24 C
Астана
19 июля, 2024
Image default

Суд как придаток органов преследования

Как казах­стан­цы оце­ни­ва­ют пра­во­су­дие? Поче­му Феми­да с завя­зан­ны­ми гла­за­ми про­дол­жа­ет оста­вать­ся недо­ступ­ной для рядо­вых граж­дан стра­ны? Толь­ко ли пре­сло­ву­тым пра­во­вым ниги­лиз­мом обще­ства мож­но объ­яс­нить тот оче­вид­ный факт,что без ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной юри­ди­че­ской помо­щи оста­ют­ся самые соци­аль­но уяз­ви­мые слои наше­го насе­ле­ния? Об этом наш раз­го­вор с пред­се­да­те­лем Рес­пуб­ли­кан­ской кол­ле­гии адво­ка­тов Ану­а­ром Тугелом. 

 

Автор: Жума­би­ке ЖУНУСОВА

 

- Ска­жи­те, в послед­ние годы мно­го гово­рят о про­бле­ме доступ­но­сти граж­дан к пра­во­су­дию, даже меж­ду­на­род­ные кон­фе­рен­ции про­во­дят, отправ­ля­ют­ся за замор­ским опы­том. А пра­во­су­дие как было недо­ступ­но в совет­ские и оные вре­ме­на, так и есть. Адво­кат­ско­му сооб­ще­ству выгод­но, что­бы обще­ству пра­во­су­дие было доступ­но и что­бы оно было гра­мот­ным в пра­во­вом отношении?

- Труд­но най­ти дру­гое про­фес­си­о­наль­ное сооб­ще­ство, кото­рое было бы так кров­но заин­те­ре­со­ва­но в обес­пе­че­ния доступ­но­сти и каче­ства отправ­ле­ния пра­во­су­дия, как адво­ка­ты. Мы все­гда под­дер­жи­ва­ли и под­дер­жи­ва­ем совер­шен­ство­ва­ние про­це­дур, обес­пе­чи­ва­ю­щих защи­ту прав лич­но­сти и доступ­ность пра­во­су­дия. Адво­ка­ту­ра явля­ет­ся частью систе­мы пра­во­су­дия, и толь­ко в усло­ви­ях доступ­но­сти и эффек­тив­но­сти ее отправ­ле­ния, адво­ка­ты могут пол­но­цен­но реа­ли­зо­вать свои пол­но­мо­чия по ока­за­нию ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной юри­ди­че­ской помо­щи. Тут все вза­и­мо­свя­за­но. Одно без дру­го­го не бывает.

Про­бле­ма досту­па к пра­во­су­дию зави­сит не толь­ко от дове­рия к судеб­ной систе­ме, но и от рас­ши­ре­ния про­цес­су­аль­ных пол­но­мо­чий адво­ка­тов в уго­лов­ном про­цес­се, как это отме­че­но в Кон­цеп­ции пра­во­вой поли­ти­ки Рес­пуб­ли­ки Казах­стан на пери­од с 2010 до 2020 года. В част­но­сти, в этом доку­мен­те чет­ко ска­за­но: необ­хо­ди­мо совер­шен­ство­вать меха­низ­мы реа­ли­за­ции кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва граж­дан на полу­че­ние ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной юри­ди­че­ской помо­щи, так как имен­но это явля­ет­ся усло­ви­ем и гаран­ти­ей досту­па к пра­во­су­дию. В пар­ла­мент уже вне­сен пра­ви­тель­ствен­ный вари­ант зако­но­про­ек­та «О гаран­ти­ро­ван­ной госу­дар­ством юри­ди­че­ской помо­щи». Не во всем он нам нра­вит­ся, мы счи­та­ем, что пред­ла­га­е­мые в зако­но­про­ек­те нор­мы поло­вин­ча­тые и не пол­но реша­ют зада­чу по обес­пе­че­нию досту­па граж­дан к правосудию.

- Все нега­тив­ное в пра­во­вой систе­ме у нас, как пра­ви­ло, свя­зы­ва­ют с дея­тель­но­стью судеб­ной вла­сти. Какие бы про­бле­мы совре­мен­ной судеб­ной систе­мы Вы бы назвали?

- Это излиш­няя бюро­кра­ти­за­ция, чрез­вы­чай­но высо­кая нагруз­ка на судей, кото­рая часто не поз­во­ля­ет доста­точ­но глу­бо­ко разо­брать­ся в деле и вызы­ва­ет неко­то­рую склон­ность к шаб­лон­ным реше­ни­ям. Угро­за не уло­жить­ся в про­цес­су­аль­ные сро­ки, что может повлечь орга­ни­за­ци­он­ные выво­ды со сто­ро­ны руководства.

Самое глав­ное — судеб­ная систе­ма не явля­ет­ся неза­ви­си­мой. Я все­гда под­ни­мал вопрос, что все-таки необ­хо­ди­мо про­ве­сти кар­ди­наль­ную рефор­му судеб­ной систе­мы. В части того, чтоб судья, при­ни­мая свое реше­ние, не огля­ды­вал­ся на сво­е­го началь­ни­ка. Пока этой само­сто­я­тель­но­сти не будет, суд будет при­дат­ком орга­нов уго­лов­но­го преследования.

Сам уго­лов­ный про­цесс име­ет инкви­зи­ци­он­ный харак­тер. Он остал­ся с совет­ских вре­мен, пол­но­стью постро­ен не на состя­за­тель­но­сти сто­рон, не на их рав­но­пра­вии, а на том, что все реша­ет­ся на эта­пе пред­ва­ри­тель­но­го рас­сле­до­ва­ния. Сле­до­ва­те­ли соби­ра­ют толь­ко обви­ни­тель­ные дока­за­тель­ства. Хотя по УПК он дол­жен соби­рать и оправдательные.

Опять-таки он тоже при этом руко­вод­ству­ет­ся кри­те­ри­я­ми оцен­ки его дея­тель­но­сти. Есте­ствен­но, ему не дадут оче­ред­ное зва­ние за пре­кра­ще­ние уго­лов­но­го дела, не дадут пре­мии за то, что он не выпол­нил план. Он свя­зан эти­ми пока­за­те­ля­ми. А пока­за­те­ли у них — рас­кры­ва­е­мость пре­ступ­ле­ний, направ­ле­ние дел в суд, чем боль­ше он направ­ля­ет дел в суд, тем яко­бы боль­ше про­цент рас­кры­ва­е­мо­сти. За рас­кры­ва­е­мость орга­ны уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния все­гда били, они отчи­ты­ва­лись по про­цен­там рас­кры­ва­е­мо­сти. Но нико­гда судья не дол­жен отве­чать за рас­кры­ва­е­мость пре­ступ­ле­ний и борь­бу с преступностью.

Эти ста­рые кли­ше оста­лись, они не изжи­ты. Я не ска­жу, что наша судеб­ная систе­ма оста­лась в том замо­ро­жен­ном совет­ском состо­я­нии, совер­шен­ство­ва­ние одно­знач­но про­ис­хо­дит. При­ня­то мно­го хоро­ших зако­нов. Напри­мер, о судах с уча­сти­ем при­сяж­ных засе­да­те­лей. Имен­но эти суды дают основ­ной пока­за­тель оправ­да­тель­ных приговоров.

- А у меня впе­чат­ле­ние, что самый глав­ный пока­за­тель дея­тель­но­сти судов — коли­че­ство обви­ни­тель­ных приговоров.

- Ско­рее все­го, у них в мен­та­ли­те­те оста­лось: если я выне­су оправ­да­тель­ный при­го­вор, то меня запо­до­зрят в том, что я что-то взял, луч­ше, что­бы не пала на меня тень подо­зре­ния, выне­су обви­ни­тель­ный приговор.

Конеч­но, их не бьют за коли­че­ство обви­ни­тель­ных при­го­во­ров, ско­рее все­го, за отме­ну, изме­не­ние их судеб­ных реше­ний. Ско­рее все­го, при­сталь­ное вни­ма­ние во вто­рой инстан­ции вызо­вет оправ­да­тель­ный при­го­вор, пото­му что сра­зу вно­сит­ся про­тест про­ку­ро­ра. А про­тест про­ку­ро­ра рас­смат­ри­ва­ет­ся очень тщательно.

- Вы сей­час гово­ри­те не как пред­се­да­тель Сою­за адво­ка­тов, а боль­ше как пред­се­да­тель Сою­за судей.

- Вы зна­е­те, мы, адво­ка­ты, уве­ре­ны: чем судеб­ная систе­ма будет силь­нее и неза­ви­си­мее, тем боль­ше у адво­ка­тов будет воз­мож­но­сти реа­ли­зо­вать свои полномочия.

- О каких пол­но­мо­чи­ях Вы гово­ри­те? Ред­кие про­цес­сы адво­ка­ты выиг­ры­ва­ют. Хотя даже мы, жур­на­ли­сты, часто видим всю несо­сто­я­тель­ность или сла­бость дока­за­тель­ной базы обви­не­ния и откро­вен­ное подыг­ры­ва­ние судьи сто­роне обвинения.

- Есть такое. Но я Вам гово­рю, что у нас еще нет прин­ци­па состя­за­тель­но­сти сто­рон судеб­но­го про­цес­са. Эти прин­ци­пы де-юре суще­ству­ют, но де-факто их нет.

- А состя­за­тель­ность дол­жен обес­пе­чи­вать судья, соглас­но зако­но­да­тель­ству. Раз­ве не так?

- Да, в какой-то мере это зави­сит и от судьи, и от пол­но­мо­чий адво­ка­та, от тех пра­во­вых меха­низ­мов, кото­ры­ми вла­де­ет адвокат.

Вот смот­ри­те. На эта­пе пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия субъ­ек­том дока­зы­ва­ния явля­ет­ся толь­ко сле­до­ва­тель, но не адво­кат. Толь­ко сле­до­ва­тель может соби­рать дока­за­тель­ства. Адво­кат толь­ко про­сит сле­до­ва­те­ля, хода­тай­ству­ет, что­бы какие-то све­де­ния или дан­ные обре­ли фор­му дока­за­тель­ства. Я ска­жу, 80—90% всех хода­тайств адво­ка­тов сле­до­ва­тель не удо­вле­тво­ря­ет, пото­му что он не заин­те­ре­со­ван в том, что­бы дело, кото­рое он ведет, развалилось.

- Пра­виль­но, дурак он, что ли.

- Чтоб его зав­тра не пони­зи­ли в долж­но­сти, не ска­за­ли, что он про­фес­си­о­наль­но непри­го­ден, что­бы он успеш­но про­шел атте­ста­цию. Есте­ствен­но, он будет делать все, что­бы адво­кат не мешал ему рабо­тать. Понимаете?

- И все-таки, у адво­ка­тов есть какие-то сти­му­лы защи­щать граж­дан, у кото­рых дохо­ды не поз­во­ля­ют пла­тить боль­шие гоно­ра­ры или все-таки он пред­по­чи­та­ют бога­тых кли­ен­тов? Ведь посмот­ри­те, что дела­ет­ся в судах. Как пра­ви­ло, инте­ре­сы тех же доль­щи­ков, ипо­теч­ни­ков, ста­ри­ков, у кото­рых отни­ма­ют послед­нее, отста­и­ва­ют какие-то люди, назы­ва­ю­щие себя пра­во­за­щит­ни­ка­ми, но у кото­рых нет юри­ди­че­ско­го обра­зо­ва­ния, соот­вет­ству­ю­щей лицензии.

- В ста­тье 13 Кон­сти­ту­ции нашей стра­ны про­пи­са­но, что каж­дый граж­да­нин име­ет пра­во на ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную юри­ди­че­скую помощь. К сожа­ле­нию, Вы пра­вы, что в наших судах часто инте­ре­сы доль­щи­ков, ипо­теч­ни­ков, соци­аль­но уяз­ви­мых сло­ев насе­ле­ния пред­став­ля­ют так назы­ва­е­мые пра­во­за­щит­ни­ки, неко­то­рые из кото­рых даже не име­ют юри­ди­че­ско­го обра­зо­ва­ния. Поэто­му на таких про­цес­сах, в основ­ном, кро­ме эмо­ций и лозун­гов мы не ниче­го слы­шим. Сто­ро­ны не гово­рят на юри­ди­че­ском язы­ке. От это­го стра­да­ют отправ­ле­ние пра­во­су­дия, каче­ство при­ни­ма­е­мых по таким делам судеб­ных реше­ний, так как судьи в ходе про­цес­са не слы­шат юри­ди­че­ски гра­мот­ных аргументов.

Поэто­му адво­кат­ское сооб­ще­ство, посто­ян­но под­ни­ма­ет вопрос об уста­нов­ле­нии еди­ных ква­ли­фи­ка­ци­он­ных тре­бо­ва­ний к лицам, кото­рые наме­ре­ны пред­став­лять инте­ре­сы граж­дан и орга­ни­за­ций в судах, либо в зако­но­да­тель­ном поряд­ке уста­но­вить запрет на пред­ста­ви­тель­ство в судах лиц, не име­ю­щих лицен­зию на заня­тие адво­кат­ской дея­тель­но­стью. Это вкрат­це, что каса­ет­ся граж­дан­ских дел.

По уго­лов­ным делам, так­же суще­ству­ет мас­са про­блем. В насто­я­щее вре­мя око­ло 70% уго­лов­ных дел опла­чи­ва­ет­ся за счет рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та. Ведь у извест­ных и состо­я­тель­ных лиц, кото­рым орга­ны след­ствия предъ­яв­ля­ют обви­не­ние, адво­ка­ты защи­ща­ют их инте­ре­сы по согла­ше­нию. А адво­ка­ты по назна­че­нию защи­ща­ют соци­аль­но уяз­ви­мые слои граж­дан, его гоно­рар зави­сит от коли­че­ства про­став­лен­ных сле­до­ва­те­лем часов на про­цес­се. Поду­май­те, как он будет эффек­тив­но защи­щать? Это бом­ба замед­лен­но­го дей­ствия, пото­му что у нас боль­шин­ство граж­дан не полу­ча­ют ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную юри­ди­че­скую помощь или полу­ча­ют ее не в пол­ной мере. Я не гово­рю, что все адво­ка­ты идут на пово­ду у след­ствия и на сдел­ку с ним.

Но, к сожа­ле­нию, у след­ствия есть рыча­ги воз­дей­ствия на адво­ка­та: пото­му что от сле­до­ва­те­ля зави­сит, про­ста­вит ли он адво­ка­ту 10 часов или 5. Раз­мер опла­ты одно­го часа уча­стия адво­ка­та в про­цес­су­аль­ных дей­стви­ях, а так­же в суде уста­нов­лен поста­нов­ле­ни­ем пра­ви­тель­ства и состав­ля­ет чуть более 800 тен­ге. А у адво­ка­та тоже есть семья, дети, жилищ­но-быто­вые про­бле­мы, у него нет соци­аль­ной кор­зи­ны, соци­аль­ных гаран­тий, кото­рые име­ют­ся у гос­слу­жа­ще­го. Что ему делать?

Поэто­му, если эту связ­ку разо­рвать, что­бы не сле­до­ва­тель и не про­ку­рор реша­ли, сколь­ко пла­тить адво­ка­ту, а неза­ви­си­мый орган, тогда это будет рево­лю­ци­он­ный шаг. Я имею в виду не гром­кие судеб­ные про­цес­сы, осве­ща­е­мые в СМИ, а те, кото­рые каса­ют­ся соци­аль­но уяз­ви­мых граж­дан, у кото­рых прак­ти­че­ски нет досту­па к пра­во­вой помощи.

Поэто­му обя­за­тель­но надо разо­рвать эту зави­си­мость адво­ка­та от сле­до­ва­те­ля и, конеч­но, под­нять раз­мер опла­ты тру­да адво­ка­та. Тем более он в день может отра­бо­тать 2—3 часа, помножь­те это на 800 тен­ге. Отку­да у насе­ле­ния будет доступ к пра­во­су­дию? Мне кажет­ся, сей­час на этом надо делать акценты.

Мы все­гда гово­рим, что адво­кат выпол­ня­ет кон­сти­ту­ци­он­ную мис­сию — ока­за­ние ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной юри­ди­че­ской помо­щи, в том чис­ле бес­плат­но, пото­му что есть кате­го­рия пен­си­о­не­ров, участ­ни­ков вой­ны, инва­ли­дов т.д. Они при­хо­дят в област­ную кол­ле­гию, юри­ди­че­скую кон­суль­та­цию, что­бы полу­чить такую помощь. Нор­мы, регла­мен­ти­ру­ю­щие вопрос ока­за­ния бес­плат­ной помо­щи ука­зан­ной кате­го­рии лиц, вне­се­ны недав­но, но их необ­хо­ди­мо совер­шен­ство­вать, допол­нять под­за­кон­ны­ми акта­ми, поста­нов­ле­ни­я­ми пра­ви­тель­ства, что­бы чет­ко уре­гу­ли­ро­вать про­це­ду­ру предо­став­ле­ния такой помощи.

Кро­ме того, у адво­ка­тов нет соци­аль­ных гаран­тий. Забо­ле­ет — никто ему «боль­нич­ный» не опла­тит. Отдель­ная про­бле­ма — нало­го­об­ло­же­ние адво­кат­ской деятельности.

Мы, адво­ка­ты, нико­гда не при­рав­ни­ва­ем себя к пред­при­ни­ма­те­лям, пото­му что, по боль­шо­му сче­ту, мы выпол­ня­ем кон­сти­ту­ци­он­ную мис­сию по ока­за­нию пра­во­вой помо­щи. Адво­кат­ская помощь заклю­ча­ет­ся в вос­ста­нов­ле­нии и защи­те нару­шен­ных прав граж­дан и носит, по сво­ей сути, ком­пен­са­ци­он­ный (вос­ста­но­ви­тель­ный) харак­тер, а не при­зва­на при­но­сить доход или зара­ба­ты­вать при­быль себе или сво­им дове­ри­те­лям (под­за­щит­ным). Адво­кат­ская помощь, подоб­но госу­дар­ствен­ным пра­во­вым услу­гам, явля­ет­ся раз­но­вид­но­стью гума­ни­тар­ной (обще­ствен­ной) дея­тель­но­сти и не может отож­деств­лять­ся с пред­при­ни­ма­тель­ством. У пред­при­ни­ма­те­ля основ­ная мис­сия — полу­че­ние прибыли.

Несмот­ря на это, по нало­го­об­ло­же­нию у адво­ка­тов есть боль­шие вопро­сы, напри­мер, став­ка инди­ви­ду­аль­но­го подо­ход­но­го нало­го­об­ло­же­ния инди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей колеб­лет­ся от 3% до 10% в рам­ках обще­го режи­ма нало­го­об­ло­же­ния, а для адво­ка­тов уста­нов­ле­на общая пре­дель­ная став­ка подо­ход­но­го нало­го­об­ло­же­ния в 10%. При этом пред­при­ни­ма­те­ли сво­бод­ны в заклю­че­нии дого­во­ров и в цено­об­ра­зо­ва­нии на свои това­ры (рабо­ты, услу­ги), а адво­ка­ты в боль­шин­стве опре­де­лен­ных зако­ном слу­ча­ев обя­за­ны по зако­ну ока­зы­вать помощь бес­плат­но или по фик­си­ро­ван­ным став­кам за счет госу­дар­ства. Не преду­смот­ре­но в отно­ше­нии адво­ка­тов и льгот­но­го нало­го­об­ло­же­ния, напри­мер, выче­тов из дохо­да. Кро­ме того, дохо­ды адво­ка­тов под­вер­же­ны двой­но­му нало­го­об­ло­же­нию. Есте­ствен­но, такое неспра­вед­ли­вое нало­го­об­ло­же­ние в конеч­ном сче­те отра­жа­ет­ся на насе­ле­нии, кото­ро­му адво­кат ока­зы­ва­ет пра­во­вую помощь. Отсю­да и раз­ни­ца в гоно­ра­рах адво­ка­тов. Но это отдель­ная тема.

- Сколь­ко насе­ле­ния у нас при­хо­дит­ся на душу адво­ка­та? Есть нор­ма в этом плане?

- Все зави­сит от пра­во­вой куль­ту­ры насе­ле­ния и функ­ций пра­во­во­го госу­дар­ства. У нас на 5 тыс. насе­ле­ния при­хо­дит­ся все­го один адво­кат. В Рос­сии один адво­кат на 2 тыс., в США — на 500 чело­век. У них там чело­век без сове­та адво­ка­та не сде­ла­ет ника­кой сдел­ки, не под­пи­шет ни один доку­мент. Он каж­дый свой шаг выве­ря­ет с адво­ка­том. А у нас мало того, что адво­ка­тов ката­стро­фи­че­ски не хва­та­ет, так про­цве­та­ет поваль­ный пра­во­вой ниги­лизм, люди не верят, что зако­ны рабо­та­ют. У нас мно­го зако­нов, боль­шая часть кото­рых пра­виль­ная, но они не исполняются.

- Ну, отку­да в рай­он­ном цен­тре или ауле адвокат?

- В каж­дом рай­он­ном цен­тре у нас есть юри­ди­че­ская кон­суль­та­ция. Мы созда­ли Рес­пуб­ли­кан­скую кол­ле­гию адво­ка­тов, рань­ше был Союз адво­ка­тов. В отли­чие от Сою­за, кол­ле­гия не обще­ствен­ная орга­ни­за­ция, а про­фес­си­о­наль­ное сооб­ще­ство. И основ­ная функ­ция Рес­пуб­ли­кан­ской кол­ле­гии — это пред­ста­ви­тель­ство адво­ка­ту­ры в пар­ла­мен­те, пра­ви­тель­стве по зако­но­твор­че­ской дея­тель­но­сти, в том чис­ле в обла­сти рас­ши­ре­ния досту­па граж­дан к правосудию.

- Спа­си­бо!

Источ­ник: Газе­та “Обще­ствен­ная пози­ция” (про­ект “DAT”)

More here:
Суд как при­да­ток орга­нов преследования

архивные статьи по теме

Кто права защищает, тот за это «получает»

О плюсах и минусах «народного IPO»

Казахстанский «БТА Банк» на грани краха