6 C
Астана
26 мая, 2024
Image default

Талгат Аян: «Защищать землю — не преступление»

ТРЕБОВАНИЯ НА ЗЕМЕЛЬНОМ МИТИНГЕ

Тал­гат Аян — один из аты­ра­ус­ких акти­ви­стов, обра­щав­ших­ся в аки­мат с заяв­ле­ни­ем на про­ве­де­ние митин­га по земель­ной рефор­ме 24 апре­ля на цен­траль­ной город­ской пло­ща­ди Иса­тая и Махам­бе­та. После того как в кон­це мар­та Ербо­лат Доса­ев, зани­мав­ший тогда пост мини­стра наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки, сооб­щил, что с 1 июля на про­да­жу через аук­ци­о­ны выста­вят 1,7 мил­ли­о­на гек­та­ров сель­ско­хо­зяй­ствен­ных уго­дий, у обще­ства появи­лись вопро­сы по пово­ду земель­ной рефор­мы. Аты­ра­ус­кие акти­ви­сты реши­ли про­ве­сти митинг, что­бы дове­сти до вла­стей свое мне­ние «по земель­но­му вопро­су». Аки­мат горо­да Аты­рау не дал раз­ре­ше­ния на про­ве­де­ние демон­стра­ции. Несмот­ря на это, сти­хий­ный митинг, кото­рый состо­ял­ся на пло­ща­ди Иса­тая и Махам­бе­та, стал мас­со­вым. В сво­ей речи на митин­ге акти­вист Тал­гат Аян выдви­нул тре­бо­ва­ние о том, что пра­ви­тель­ство в первую оче­редь долж­но предо­ста­вить зем­лю бес­плат­но сво­им гражданам.

— У нас сей­час мно­го без­ра­бот­ной моло­де­жи. С них тре­бу­ют по 200–500 тысяч [тен­ге] при устрой­стве на рабо­ту. Пусть им дадут зем­лю для обра­бот­ки, я бы тоже стал рабо­тать на ней, — ска­зал он.

Участники стихийного митинга «по земельному вопросу» на центральной площади Атырау. 24 апреля 2016 года.

Участ­ни­ки сти­хий­но­го митин­га «по земель­но­му вопро­су» на цен­траль­ной пло­ща­ди Аты­рау. 24 апре­ля 2016 года.

Тал­гат Аян так­же ска­зал, что в Аты­ра­уской обла­сти тыся­чи чело­век не могут полу­чить поло­жен­ные им по зако­ну 10 соток зем­ли под инди­ви­ду­аль­ное жилищ­ное строительство.

На митин­ге он сооб­щил, что в отно­ше­нии него и Мак­са Бока­е­ва, а так­же дру­гих акти­ви­стов — все­го вось­ми чело­век — сило­вые струк­ту­ры соби­ра­ют­ся воз­бу­дить уго­лов­ное дело по ста­тье 174 уго­лов­но­го кодек­са («Воз­буж­де­ние роз­ни») в свя­зи с выра­жа­е­мым ими недо­воль­ством. Тал­гат Аян по прось­бе собрав­ших­ся на пло­ща­ди жите­лей потре­бо­вал у при­быв­ше­го на митинг аки­ма Аты­ра­уской обла­сти Нур­ла­на Нога­е­ва дать обе­ща­ние не пре­сле­до­вать активистов.

Нога­ев заве­рил, что акти­ви­сты пре­сле­до­вать­ся не будут и что все тре­бо­ва­ния наро­да будут дове­де­ны до Астаны.

Аким Нур­лан Нога­ев: пре­сле­до­ва­ний не будет. Видео Азаттыка:

В резо­лю­ции митин­га его участ­ни­ки потре­бо­ва­ли от вла­стей Казах­ста­на исклю­чить из земель­но­го кодек­са спор­ные ста­тьи, пере­смот­реть земель­ный кодекс с уче­том инте­ре­сов наро­да, закрыть ино­стран­ные воен­ные базы, запре­тить раз­ме­ще­ние воен­ных поли­го­нов на тер­ри­то­рии Казах­ста­на, опуб­ли­ко­вать спи­сок круп­ных зем­ле­вла­дель­цев, предо­ста­вить граж­да­нам Казах­ста­на по 10 соток зем­ли под инди­ви­ду­аль­ное жилищ­ное стро­и­тель­ство. Участ­ни­ки митин­га заяви­ли, что дают вла­стям срок до 21 мая для выпол­не­ния этих тре­бо­ва­ний. Про­ект тек­ста резо­лю­ции Макс Бока­ев и Тал­гат Аян раз­ме­сти­ли на сво­их стра­ни­цах в соци­аль­ной сети Facebook.

После земель­но­го митин­га в Аты­рау похо­жие акции про­те­ста про­шли в Акто­бе, Актау, Жана­о­зене и Семее. После про­зву­чав­ших на этих акци­ях тре­бо­ва­ний вла­сти объ­яви­ли о вве­де­нии мора­то­рия на спор­ные ста­тьи земель­но­го кодек­са до кон­ца года. Пра­ви­тель­ство созда­ло рес­пуб­ли­кан­скую комис­сию с уча­сти­ем пред­ста­ви­те­лей обще­ствен­но­сти для обсуж­де­ния спор­ных момен­тов земель­ной рефор­мы. В это вре­мя акти­ви­стов, выска­зы­вав­ших­ся про­тив изме­не­ний в земель­ном кодек­се, про­дол­жа­ли при­вле­кать к адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти. В соци­аль­ных сетях рас­про­стра­ня­лась инфор­ма­ция о том, что на 21 мая наме­че­на обще­на­ци­о­наль­ная акция про­те­ста «по земель­но­му вопро­су», одна­ко вла­сти при­ня­ли «пре­вен­тив­ные меры», поса­див под адми­ни­стра­тив­ный арест до 15 суток десят­ки акти­ви­стов в раз­ных реги­о­нах стра­ны по обви­не­нию в «нару­ше­нии поряд­ка про­ве­де­ния митин­гов». 17 мая Тал­гат Аян был так­же взят под адми­ни­стра­тив­ный арест сро­ком на 15 суток по обви­не­нию в «нару­ше­нии поряд­ка орга­ни­за­ции и про­ве­де­ния неза­кон­но­го митинга».

Талгат Аян рядом со зданием административного суда в Атырау незадолго до того, как суд вынес решение о помещении активиста под арест. 17 мая 2016 года.

Тал­гат Аян рядом со зда­ни­ем адми­ни­стра­тив­но­го суда в Аты­рау неза­дол­го до того, как суд вынес реше­ние о поме­ще­нии акти­ви­ста под арест. 17 мая 2016 года.

Про­тив Тал­га­та Аяна, нахо­див­ше­го­ся под адми­ни­стра­тив­ным аре­стом, воз­бу­ди­ли уго­лов­ное дело. В отно­ше­нии Мак­са Бока­е­ва, Тал­га­та Аяна, Ерла­на Баша­ко­ва, Сагат­бая Капи­зо­ва, Гата­у­га­ли Боха­на, Кубай­дол­лы Шола­ка, Адиль­бе­ка Муса­у­лы и Жасу­ла­на Муса­бе­ко­ва вла­сти вна­ча­ле выдви­ну­ли обви­не­ния по ста­тьям «Про­па­ган­да или пуб­лич­ные при­зы­вы к насиль­ствен­но­му захва­ту вла­сти или насиль­ствен­но­му удер­жа­нию вла­сти», «Мас­со­вые бес­по­ряд­ки» и «При­го­тов­ле­ние к пре­ступ­ле­нию» и про­ве­ли обыс­ки в их домах. Через неко­то­рые вре­мя обви­не­ния Мак­су Бока­е­ву и Тал­га­ту Аяну были пере­ква­ли­фи­ци­ро­ва­ны на «орга­ни­за­цию неза­кон­но­го митин­га», «раз­жи­га­ние роз­ни» и «рас­про­стра­не­ние заве­до­мо лож­ной инфор­ма­ции». Осталь­ные обви­ня­е­мые пере­ве­де­ны в раз­ряд свидетелей.

Тал­гат Аян и Макс Бока­ев во вре­мя след­ствия и в ходе судеб­но­го про­цес­са отверг­ли выдви­ну­тые про­тив них обвинения.

«ДЕНЬГИ ТУЛЕШОВА»

Пред­при­ни­ма­тель из горо­да Шым­кен­та Тох­тар Туле­шов дал пока­за­ния в суде Аты­рау по делу Мак­са Бока­е­ва и Тал­га­та Аяна. Биз­нес­мен, аре­сто­ван­ный в янва­ре это­го года, на момент судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства в Аты­рау в отно­ше­нии акти­ви­стов нахо­дил­ся в след­ствен­ном изо­ля­то­ре КНБ, его обви­ни­ли в попыт­ке госу­дар­ствен­но­го пере­во­ро­та. Он заявил, что нико­гда не видел Бока­е­ва и Аяна лич­но и не общал­ся с ними. Туле­шов сооб­щил, что «дав­но изу­чал воз­мож­ность изме­не­ния струк­ту­ры вла­сти в Казах­стане» и что он слы­шал об акти­ви­сте Аяне. Туле­шов заявил, что через одно­го сво­е­го зна­ко­мо­го яко­бы пере­дал аты­ра­ус­ким акти­ви­стам 100 тысяч дол­ла­ров для рабо­ты с обще­ствен­ны­ми дея­те­ля­ми, поез­док по Казах­ста­ну, про­ве­де­ния пресс-кон­фе­рен­ций, круг­лых сто­лов и встреч.

Туле­шов, сам нахо­див­ший­ся под аре­стом и пред­став­ший перед судом по делу о пред­по­ла­га­е­мой попыт­ке насиль­ствен­но­го захва­та вла­сти (этот про­цесс про­хо­дил в закры­том режи­ме), отве­чал на вопро­сы через видео­кон­фе­ренц­связь из суда Аста­ны, куда его доста­ви­ли в наруч­ни­ках и в сопро­вож­де­нии охраны.

По сло­вам Туле­шо­ва, о митин­ге в Аты­рау он узнал из прес­сы, нахо­дясь в СИЗО. В июне сотруд­ни­ки КНБ сооб­щи­ли, что Тох­тар Туле­шов «финан­си­ро­вал земель­ные митин­ги» в Аты­рау и дру­гих городах.

Полицейский микроавтобус у здания суда № 2 города Атырау, в котором проходит суд над гражданскими активистами Талгатом Аяном и Максом Бокаевым. Атырау, 21 октября 2016 года.

Поли­цей­ский мик­ро­ав­то­бус у зда­ния суда № 2 горо­да Аты­рау, в кото­ром про­хо­дит суд над граж­дан­ски­ми акти­ви­ста­ми Тал­га­том Аяном и Мак­сом Бока­е­вым. Аты­рау, 21 октяб­ря 2016 года.

​Тал­гат Аян заявил, что ни у кого не брал денег. Он ска­зал, что не смог най­ти день­ги для уча­стия в выбо­рах в мас­ли­хат в мар­те это­го года. Аян в суде заявил, что жела­ет лицом к лицу гово­рить с помощ­ни­ка­ми Туле­шо­ва Нур­га­ли Досан­ба­е­вым и Олжа­сом Бек­ба­у­овым, яко­бы «пере­дав­ши­ми день­ги» Аяну от Туле­шо­ва. После того как тре­бо­ва­ние не было удо­вле­тво­ре­но, Тал­гат Аян и Макс Бока­ев отка­за­лись участ­во­вать в засе­да­ни­ях суда. Помощ­ни­ки Туле­шо­ва Нур­га­ли Досан­ба­ев и Олжас Бек­ба­у­ов, давав­шие пока­за­ния в онлайн-режи­ме в отсут­ствие акти­ви­стов в зале суда, сооб­щи­ли, что «доста­ви­ли день­ги Аяну». Сви­де­тель обви­не­ния Ринат Киб­ра­ев, отбы­ва­ю­щий нака­за­ние по ста­тье «Орга­ни­за­ция или содер­жа­ние при­то­нов для заня­тия про­сти­ту­ци­ей и свод­ни­че­ство», сооб­щил в пока­за­ни­ях через видео­кон­фе­ренц­связь, что в мае это­го года во вре­мя встре­чи с Аяном в Алма­ты тот яко­бы искал чело­ве­ка, кото­ро­му хотел пере­дать круп­ную сум­му денег на хра­не­ние. Дру­гой сви­де­тель обви­не­ния, акти­вист из горо­да Семей Мар­лан Есиль­ба­ев, рас­ска­зал, что яко­бы пере­дан­ные Аяном ему на хра­не­ние день­ги «он не пере­счи­ты­вал, лишь хра­нил их у себя в доме». Есиль­ба­ев ска­зал, что во вре­мя обыс­ка в июле он был напу­ган и пере­дал день­ги сотруд­ни­кам коми­те­та наци­о­наль­ной безопасности.

Адво­ка­ты не ста­ли зада­вать вопро­сы ни одно­му из сви­де­те­лей, дав­ших пока­за­ния в онлайн-режи­ме. Они объ­яс­ни­ли это тем, что «под­дер­жи­ва­ют сво­их под­за­щит­ных», отсут­ству­ю­щих в зале суда.

Во вре­мя сле­ду­ю­ще­го засе­да­ния суда Макс Бока­ев и Тал­гат Аян заяви­ли, что ни у кого денег не полу­ча­ли, и отверг­ли пока­за­ния свидетелей.

В ходе суда в каче­стве дока­за­тель­ства про­ку­рор про­де­мон­стри­ро­вал скрин­шо­ты со стра­ни­цы Тал­га­та Аяна в соци­аль­ной сети Facebook, где он «при­зы­вал народ вый­ти на неза­кон­ный митинг». Сто­ро­на обви­не­ния предъ­яви­ла оцен­ку экс­пер­та-фило­ло­га алма­тин­ско­го инсти­ту­та судеб­ной экс­пер­ти­зы Есель­ба­е­вой, соглас­но выво­дам кото­рой запи­си в Facebooк̓ е «воз­буж­да­ют соци­аль­ную и меж­на­ци­о­наль­ную рознь, рас­про­стра­ня­ют лож­ную инфор­ма­цию, фор­ми­ру­ют нега­тив­ное и дис­функ­ци­о­наль­ное мне­ние каса­тель­но вне­сен­ных в земель­ный кодекс попра­вок». Адво­ка­ты граж­дан­ских акти­ви­стов высту­пи­ли с хода­тай­ством о при­об­ще­нии к делу экс­перт­ных заклю­че­ний кан­ди­да­та фило­ло­ги­че­ских наук Рахи­ли Карым­са­ко­вой, поли­то­ло­гов Досы­ма Сат­па­е­ва, Тал­га­та Мамы­рай­ы­мо­ва и Расу­ла Жума­лы. Адво­ка­ты попро­си­ли допро­сить их в каче­стве сви­де­те­лей в онлайн-режи­ме, но суд оста­вил это хода­тай­ство без удовлетворения.

Талгат Аян (слева) и Макс Бокаев в зале суда. Атырау. 12 октября 2016 года.

Тал­гат Аян (сле­ва) и Макс Бока­ев в зале суда. Аты­рау. 12 октяб­ря 2016 года.

В суде Тал­гат Аян отка­зал­ся высту­пать во вре­мя пре­ний сто­рон и выска­зал­ся кратко:

— Я казах, тыся­чу раз уми­рав­ший и тыся­чу раз вос­кре­сав­ший. Наши пред­ки ради защи­ты зем­ли и роди­ны не щади­ли сво­их жиз­ней. Каза­хи — реши­тель­ный, сме­лый, отваж­ный и геро­и­че­ский народ. Это под­твер­жда­ют наша исто­рия, бес­край­ние про­сто­ры и наша зем­ля. Защи­щать ее — это не пре­ступ­ле­ние. Поэто­му моя совесть чиста, я не виновен.

Судья Гуль­нар Дау­ле­шо­ва 28 нояб­ря огла­си­ла при­го­вор аты­ра­ус­ким акти­ви­стам Мак­су Бока­е­ву и Тал­га­ту Аяну. Суд поста­но­вил при­знать акти­ви­стов винов­ны­ми в «раз­жи­га­нии роз­ни», «рас­про­стра­не­нии заве­до­мо лож­ной инфор­ма­ции» и «орга­ни­за­ции неза­кон­но­го митин­га» и при­го­во­рил каж­до­го к пяти годам лише­ния сво­бо­ды с запре­том зани­мать­ся обще­ствен­ной дея­тель­но­стью сро­ком на три года. Соглас­но при­го­во­ру, Бока­ев и Аян долж­ны выпла­тить штраф — по 250 месяч­ных рас­чет­ных пока­за­те­лей (МРП), или 530 тысяч тен­ге (более полу­то­ра тысяч дол­ла­ров). Суд поста­но­вил взыс­кать с под­су­ди­мых в доле­вом поряд­ке про­цес­су­аль­ные издерж­ки за про­ве­де­ние экс­пер­тиз в раз­ме­ре 259 тысяч тенге.

Пра­во­за­щит­ни­ки назы­ва­ют обви­не­ния в адрес Бока­е­ва и Аяна поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ны­ми. Меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Amnesty International назва­ла Мак­са Бока­е­ва и Тал­га­та Аяна узни­ка­ми сове­сти. Меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Human Rights Watch после аре­ста Бока­е­ва и Аяна при­зва­ла вла­сти Казах­ста­на немед­лен­но осво­бо­дить их и снять с них обви­не­ния. «Ни один граж­дан­ский акти­вист не дол­жен быть отправ­лен в тюрь­му за уча­стие в мир­ных акци­ях про­те­ста. Эти люди долж­ны быть осво­бож­де­ны, и вла­сти долж­ны пре­кра­тить репрес­сии про­тив кри­ти­ков пра­ви­тель­ства», — ска­зал тогда Хью Уильям­сон, дирек­тор HRW по Евро­пе и Цен­траль­ной Азии.

Пред­ста­ви­те­ли Евро­пей­ско­го сою­за заяви­ли, что при­го­вор в отно­ше­нии акти­ви­стов про­ти­во­ре­чит меж­ду­на­род­ным обя­за­тель­ствам в обла­сти прав чело­ве­ка, взя­тым на себя пра­ви­тель­ством Казах­ста­на, и при­зва­ли вла­сти осво­бо­дить Бока­е­ва и Аяна. Дипло­ма­ти­че­ская мис­сия США в Казах­стане так­же выра­зи­ла обес­по­ко­ен­ность при­го­во­ром в отно­ше­нии Бока­е­ва и Аяна.

Экс­пер­ты ООН по пра­вам чело­ве­ка отме­ти­ли, что Бока­ев и Аян «нико­гда не долж­ны были пой­ти под суд за то, что вос­поль­зо­ва­лись сво­и­ми граж­дан­ски­ми пра­ва­ми», и что при­го­вор в отно­ше­нии акти­ви­стов про­ти­во­ре­чит Меж­ду­на­род­но­му пак­ту о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских правах.

ВОЛОНТЕР-ПРАВОЗАЩИТНИК

32-лет­ний Тал­гат Аян под­ни­мал соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские и эко­ло­ги­че­ские про­бле­мы в Атырау.

По сло­вам руко­во­ди­те­ля аты­ра­уской пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции «Заман» Асель Нур­га­зи­е­вой, Тал­гат Аян, юрист по спе­ци­аль­но­сти, в 2015 году высту­пал в суде как пред­ста­ви­тель обще­ствен­но­сти с тре­бо­ва­ни­ем открыть для насе­ле­ния горо­да набе­реж­ную Ура­ла, ого­ро­жен­ную как часть тер­ри­то­рии госу­дар­ствен­ной рези­ден­ции. Суд при­знал тре­бо­ва­ния горо­жан обос­но­ван­ны­ми и при­нял реше­ние убрать ограж­де­ние, что­бы жите­ли горо­да мог­ли бес­пре­пят­ствен­но гулять по набережной.

Гражданский активист Талгат Аян задаёт вопрос во время пресс-конференции в службе центральных коммуникаций. Атырау, 20 апреля 2016 года.

Граж­дан­ский акти­вист Тал­гат Аян зада­ёт вопрос во вре­мя пресс-кон­фе­рен­ции в служ­бе цен­траль­ных ком­му­ни­ка­ций. Аты­рау, 20 апре­ля 2016 года.

Тал­гат Аян про­вел оди­ноч­ный пикет про­тив повы­ше­ния тари­фов на ком­му­наль­ные услу­ги в Аты­рау и цен на бен­зин в 2015 году и был аре­сто­ван поли­ци­ей. Бла­го­да­ря тре­бо­ва­ни­ям, выдви­ну­тым Тал­га­том Аяном, Мак­сом Бока­е­вым и дру­ги­ми акти­ви­ста­ми, тари­фы на воду в Аты­рау оста­лись на преж­нем уровне. Тал­гат Аян так­же орга­ни­зо­вы­вал раз­лич­ные граж­дан­ские акции.

— Он на про­тя­же­нии пяти лет актив­но участ­во­вал в поми­наль­ных меро­при­я­ти­ях по жерт­вам Жана­о­зен­ских собы­тий 2011 года, — гово­рит Асель Нургазиева.

По ее сло­вам, свою обще­ствен­ную дея­тель­ность Тал­гат Аян начи­нал с волон­тер­ства и пла­ни­ро­вал создать непра­ви­тель­ствен­ную организацию.

— Он созда­вал волон­тер­ские груп­пы из чис­ла моло­де­жи и ока­зы­вал помощь мало­обес­пе­чен­ным семьям. Еже­год­но оде­вал­ся Дедом Моро­зом и раз­да­вал подар­ки в домах пре­ста­ре­лых, дет­ских домах. Он так­же создал груп­пу по защи­те прав без­дом­ных живот­ных, — гово­рит Асель Нургазиева.

Руко­во­ди­тель обще­ствен­ной орга­ни­за­ции «Демос» Тог­жан Киза­то­ва рас­ска­зы­ва­ет, что зна­ко­ма с Тал­га­том Аяном с 2011 года. По ее сло­вам, Аян, как про­фес­си­о­наль­ный юрист, ока­зы­вал бес­плат­ную помощь нуж­да­ю­щим­ся семьям, зани­мал­ся защи­той их прав.

— Вся юри­ди­че­ская дея­тель­ность Тал­га­та Аяна в Аты­рау была волон­тер­ской. Мне извест­но, что он мно­гим ока­зал помощь. Во вре­мя навод­не­ния 2015 года он днем и ночью помо­гал тем, чьи дома ока­за­лись под­топ­лен­ны­ми. Помо­гать людям — для него обыч­ное дело. Тал­гат нам гово­рил, что необ­хо­ди­мо защи­щать и пра­ва живот­ных. Пом­ню, как одна­жды мы все вме­сте спа­са­ли без­дом­ную соба­ку на окра­ине горо­да, — гово­рит Кизатова.

Тог­жан Киза­то­ва вспо­ми­на­ет, как Тал­га­ту Аяну уда­лось раз­об­ла­чить фаль­си­фи­ка­ции во вре­мя выборов.

— Он был неза­ви­си­мым наблю­да­те­лем во вре­мя выбо­ров и заме­тил, как один изби­ра­тель сбро­сил в урну кучу бюл­ле­те­ней. Он опуб­ли­ко­вал это в Facebook ̕е, — ска­за­ла Тог­жан Кизатова.

Талгат Аян проводит акцию против повышения тарифов на коммунальные услуги. Атырау, 12 июля 2015 года.

Тал­гат Аян про­во­дит акцию про­тив повы­ше­ния тари­фов на ком­му­наль­ные услу­ги. Аты­рау, 12 июля 2015 года.

«ВЫДЕРЖУ, СЫНОК, ВЫДЕРЖУ»

Тал­гат Аян — стар­ший из тро­их детей в семье его роди­те­лей. Он окон­чил юри­ди­че­ский факуль­тет Казах­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та в 2001 году и с тех пор рабо­тал в раз­лич­ных орга­ни­за­ци­ях по сво­ей спе­ци­аль­но­сти. Его мать Улдай Айна­за­ро­ва 35 лет про­ра­бо­та­ла школь­ным учи­те­лем. Сей­час она на пен­сии. Его отец Толеп­ка­ли Аянов дол­гие годы рабо­тал в пра­во­охра­ни­тель­ной систе­ме, был про­ку­ро­ром, судьей. После аре­ста сына он стал его адвокатом.

— Мы с его отцом с утра до вече­ра нахо­ди­лись на рабо­те. Тал­гат был стар­шим, и с малых лет на нем были все обя­зан­но­сти по дому. Он при­смат­ри­вал за млад­ши­ми детьми, рос осо­зна­вая свою ответ­ствен­ность, — гово­рит Улдай Айназарова.

Тал­гат Аян с женой и дву­мя дочерь­ми жил в при­об­ре­тен­ном в рас­сроч­ку доме в мик­ро­рай­оне Жумыс­кер. В нача­ле года он остал­ся без рабо­ты и не смог вне­сти пла­ту за жилье, после чего хозя­ин рас­торг дого­вор и забрал дом обрат­но. Сей­час его жена Раши­да с дву­мя дочерь­ми ютит­ся на съем­ной квар­ти­ре млад­ше­го бра­та мужа.

— Тал­га­та обви­ни­ли в «полу­че­нии денег Туле­шо­ва». Мой сын с янва­ря явля­ет­ся без­ра­бот­ным. Будь у него на руках такие день­ги, раз­ве вла­де­лец ото­брал бы дом, при­об­ре­тен­ный в рас­сроч­ку? — вопро­ша­ет Улдай Айназарова.

Врачи скорой помощи заходят в квартиру родителей Талгата Аяна, где проводят обыск. Медиков вызвали для матери активиста, которой стало плохо. Атырау, 20 мая 2016 года.

Вра­чи ско­рой помо­щи захо­дят в квар­ти­ру роди­те­лей Тал­га­та Аяна, где про­во­дят обыск. Меди­ков вызва­ли для мате­ри акти­ви­ста, кото­рой ста­ло пло­хо. Аты­рау, 20 мая 2016 года.

Мать Тал­га­та Аяна гово­рит, что не посме­ла даже начать раз­го­вор с сыном о том, что­бы он пошел на заклю­че­ние про­цес­су­аль­но­го согла­ше­ния с при­зна­ни­ем вины.

— Если бы я ска­за­ла сыну, что не выдер­жу это­го и что он, несмот­ря на свою неви­нов­ность, дол­жен при­знать вину ради выхо­да на сво­бо­ду, сын бы послу­шал­ся меня. Но я не смог­ла попро­сить его сде­лать то, чего он не жела­ет. «Ты смо­жешь это выдер­жать, мама?» — спро­сил он. Я посмот­ре­ла ему в лицо и ска­за­ла: «Выдер­жу, сынок, выдер­жу», — гово­рит мать активиста.

В офи­се Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка в Алма­ты 15 декаб­ря граж­дан­ских акти­ви­стов Мак­са Бока­е­ва и Тал­га­та Аяна заоч­но награ­ди­ли народ­ной пре­ми­ей «Халык баты­ры». На цере­мо­нию награж­де­ния из Аты­рау при­е­ха­ли мать Тал­га­та Аяна Улдай Айна­за­ро­ва и сест­ра Мак­са Бока­е­ва Жан­ар­гуль Бокаева.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Еще один швейцарец на службе у казахов

Около двух десятков человек пришли к американским дипломатам, чтобы попросить Вашингтон о помощи

Editor

Путин помилует Ходорковского?