fbpx

Тау-Кен Самрук — маленькая копия больших проблем ФНБ Самрук-Казына

Гор­но­руд­ный гос­хол­динг «Тау-Кен Самрук» очень неэф­фек­ти­вен и такое поло­же­ние вещей скры­ва­ет­ся за счет успеш­но­го част­но­го биз­не­са (Каз­цинк). Во мно­гом похо­жая ситу­а­ция и в роди­тель­ском нац­хол­дин­ге ФНБ «Самрук-Казы­на». Когда же нач­нет­ся реаль­ное раз­го­су­дар­ствле­ние эко­но­ми­ки Казах­ста­на?  

Что представляет собой «Тау-Кен Самрук» 

АО «Наци­о­наль­ная гор­но­руд­ная ком­па­ния «Тау-Кен Самрук» (далее ТС) явля­ет­ся дочер­ним хол­дин­гом, вхо­дя­щим в ФНБ «Самрук-Казы­на». Клю­че­вы­ми зада­ча­ми ТС явля­ют­ся — «эффек­тив­ное управ­ле­ние госу­дар­ствен­ны­ми паке­та­ми акций пред­при­я­тий гор­но-метал­лур­ги­че­ской отрас­ли» и «обес­пе­че­ние эффек­тив­ной дея­тель­но­сти по недро­поль­зо­ва­нию в обла­сти раз­вед­ки, раз­ра­бот­ки, добы­чи, пере­ра­бот­ки и реа­ли­за­ции твер­дых полез­ных иско­па­е­мых».

Основ­ным акти­вом ТС явля­ет­ся вла­де­ние долей 29,97% в ТОО «Каз­цинк», где гене­раль­ным инве­сто­ром высту­па­ет Glencore International. Напом­ню, что Каз­цинк — это круп­ная казах­стан­ская метал­лур­ги­че­ская ком­па­ния, про­из­во­ди­тель цин­ка, свин­ца, меди и дра­го­цен­ных метал­лов. Для срав­не­ния, на конец 2019 года в «Тау-Кен Самрук» рабо­та­ло чуть мень­ше 1,5 тысяч чело­век, а в ТОО «Каз­цинк» — более 20 тыс.

Сум­ма инве­сти­ции в Каз­цинк состав­ля­ет более 70% от всех акти­вов «Тау-Кен Самрук»! Все осталь­ное у ТС это неболь­шие ком­па­нии и пер­спек­тив­ные про­ек­ты, кото­рые нахо­дят­ся в пол­ном вла­де­нии госу­дар­ства.

Дей­ству­ю­щие дочер­ние пред­при­я­тия «Тау-Кен Самрук» это госу­дар­ствен­ный завод по аффи­на­жу золо­та (Тау-Кен Алтын) и завод по про­из­вод­ству метал­лур­ги­че­ско­го крем­ния (Tau-KenTemir).

Пер­спек­тив­ные про­ек­ты: АО «Шал­ки­я­Цинк» (цинк, сви­нец), ТОО «Алай­гыр» (сви­нец, сереб­ро), ТОО «Север­ный Кат­пар» (воль­фрам), ТОО «Масаль­ский ГОК» (желе­зо).

Гео­ло­го­раз­вед­ка: Спас­ская мед­но­руд­ная зона (медь), Шок­пар и Гага­рин­ское (золо­то), Южно-Мой­ын­тин­ская пло­щадь (золо­то).

Без Казцинка у ТС плачевные результаты

Недав­но вышла ауди­ро­ван­ная финан­со­вая отчет­ность ТС за 2019. Ниже пред­став­ле­на таб­ли­ца при­бы­ли Тау-Кен Самрук с уче­том и без уче­та доли ТС в при­бы­ли в Каз­цин­ка.

В млрд тен­ге 2017 2018 2019
При­быль ТС по ауди­ро­ван­ной отчёт­но­сти 56,6 44,1 40,2
Доля ТС в при­бы­ли Каз­цин­ка 58,0 46,6 51,6
При­быль (убы­ток) ТС от осталь­ных ком­па­ний -1,5 -2,6 -11,4

С момен­та пере­да­чи госу­дар­ствен­ной доли в Каз­цин­ке во вла­де­ние Тау-Кен Самрук в 2013 году, вся при­быль Тау-Кен Самрук пол­но­стью зави­сит от част­ной ком­па­нии — ТОО «Каз­цинк», посколь­ку осталь­ные госу­дар­ствен­ные ком­па­нии и про­ек­ты, вхо­дя­щие в хол­динг ТС при­но­сят убыт­ки.

На сего­дня «зара­ба­ты­ва­ю­щи­ми» гос­ком­па­ни­я­ми ТС явля­ют­ся госу­дар­ствен­ный завод по аффи­на­жу золо­та (Тау-Кен Алтын) и завод по про­из­вод­ству метал­лур­ги­че­ско­го крем­ния (Tau-Ken Temir). К сожа­ле­нию, их финан­со­вая отчёт­ность не пуб­ли­ку­ет­ся, одна­ко исхо­дя из кон­со­ли­ди­ро­ван­ной отчёт­но­сти ТС мож­но заклю­чить, что обе ком­па­нии нерен­та­бель­ны и, ско­рее все­го, они убы­точ­ны, несмот­ря на то, что во всем мире в част­ных ком­па­ни­ях эти виды про­из­вод­ства явля­ют­ся хоро­шо при­быль­ны­ми.

Гос­ком­па­ния по про­из­вод­ству крем­ния уже дав­но про­блем­ный актив, одна­ко удив­ля­ет нерен­та­бель­ность гос­ком­па­нии по аффи­на­жу золо­та. Все про­из­ве­ден­ное золо­то Тау-Кен Алтын про­да­ет Нац­бан­ку. При этом Нац­банк фак­ти­че­ски суб­си­ди­ру­ет эту аффи­наж­ную ком­па­нию, делая ей зна­чи­тель­ную бес­про­цент­ную пред­опла­ту. Так на конец 2019 года такая пред­опла­та за золо­то состав­ля­ла 4,6 млрд тен­ге. Так что же дела­ет гос­ком­па­нию по аффи­на­жу золо­та нерен­та­бель­ной?    

Так­же мож­но отме­тить, что на конец 2017 года у ТС были депо­зи­ты в ряде бан­ков. Самый круп­ный депо­зит на 10,6 млрд тен­ге был в Цесна­бан­ке. Когда у бан­ка нача­лись про­бле­мы, в 2018 году пра­ви­тель­ство реши­ло за счет гос­ком­па­ний и печат­но­го стан­ка Нац­бан­ка спа­сти всех осталь­ных вклад­чи­ков и кре­ди­то­ров бан­ка.

В резуль­та­те, депо­зит ТС в сум­ме 10,6 млрд тен­ге был пере­де­лан в деся­ти­лет­нюю обли­га­цию под прак­ти­че­ски нуле­вую став­ку в 0,1% годо­вых. На этом ТС при­знал убы­ток 8,5 млрд тен­ге, кото­рый был отне­сен на сни­же­ние капи­та­ла ком­па­нии, посколь­ку это было реше­ни­ем един­ствен­но­го акци­о­не­ра — пра­ви­тель­ства.

Поми­мо это­го в 2019 году допол­ни­тель­но появил­ся убы­ток на 12,7 млрд тен­ге по обес­це­не­нию основ­ных средств и прав на недро­поль­зо­ва­ние по ТОО «Масаль­ский ГОК» и ТОО «СП Алай­гыр». Труд­но ска­зать из-за чего это про­изо­шло. Ско­рее все­го из-за непре­рыв­но­го пере­не­се­ния сро­ков по при­вле­че­нию инве­сти­ций в эти про­ек­ты.   

«Тау-Кен Самрук» не выполняет свои инвестиционные планы уже много лет

Наи­бо­лее извест­ной гос­ком­па­ни­ей в груп­пе ТС явля­ет­ся АО «Шал­ки­я­Цинк». Давай­те посмот­рим как выпол­ня­лись инве­сти­ци­он­ные пла­ны «Тау-Кен Самрук» по этой ком­па­нии.

Летом 2014 года ФНБ «Самрук-Казы­на» купил 100% акций АО «Шал­ки­я­Цинк ЛТД» у Кене­са Раки­ше­ва и пере­дал их в капи­тал АО «Тау-Кен Самрук» на сум­му в 32 млрд тен­ге.

 В том году в офи­ци­аль­ном сооб­ще­нии «Тау-Кен Самрук» по этой сдел­ке гово­ри­лось сле­ду­ю­щее.

«При­об­ре­те­ние АО «ФНБ «Самрук-Казы­на» акций АО «Шал­ки­я­Цинк ЛТД» и пере­да­ча АО «Тау-Кен Самрук» направ­ле­ны на раз­ви­тие гор­но-метал­лур­ги­че­ской отрас­ли за счет вво­да в экс­плу­а­та­цию свин­цо­во-цин­ко­во­го место­рож­де­ния. Бла­го­да­ря это­му про­ек­ту АО «Тау-Кен Самрук» рас­ши­рит свою сырье­вую базу и смо­жет стать одной из веду­щих гор­но­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний на тер­ри­то­рии Казах­ста­на, Цен­траль­ной Азии и Рос­сии».

Реа­ли­за­ция это­го про­ек­та была вклю­че­на в госу­дар­ствен­ный Ком­плекс­ный план по раз­ви­тию гор­но-метал­лур­ги­че­ской про­мыш­лен­но­сти РК на 2014–2018 годы. В годо­вом отче­те руко­вод­ства Тау-Кен Самрук за 2015 год были ука­за­ны чет­кие сро­ки реа­ли­за­ции про­ек­та по Шал­ки­я­Цинк. Пла­ни­ро­ва­лось, что уже в 2018 году нач­нёт­ся про­мыш­лен­ная раз­ра­бот­ка место­рож­де­ния поли­ме­тал­ли­че­ских руд Шал­кия в Кызы­лор­дин­ской обла­сти; завер­шит­ся стро­и­тель­ство обо­га­ти­тель­ной фаб­ри­ки; и осу­ще­ствит­ся ввод в экс­плу­а­та­цию ГОКа по это­му про­ек­ту. По фак­ту, уже почти сре­ди­на 2020 года, а реа­ли­за­ция про­ек­та Шал­ки­я­Цинк нахо­дит­ся на самом началь­ном эта­пе.

Так­же, соглас­но отчёт­но­сти ТС за 2019 год, АО «Шал­ки­я­Цинк» в 2018 году заклю­чи­ло кре­дит­ный дого­вор с ЕБРР на сум­му до 295 млн дол­ла­ров США, под без­от­зыв­ную гаран­тию ФНБ «Самрук-Казы­на». Здесь мож­но отме­тить, что сум­ма кре­ди­та доволь­но неболь­шая, что­бы стать «одной из веду­щих гор­но­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний на тер­ри­то­рии Казах­ста­на, Цен­траль­ной Азии и Рос­сии», как гово­ри­лось в 2014 году.

Посколь­ку про­ект еще на началь­ном эта­пе, день­ги по дан­но­му кре­дит­но­му дого­во­ру еще не посту­па­ли в ТОО «Шал­ки­я­Цинк». Одна­ко комис­сия за резер­ви­ро­ва­ние зай­ма ЕБРР на конец 2019 года уже соста­ви­ла 2,9 млрд. То есть задерж­ка это­го про­ек­та после под­пи­са­ния кре­дит­но­го дого­во­ра уже при­но­сит зна­чи­тель­ные убыт­ки. Поми­мо это­го у дан­но­го про­ек­та есть еже­год­ные опе­ра­ци­он­ные рас­хо­ды.

В той же отёч­но­сти за 2019 год гово­рит­ся, что 2 октяб­ря 2018 года ТС под­пи­са­ла дого­вор «под ключ» на постав­ку обо­ру­до­ва­ния, про­ек­ти­ро­ва­ние и стро­и­тель­ство обо­га­ти­тель­ной фаб­ри­ки на свин­цо­во-цин­ко­вом место­рож­де­нии «Шал­кия» с Engineering Dobersek GmbH на общую сум­му 317 млн дол­ла­ров США.

Далее в отче­те отме­ча­ет­ся, что в апре­ле 2019 года (через 6 меся­цев) было при­ня­то реше­ние о рас­тор­же­нии дого­во­ра с ком­па­ни­ей Engineering Dobersek Gmbh в свя­зи с невы­пол­не­ни­ем всех дого­вор­ных усло­вий. То есть, в 2019 году даже не нача­лось про­ек­ти­ро­ва­ние обо­га­ти­тель­ной фаб­ри­ки Шал­ки­я­Цинк, и выбор ново­го под­ряд­чи­ка «под ключ» может занять еще дол­гое вре­мя. При этом мил­ли­ард­ные воз­на­граж­де­ния за резер­ви­ро­ва­ние зай­ма про­дол­жа­ют начис­лять­ся и кто-то полу­ча­ет зар­пла­ту за управ­ле­ние про­ек­том.

Таким обра­зом, при реа­ли­за­ции про­ек­та Шал­кия Цинк как мини­мум 5 лет были потра­че­ны впу­стую и задерж­ка про­ек­та при­но­сит мно­го­мил­ли­ард­ные убыт­ки госу­дар­ству — как пря­мые убыт­ки, так и недо­по­лу­чен­ные нало­ги от рабо­та­ю­щей ком­па­нии.

В целом, если срав­нить пла­ны «Тау-Кен Самрук», ука­зан­ные в годо­вом отче­те хол­дин­га за 2015 год с ана­ло­гич­ным отчё­том за 2018 год, то мож­но уви­деть, что ситу­а­ция с дру­ги­ми пер­спек­тив­ны­ми про­ек­та­ми ТС нена­мно­го луч­ше, а в неко­то­рых слу­ча­ях еще хуже, чем в Шал­ки­я­Цинк. При этом, рас­хо­ды голов­но­го офи­са и дру­гие рас­хо­ды хол­дин­га ТС доволь­но зна­чи­тель­ные и они рас­тут каж­дый год.

Неэффективность госхолдингов скрывается за счет проектов с частным бизнесом

Голов­ной офис хол­дин­га Тау-Кен Самрук финан­си­ру­ет свои рас­ту­щие рас­хо­ды толь­ко за счет диви­ден­дов, посту­па­ю­щих от Каз­цин­ка. При этом большую часть диви­ден­дов, полу­чен­ных от Каз­цин­ка, ТС пере­прав­ля­ет в ФНБ «Самрук-Казы­на», где они так­же тра­тят­ся ана­ло­гич­ным обра­зом.

Мож­но отме­тить, что у Каз­цин­ка, по всей види­мо­сти, в послед­ние два года имел­ся избы­ток денеж­ных средств, посколь­ку в 2018 и 2019 годах эта ком­па­ния выпла­ти­ла диви­ден­дов в сум­ме суще­ствен­но боль­шей чем чистая при­быль, зара­бо­тан­ная за про­шлый год.

В млрд тен­ге 2017 2018 2019
Диви­ден­ды, полу­чен­ные ТС от Каз­цинк 39,3 67,3 73,7
  Исполь­зо­ва­ние диви­ден­дов Каз­цин­ка в ТС    
  Диви­ден­ды, выпла­чен­ные из ТС в ФНБ “Самрук-Казы­на” 5,6 56,4 63,6
  Диви­ден­ды Каз­цин­ка, остав­ши­е­ся в рас­по­ря­же­нии ТС 33,7 10,9 10,1
Для инфор­ма­ции    
Диви­ден­ды, выпла­чен­ные из ФНБ СК в гос­бюд­жет 11,9 12,7 0,0*

* Инфор­ма­ция за 9 меся­цев 2019

Таким обра­зом, имея боль­шие убыт­ки от госу­дар­ствен­ных ком­па­ний и пер­спек­тив­ных про­ек­тов, «Тау-Кен Самрук» скры­ва­ет свою глу­бо­кую нерен­та­бель­ность и убы­точ­ность за счет сво­ей доли в при­бы­ли част­ной ком­па­нии – Каз­цинк. Так­же, что­бы опла­чи­вать содер­жа­ние сво­е­го голов­но­го офи­са с рас­ту­щи­ми рас­хо­да­ми, ТС исполь­зу­ет диви­ден­ды, полу­ча­е­мые из Каз­цин­ка. При этом, ТС ни име­ет ника­ко­го пра­ва на при­бы­ли и диви­ден­ды от Каз­цин­ка, посколь­ку этот актив был пере­дан ему госу­дар­ством бес­плат­но и дан­ный гос­хол­динг не вли­я­ет на эффек­тив­ность дея­тель­но­сти этой част­ной ком­па­нии.

В свою оче­редь, большая часть диви­ден­дов Каз­цин­ка пере­на­прав­ля­ет­ся из «Тау-Кен Самрук» в ФНБ «Самрук-Казы­на». При этом сам фонд прак­ти­че­ски не пла­тит диви­ден­дов госу­дар­ству. Диви­ден­ды, посту­па­ю­щие в ФНБ идут на под­дер­жа­ние очень доро­гой дея­тель­но­сти цен­траль­но­го офи­са Фон­да, а так­же на финан­си­ро­ва­ние раз­лич­ных про­ек­тов, эффек­тив­ность кото­рых вызы­ва­ет боль­шие сомне­ния.

Необходима срочная реорганизация государственных холдингов

Повто­рю то, что уже писал по пово­ду ФНБ «Самрук-Казы­на». Сов­мест­ные и ассо­ци­и­ро­ван­ные ком­па­нии, где госу­дар­ство не име­ет кон­троль­ной доли вла­де­ния, (напри­мер, неф­те­га­зо­вые мега­про­ек­ты Казах­ста­на — Тен­гиз, Каша­ган, Кара­ча­га­нак или тот же самый Каз­цинк) нуж­но одно­знач­но выве­сти из груп­пы ком­па­ний ФНБ «Самрук-Казы­на» и пре­дать их в отдель­ное ком­пакт­ное пра­ви­тель­ствен­ное агент­ство, посколь­ку за эффек­тив­но­стью и кон­ку­рен­то­спо­соб­но­стью таких ком­па­ний сле­дят сами част­ные акци­о­не­ры.

Так­же важ­но, что­бы диви­ден­ды от таких част­ных ком­па­ний пере­да­ва­лись напря­мую в Нац­фонд. Уже из Нац­фон­да эти день­ги могут быть пере­да­ны пра­ви­тель­ству в рам­ках еже­год­но­го утвер­жде­ния пар­ла­мен­том транс­фер­тов из Нац­фон­да в гос­бюд­жет. Это создаст про­зрач­ность и под­от­чёт­ность боль­шо­го объ­е­ма диви­ден­дов посту­па­ю­щих от сов­мест­ных и ассо­ци­и­ро­ван­ных ком­па­ний (осо­бен­но от неф­тя­ных мега­про­ек­тов), где госу­дар­ство не име­ет кон­троль­ную долю вла­де­ния. 

Такая очень важ­ная рефор­ма поз­во­лит решить про­бле­мы, когда гро­мад­ные диви­ден­ды, посту­па­ю­щие в госу­дар­ствен­ные хол­дин­ги от эффек­тив­ных част­ных ком­па­ний, скры­ва­ют их нерен­та­бель­ность, исполь­зу­ют­ся ими крайне неэф­фек­тив­но, а самое глав­ное — крайне непро­зрач­но, что чре­ва­то боль­ши­ми кор­руп­ци­он­ны­ми рис­ка­ми.

Необходимо разгосударствление в горно-металлургической отрасли

Ана­лиз отчет­но­сти «Тау-Кен Самрук» пока­зы­ва­ет, что госу­дар­ствен­ные ком­па­нии и госу­дар­ствен­ные пер­спек­тив­ные про­ек­ты в гор­но-метал­лур­ги­че­ской отрас­ли очень неэф­фек­тив­ны. При этом в Казах­стане дан­ная отрасль явля­ет­ся очень кон­ку­рент­ной и в ней успеш­но дей­ству­ют как ино­стран­ные, так и мест­ные круп­ные игро­ки гор­но­руд­ной отрас­ли. Это Каза­хмыс, KAZ Minerals, ArcelorMittal, ERG, Каз­цинк, Поли­ме­талл и так далее.

Эти част­ные ком­па­нии, рабо­та­ю­щие в гор­но-метал­лур­ги­че­ской отрас­ли, в отли­чии от гос­ком­па­ний явля­ют­ся эффек­тив­ны­ми. Они исправ­но пла­тят нало­ги, дела­ют зна­чи­тель­ный вклад в рост ВВП, и уси­ли­ва­ют кон­ку­рен­то­спо­соб­ность эко­но­ми­ки Казах­ста­на. При этом госу­дар­ство име­ет доста­точ­ные рыча­ги, что­бы защи­тить свои инте­ре­сы если част­ные ком­па­нии недоб­ро­со­вест­но исполь­зу­ют свои пра­ва на недро­поль­зо­ва­ние.  

Несмот­ря на то, что «Тау-Кен Самрук» утвер­жда­ет, что он «явля­ет­ся рав­но­прав­ным парт­нё­ром для всех ком­па­ний, рабо­та­ю­щих в гор­но­руд­ной отрас­ли, и не наме­рен созда­вать доми­ни­ру­ю­щее поло­же­ние на рын­ке», на прак­ти­ке все ока­зы­ва­ет­ся по дру­го­му. Напри­мер, в Кодек­се «О нед­рах и недро­поль­зо­ва­нии», утвер­жден­но­му в декаб­ре 2017 года, дан­ной гос­ком­па­нии дали при­о­ри­тет­ное пра­во на доступ к недро­поль­зо­ва­нию на два года. И это не един­ствен­ный при­мер при­о­ри­тет­ных прав этой гос­ком­па­нии.

Такое поло­же­ние вещей в этом госу­дар­ствен­ном хол­дин­ге при­во­дит в выво­ду, что необ­хо­ди­мо пол­но­стью на 100% при­ва­ти­зи­ро­вать «Тау-Кен Самрук» на уровне отдель­ных ком­па­ний, име­ю­щих пра­ва на недро­поль­зо­ва­ние. Част­ные инве­сто­ры не будут тер­петь убыт­ки в таких про­ек­тах и уже дав­но запу­сти­ли бы добы­чу и про­из­вод­ство на поль­зу всем нам.    

Так­же, с точ­ки зре­ния раз­го­су­дар­ствле­ния всей гор­но-метал­лур­ги­че­ской отрас­ли очень важ­но не допу­стить гос­мо­но­по­лию в гео­ло­го­раз­вед­ке. Здесь ана­ло­гич­но мож­но ска­зать, что госу­дар­ствен­ные орга­ни­за­ции неэф­фек­тив­ны в части вос­пол­не­ния мине­раль­но-сырье­вой базы. За пери­од неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на не было откры­то ни одно круп­ное место­рож­де­ние, несмот­ря на зна­чи­тель­ные бюд­жет­ные сред­ства, затра­чен­ные на госу­дар­ствен­ное гео­ло­ги­че­ское изу­че­ние недр.

Соглас­но миро­вой ста­ти­сти­ке, лишь 5% всех место­рож­де­ний в мире откры­ты госу­дар­ствен­ны­ми ком­па­ни­я­ми, осталь­ное – это доля част­но­го биз­не­са. При чем 65% место­рож­де­ний в мире были откры­ты юни­ор­ски­ми ком­па­ни­я­ми. В этой свя­зи созда­ние необ­хо­ди­мых усло­вий для раз­ви­тия част­ной гео­ло­го­раз­вед­ки и раз­ви­тия кон­ку­рент­ной сре­ды в этой сфе­ре дея­тель­но­сти явля­ет­ся очень важ­ной зада­чей.

Мурат Темир­ха­нов, FCCA
Финансист/экономист

Поче­му ФНБ «Самрук-Казы­на» необ­хо­ди­мо рас­фор­ми­ро­вать