12 C
Астана
22 апреля, 2024
Image default

Суд отменил по “делу пяти” конфискацию

Вче­ра в област­ном суде Актау рас­смат­ри­ва­ли апел­ля­ци­он­ные жало­бы по «Шет­пин­ско­му делу» и «делу пяти поли­цей­ских». Сро­ки оста­ви­ли без изме­не­ний, но суд исклю­чил из обви­ни­тель­но­го при­го­во­ра кон­фис­ка­цию иму­ще­ства осуж­ден­ных полицейских. 

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА

 

Юри­сты нашли в реше­нии област­но­го суда свои плю­сы. «Напри­мер, на осно­ва­нии при­го­во­ра пяти поли­цей­ским, мож­но будет тре­бо­вать  воз­буж­де­ния уго­лов­но­го дела в отно­ше­нии осталь­ных 92‑х сотруд­ни­ков поли­ции, кото­рые 16 декаб­ря вышли к ала­ну», — про­ком­мен­ти­ро­вал реше­ния суда адво­кат Абзал Куспанов.

-  Из 97 поли­цей­ских, кото­рые, как было уста­нов­ле­но след­стви­ем, участ­во­ва­ли в подав­ле­нии бес­по­ряд­ков в Жана­о­зене, на ска­мью под­су­ди­мых сели толь­ко пяте­ро, — ска­зал в ком­мен­та­ри­ях «Рес­пуб­ли­ке» юрист, кото­рый в деле «пяти поли­цей­ских» пред­став­ля­ет инте­ре­сы 74 чело­век, офи­ци­аль­но при­знан­ных потер­пев­ши­ми после тра­ги­че­ских собы­тий в Жана­о­зене. — След­ствие по это­му делу не закры­то. Оно воз­буж­де­но в отно­ше­нии «неиз­вест­ных лиц». Такая там фор­му­ли­ров­ка. Мы доби­ва­ем­ся, что­бы в отно­ше­нии осталь­ных 92‑х поли­цей­ских в отдель­ное про­из­вод­ство было выде­ле­но новое уго­лов­ное дело.

Потер­пев­шим отка­за­но, поли­цей­ским — пошли навстречу

Как сооб­щил адво­кат, в апел­ля­ци­он­ной жало­бе постра­дав­шие жана­о­зен­цы поста­ви­ли вопрос о более суро­вом нака­за­нии для стре­ляв­ших в людей поли­цей­ских, а  имен­но о при­ме­не­нии к ним  96‑й и 103‑й ста­тей УК РК (поку­ше­ние на убий­ство и при­чи­не­ния тяж­ких уве­чий), кото­рые преду­смат­ри­ва­ют да 10 лет лише­ния сво­бо­ды.   Часть 4‑я 308 ста­тьи уго­лов­но­го кодек­са, по кото­рой были осуж­де­ны поли­цей­ские, преду­смат­ри­ва­ет, в основ­ном пять лет лише­ния сво­бо­ды. Мак­си­маль­ный срок по этой ста­тье полу­чил толь­ко Уте­га­ли­ев  — 7 лет лише­ния свободы.

Юри­сты воз­му­ще­ны тем, что суды пер­вой и вто­рой инстан­ций в про­цес­се раз­би­ра­тель­ства не  иссле­до­ва­ли мно­гие эпи­зо­ды рас­стре­ла жана­о­зен­цев и не дали им юри­ди­че­ской оценки.

- Напри­мер, мы хода­тай­ство­ва­ли перед судом пер­вой инстан­ции, что­бы судья  вынес­ла част­ное поста­нов­ле­ние в адрес Гене­раль­но­го про­ку­ро­ра о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела по ста­тье 96 УК «Поку­ше­ние на убий­ство» по четы­рем эпи­зо­дам, — напом­нил Абзал Куспа­нов.  — Четы­ре чело­ве­ка  дали кон­крет­ные пока­за­ния  в суде и пред­ста­ви­ли дока­за­тель­ства того, что 16 декаб­ря поли­цей­ские в них стре­ля­ли позд­но вече­ром. Когда один воз­вра­щал­ся с рабо­ты, дру­гой шел на рабо­ту в ноч­ную сме­ну, тре­тий — про­сто вышел на крыль­цо поку­рить. В них стре­ля­ли при­цель­но. Это поку­ше­ние на убий­ство.  Но этим фак­там судья Гуль­мар­жан Адиль­сул­та­ни даже юри­ди­че­ской оцен­ки не дала.  Было бы еще понят­но, если бы она отка­за­ла, моти­ви­ро­вав свой отказ, но она про­сто про­игно­ри­ро­ва­ла эти фак­ты.  Поэто­му вче­ра мы  опять поста­ви­ли перед судом этот вопрос.

Во вре­мя рас­смот­ре­ния апел­ля­ции адво­кат поста­вил так­же вопрос о при­вле­че­нии к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти поли­цей­ских — сви­де­те­лей Баю­за­ко­ва, Кожа­е­ва и Сынбаева.

- Они лже­сви­де­тель­ство­ва­ли в суде, — ска­зал адво­кат потер­пев­ших. — Очень мно­гие поли­цей­ские лже­сви­де­тель­ство­ва­ли перед судом. И на про­цес­се это обна­ру­жи­лось. Баю­за­ков, напри­мер, сви­де­тель­ство­вал по эпи­зо­ду осуж­ден­но­го Рена­та Жул­ды­ба­е­ва, кото­рый стре­лял в несо­вер­ше­но­лет­не­го Раха­та Куше­ро­ва. Парень  умер от ране­ния. Он гово­рил суду: «Я знаю номер сво­е­го писто­ле­та». Адво­кат Жол­ды­ба­е­ва тут же задал ему вопрос: чьи еще номе­ра писто­ле­тов Мака­ро­ва он зна­ет? Баю­за­ков отве­тил: «Знаю номер Рина­та Жол­ды­ба­е­ва» и назвал четы­ре циф­ры. А на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии он даже номер сво­е­го писто­ле­та вспом­нить не смог. А под­су­ди­мый Жул­ды­ба­ев утвер­ждал: у него совсем дру­гой номер. Мы уже тогда ста­ви­ли вопрос об уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти это­го сви­де­те­ля. Это было очень важ­но, пото­му что из 97 поли­цей­ских, кото­рые выхо­ди­ли 16 декаб­ря на алан и полу­чи­ли ору­жие,  толь­ко пяте­рых при­влек­ли к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. В отно­ше­нии осталь­ных 92 вопрос до сих пор оста­ет­ся открытым.

Но в ито­ге вче­ра в апел­ля­ци­он­ной жало­бе постра­дав­ших жана­о­зен­цев суд вто­рой инстан­ции отка­зал в пол­ном объеме.

На вче­раш­нем засе­да­нии област­но­го суда была рас­смот­ре­на еще одна апел­ля­ци­он­ная жало­ба — адво­ка­тов осуж­ден­ных  поли­цей­ских. Они про­си­ли пол­но­стью оправ­дать их под­за­щит­ных. Суд удо­вле­тво­рил эту жало­бу частич­но, убрав из обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния… кон­фис­ка­цию иму­ще­ства осужденных.

- Это реше­ние лиши­ло постра­дав­ших шан­са полу­чить имен­но с этих поли­цей­ских  воз­ме­ще­ние мораль­но­го ущерб, — про­ком­мен­ти­ро­ва­ла «Рес­пуб­ли­ки» реше­ние суда вто­рой инстан­ции обще­ствен­ный защит­ник жана­о­зен­цев Асель Нур­га­зи­е­ва. — Но мы будем пода­вать иски на воз­ме­ще­ние  в граж­дан­ском производстве.

Воз­му­ти­ло защит­ни­ков и то, что вче­ра судья не огла­сил моти­ви­ро­воч­ную часть сво­е­го реше­ния, зачи­тав толь­ко резо­лю­ци­он­ную часть.

- Но одно нас пора­до­ва­ло: на засе­да­ние суда при­е­ха­ли семь постра­дав­ших и высту­па­ли они очень гра­мот­но и уве­ре­но, — ска­за­ла Асель Нур­га­зи­е­ва. — После атмо­сфе­ры стра­ха, кото­рая цари­ла здесь после декабрь­ско­го рас­стре­ла, жела­ние уве­ре­но защи­щать свои инте­ре­сы —  боль­шой шаг впе­ред для жанаозенцев.

Защит­ни­ки потер­пев­ших заяви­ли, что в этом судеб­ном спо­ре оста­нав­ли­вать­ся они не наме­ре­ны: «Будем соби­рать дока­за­тель­ную базу — пули, кото­рые люди все еще хра­нят, кос­вен­ные ули­ки — видео­ма­те­ри­а­лы, фото­сним­ки. Необ­хо­ди­мо ини­ци­и­ро­вать уго­лов­ное рас­сле­до­ва­ние в отно­ше­нии осталь­ных 92 полицейских».

«Дело Шет­пе»: все без изменений

На засе­да­нии суда, рас­смот­рев­шем апел­ля­ци­он­ную жало­бу осуж­ден­ных ман­гы­стаус­цев, кото­рые после рас­стре­ла 16 декаб­ря вышли с про­те­стом на ули­цы  посел­ка Шет­пе, вер­дикт был таким же: жало­бу осуж­ден­ных рабо­чих оста­вить без удовлетворения.

- На фоне оправ­да­тель­но­го при­го­во­ра экс-аки­ма Жана­о­зе­ня Ора­ка Сар­бо­пе­е­ва, кото­ро­го я счи­таю участ­ни­ком и, глав­ное, испол­ни­те­ля чьих-то пре­ступ­ных рас­по­ря­же­ний, при­вед­ших к тра­ге­дии 16 того декаб­ря, это реше­ние лиш­ний раз дока­зы­ва­ет: в Казах­стане  все­гда прав тот, у кого боль­ше прав, — про­ком­мен­ти­ро­вал это реше­ние суда член меж­ду­на­род­но­го  коми­те­та «Жана­о­зен 2010» юрист Ерлан Калиев. -

Я счи­таю, вся вина шет­пин­цев заклю­ча­ет­ся толь­ко в том, что они в усло­ви­ях жесто­чай­шей инфор­ма­ци­он­ной бло­ка­ды и тво­ри­мо­го про­из­во­ла в Жана­о­зене 17 декаб­ря не про­мол­ча­ли, а попы­та­лись оста­но­вить даль­ней­шее кровопролитие.

Юри­сты сооб­щи­ли: спо­ры по реше­ни­ям судов пер­вой и вто­рой инстан­ции будут продолжаться.

See the article here:
Суд отме­нил по “делу пяти” конфискацию

архивные статьи по теме

Равнение коррупционеров

Откровения нефтетрейдера

Акция протеста на кране продолжается