8 C
Астана
27 мая, 2024
Image default

Текебаев: «Революция не делается за деньги»

 

В Кыр­гыз­стане 11 декаб­ря состо­ял­ся рефе­рен­дум по изме­не­нию Кон­сти­ту­ции. По офи­ци­аль­ным дан­ным, боль­шая часть изби­ра­те­лей под­дер­жа­ла поправ­ки, наце­лен­ные на уси­ле­ние пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий и цен­тра­ли­за­цию вла­сти через пол­но­мо­чия пре­мьер-мини­стра. В соот­вет­ствии с изме­не­ни­я­ми, глав адми­ни­стра­ций на местах (аки­мов), кото­рые преж­де изби­ра­лись мест­ны­ми сове­та­ми, теперь будет назна­чать пре­мьер-министр. В Кон­сти­ту­цию Кыр­гыз­ста­на, кото­рая при­ня­та после Апрель­ской рево­лю­ции 2010 года, поправ­ки вно­сят­ся впервые.

Оппо­зи­ци­он­ная пар­тия «Ата Мекен» высту­пи­ла про­тив выне­се­ния на рефе­рен­дум изме­не­ний в Кон­сти­ту­ции, пред­ло­жен­ных пре­зи­ден­том Алмаз­бе­ком Атам­ба­е­вым. Репор­тер Азатты­ка запи­сал интер­вью с лиде­ром пар­тии «Ата Мекен» Омур­бе­ком Текебаевым.

Омур­бек Теке­ба­ев — один из кыр­гыз­ских поли­ти­ков, про­явив­ших актив­ность в пери­о­ды после свер­же­ния пре­зи­ден­та Кыр­гыз­ста­на Аска­ра Ака­е­ва в 2005 году и пре­зи­ден­та Кур­ман­бе­ка Баки­е­ва в 2010 году. В июле 2010 года Теке­ба­ев был назна­чен на долж­ность заме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства и воз­глав­лял Кон­сти­ту­ци­он­ный совет, кото­рый был ответ­стве­нен за про­ве­де­ние кон­сти­ту­ци­он­ных реформ. Позд­нее он воз­гла­вил комис­сию по рефор­ми­ро­ва­нию судеб­ной систе­мы Кыр­гыз­ста­на. В 2015 году Омур­бек Теке­ба­ев был избран депу­та­том пар­ла­мен­та по спис­ку пар­тии «Ата Мекен».

«НАШЕЙ ЦЕЛЬЮ БЫЛО ФОРМИРОВАНИЕ НОВОГО ГРАЖДАНИНА»

Азаттык: Поче­му вы высту­пи­ли про­тив про­ве­де­ния референдума?

Омур­бек Теке­ба­ев: Кон­сти­ту­ция — исто­ри­че­ский и поли­ти­че­ский доку­мент, при­ня­тый Вре­мен­ным пра­ви­тель­ством. После двух рево­лю­ций мы реши­ли, что по воле наро­да перей­дем к новой поли­ти­че­ской систе­ме. Тогда при­ня­тие дру­го­го реше­ния было невоз­мож­ным. Нашей целью было фор­ми­ро­ва­ние новой поли­ти­че­ской куль­ту­ры, ново­го граж­да­ни­на, ново­го изби­ра­те­ля. Тогда мы дого­во­ри­лись, что поправ­ки в Кон­сти­ту­цию не будут вно­сить­ся как мини­мум десять лет. Пото­му что новые тра­ди­ции не фор­ми­ру­ют­ся за один день. Нуж­но пре­одо­ле­вать слож­но­сти, про­яв­лять тер­пе­ние. Для нас это было боль­шим поли­ти­че­ским шагом и мораль­ным испы­та­ни­ем. Одна­ко пре­зи­дент Атам­ба­ев не стал дожи­дать­ся деся­ти лет и пред­при­нял попыт­ки вне­сти поправ­ки. Во-вто­рых, есть писа­ные и непи­са­ные пра­ви­ла по изме­не­нию Кон­сти­ту­ции. Стра­на долж­на нуж­дать­ся во вне­сен­ных поправ­ках. При откры­том их обсуж­де­нии в стране поправ­ки обре­та­ют леги­тим­ность. К сожа­ле­нию, Атам­ба­ев эти изме­не­ния под­го­то­вил кулу­ар­но, он внес их, ока­зы­вая дав­ле­ние на депу­та­тов Жогор­ку Кене­ша (пар­ла­мен­та. — Ред.). Неко­то­рые даже не зна­ют, какие это поправ­ки. Поправ­ки были вне­се­ны не для раз­ви­тия поли­ти­че­ской систе­мы, а для воз­вра­та в про­шлое. Теперь, даже в слу­чае ухо­да пре­зи­ден­та Атам­ба­е­ва с поста пре­зи­ден­та, он не лиша­ет­ся сво­е­го поли­ти­че­ско­го вли­я­ния, а полу­ча­ет воз­мож­ность и даль­ше пра­вить Кыр­гыз­ста­ном через свою партию.

Омурбек Текебаев, депутат парламента Кыргызстана, лидер партии «Ата Мекен», дает интервью журналистам. Бишкек, 11 декабря 2016 года.

Омур­бек Теке­ба­ев, депу­тат пар­ла­мен­та Кыр­гыз­ста­на, лидер пар­тии «Ата Мекен», дает интер­вью жур­на­ли­стам. Биш­кек, 11 декаб­ря 2016 года.

Азаттык: Может ли Атам­ба­ев вновь при­нять уча­стие в пре­зи­дент­ских выбо­рах? Раз­ве пре­зи­дент Кыр­гыз­ста­на не отверг подоб­ные предположения?

Омур­бек Теке­ба­ев: По-мое­му, через год-два он может вер­нуть­ся к вла­сти, став пре­мьер-мини­стром. После пар­ла­мент­ских выбо­ров в 2020 году он, навер­ное, захо­чет остать­ся пре­мьер-мини­стром еще на пяти­лет­ний срок. Это кыр­гыз­ская вер­сия роки­ров­ки «Путин — Медведев».

Азаттык: Уси­лят­ся ли пре­зи­дент­ские пол­но­мо­чия после вне­се­ния попра­вок в Конституцию?

Омур­бек Теке­ба­ев: Рас­ши­рят­ся пол­но­мо­чия пре­мьер-мини­стра и пре­зи­ден­та. Теперь пре­мьер-министр сам будет назна­чать аки­мов и сам же осво­бож­дать их от долж­но­сти. Преж­де это вхо­ди­ло в ком­пе­тен­цию мест­ных депу­та­тов. Пре­зи­дент будет назна­чать мини­стра обо­ро­ны и мини­стра госу­дар­ствен­ной без­опас­но­сти. Пре­мьер-министр не может вме­ши­вать­ся в это. Таким обра­зом пре­зи­дент уси­лит свои пол­но­мо­чия за счет пре­мье­ра. Суще­ству­ет угро­за, что в буду­щем непод­чи­не­ние сило­вых струк­тур пре­мье­ру может при­ве­сти к кон­флик­там. Теперь и судеб­ная власть будет зави­сеть [от пре­зи­ден­та]. Пре­зи­дент через дис­ци­пли­нар­ную комис­сию может осво­бож­дать судей от зани­ма­е­мой должности.

Азаттык: Недав­но пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мир­зи­я­ев выска­зал­ся о необ­хо­ди­мо­сти выбо­ров глав круп­ных горо­дов. Меж­ду тем поправ­ки к Кон­сти­ту­ции Кыр­гыз­ста­на пред­по­ла­га­ют назна­че­ние аки­мов, кото­рые преж­де изби­ра­лись. Как вы дума­е­те, в чем причина?

Омур­бек Теке­ба­ев: По срав­не­нию с дру­ги­ми стра­на­ми в реги­оне мы отли­ча­ем­ся сво­ей демо­кра­тич­но­стью. Новый пре­зи­дент авто­ри­тар­ной стра­ны гово­рит о демо­кра­ти­че­ских изме­не­ни­ях, гово­рит, что мест­ным вла­стям будут даны пол­но­мо­чия. Мы же, напро­тив, пере­шли к цен­тра­ли­за­ции, и это неправильно.

«СКАЗАЛ ЭТО, НЕ ПОДУМАВ»

Азаттык: Како­вы вза­и­мо­от­но­ше­ния вла­стей Кыр­гыз­ста­на и оппо­зи­ции? Под­вер­га­ет­ся ли оппо­зи­ция гонениям?

Омур­бек Теке­ба­ев: Вла­сти пыта­ют­ся под­вер­гать гоне­ни­ям исхо­дя из сво­их воз­мож­но­стей. Есть под­верг­ши­е­ся гоне­ни­ям, есть и заклю­чен­ные. Ино­гда моби­ли­зу­ют все госу­дар­ствен­ные ресур­сы. Одна­ко по срав­не­нию с сосед­ни­ми стра­на­ми у нас оппо­зи­ция и граж­дан­ское обще­ство более силь­ные. Думаю, у пре­зи­ден­та Атам­ба­е­ва недо­ста­точ­но вре­ме­ни для огра­ни­че­ния оппозиции.

Азаттык: На каком уровне сей­час нахо­дит­ся демо­кра­тия в Кыр­гыз­стане? По срав­не­нию с тем, какой она была в пери­о­ды прав­ле­ния Ака­е­ва и Бакиева?

Омур­бек Теке­ба­ев: За послед­ние пол­то­ра года мы повер­ну­ли вспять. Атам­ба­ев встал на авто­ри­тар­ный путь.

Азаттык: Пре­зи­дент Атам­ба­ев недав­но заявил, что Назар­ба­ев и Путин пред­ла­га­ли ему остать­ся еще на один срок, но он не согла­сил­ся. Как вы отно­си­тесь к ска­зан­но­му им?

Слева направо: президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент России Владимир Путин во время встречи в рамках саммита ОДКБ. Бишкек, 28 мая 2013 года.

Сле­ва напра­во: пре­зи­дент Кыр­гыз­ста­на Алмаз­бек Атам­ба­ев, пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев, пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин во вре­мя встре­чи в рам­ках сам­ми­та ОДКБ. Биш­кек, 28 мая 2013 года.

Омур­бек Теке­ба­ев: Счи­таю, что Атам­ба­ев ска­зал это, не поду­мав. Воз­мож­но, такое поз­во­ли­тель­но гово­рить поли­ти­кам, депу­та­там, поли­ти­че­ским экс­пер­там. Но пре­зи­дент не дол­жен был гово­рить такие сло­ва, кото­рые могут задеть репу­та­цию глав госу­дарств, с кото­ры­ми при­хо­дит­ся близ­ко рабо­тать, даже если так оно и было на самом деле, даже если это не нано­сит ущер­ба инте­ре­сам нашей стра­ны. Атам­ба­е­ву пусть хоть и один год, но пред­сто­ит рабо­тать с эти­ми пре­зи­ден­та­ми, поэто­му ска­зан­ное им может отра­зить­ся на вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях меж­ду странами.

Азаттык: Как вы дума­е­те, поче­му пре­зи­дент Атам­ба­ев не поехал на похо­ро­ны пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на Исла­ма Кармова?

Омур­бек Теке­ба­ев: Мы, стра­ны Цен­траль­ной Азии, — брат­ские наро­ды с общей исто­ри­ей, куль­ту­рой, мен­та­ли­те­том. Мы долж­ны под­дер­жи­вать друг дру­га в горе и радо­сти. После рево­лю­ций Назар­ба­ев и Кари­мов хоть и на сло­вах, но под­дер­жи­ва­ли нас. Атам­ба­ев дол­жен был про­явить ува­же­ние к Кари­мо­ву после его кон­чи­ны. Ни для кого не сек­рет, что отно­ше­ния меж­ду Атам­ба­е­вым и Кари­мо­вым были не самы­ми луч­ши­ми. Думаю, поэто­му он и не поехал. Мы долж­ны быть выше отдель­ных согла­ше­ний, отно­ше­ний и поли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­ры. К сожа­ле­нию, наш пре­зи­дент — един­ствен­ный из всех пре­зи­ден­тов стран Цен­траль­ной Азии не поехал и не выра­зил соболезнование.

«ЭКСПОРТ В КАЗАХСТАН СНИЗИЛСЯ НА 60 ПРОЦЕНТОВ»

Азаттык: При­нес­ло ли вступ­ле­ние в Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз выго­ды Кыргызстану?

Омур­бек Теке­ба­ев: С нашим вступ­ле­ни­ем в Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз Казах­стан стал исполь­зо­вать все­воз­мож­ные инстру­мен­ты, такие как закры­тие гра­ни­цы, выдви­же­ние раз­лич­ных сани­тар­ных тре­бо­ва­ний. Наш экс­порт в Казах­стан сокра­тил­ся на 60 про­цен­тов. Атам­ба­ев ска­зал, что бра­тья-каза­хи не дали обе­щан­ных денег для созда­ния лабо­ра­то­рии, мы не успе­ли под­го­то­вить­ся к рын­ку. Нам не нуж­но было ждать обе­щан­ных Назар­ба­е­вым 30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, а искать их самим. Вме­сто это­го на 30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров мы про­ве­ли вто­рые Игры кочев­ни­ков. К сожа­ле­нию, Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз для Кыр­гыз­ста­на стал боль­шим уда­ром. Дошли до того, что поми­до­ры постав­ля­ем из Челя­бин­ска, а моло­ко и мясо — из Бела­ру­си. Преж­де мы экс­пор­ти­ро­ва­ли эти товары.

Азаттык: В одном из ком­мен­та­ри­ев Кыр­гыз­ской редак­ции Азатты­ка вы отме­ти­ли, что буде­те высту­пать с заяв­ле­ни­я­ми после того, как Атам­ба­ев уйдет с долж­но­сти. Что вы име­ли тогда в виду?

Члены Временного правительства Кыргызстана (слева направо): Алмазбек Атамбаев, Роза Отунбаева и Омурбек Текебаев. Бишкек, 17 мая 2010 года.

Чле­ны Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства Кыр­гыз­ста­на (сле­ва напра­во): Алмаз­бек Атам­ба­ев, Роза Отун­ба­е­ва и Омур­бек Теке­ба­ев. Биш­кек, 17 мая 2010 года.

Омур­бек Теке­ба­ев: Мы зна­ем о мно­гих неза­кон­ных дей­стви­ях вла­стей. У нас на руках пока нет след­ствен­ных доку­мен­тов. Мы не можем запо­лу­чить уви­ден­ные доку­мен­ты. Одна­ко после ухо­да Атам­ба­е­ва такая воз­мож­ность будет.

Азаттык: Вы под­дер­жи­ва­е­те отно­ше­ния с казах­стан­ской оппо­зи­ци­ей? Извест­но ли вам, в каком поло­же­нии она находится?

Омур­бек Теке­ба­ев: Преж­де у нас были свя­зи с [Обще­на­ци­о­наль­ной] соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­ти­ей. К сожа­ле­нию, за послед­ние несколь­ко лет отно­ше­ния сошли на нет. Воз­мож­но, мы ста­ли мень­ше инте­ре­со­вать­ся. К тому же в Казах­стане оппо­зи­ция пре­тер­пе­ва­ет каче­ствен­ные изме­не­ния. Она пере­ста­ла инте­ре­со­вать­ся меж­го­су­дар­ствен­ны­ми согла­ше­ни­я­ми, кыр­гыз­ским опытом.

Азаттык: Ряд меж­ду­на­род­ных и мест­ных пра­во­за­щит­ни­ков и экс­пер­тов, поли­ти­ков харак­те­ри­зу­ют Казах­стан как стра­ну с авто­кра­ти­че­ской систе­мой прав­ле­ния. Како­во ваше мнение?

Омур­бек Теке­ба­ев: В 2010 году после созда­ния Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства мы ока­за­лись в эко­но­ми­че­ской бло­ка­де, гра­ни­цы были закры­ты. Через СМИ пыта­лись дис­кре­ди­ти­ро­вать опыт Кыр­гыз­ста­на. Руко­во­ди­те­ли неко­то­рых стран высту­пи­ли про­тив наших поли­ти­че­ских реформ. Тогда посол Китая ска­зал, что это наше внут­рен­нее дело и что Китай будет рабо­тать с любым режи­мом. Сосед­ние госу­дар­ства долж­ны при­дер­жи­вать­ся такой же пози­ции. Как поли­тик, могу ска­зать, что какой бы режим ни был уста­нов­лен в Казах­стане, если он будет выго­ден Кыр­гыз­ста­ну, я буду с ним сотруд­ни­чать и не ста­ну гово­рить, пло­хой это режим или хоро­ший. Это судь­ба стра­ны, реше­ние наро­да. Если гово­рить с чело­ве­че­ской точ­ки зре­ния, то, конеч­но, каза­хи, как и мы, гор­дый народ. Они тоже любят сво­бо­ду, и им под­хо­дит демо­кра­тия. При демо­кра­ти­че­ском режи­ме тор­го­вые и эко­но­ми­че­ские согла­ше­ния не будут зави­сеть от пози­ции одно­го человека.

Азаттык: Казах­стан­ский бан­кир, оппо­зи­ци­он­ный поли­тик в изгна­нии Мух­тар Абля­зов недав­но в интер­вью фран­цуз­ской газе­те «Либе­расьон» заявил: «В нача­ле 2005 года я финан­си­ро­вал оппо­зи­цию, что­бы устра­нить режим в Кыр­гыз­стане. Для меня было важ­но начать этот про­цесс в одной из пост­со­вет­ских рес­пуб­лик, что­бы они про­ве­ли пра­виль­ные рефор­мы». Соот­вет­ству­ют ли его сло­ва действительности?

Омур­бек Теке­ба­ев: Во-пер­вых, ни одна рево­лю­ция не дела­ет­ся за счет денег. Для того что­бы слу­чи­лась рево­лю­ция, нуж­ны объ­ек­тив­ные усло­вия. Я при­ни­мал уча­стие в обе­их рево­лю­ци­ях в Кыр­гыз­стане. Не было боль­шой финан­со­вой под­держ­ки ни со сто­ро­ны, ни изнут­ри. Замет­но, что кое-кто жела­ет вос­поль­зо­вать­ся тем, что слу­чи­лось по ини­ци­а­ти­ве народа.

Митинг в Бишкеке за отставку действующей власти и президента Аскара Акаева. Масштабные протесты привели к свержению Акаева. 24 марта 2005 года.

Митинг в Биш­ке­ке за отстав­ку дей­ству­ю­щей вла­сти и пре­зи­ден­та Аска­ра Ака­е­ва. Мас­штаб­ные про­те­сты при­ве­ли к свер­же­нию Ака­е­ва. 24 мар­та 2005 года.

Азаттык: Мож­но ли, одна­ко, утвер­ждать, что Абля­зов вовсе не ока­зы­вал финан­со­вой помощи?

Омур­бек Теке­ба­ев: Кон­крет­но об этом не ска­жу. В Кыр­гыз­стане акци­о­не­ром БТА Бан­ка, чле­ном сове­та дирек­то­ров был Дани­яр Усе­нов (пре­мьер-министр Кыр­гыз­ста­на при Кур­ман­бе­ке Баки­е­ве. — Ред.). Воз­мож­но, меж­ду ними было согла­ше­ние. Одна­ко Абля­зов не ока­зы­вал ника­ко­го вли­я­ния на рево­лю­цию — ни в финан­со­вом, ни в поли­ти­че­ском плане.

Азаттык: Спа­си­бо за интервью.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

«Два президента» в Казахстане, или Кто в доме хозяин

Editor

«Заказуха», черный PR и политолог

Главным полномочиям очертили границу