fbpx

Тест на протест

Жур­на­лист и поли­то­лог о том, что про­изо­шло 21 мая в Казах­стане

Собы­тия 21 мая в Казах­стане полу­чи­ли более или менее объ­ек­тив­ное осве­ще­ние в мире. BBC, Euronews, Deutche Welle, «Дождь» и «Ком­мер­сант» выда­ли мате­ри­а­лы, в кото­рых поста­ра­лись мак­си­маль­но все­сто­ронне рас­ска­зать о про­изо­шед­шем. Дру­гое дело – казах­стан­ские СМИ, кото­рые либо про­игно­ри­ро­ва­ли про­изо­шед­шее (были и такие, при­чем нема­ло), либо трак­то­ва­ли крайне тен­ден­ци­оз­но. Да и вооб­ще, объ­ек­тив­ных оце­нок собы­тия в пуб­лич­ной сфе­ре было дано крайне мало. «Новая газе­та» – Казах­стан» вос­пол­ня­ет этот про­бел и пуб­ли­ку­ет мне­ния двух экс­пер­тов – жур­на­ли­ста Сер­гея Дува­но­ва и поли­то­ло­га Досы­ма Сат­па­е­ва.

Сер­гей ДУВАНОВ:

«Глав­ное – люди не напу­га­ны»

– Вла­сти уже отме­ни­ли поправ­ки в Земель­ный кодекс. Лице­ме­рие фра­зы про мора­то­рий мно­гих вво­дит в заблуж­де­ние. Власть испу­га­лась и отме­ни­ла поправ­ки. И этот «вре­мен­ный мора­то­рий» теперь будет длить­ся еще три­ста лет – до тех пор, пока власть не сме­нят. Боль­ше власть дер­гать­ся не будет, помя­ни­те мои сло­ва. Повы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та до 63 лет помни­те? То же самое. Вре­мен­но при­оста­но­ви­ли. Всё, забы­ли! Они полу­чи­ли по носу от обще­ствен­но­го мне­ния.
Эта власть трус­ли­ва. Для нее боль­шой силой ока­зал­ся даже двух­ты­сяч­ный митинг в Аты­рау. Так что в ситу­а­ции, при­вед­шей к 21 мая, про­ти­во­сто­я­ние было толь­ко со сто­ро­ны вла­сти. С дру­гой сто­ро­ны неко­му было про­ти­во­сто­ять – не было орга­ни­зо­ван­ной силы. Люди про­сто захо­те­ли вый­ти. Не было арма­ту­ры, не было буты­лок с зажи­га­тель­ной сме­сью, не было при­зы­вов к свер­же­нию суще­ству­ю­ще­го строя. Было жела­ние про­кри­чать вслух: «Власть, мы не хотим про­да­вать зем­лю!». Несмот­ря на то, что власть к это­му момен­ту уже отыг­ра­ла назад, но людям нуж­но было выплес­нуть эмо­ции. А вот со сто­ро­ны вла­сти было мощ­ней­шее про­ти­во­сто­я­ние: под­го­то­ви­лись как про­тив армии, что­бы ниче­го в ито­ге не состо­я­лось.

Хочет­ся ска­зать, что власть про­иг­ра­ла. По фак­ту зада­ние было выпол­не­но: пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны полу­чат медаль­ки за это – они не допу­сти­ли митин­гов. Прав­да, мож­но ли это счи­тать побе­дой? Думаю, что это как раз нача­ло пора­же­ния.

Слож­но ска­зать, какое сей­час настро­е­ние в кори­до­рах вла­сти. Я не зна­ком с их оби­та­те­ля­ми, поэто­му пси­хо­ло­гию этих людей не знаю. Может быть, там, наобо­рот, эйфо­рия вита­ет в воз­ду­хе, хотя в душе, я думаю, холо­док дол­жен был у них остать­ся. Мно­гие, в том чис­ле и я, дума­ли, что вооб­ще никто не вый­дет. Ну, может, чело­век 20 – 30. Одна­ко я все­гда рад оши­бать­ся – и я ошиб­ся. Вышла, может, тыся­ча, а может, и боль­ше.

Глав­ное – люди не напу­га­ны. Мне понра­вил­ся раз­го­вор с одним чело­ве­ком, кото­рый ска­зал: «Ты зна­ешь, мы боя­лись это­го, а это, ока­зы­ва­ет­ся, совсем не страш­но. Ну, задер­жа­ли меня, при­вез­ли, я на все это посмот­рел – надо теперь выхо­дить поча­ще». Я думаю, что боль­шин­ство из тех, кого задер­жа­ли, имен­но так вос­при­ня­ли про­изо­шед­шее: боять­ся не надо, нуж­но реа­ли­зо­вы­вать свое граж­дан­ское пра­во на митин­ги, кото­рое закреп­ле­но в Кон­сти­ту­ции.

Досым САТПАЕВ:

«Всех нас силь­но запу­га­ли «май­да­на­ми»

– Могу одно­знач­но ска­зать, что по ито­гам это­го раун­да в про­иг­ры­ше ока­за­лась власть. Суще­ству­ет иллю­зия неко­ей мифи­че­ской побе­ды, когда через сило­вой фак­тор ока­за­ли на обще­ство дав­ле­ние. Но я уже не раз гово­рил, что исполь­зо­ва­ние силы про­тив сла­бо­го – это, по сути, сла­бость того, кто эту силу исполь­зу­ет. В сво­ей актив­ной под­го­тов­ке к 21 мая вла­сти пал­ку даже пере­гну­ли, и это гово­рит о том, что суще­ству­ет некий страх. Он суще­ству­ет, несмот­ря на опти­ми­сти­че­ские заяв­ле­ния о том, что ситу­а­ция под кон­тро­лем, что нет ника­ких осно­ва­ний для мас­со­вых выступ­ле­ний. Появ­ле­ние в эфи­ре инфор­ма­ции о «схро­нах» с ору­жи­ем, посто­ян­ные рас­ска­зы о недо­пу­сти­мо­сти «май­да­нов» – это все пока­зы­ва­ет: власть не уве­ре­на, что у нее все под кон­тро­лем. И она на самом деле не зна­ла, сколь­ко людей при­дет.
Все это под­твер­жда­ет мой дав­ний тезис пяти-шести­лет­ней дав­но­сти. Он состо­ит в том, что глав­ная про­бле­ма казах­стан­ской вла­сти и казах­стан­ской оппо­зи­ции – никто не зна­ет, какие реаль­но про­тестные настро­е­ния в обще­стве суще­ству­ют и в каких мас­шта­бах. Как мож­но кон­тро­ли­ро­вать ситу­а­цию в стране, если ты не кон­тро­ли­ру­ешь обще­ствен­ные настро­е­ния? Мно­гие вещи для вла­сти были сюр­при­зом: и Шаны­рак, и Жана­о­зен, и нынеш­няя ситу­а­ция. Власть посто­ян­но нахо­дит­ся в состо­я­нии аута, а потом пыта­ет­ся решить про­бле­мы ста­ры­ми, неэф­фек­тив­ны­ми мето­да­ми: где-то кого-то под­ку­пить, где-то на кого-то нада­вить.

Прав­да, и сре­ди оппо­зи­ции, спра­вед­ли­во­сти ради, мы тоже видим те же ста­рые болез­ни. Вме­сто того что­бы кон­со­ли­ди­ро­вать­ся и моби­ли­зо­вать свои ресур­сы, оппо­зи­ция рас­ка­лы­ва­ет­ся, и это игра­ет на поль­зу вла­сти. Поче­му власть была на шаг впе­ред все­гда? Не пото­му, что она слиш­ком умная, или пото­му, что там сидят стра­те­ги. Про­сто оппо­зи­ция сама себя заго­ня­ла в угол. И сей­час те же самые граб­ли.

21 мая хоро­шо пока­за­ло, что про­изо­шед­шие собы­тия были на самом деле сти­хий­ны­ми. Не было оппо­зи­ци­он­но­го цен­тра, не было каких-то дви­же­ний, кото­рые мог­ли бы это все моби­ли­зо­вать. С дру­гой сто­ро­ны, это гово­рит о новом трен­де: ско­рее все­го, на наших гла­зах будет зарож­дать­ся новая фор­ма оппо­зи­ции. Воз­мож­но, будут появ­лять­ся новые лиде­ры. Такие народ­ные три­бу­ны. Их тяже­лее кон­тро­ли­ро­вать, их невоз­мож­но загнать куда-то. Про­бле­ма в том, что таких лиде­ров про­те­ста может появ­лять­ся все боль­ше и боль­ше – из неожи­дан­ных про­фес­си­о­наль­ных кру­гов. И власть не смо­жет с этим ниче­го поде­лать.

Я думаю, что для вла­сти то, что про­изо­шло 21 мая, будет сиг­на­лом: она, мол, смог­ла что-то преду­га­дать, смог­ла что-то предот­вра­тить и пока­зать всем, кто в доме хозя­ин. При этом власть не пони­ма­ет, что сво­и­ми дей­стви­я­ми она пока­зы­ва­ет: этот «хозя­ин» боит­ся дру­гих домо­чад­цев. Поэто­му думаю, что власть будет опять не очень объ­ек­тив­но под­хо­дить к этой про­бле­ме, исхо­дя из того, что она эту про­бле­му вро­де как «зату­ши­ла», хотя это, конеч­но, выле­зет где-то в дру­гом месте.

Что каса­ет­ся обще­ства, то тут тоже не все одно­знач­но. Все-таки зна­чи­тель­ная часть обще­ства до сих пор нахо­дит­ся под вли­я­ни­ем про­па­ган­ды – если не офи­ци­аль­ной, то ино­стран­ной точ­но (в част­но­сти, рос­сий­ской). Всех нас силь­но запу­га­ли «май­да­на­ми», так что теперь всё – и это хоро­шо пока­за­ли «гово­ря­щие голо­вы» с «Пер­во­го кана­ла Казах­ста­на» – рас­смат­ри­ва­ет­ся как некая «рука Запа­да», не пони­мая, что про­бле­мы могут быть внут­ри. Власть заин­те­ре­со­ва­на, что­бы обще­ство вос­при­ни­ма­ло это как некую дивер­сию. Поэто­му у зна­чи­тель­ной части обще­ства отно­ше­ние к 21 мая было или индиф­фе­рент­ным, или осуж­да­ю­щим.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан