ной опо­рой поль­ских «несо­глас­ных».

Одна­ко, пооб­щав­шись со сво­и­ми казах­стан­ски­ми кол­ле­га­ми, поля­ки были разо­ча­ро­ва­ны ситу­а­ци­ей. Во‑первых, они отме­ти­ли закры­тость и ско­ван­ность обще­ства. Зара­нее под­твер­жден­ные встре­чи с пред­ста­ви­те­ля­ми город­ских кол­ле­гий адво­ка­тов отме­ня­лись без объ­яс­не­ния при­чин. Хотя им все же уда­лось пого­во­рить с неко­то­ры­ми кол­ле­га­ми. Напри­мер, адво­кат Чела­ха Серик Сар­се­нов с гостя­ми встретился.

«Ока­зы­ва­ет­ся, что­бы сдать экза­мен на адво­кат­скую лицен­зию, нуж­но дать взят­ку от пяти тысяч дол­ла­ров! Об этом нам в раз­ных горо­дах рас­ска­за­ли так­си­сты, кото­рые были юри­ста­ми по обра­зо­ва­нию, но не смог­ли устро­ить­ся, а адво­ка­ты в част­ных бесе­дах отме­ти­ли, что 98% судей кор­рум­пи­ро­ва­ны, и адво­ка­ты явля­ют­ся лишь посред­ни­ка­ми в кор­руп­ци­он­ных схе­мах. Они зано­сят взят­ки»,- про­зву­ча­ли откро­ве­ния казах­стан­ских юри­стов из уст их поль­ских коллег.

Ниче­го не вижу, ниче­го не слышу

25 апре­ля адво­ка­ты встре­ти­лись в Астане с пред­ста­ви­те­ля­ми бюро Омбуд­сме­на при пре­зи­ден­те РК.Бюро пред­став­лял Вяче­слав Калюж­ный, кото­рый уди­вил гостей тем, что ниче­го не слы­шал о деле Розы Туле­та­е­вой и о пыт­ках, кото­рым под­вер­га­лась жен­щи­на. Ока­за­лось, что виной все­му НПО, зани­ма­ю­щи­е­ся пра­ва­ми чело­ве­ка. Имен­но они не сиг­на­ли­зи­ро­ва­ли омбуд­сме­ну о ситу­а­ции. Но после этой встре­чи г‑н Калюж­ный, конеч­но же, возь­мет дело на контроль.

В отли­чие от назар­ба­ев­ских пра­во­за­щит­ни­ков у поль­ских юри­стов нашлось вре­мя и жела­ние пооб­щать­ся с доче­рью Розы Туле­та­е­вой Али­ей, кото­рая поверг­ла их в шок сво­и­ми рас­ска­за­ми о том, что про­ис­хо­ди­ло с ее мате­рью в застен­ках КНБ, и каким был судеб­ный процесс.

Встре­ти­лись адво­ка­ты и с женой Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, и с мате­рью Вади­ма Курам­ши­на. Послед­няя во вре­мя встре­чи рас­пла­ка­лась, ска­зав, что уже не наде­ет­ся уви­деть сына. Ста­рая и боль­ная жен­щи­на даже не име­ет средств на поезд­ку в колонию.

Мис­сия адво­ка­тов кро­ме обще­ния с юри­ста­ми и чинов­ни­ка­ми пред­по­ла­га­ла еще и встре­чи с поли­ти­че­ски­ми заклю­чен­ны­ми. Одна­ко ни с одним из них встре­тить­ся не уда­лось. Руко­вод­ство коло­ний отка­зы­ва­лось делать хоть какие-то шаги на встре­чу без при­ка­за сверху.

Кста­ти, после посе­ще­ния коло­нии на юри­стов «напа­ла» груп­па неиз­вест­но­го теле­ка­на­ла. Жен­щи­на с мик­ро­фо­ном нача­ла зада­вать в агрес­сив­ной мане­ре вопро­сы, зачем вы при­е­ха­ли, поче­му в Казах­стан, кто вас финан­си­ру­ет и т.п. А когда поля­ки поин­те­ре­со­ва­лись у мест­ных, что это за теле­ви­де­ние, от кото­ро­го пред­ста­ви­лись жур­на­ли­сты, ока­за­лось, что его не суще­ству­ет в при­ро­де. Так ска­зать, постановка…

После пресс-кон­фе­рен­ции один из участ­ни­ков мис­сии ска­зал мне: «Мы чув­ство­ва­ли такое напря­же­ние все эти дни от при­сталь­но­го вни­ма­ния к нам, что сво­бод­но вздох­ну­ли лишь тогда, когда само­лет ото­рвал­ся от зем­ли. В оте­лях мы боя­лись про­во­ка­ций, тща­тель­но запа­ко­вы­ва­ли вещи в чемо­да­ны и закры­ва­ли их на зам­ки, дела­ли осо­бые метки».

…Зави­си­мость адво­ка­ту­ры от госу­дар­ствен­ной вла­сти сни­жа­ет авто­ри­тет и уро­вень про­фес­сии, уве­ре­ны поль­ские юри­сты. Выда­ча и отзыв лицен­зии на адво­кат­скую дея­тель­ность мини­стер­ством юсти­ции явля­ет­ся неким рыча­гом управ­ле­ния неза­ви­си­мы­ми адво­кат­ски­ми обще­ствен­ны­ми инсти­ту­та­ми. В Казах­стане необ­хо­ди­мо раз­ви­вать силь­ное и неза­ви­си­мое юри­ди­че­ское само­управ­ле­ние. Адво­ка­ты и пра­во­за­щит­ни­ки долж­ны стать интел­лек­ту­аль­ной и неза­ви­си­мой про­слой­кой обще­ства, а не посред­ни­ка­ми в кор­руп­ци­он­ных схемах.

В сво­ем отче­те о поезд­ке поль­ские юри­сты отме­ча­ют, что казах­стан­ским кол­ле­гам необ­хо­ди­мо чаще встре­чать­ся с евро­пей­ски­ми и наби­рать­ся опы­та имен­но в раз­ви­тии неза­ви­си­мо­го самоуправления.

Ори­ги­нал статьи: 

«Толь­ко двое из ста судей не коррумпированы!»

архивные статьи по теме

Государственная граница денег

Editor

23 июля. Сатпаев. Дежавю.

Editor

О катастрофе на космодроме Байконур