15 C
Астана
18 апреля, 2024
Image default

С мухобойкой за всеми не побегаешь

 

Нур­сул­тан Назар­ба­ев опять уди­вил весь мир сво­ей непре­стан­ной забо­той о «чисто­те Интер­не­та». Его пред­ло­же­ние о созда­нии кибер­по­ли­ции ШОС, про­зву­чав­шее на минув­шем сам­ми­те этой орга­ни­за­ции, ста­ло, пожа­луй, одним из немно­гих, запом­нив­ших­ся жур­на­ли­стам, а бла­го­да­ря им – и все­му обществу.

 

Автор: Дмит­рий ОРЕШКИН

 

Пре­зи­дент Казах­ста­на не скры­вал глав­ной цели рабо­ты тако­го спе­цор­га­на — недо­пу­ще­ние «араб­ской вес­ны». Стра­ны — чле­ны ШОС его под­дер­жа­ли. Чем чре­ва­та оче­ред­ная попыт­ка закру­тить интер­нет-гай­ки, в интер­вью наше­му изда­нию объ­яс­нил рос­сий­ский поли­то­лог Дмит­рий Орешкин.

- Дмит­рий Бори­со­вич, как Вы счи­та­е­те, что сто­ит за заяв­ле­ни­ем Назар­ба­е­ва о созда­нии в рам­ках ШОС спе­ци­аль­но­го орга­на для защи­ты от интернет-угроз?

- Стрем­ле­ние сохра­нить себя во вла­сти. Дело в том, что Интер­нет рас­кры­ва­ет людям гла­за. Ведь в неко­то­рых стра­нах ШОС, а может, и во всех власть постро­е­на на том, что­бы люди жили без аль­тер­на­тив и виде­ли толь­ко одно­го лиде­ра. А Интер­нет пока­зы­ва­ет аль­тер­на­ти­вы, и это самая боль­шая угроза.

И еще Интер­нет снаб­жа­ет людей инфор­ма­ци­ей. Напри­мер, в Китае он напо­ми­нал, что про­изо­шло на пло­ща­ди Тянь­а­ньм­э­нь. Соот­вет­ствен­но, все клю­че­вые сло­ва, свя­зан­ные с этим собы­ти­ем, при­шлось из Интер­не­та вылав­ли­вать спе­ци­аль­ной удочкой.

То же самое в Рос­сии: в интер­нет-пулах сооб­ще­ния об элек­то­раль­ных фаль­си­фи­ка­ци­ях уже ста­ли эле­мен­том обще­ствен­но­го мне­ния. А как быть? Если верить Интер­не­ту, то леги­тим­ность пре­зи­ден­та ста­вит­ся под сомне­ние, ему это не нра­вит­ся, зна­чит, он вынуж­ден бороть­ся с Интернетом.

Надо брать во вни­ма­ние такую про­стую вещь, как асим­мет­рия. Поче­му Интер­нет не меша­ет Англии, Фран­ции, Аме­ри­ке, Гер­ма­нии? И поче­му он меша­ет стра­нам ШОС?

- Дей­стви­тель­но, почему?

- Пото­му что в пере­чис­лен­ных стра­нах кон­ку­рен­ция, доступ к инфор­ма­ции, поиск аль­тер­на­тив­ных идей, воз­мож­ность выбо­ра есть нор­мы поли­ти­че­ской жиз­ни. А в Китае, Узбе­ки­стане, Казах­стане, Бела­ру­си, Рос­сии аль­тер­на­ти­ва рас­смат­ри­ва­ет­ся как угро­за госу­дар­ствен­но­сти и чело­ве­ку, пер­со­ни­фи­ци­ру­ю­ще­му власть.

Вы обра­ти­ли вни­ма­ние, что пора­зи­тель­ным обра­зом в тех самых стра­нах, где не боят­ся Интер­не­та, нет слу­ча­ев, что­бы власть сохра­ня­лась боль­ше двух кон­сти­ту­ци­он­ных или закон­ных сро­ков? А в осталь­ных слу­ча­ях власть сохра­ня­ет­ся года­ми, деся­ти­ле­ти­я­ми, она может сохра­нять­ся пять сро­ков и даже больше.

То есть инфор­ма­ци­он­ная сво­бо­да и сво­бо­да поли­ти­че­ско­го плю­ра­лиз­ма, кон­ку­рен­ции и аль­тер­на­тив — это вещи функ­ци­о­наль­но связанные.

И если есть жела­ние веч­но сидеть у вла­сти, то надо заты­кать инфор­ма­ци­он­ные дыр­ки. Людям свой­ствен­но утом­лять­ся от одно­го и того же лица во вла­сти, хотя бы поэто­му лица надо менять, а им не хочется.

- Каким ведом­ствам могут пору­чить бороть­ся с т. н. интернет-угрозами?

- Труд­но ска­зать. Может быть, будут при­ни­мать­ся какие-то фор­маль­ные зако­ны, но, как пра­ви­ло, это дела­ет­ся нефор­маль­но. В Китае, напри­мер, когда была про­бле­ма с Тянь­а­ньм­э­нь, бло­ки­ро­ва­ли все сооб­ще­ния, свя­зан­ные с этим собы­ти­ем. По это­му пово­ду не было при­ня­то зако­на, про­сто были роз­да­ны ведом­ствен­ные ука­за­ния. Это назы­ва­ет­ся произвол.

Какие ведом­ства будут зани­мать­ся про­из­во­лом, неваж­но, пото­му что этим все­гда и вез­де зани­ма­ют­ся поли­ти­че­ские силы в широ­ком смыс­ле это­го сло­ва. Но свер­ху в неко­то­рых госу­дар­ствах есть такая юри­ди­че­ская над­строй­ка типа инфор­ма­ции, свя­зи, куль­ту­ры и еще Бог зна­ет чего, кото­рая при­да­ет некую леги­тим­ность этим неле­ги­тим­ным, про­из­воль­ным реше­ни­ям началь­ни­ков, кото­рые де-факто кон­тро­ли­ру­ют поли­ти­че­скую жизнь.

- Как дале­ко могут зай­ти Рос­сия и Казах­стан в этой борьбе?

- А чем даль­ше, тем глуб­же. Сей­час у Китая будут про­бле­мы, пото­му что замед­ля­ет­ся эко­но­ми­че­ский рост, что нор­маль­но и неиз­беж­но, а одно­вре­мен­но с этим будут рас­ти у людей поли­ти­че­ские настро­е­ния. Не пото­му, что замед­ля­ет­ся эко­но­ми­че­ский рост, хотя и поэто­му тоже, но глав­ным обра­зом из-за того, что люди немно­го при­под­ня­лись из нище­ты, ста­ли полу­чать допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию. Пусть даже неле­ги­тим­ную, регу­ли­ру­е­мую, но все рав­но она пока­зы­ва­ет, что мож­но жить по-другому.

Соот­вет­ствен­но, что­бы себя удер­жать, китай­ским вла­стям при­дет­ся завин­чи­вать гай­ки все даль­ше и даль­ше. То же самое в Бела­ру­си. В Рос­сии пока это­го нет, но будет. Власть пони­ма­ет, что угро­за ее суще­ство­ва­нию исхо­дит из того само­го про­во­да, кото­рый под­со­еди­нен к ком­пью­те­ру. Соот­вет­ствен­но, так или ина­че вла­сти будут огра­ни­чи­вать доступ к Интер­не­ту и в Рос­сии, и в Казахстане.

- А госу­дар­ствен­ных ресур­сов на это хватит?

- Ресур­сов хва­тит. В кон­це кон­цов, мож­но и топо­ром по про­во­ду, услов­но говоря.

- Вряд ли на это пой­дут, черес­чур уж грубо…

- Конеч­но. Про­бле­ма в том, что в Интер­не­те огром­ное коли­че­ство биз­не­са. Свер­нуть Интер­нет в Рос­сии — очень суще­ствен­ный, и не толь­ко эко­но­ми­че­ский, но и соци­аль­ный удар. Мно­гие люди рабо­та­ют через Интер­нет, и про­бле­ма Рос­сии заклю­ча­ет­ся в том, что Интер­нет уди­ви­тель­но быст­ро раз­ви­ва­ет­ся. Соот­вет­ствен­но, уди­ви­тель­но быст­ро рас­тет и инфор­ми­ро­ван­ность людей. Для них-то это хоро­шо, а для вла­сти пло­хо. Но как этот про­цесс оста­но­вить, я пло­хо себе представляю.

Попыт­ка свер­нуть Интер­нет вызо­вет очень серьез­ное сопро­тив­ле­ние. Если сей­час боль­шин­ству на поли­ти­ку напле­вать, то сто­ит каким-то обра­зом нада­вить на Интер­нет, и вся интер­нет-моло­дежь, т. н. офис­ные хомя­ки озве­ре­ют и пре­вра­тят­ся, вый­дя на ули­цы, из мел­ких гры­зу­нов во вполне зуба­стых хищников.

- То есть, дума­е­те, моло­дежь не даст дове­сти борь­бу до крайности?

- Да. Посмот­ри­те сами: моло­дежь в Рос­сии тра­ди­ци­он­но была апо­ли­тич­на и вдруг за послед­ний год ста­ла силь­но поли­ти­зи­ро­ва­на. Если вла­сти попы­та­ют­ся нае­хать на ее пло­щад­ку — Интер­нет, то полу­чат такой всплеск про­те­ста, что сами не рады будут. Но пока они это­го, похо­же, не понимают…

 

Интер­вью под­го­то­ви­ла Татья­на ГАРЬКАВАЯ 

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №22 (244) от 15 июня 2012 года

View the original here:
С мухо­бой­кой за все­ми не побегаешь

архивные статьи по теме

Не доволен жизнью? Значит, ты экстремист!

Женщины, которые управляют Казахстаном. Часть 2: жены министров

Editor

Такого «волеизъявления» еще не было!