-24 C
Астана
6 декабря, 2022
Image default

Терпи, казах! Дружбы между Москвой и Нур-Султаном больше нет. Партнерство тоже выглядит токсичным: Россия и Казахстан слишком раздражают друг друга

Во вре­мя пресс-кон­фе­рен­ции Вла­ди­ми­ра Пути­на не нашлось вре­ме­ни для того, что­бы вопро­сы зада­ли «СМИ-ино­аген­ты», зато нашел­ся слот для жур­на­лист­ки теле­ка­на­ла «Казах­стан» Инди­ры Бегай­дар. Сам вопрос про раз­ви­тие сов­мест­ной рабо­ты на Бай­ко­ну­ре был доста­точ­но дежур­ным, но Путин во вре­мя отве­та дал несколь­ко раз­но­на­прав­лен­ных сиг­на­лов сво­им сосе­дям. Да, Казах­стан, по Пути­ну, — один из клю­че­вых союз­ни­ков, но при этом рос­сий­ский пре­зи­дент ни разу не назвал фами­лию сво­е­го нынеш­не­го кол­ле­ги Касым-Жомар­та Тока­е­ва (зато о Нур­сул­тане Назар­ба­е­ве во вре­мя трех­ми­нут­но­го отве­та упо­мя­нул несколь­ко раз с боль­шой теп­ло­той). А еще Путин осо­бо под­черк­нул, что бла­го­да­рен казах­стан­ской вла­сти за сохра­не­ние рус­ско­го язы­ка. «Казах­стан — рус­ско­го­во­ря­щая стра­на в пол­ном смыс­ле это­го сло­ва!» — вос­клик­нул он.

Как раз на этой неде­ле в Думе про­шло засе­да­ние про­филь­но­го Коми­те­та по делам СНГ, евразий­ской инте­гра­ции и свя­зям с сооте­че­ствен­ни­ка­ми, на кото­ром депу­та­ты с «боль­шой оза­бо­чен­но­стью» обсуж­да­ли казах­стан­ские реклам­ные вывес­ки. В нача­ле декаб­ря в рес­пуб­ли­ке был при­нят закон, кото­рый регу­ли­ру­ет их напи­са­ние на казах­ском язы­ке. Рос­сий­ских депу­та­тов очень сму­ти­ло, что вывес­ки на госу­дар­ствен­ном язы­ке явля­ют­ся обя­за­тель­ны­ми, а на осталь­ных язы­ках — по мере необ­хо­ди­мо­сти. И заяв­ле­ние Дау­ре­на Аба­е­ва, совет­ни­ка пре­зи­ден­та Тока­е­ва, о том, что никто рус­ско­языч­ные вывес­ки тро­гать не будет, дум­цев не убе­ди­ло: с вопро­сом ново­го «ущем­ле­ния рус­ско­го язы­ка» они бега­ют весь декабрь.

Дошло до явных угроз: зам­пре­дом в коми­те­те явля­ет­ся клю­че­вой пер­со­наж собы­тий в Дон­бас­се Алек­сандр Боро­дай, и он себя осо­бо не сдерживал.

«Мне хоро­шо зна­ком ази­ат­ский мен­та­ли­тет, и, к сожа­ле­нию, в Азии хоро­шо пони­ма­ют толь­ко язык силы. Эта сила не обя­за­тель­но долж­на быть про­яв­ле­на, но воз­мож­ность при­ме­не­ния долж­на быть про­де­мон­стри­ро­ва­на. Сла­бых не ува­жа­ют. Союз­ни­ка­ми Рос­сии, как гово­рил Алек­сандр III, оста­ют­ся ее армия и флот, дру­гих насто­я­щих союз­ни­ков у нас, к сожа­ле­нию, нет», — цити­ру­ют Боро­дая рос­сий­ские и казах­стан­ские СМИ (с «Новой» Боро­дай раз­го­ва­ри­вать отка­зал­ся, сослав­шись на занятость).

Ухо­дя­щий год дал Казах­ста­ну и лич­но пре­зи­ден­ту Касым-Жомар­ту Тока­е­ву мно­го пово­дов заду­мать­ся о сво­ем месте в пла­нах Крем­ля. Фото:  Миха­ил Мет­цель / ТАСС

Прав­да, его непо­сред­ствен­ный началь­ник, депу­тат Гос­ду­мы Кон­стан­тин Зату­лин, пред­по­чи­та­ет более мяг­кие фор­му­ли­ров­ки — не отри­цая, впро­чем, что Рос­сии про­ис­хо­дя­щее в Казах­стане не нра­вит­ся. «Нас успо­ка­и­ва­ют наши кол­ле­ги из Казах­ста­на ссыл­ка­ми на то, что офи­ци­аль­ный рус­ский язык упо­треб­ля­ет­ся, но тем не менее то, что мы зна­ем, гово­рит о том, что в послед­нее вре­мя при­ни­ма­ют­ся реше­ния, кото­рые долж­ны обес­пе­чить функ­ци­о­ни­ро­ва­ние одно­го толь­ко казах­ско­го язы­ка. И это созда­ет нер­воз­ность у рус­ско­языч­но­го насе­ле­ния. Мы дого­во­ри­лись в буду­щем году, сра­зу после Ново­го года, запро­сить необ­хо­ди­мую инфор­ма­цию, осу­ще­ствить необ­хо­ди­мые кон­так­ты, для того что­бы разо­брать­ся в этой ситу­а­ции», — гово­рит Зату­лин «Новой».

Нур-Сул­та­ну такие наме­ки не нра­вят­ся. Самые ради­каль­ные посы­лы бло­ки­ру­ют­ся пуб­лич­но: на неде­ле Коми­тет инфор­ма­ции Казах­ста­на офи­ци­аль­но забло­ки­ро­вал на тер­ри­то­рии стра­ны сайт газе­ты Алек­сандра Про­ха­но­ва «Зав­тра». Еще в сен­тяб­ре на сай­те вышла ста­тья ураль­ско­го куль­ту­ро­ло­га Евге­ния Фате­е­ва, в кото­рой он при­звал рос­сий­ские вла­сти ока­зать мак­си­маль­ное дав­ле­ние на рес­пуб­ли­ку с целью оста­но­вить «стре­ми­тель­ную укра­и­ни­за­цию Казах­ста­на». На кон­фликт с тако­го рода прес­сой Казах­стан пой­ти готов. Но что делать с явно уси­ли­ва­ю­щим­ся дав­ле­ни­ем вла­стей «союз­ни­ка», в Нур-Сул­тане не очень пони­ма­ют: в пуб­лич­ной пере­пал­ке Москва раз за разом ока­зы­ва­ет­ся сильнее.

Вас за язык не тянули

Внешне без­об­лач­ные отно­ше­ния Казах­ста­на и Рос­сии тучи накры­ли в про­шлом году, когда несколь­ко депу­та­тов Гос­ду­мы откры­то заяви­ли о том, что у рес­пуб­ли­ки надо отнять часть земель. Тот скан­дал был в ито­ге быст­ро пога­шен, но в сере­дине это­го лета рос­сий­ские СМИ ста­ли актив­но раз­го­нять тему про «язы­ко­вые пат­ру­ли» в сосед­ней рес­пуб­ли­ке. Речь шла о не свя­зан­ных меж­ду собой акти­ви­стах, кото­рые застав­ля­ли сотруд­ни­ков про­до­воль­ствен­ных мага­зи­нов отве­чать им на казах­ском язы­ке. Весь про­цесс сни­мал­ся на каме­ру, после чего видео выкла­ды­ва­лось на спе­ци­аль­ном кана­ле в YouTube. Осно­ва­тель кана­ла, экс­цен­трич­ный акти­вист Куат Ахме­тов, до это­го не очень при­ме­ча­тель­ный даже в сво­ей стране, в одно­ча­сье стал звез­дой зло­дей­ства в стране чужой. На Ахме­то­ва в ито­ге заве­ли уго­лов­ное дело о меж­на­ци­о­наль­ной роз­ни, сам он в спеш­ном поряд­ке поки­нул стра­ну. Но это дало про­па­ган­де воз­мож­ность при­ле­пить к рес­пуб­ли­ке ярлык стра­ны, где есть «ксе­но­фо­бия». С види­мым удо­воль­стви­ем это сло­во в сво­ей празд­нич­ной ста­тье, посвя­щен­ной 29-летию вза­и­мо­от­но­ше­ний двух стран, упо­тре­бил министр ино­стран­ных дел Сер­гей Лавров.

Это уже было черес­чур: пуб­лич­но выска­за­лась даже стар­шая дочь Назар­ба­е­ва депу­тат мажи­ли­са Дари­га Назар­ба­е­ва. В доста­точ­но рез­ких выра­же­ни­ях она посо­ве­то­ва­ла Лав­ро­ву посмот­реть на соб­ствен­ную стра­ну, где «нет-нет да и слу­ча­ют­ся ксе­но­фоб­ские про­яв­ле­ния». «Сер­гей Вик­то­ро­вич пишет: отдель­ные слу­чаи во мно­гом явля­ют­ся про­дук­том при­ме­не­ния извне спе­ци­аль­ных инфор­ма­ци­он­ных мето­дик. Мне видит­ся, что рос­сий­ская офи­ци­аль­ная реак­ция на такие слу­чаи как раз и дока­зы­ва­ет, что дивер­си­он­ная рабо­та «ино­аген­тов», если такая име­ет место, достиг­ла сво­ей цели», — откро­вен­но съяз­ви­ла Назарбаева.

Дари­га Назар­ба­е­ва. Фото: Вале­рий Шари­фу­лин / ТАСС

Пер­во­на­чаль­но под­ра­зу­ме­ва­лось, что наци­о­наль­ную кар­ту в Рос­сии разыг­ры­ва­ют перед выбо­ра­ми в Гос­ду­му (доста­лось, напри­мер, еще и Кыр­гыз­ста­ну), но после­ду­ю­щий уро­вень рез­кой рито­ри­ки с двух сто­рон гово­рит о том, что ситу­а­ция несколь­ко слож­нее. «Казах­стан, чем даль­ше от рас­па­да Совет­ско­го Сою­за, тем все боль­ше пыта­ет­ся утвер­дить себя в ста­ту­се реаль­но­го суве­рен­но­го неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства и утвер­жда­ет мно­го­век­тор­ный тренд внеш­не­по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ции, где Рос­сия явля­ет­ся одним из полю­сов, но тем не менее лишь одним полю­сом сре­ди миро­вых цен­тров силы, с кото­ры­ми пыта­ет­ся сотруд­ни­чать или иметь дове­ри­тель­ные отно­ше­ния Казах­стан. Разу­ме­ет­ся, речь идет о Китае, Соеди­нен­ных Шта­тах и Евро­со­ю­зе. Рос­сия здесь чет­вер­тый полюс, как буд­то бы четы­ре сто­ро­ны све­та, — гово­рит поли­то­лог Арка­дий Дуб­нов. — Казах­стан утвер­жда­ет стрем­ле­ние обо­зна­чить этот запад­ный век­тор, в част­но­сти, тем, что пере­шел с кирил­ли­цы на латиницу.

Это, в общем, доволь­но серьез­ный знак, серьез­ный мар­кер стрем­ле­ния Казах­ста­на стать частью миро­во­го сооб­ще­ства с его тех­но­ло­ги­че­ски­ми и инно­ва­ци­он­ны­ми достижениями.

И это ста­ло одним из самых серьез­ных раз­дра­жи­те­лей в пра­вя­щей рос­сий­ской эли­те, кото­рая, в общем, доста­точ­но адек­ват­но это вос­при­ни­ма­ет как отказ Казах­ста­на от без­услов­но­го вхож­де­ния в орби­ту вли­я­ния России».

Москва не может себе пред­ста­вить, что стра­ны Цен­траль­ной Азии могут иметь свою поли­ти­ку, да и в целом свое мне­ние, счи­та­ет Дуб­нов. Это ста­ло тем более замет­но, когда Рос­сия поста­ви­ла уль­ти­ма­тум США и НАТО отно­си­тель­но даль­ней­ше­го нерас­ши­ре­ния на восток. «Тер­ри­то­ри­аль­ные пре­тен­зии могут с новой силой вспых­нуть в любой момент, осо­бен­но сего­дня, когда Москва фак­ти­че­ски ста­вит вопрос гораз­до более угро­жа­ю­ще, чем рань­ше, о пра­ве ука­зы­вать быв­шим совет­ским рес­пуб­ли­кам меру сво­ей само­сто­я­тель­но­сти. В одном из про­ек­тов дого­во­ра с аме­ри­кан­ца­ми чер­ным по бело­му напи­са­но, что Рос­сия тре­бу­ет от Соеди­нен­ных Шта­тов отка­зать­ся от любо­го воен­но­го сотруд­ни­че­ства, любой воен­ной дея­тель­но­сти на тер­ри­то­рии быв­ших стран, вхо­див­ших в СССР и не вхо­дя­щих сего­дня в НАТО. В чис­ло таких стран, разу­ме­ет­ся, вхо­дит и Казах­стан. Это послед­нее огра­ни­че­ние, кото­рое Москва счи­та­ет себя впра­ве накла­ды­вать на внеш­не­по­ли­ти­че­скую дея­тель­ность и ори­ен­та­цию Казах­ста­на, чрез­вы­чай­но серьез­ное обсто­я­тель­ство. Я думаю, что вся эта преды­ду­щая актив­ность послед­не­го вре­ме­ни явля­лась лишь «артил­ле­рий­ской под­го­тов­кой» к это­му очень жест­ко­му тре­бо­ва­нию Рос­сии закре­пить юри­ди­че­ски свое пра­во счи­тать, в част­но­сти, Казах­стан зоной сво­их осо­бых инте­ре­сов», — пре­ду­пре­жда­ет Дубнов.

Казах­стан­ские вла­сти, если не счи­тать выпа­да Дари­ги Назар­ба­е­вой, в откры­тую кон­флик­то­вать не хотят и про­во­дят асим­мет­рич­ные меры отно­си­тель­но тихой сапой. Сра­зу после тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зий рос­сий­ских депу­та­тов Касым-Жомарт Тока­ев выпу­стил исто­ри­че­скую ста­тью, где намек­нул, что надо тща­тель­нее разо­брать­ся, кто вино­ват в пре­ступ­ле­ни­ях про­шло­го про­тив каза­хов. Имел­ся в виду в первую оче­редь голод 20‑х годов, но парал­лель­но казах­стан­ские вла­сти де-факто санк­ци­о­ни­ро­ва­ли науч­ную дис­кус­сию о голо­до­мо­ре (в рес­пуб­ли­ке он носит назва­ние «ашар­шы­лык»). При под­держ­ке вла­стей даже было изда­но мно­го­том­ное собра­ние доку­мен­тов о голо­до­мо­ре — и это еще силь­нее взбе­си­ло про­тив­ни­ков казах­стан­ской само­сто­я­тель­но­сти в России.

Кро­ме того, парал­лель­но с отъ­ез­дом идей­но­го вдох­но­ви­те­ля «язы­ко­вых пат­ру­лей» Куа­та Ахме­то­ва в Казах­стане на семь лет тюрь­мы был осуж­ден акти­вист Ермек Тай­чи­бе­ков — оли­це­тво­ре­ние про­рос­сий­ской повест­ки в казах­стан­ском сег­мен­те соц­се­тей. Пожа­луй, это был самый рез­кий ответ Рос­сии со сто­ро­ны Казах­ста­на: в 2015 году один из авто­ров это­го мате­ри­а­ла брал у Тай­чи­бе­ко­ва интер­вью, и уже тогда было вид­но, что в голо­ве акти­ви­ста нет дру­гой идео­ло­ги­че­ской базы, кро­ме теле­ви­зи­он­ной пропаганды.

Семь лет за глу­пость — это чрез­мер­ное нака­за­ние, но было оче­вид­но, что Казах­стан хочет пока­зать зубы.

Под пятой у соседа

К сожа­ле­нию для казах­стан­цев, на этом бое­вая мощь вла­стей рес­пуб­ли­ки фак­ти­че­ски закан­чи­ва­ет­ся. В эко­но­ми­че­ском смыс­ле Казах­стан, хоть Рос­сия и не явля­ет­ся круп­ней­шим тор­го­вым парт­не­ром, силь­но зави­сим от сосе­дей со вре­мен вступ­ле­ния в Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз. Да, при­ме­няя свою «мно­го­век­тор­ность», Казах­стан пыта­ет­ся искать дру­гих союз­ни­ков (в том чис­ле эко­но­ми­че­ских): в послед­ние несколь­ко меся­цев суще­ствен­но при­ба­ви­лось раз­го­во­ров о Сою­зе тюрк­ских наро­дов, где основ­ную скрип­ку игра­ет Тур­ция и лич­но Эрдо­ган. Но связь с Рос­си­ей этим не разо­рвать, а Москва дела­ет все, что­бы ее вли­я­ние на рес­пуб­ли­ку ста­ло еще силь­нее. В част­но­сти, почти не скры­ва­ет­ся, что Рос­сия про­дав­ли­ва­ет про­ект стро­и­тель­ства АЭС на юге Казах­ста­на: вла­сти кокет­ни­ча­ют, гово­ря, что еще не реше­но, кто имен­но будет стро­ить стан­цию, но все всё пони­ма­ют. Кро­ме того, систе­мы элек­трон­но­го пра­ви­тель­ства в стране будет орга­ни­зо­вы­вать «Сбер»: даже неко­то­рые лояль­ные вла­стям экс­пер­ты в рес­пуб­ли­ке назы­ва­ют это катастрофой.

Нако­нец, несмот­ря на явное улуч­ше­ние ситу­а­ции с коро­на­ви­ру­сом в Казах­стане, Москва не стре­мит­ся откры­вать гра­ни­цы с сосед­ней стра­ной: авиа­со­об­ще­ние вос­ста­нов­ле­но не пол­но­стью (что к тому же при­ве­ло к рез­ко­му подо­ро­жа­нию биле­тов), через назем­ные пунк­ты про­пус­ка может про­ехать мини­маль­ное коли­че­ство людей. Более того, юри­ди­че­ски в Рос­сии до сих пор не при­зна­ны пас­пор­та вак­ци­на­ции из Казах­ста­на — и это при­том, что боль­шин­ство при­ви­вок в рес­пуб­ли­ке выпол­ня­ют­ся рос­сий­ским же «Спут­ни­ком».


Фото: Артем Коро­та­ев / ТАСС

Все это сви­де­тель­ству­ет о том, что Рос­сия пока дер­жит под кон­тро­лем все тре­пы­ха­ния Казах­ста­на. «Будучи эко­но­ми­че­ски сла­бым игро­ком в рам­ках ЕАЭС, Казах­стан, кажет­ся, часть сво­е­го суве­ре­ни­те­та уже поте­рял, — кон­ста­ти­ру­ет поли­то­лог Досым Сат­па­ев. — А вхо­дя в ОДКБ, Казах­стан рис­ку­ет поте­рять свою неза­ви­си­мость в сфе­ре фор­ми­ро­ва­ния соб­ствен­ной воен­ной поли­ти­ки. Эко­но­ми­ка и без­опас­ность — два стол­па, на кото­рых все сто­ит». Созда­ние напря­жен­но­сти внут­ри рес­пуб­ли­ки за счет про­па­ган­дист­ско­го кри­ка из Моск­вы само­му Крем­лю тоже выгод­но: это допол­ни­тель­ное ослаб­ле­ние сосед­ней стра­ны за счет «экс­пор­та хао­са», о кото­ром в сво­ей недав­ней ста­тье гово­рил быв­ший пер­вый замгла­вы адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Вла­ди­слав Сурков.

Эта напря­жен­ность, оче­вид­но, будет до поры до вре­ме­ни пода­вать­ся в рес­пуб­ли­ку дози­ро­ван­но — по край­ней мере до тех пор, пока будет жив Нур­сул­тан Назар­ба­ев. Очень теп­лые вза­и­мо­от­но­ше­ния двух лиде­ров регу­ляр­но под­чер­ки­ва­ют­ся обе­и­ми сто­ро­на­ми. Локаль­ным мемом ста­ло выра­же­ние «Богом дан­ный сосед», кото­рое Назар­ба­ев упо­тре­бил по отно­ше­нию к Рос­сии в эпо­ху Пути­на. К тому же, когда Назар­ба­ев забо­лел кови­дом, вра­чей в Казах­стан, по при­зна­нию быв­ше­го пре­зи­ден­та рес­пуб­ли­ки, ему при­слал имен­но Путин. За счет таких теп­лых отно­ше­ний двух людей Казах­стан как стра­на пока еще вос­при­ни­ма­ет­ся при­мер­но как более-менее рав­ный парт­нер, гово­рит поли­то­лог Сат­па­ев. Но это, конеч­но, вре­мен­но. «Фак­тор Назар­ба­е­ва как одно­го из пат­ри­ар­хов еще совет­ско­го руко­вод­ства не может не довлеть над Пути­ным. Фак­тор Назар­ба­е­ва, кото­рый был сто­рон­ни­ком сохра­не­ния Сою­за, не мог не быть под­спо­рьем для Пути­на, кото­рый так или ина­че гре­зит фор­му­лой новой реин­кар­на­ции СССР. Поэто­му авто­ри­тет Назар­ба­е­ва, без­услов­но, ска­зы­ва­ет­ся на отно­ше­ни­ях Рос­сии и Казах­ста­на. Но в этот тран­зит­ный пери­од посте­пен­но­го отхо­да Назар­ба­е­ва от вла­сти он, в общем, дол­жен был бы демп­фи­ро­вать попыт­ку Нур-Сул­та­на даль­ше утвер­ждать свое суве­рен­ное пла­ва­ние. Назар­ба­ев пыта­ет­ся так или ина­че как-то спо­соб­ство­вать это­му демп­фи­ро­ва­нию», — объ­яс­ня­ет Арка­дий Дубнов.

Это пло­хая новость для нынеш­не­го пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва, кото­рый за три года пре­зи­дент­ства во внеш­ней поли­ти­ке так и не вышел из тени Назар­ба­е­ва (слиш­ком дипло­ма­тич­ный): для Пути­на он не ров­ня, гово­рят экс­пер­ты «Новой», «у них нет общей песоч­ни­цы, пусть они и ровес­ни­ки». С дру­гой сто­ро­ны, имен­но эта дипло­ма­тич­ность может быть на руку Тока­е­ву, если он смо­жет дого­во­рить­ся с дру­ги­ми круп­ны­ми гео­по­ли­ти­че­ски­ми игро­ка­ми о созда­нии «про­ти­во­ве­са Рос­сии» на тер­ри­то­рии Казах­ста­на (как это делал Назар­ба­ев до тех пор, пока не поста­рел). «Нуж­но попро­бо­вать оди­на­ко­во рав­но вести отно­ше­ния и с Рос­си­ей, и с Кита­ем, и с Тур­ци­ей, и с Евро­пей­ским сою­зом, — пред­по­ла­га­ет Досым Сат­па­ев. — И конеч­но, нуж­но, что­бы внут­рен­няя соци­аль­ная поли­ти­ка раз­ви­ва­лась таким обра­зом, что­бы у внеш­них игро­ков не было даже воз­мож­но­сти каким-то обра­зом повли­ять на ситу­а­цию в стране». С послед­ним, конеч­но, есть про­бле­мы: за послед­ний год в Казах­стане уро­вень жиз­ни — и эко­но­ми­че­ский, и быто­вой — упал еще силь­нее. И хотя в Рос­сии ситу­а­ция совсем немно­гим луч­ше, про­па­ган­дист­скую бит­ву срав­не­ний уров­ня жиз­ни в двух стра­нах она выигрывает.

Чего точ­но нет у казах­стан­ской вла­сти, так это боль­шо­го коли­че­ства времени.

Да, вли­я­ние Рос­сии на внут­рен­нюю поли­ти­ку будет осла­бе­вать есте­ствен­ным путем. Даже офи­ци­аль­ная пере­пись насе­ле­ния гово­рит о том, что пред­ста­ви­те­лей госу­дар­ство­об­ра­зу­ю­щей нации в стране — боль­ше двух тре­тей. На деле это чис­ло суще­ствен­но боль­ше и будет рас­ти даль­ше. Но это пони­ма­ет и Рос­сия, а Кремль теперь не в том эмо­ци­о­наль­ном состо­я­нии, что­бы лег­ко усту­пить сво­ей быв­шей коло­нии пра­во жить так, как хотят граж­дане этой страны.

«Нынеш­ние вза­и­мо­от­но­ше­ния Казах­ста­на и Рос­сии — это отно­ше­ния мужа и жены перед раз­во­дом, — кон­ста­ти­ру­ет Досым Сат­па­ев. — Да, они еще пыта­ют­ся жить вме­сте, но чер­ные кош­ки уже про­бе­га­ют. И веро­ят­но, в буду­щем кто-то захо­чет начать про­цесс раз­во­да — может, мир­но­го, а может, и жест­ко­го». Эта ана­ло­гия всем хоро­ша, кро­ме одно­го: бра­ка не суще­ству­ет уже 30 лет, а муж-мно­го­же­нец до сих пор счи­та­ет, что все его жены при­над­ле­жат ему. Эпо­ха абью­зив­ной дипло­ма­тии — в самом разгаре.

Источ­ник: https://novayagazeta.ru/

архивные статьи по теме

Хороший пучок

Тень заняла свое место?

Editor

Две стороны одной системы