29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

СУД В АКТАУ: УАЗ въехал прямо в группу нефтяников

В про­шлую пят­ни­цу, 4 мая, на судеб­ном про­цес­се по жана­о­зен­ско­му делу про­дол­жил­ся про­смотр видео­ма­те­ри­а­лов след­ствия. Успе­ли про­смот­реть так­же 19 томов из 93 томов уго­лов­ных дел. Выяс­ни­ли нема­ло интересного.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА, Шари­па ИСКАКОВА 

 

В мате­ри­а­лах  уго­лов­ных дел обна­ру­же­на мас­са про­цес­су­аль­ных нару­ше­ний. Пуле­вые ране­ния под­су­ди­мых, ока­зы­ва­ет­ся, носят «лег­кий харак­тер (при этом из-за пло­хо­го меди­цин­ско­го обслу­жи­ва­ния у под­су­ди­мо­го Ану­ар­бе­ка Тад­же­но­ва  нача­лась  ган­гре­на  и ему пред­сто­ит ампу­та­ция сто­пы). Жана­о­зен­ские же участ­ко­вые отри­ца­ют, что в руках неф­тя­ни­ков было ору­жие. В целом эти мате­ри­а­лы нагляд­но пока­зы­ва­ют, как и кто на самом деле раз­вя­зы­вал  жана­о­зен­ский конфликт.

«Если чест­но, не было у них оружия»

Засе­да­ние нача­лось с про­смот­ра опе­ра­тив­ной видео­съем­ки, на кото­рой опра­ши­ва­ют поли­цей­ских. Все­го 12 видео­фраг­мен­тов — в кад­рах пре­иму­ще­ствен­но участ­ко­вые. Рас­сказ об их ране­ни­ях: тяже­лых нет, в основ­ном уши­бы рук и ног. Сле­до­ва­тель Исма­и­лов спра­ши­ва­ет: «Ору­жие в руках неф­тя­ни­ков было?». Участ­ко­вые отве­ча­ют: «Нет».

- Слу­шай, ну если чест­но, не было у них ору­жия, — забыв про видео­ка­ме­ру, по-свой­ски гово­рит  участ­ко­вый Саймухамедов.

Отве­ты участ­ко­вых опро­верг­ли видео­за­яв­ле­ния их кол­лег, про­зву­чав­шие в суде нака­нуне. Тогда боль­шин­ство поли­цей­ских в один голос заяв­ля­ли: в них стре­ля­ли из обре­за. Стре­лял, яко­бы, моло­дой парень со сто­ро­ны город­ско­го памят­ни­ка, воз­ве­ден­но­го в память о собы­ти­ях 1989 года.  Тот же «парень с обре­зом»  одно­вре­мен­но  стре­ля­ет и со сто­ро­ны аки­ма­та Жана­о­зе­ня. Но гар­ни­зон поли­цей­ских так и не смог задер­жать  неуло­ви­мо­го стрелка.

Так­же поли­цей­ские, опи­сы­вая декабрь­ские собы­тия, не назы­ва­ли  имен под­су­ди­мых. Исклю­че­ние сде­лал кри­ми­на­лист Ата­ба­ев. Он  утвер­ждал: Нарын Жары­л­га­сы­нов напал на него сза­ди и пытал­ся сло­мать его видеокамеру.

Еще один сви­де­тель — тоже ано­ним­ный — за кад­ром заяв­лял: видел, как под­су­ди­мый Мак­сат Дос­ма­гам­бе­тов руко­во­дил дей­стви­я­ми неф­тя­ни­ков на пло­ща­ди. Яко­бы к нему под­хо­ди­ли моло­дые люди и   пере­го­ва­ри­ва­лись с ним, а он давал им указания.

В каче­стве дока­за­тель­ства дей­ствий Мак­са­та в зале суда про­де­мон­стри­ро­ва­ли   видео­фраг­мент: круп­ным пла­ном лицо под­су­ди­мо­го Дос­ма­гам­бе­то­ва — вид у пар­ня рас­те­рян­ный.  На пло­ща­ди гре­мит музы­ка. Люди пере­го­ва­ри­ва­ют­ся меж­ду собой, воз­му­ща­ют­ся, кому-то зво­нят…  Но поли­цей­ские сто­ят явно дале­ко, что­бы услы­шать, о чем гово­рят неф­тя­ни­ки. Дос­ма­гам­бе­тов не отда­ёт ника­ких команд. Он сто­ит, засу­нув руки в кар­ма­ны, изред­ка пере­бра­сы­ва­ясь с дру­ги­ми репликами.

Исто­рия с УАЗом

На этом засе­да­нии, нако­нец, выяс­ни­лась исто­рия с УАЗом. Видео­ма­те­ри­ал поли­цей­ских неожи­дан­но поста­вил точ­ку в мно­го­чис­лен­ных спо­рах:  а был ли наезд авто­ма­ши­ны на неф­тя­ни­ков? Ока­за­лось, был.

На мони­то­ре экра­нов залов суда появи­лись кад­ры с плот­ной колон­ной поли­цей­ских: они нава­ли­ва­ют­ся на басту­ю­щих неф­тя­ни­ков. Вне­зап­но появ­ля­ет­ся УАЗ и    вре­за­ет­ся в рабо­чих. Авто­ма­ши­на въез­жа­ет имен­но в тол­пу неф­тя­ни­ков, хотя сто­ят они у края пло­ща­ди — вда­ле­ке от юрт и про­хо­дя­ще­го юби­лей­но­го кон­цер­та в честь 20-летия Неза­ви­си­мо­сти Казахстана.

Труд­но не назвать это про­во­ка­ци­ей, резуль­тат кото­рой тут же демон­стри­ру­ют сме­ня­ю­щи­е­ся кад­ры: ситу­а­ция нака­ля­ет­ся все боль­ше,  неф­тя­ни­ки все еще сдер­жи­ва­ют­ся — ста­ра­ют­ся не отве­чать на дей­ствия поли­цей­ских. Это про­ти­во­сто­я­ние длить­ся доста­точ­но дол­го, но неожи­дан­но появив­ший­ся УАЗ вре­за­ет­ся в тол­пу людей и пово­ра­чи­ва­ет кон­фликт в нуж­ное направ­ле­ние.  Это послед­няя кап­ля. Неф­тя­ни­ки кида­ют­ся на авто­ма­ши­ну, начи­на­ет­ся драка…

Каме­ра поли­цей­ско­го хао­тич­но фик­си­ру­ет сме­шав­шу­ю­ся мас­су неф­тя­ни­ков и поли­цей­ских, неволь­но пока­зы­вая край­нюю рас­те­рян­ность на лицах рабо­чих: они  не зна­ют что делать, не пони­ма­ют, что происходит?

Кад­ры рас­стре­ла прес­се не показали

Сле­ду­ю­щих кад­ры опе­ра­тив­ной съем­ки: рас­стрел людей. Но тут кар­тин­ка на мони­то­рах экра­нов в залах для прес­сы и род­ствен­ни­ков сме­ни­лась на кар­тин­ку обще­го пла­на зала суда.  За кад­ром толь­ко зву­ки: выстре­лы, кри­ки людей… Теперь жур­на­ли­сты наблю­да­ли реак­цию адво­ка­тов, сидя­щих на перед­нем плане.   На их лицах был ужас, одна из адво­ка­тов  закры­ла лицо рука­ми.  Кад­ры рас­стре­ла без­оруж­ных людей вер­ну­ли на мони­то­ры толь­ко спу­стя несколь­ко минут.

Смот­рим даль­ше. Фраг­мент: поли­цей­ские доби­ва­ют ране­ных дубин­ка­ми.  Каме­ра тут же отво­ра­чи­ва­ет­ся в сто­ро­ну. За кад­ром слы­шен толь­ко истош­ный крик пар­ня, кото­ро­го бьют поли­цей­ские — зву­ко­вое про­дол­же­ние фраг­мен­та, от кото­ро­го преду­смот­ри­тель­но отвер­ну­лась видеокамера.

Еще про­мельк­нул фраг­мент: поли­цей­ский сел на кор­точ­ки и гото­вит­ся к при­цель­но­му выстрелу…

Сле­ду­ю­щий фраг­мент: сни­ма­ю­щий ведет свою съем­ку с без­опас­но­го для него рас­сто­я­ния, но это не меша­ет видеть пол­за­ю­щих по зем­ле ране­ных людей. Те, кто пада­ет от пуль в общей спа­са­ю­щей­ся тол­пе, ока­зы­ва­ют­ся «счаст­лив­чи­ка­ми» — им ста­ра­ют­ся помочь, поды­ма­ют, тащат на себе…  Люди, ока­зав­ши­е­ся на откры­том про­стран­стве, полу­чив ране­ния, по инер­ции пыта­ют­ся полз­ти впе­ред, зовут на помощь, но их наго­ня­ет лави­на поли­цей­ских с дубинками…

В залах при про­смот­ре это­го видео сто­я­ла  гро­бо­вая тишина.

После пере­ры­ва пла­ни­ро­ва­лось вновь про­смот­реть мате­ри­а­лы, предо­став­лен­ные теле­ком­па­ни­ей «К‑плюс», но фай­лы на ком­пью­те­ре никак не откры­ва­лись. Судья вынуж­ден был объ­явить о про­смот­ре  видео­съем­ки, сде­лан­ной с каме­ры наблю­де­ния дома экс-гла­вы «Озен­му­най­га­за» Кийк­бая Ишма­но­ва.  «Мы сей­час уви­дим пар­ней, кото­рые напа­ли на дом Ишма­но­ва», — пообе­щал Арал­бай Нагашибаев.

На мони­то­рах появи­лись кад­ры, сня­тые с каме­ры наблю­де­ния супер­мар­ке­та:      сме­ня­ю­щи­е­ся фигу­ры жана­о­зен­цев. кото­рые выби­ра­ют про­дук­ты пита­ния. Адми­ни­стра­тор по оче­ре­ди вклю­чал все видео­фай­лы под назва­ни­ем «дома Ишма­но­ва», но вме­сто них появ­ля­лись  видео­за­пи­си с камер наблю­де­ния раз­гром­лен­ных жана­о­зен­ских магазинов.

Участ­ни­кам про­цес­са пред­ло­жи­ли видео­за­пись очной став­ки под­су­ди­мо­го Жар­лы­га­сы­мо­ва с кри­ми­на­ли­стом Ата­ба­е­вым. В кад­ре неф­тя­ник под­твер­жда­ет: напа­дал на кри­ми­на­ли­ста, но сожа­ле­ет об этом.

- В деле есть рас­пе­чат­ки с сото­вых теле­фо­нов погиб­ших людей, — объ­явил Нага­щи­ба­ев и пояс­нил: «Это рас­пе­чат­ки с GPS.  Ока­зы­ва­ет­ся, сей­час мож­но по сото­во­му теле­фо­ну опре­де­лить, кто и где нахо­дит­ся…  Будем их рас­смат­ри­вать в зале или каж­дый по отдель­но­сти посмотрит?».

Рас­пе­чат­ки пред­став­ля­ли собой объ­ем­ный текст, и участ­ни­ки про­цес­са реши­ли  не тра­тить на него вре­мя. Инте­рес к ним про­яви­ли толь­ко адво­кат Али­би­ев и под­су­ди­мый Дюсем­ба­ев. Его сест­ра Айжан, став­шая инва­ли­дом после ране­ния в ногу (она сидит в общем заде суда — авт.), крик­ну­ла  бра­ту: «Пара­хат, посмот­ри: где был наш папа, когда его убили…»

Судья объ­явил: «Видео и фото­ма­те­ри­а­лы про­смот­ре­ны. Суд при­сту­па­ет к рас­смот­ре­нию 93‑х томов уго­лов­но­го дела».

Кста­ти, на засе­да­нии так и не были про­слу­ша­ны ауди­о­за­пи­си теле­фон­ных раз­го­во­ров под­су­ди­мых, назван­ных сто­ро­ной обви­не­ния орга­ни­за­то­ра­ми декабрь­ских бес­по­ряд­ков. Напри­мер, сте­но­грам­мы раз­го­во­ра Тал­га­та Сак­та­га­но­ва.  Речь идет о встре­че неф­тя­ни­ков в доме Жака Ами­но­ва.  На преды­ду­щих засе­да­ни­ях про­ку­ро­ры утвер­жда­ли: сте­но­грам­ма «про­слуш­ки» сви­де­тель­ству­ет, что неф­тя­ни­ки гото­ви­ли ору­жие, соби­ра­ли «креп­ких пар­ней».  И  судья обе­щал: всю ауди­о­за­пись  про­де­мон­стри­ру­ем  во вре­мя рас­смот­ре­ния всех мате­ри­а­лов уго­лов­но­го дела, то есть сей­час. Но в пят­ни­цу Арал­бай Нага­ши­ба­ев об ауди­о­за­пи­си теле­фон­ных раз­го­во­ров под­су­ди­мых не обмол­вил­ся ни сло­вом, а адво­ка­ты хода­тайств по это­му пово­ду не заявили.

Адво­ка­ты ловят «блох»

Бук­валь­но в пожар­ном поряд­ке суд рас­смот­рел 19 томов «Дела неф­тя­ни­ков». Сна­ча­ла харак­те­ри­сти­ки под­су­ди­мых: к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти не при­вле­ка­лись, на уче­те в нар­ко­ло­ги­че­ских и пси­хи­ат­ри­че­ских дис­пан­се­рах не состо­я­ли, на рабо­те харак­те­ри­зу­ют­ся с поло­жи­тель­ной стороны.

Затем заклю­че­ния судеб­но-меди­цин­ской экс­пер­ти­зы: пуле­вые ране­ние, полу­чен­ные  рядом под­су­ди­мых, носят… лег­кий харак­тер. Хотя, к при­ме­ру, из-за пло­хо­го меди­цин­ско­го обслу­жи­ва­ния у под­су­ди­мо­го Ану­ар­бе­ка Тад­же­но­ва  нача­лась  ган­гре­на  и ему пред­сто­ит ампу­та­ция стопы.

Потом резуль­та­ты пси­хо­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы подо­зре­ва­е­мых: пси­хи­че­ски­ми забо­ле­ва­ни­я­ми не стра­да­ют, в при­ну­ди­тель­ном лече­нии не нуж­да­ют­ся. Фор­му­ли­ров­ка дуб­ли­ро­ва­лась в деле каж­до­го под­су­ди­мо­го: «…При совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния пони­ма­ли реаль­ный харак­тер и опас­ность для обще­ства сво­их дей­ствий и мог­ли управ­лять ими. В момент совер­ше­ния пре­ступ­ле­ния  нахо­ди­лись в здра­вом уме и мог­ли адек­ват­но отве­чать в  след­ствен­ном и судеб­ном процессах».

Наблю­да­те­ли тут же отме­ти­ли: «Поче­му экс­пер­ты утвер­жда­ют «при совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния»? Где пре­зумп­ция неви­нов­но­сти?». Адво­ка­ты про­мол­ча­ли, но сле­дом выло­ви­ли нема­ло «мух» в мате­ри­а­лах уго­лов­ных дел 37 нефтяников.

На пер­вой стра­ни­це, пер­во­го тома, авто­руч­кой вне­се­ны поправ­ки  без при­пис­ки «исправ­лен­но­му верить» и  печа­ти. В вось­мом томе (дело под­су­ди­мо­го Жары­л­га­сы­но­ва) не нашли харак­те­ри­сти­ку неф­тя­ни­ка. В томе № 13 (дело под­су­ди­мых Непе­со­ва и Кос­бар­ма­ко­ва) не обна­ру­жи­ли  про­то­ко­лы опо­зна­ния. Фото­таб­ли­цы под­су­ди­мых (по кото­рым их опо­зна­ва­ли) не оформ­ле­ны соот­вет­ству­ю­щи­ми про­цес­су­аль­ны­ми документами.

- В 15 томе, на стра­ни­цах 210 и 211 есть объ­яс­ни­тель­ная под­су­ди­мо­го  Бесма­гам­бе­то­ва, напи­сан­ная на имя комен­дан­та Жана­о­зе­на Кабы­ло­ва. А кто вел опрос под­су­ди­мо­го? — зада­ла вопрос адво­кат Гуль­на­ра Жуаспаева.

- Объ­яс­ни­тель­ная есть, но кто вел опрос, неиз­вест­но, — отве­тил судья. — В деле  ниче­го не написано.

Сего­дня суд про­дол­жа­ет рас­смот­ре­ние мате­ри­а­лов уго­лов­но­го дела. Все­го участ­ни­кам про­цес­са пред­сто­ит «про­ли­стать» 93 тома.

Originally posted here:
СУД В АКТАУ: УАЗ въе­хал пря­мо в груп­пу нефтяников

архивные статьи по теме

Депутаты вспомнили о деньгах и нефтяниках

«Назарбаев, кет!» Призывы к уходу «лидера нации» на митинге за реформы

Editor

Каждый чиновник рискует стать уголовником