11 C
Астана
5 октября, 2022
Image default

Суды над прессой в последней инстанции

На про­шед­шей неде­ле Алма­тин­ский город­ской суд откло­нил послед­нюю из апел­ля­ций на три одно­тип­ных реше­ния Спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го меж­рай­он­но­го адми­ни­стра­тив­но­го суда (СМАС) о при­оста­нов­ле­нии на три меся­ца выпус­ка трёх оппо­зи­ци­он­ных газет: «Прав­да Казах­ста­на» (апел­ля­ция откло­не­на 24 октяб­ря), «Три­бу­на» (то же самое про­изо­шло неде­лей рань­ше) и «Прав­ди­вая газе­та» (апел­ля­ция откло­не­на ещё в кон­це августа).

Про­цес­сов было три (по каж­дой из трёх газет один про­цесс в двух инстан­ци­ях). При этом про­це­ду­ры рас­смот­ре­ния в судах как пер­вой, так и вто­рой инстан­ций были настоль­ко схо­жи меж­ду собой (не забу­дем ещё и мно­гие антиСМИш­ные казу­сы преды­ду­щих лет), что здесь впо­ру гово­рить о двух судеб­ных шаб­ло­нах — один для СМА­Са, дру­гой для горсуда.

Хотя поста­ра­ем­ся быть объ­ек­тив­ны­ми — отме­тим в опи­сы­ва­е­мых судеб­ных делах пере­пле­те­ние шаб­ло­на с эле­мен­та­ми инди­ви­ду­аль­но­го подхода.

Три про­цес­са — два шаблона

Оце­ни­вая все про­цес­сы по всем трём газе­там (по каж­дой из них был один про­цесс в СМА­Се и один в гор­су­де), сле­ду­ет отме­тить как общую шаб­лон­ность, про­яв­лен­ную испол­ни­тель­ной вла­стью, про­ку­ра­ту­рой и суда­ми по отно­ше­нию к трём доволь­но-таки раз­ным по направ­ле­нию и сти­ли­сти­ке, но в рав­ной сте­пе­ни оппо­зи­ци­он­ным газе­там, так и эле­мен­ты инди­ви­ду­аль­но­го под­хо­да к одной из них. Хотя вряд ли это как-то свя­за­но с внут­рен­ни­ми осо­бен­но­стя­ми имен­но «Прав­ды Казах­ста­на» и её редак­то­ра, в фабу­ле пре­сле­до­ва­ния кото­рых нали­цо одна мел­кая деталь, отсут­ству­ю­щая в слу­ча­ях «Прав­ди­вой газе­ты» и «Три­бу­ны».

Шаб­лон­ность выра­жа­ет­ся в при­ме­не­нии, повто­рим­ся, к весь­ма раз­ным изда­ни­ям одно­го и того же нака­за­ния (всем по три меся­ца вынуж­ден­но­го «бана», как это назы­ва­ет­ся на интер­нет-фору­мах) по одной и той же 350‑й ста­тье Адмко­дек­са (спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но антиСМИш­ной), а так­же шаб­лон­ный ход судо­го­во­ре­ния. Нам, регу­ляр­но посе­ща­ю­щим судеб­ные засе­да­ния в каче­стве наблю­да­те­лей от Бюро по пра­вам чело­ве­ка, этот шаб­лон изве­стен во всех дета­лях и уже в зубах навяз настоль­ко, что, отна­блю­дав ход про­цес­са одной газе­ты, мож­но опи­сать ход дру­го­го тако­го же — и ведь не ошибёшься.

На каж­дом таком суде пред­ста­ви­те­ли газе­ты и их адво­ка­ты демон­стри­ру­ют чуде­са крас­но­ре­чия, дока­зы­вая оче­вид­ную неви­нов­ность редак­ций во вме­нён­ном им нару­ше­нии, юри­ди­че­скую и логи­че­скую несо­сто­я­тель­ность этих обви­не­ний, содер­жа­тель­ную мизер­ность, а зна­чит, и нуле­вую обще­ствен­ную опас­ность вме­нён­ных газе­там нарушений.

В ответ же на эти речи, под­креп­лён­ные желез­ны­ми дока­за­тель­ства­ми, пред­ста­ви­те­ли управ­ле­ния внут­рен­ней поли­ти­ки гора­ки­ма­та как орга­на, изго­то­вив­ше­го про­то­кол об адми­ни­стра­тив­ном пра­во­на­ру­ше­нии и пере­дав­ше­го его в адмсуд, а так­же  без­ого­во­роч­но под­дер­жи­ва­ю­щие мэр­ских чинов­ни­ков про­ку­ро­ры вооб­ще не замо­ра­чи­ва­ют­ся поис­ком воз­ра­же­ний или све­жих аргу­мен­тов. Они не тра­тят лиш­них слов, а супер­ла­ко­нич­но, бук­валь­но одной-дву­мя фра­за­ми, про­го­ва­ри­ва­ют одну и ту же ман­тру: «нару­ше­ние дока­за­но, про­сим нака­зать» (на суде пер­вой инстан­ции); «нака­за­ние выне­се­но пра­виль­но, про­сим оста­вить в силе» (на суде вто­рой инстанции).

После это­го судьи, не схо­дя с места, огла­ша­ют резо­лю­тив­ную суть поста­нов­ле­ния: «назна­чить нака­за­ние в виде при­оста­нов­ле­ния на три меся­ца» (в СМА­Се) или «оста­вить поста­нов­ле­ние суда пер­вой инстан­ции в силе, а апел­ля­ци­он­ную жало­бу без удо­вле­тво­ре­ния» (уже в горсуде).

Инди­ви­ду­аль­ный же под­ход к трём раз­ным газе­там выра­зил­ся со сто­ро­ны чинов­ни­ков из УВП в кон­крет­ном выбо­ре — к чему имен­но при­драть­ся: к мел­ко­му ли несов­па­де­нию цифр тира­жей (казус «ПГ»), к столь же мел­кой ли заусе­ни­це меж­ду дву­мя сосед­ни­ми года­ми выда­чи сви­де­тельств о реги­стра­ции (казус «ПК») или совсем уж отча­ян­но — к нару­ше­нию редак­ци­ей тре­бо­ва­ния, кото­ро­го в зако­но­да­тель­стве вооб­ще нет (казус «Три­бу­ны»).

Ну а самая осо­бен­ная осо­бен­ность  — это то, что на глав­но­го редак­то­ра «ПК» Шари­па Курак­бая нало­жи­ли ещё и пер­со­наль­ный штраф раз­ме­ром 30 МРП, тогда как на его кол­лег-главре­дов Жан­бо­ла­та Мамая («АА») и Айгуль Исма­гу­ло­ву («ПГ») пер­со­наль­ных штра­фов реши­ли не наве­ши­вать. Кого из них в этом аспек­те под­верг­ли обыч­ной дис­кри­ми­на­ции, а кого — так назы­ва­е­мой поло­жи­тель­ной дис­кри­ми­на­ции — судить не берём­ся, а лишь огра­ни­чим­ся пара­док­саль­ной ком­би­на­ци­ей из двух смай­ли­ков J=L.

О гого­лев­ских плюш­ки­ных и чехов­ских пришибеевых

Осо­бой стро­кой сле­ду­ет пого­во­рить об уже упо­мя­ну­той мель­ком выше роли в трёх послед­них про­цес­сах одно­го стран­но­ва­то­го учре­жде­ния, пыш­но име­ну­е­мо­го управ­ле­ние внут­рен­ней поли­ти­ки (УВП) аки­ма­та Алма­ты. У него даже назва­ние стран­ное: мож­но поду­мать, что в сосед­них каби­не­тах аки­ма­та есть ещё и управ­ле­нии внеш­ней поли­ти­ки. Хотя кто его зна­ет, может, и есть — кто-то же веда­ет обме­ном деле­га­ци­я­ми с так назы­ва­е­мы­ми горо­да­ми — побра­ти­ма­ми Алма­ты, в мэри­ях кото­рых вряд ли име­ют­ся управ­ле­ния внут­рен­ней поли­ти­ки. И уж точ­но ни в аме­ри­кан­ском Тусоне, штат Ари­зо­на, ни в ита­льян­ском Турине, область Пье­монт, ника­кой отдел мэрии не зани­ма­ет­ся фаб­ри­ка­ци­ей судеб­ных исков о закры­тии неза­ви­си­мых СМИ.

Вто­рая стран­ность — поче­му это аки­ма­тов­ские управ­ле­ния внут­рен­ней поли­ти­ки сов­ме­ща­ют в себе функ­ции упол­но­мо­чен­ных орга­нов Мини­стер­ства куль­ту­ры и инфор­ма­ции, если те же депар­та­мен­ты КНБ, МВД или МЧС по горо­ду Алма­ты вооб­ще не под­чи­ня­ют­ся гора­ки­ма­ту, будучи по ста­ту­су тер­ри­то­ри­аль­ны­ми под­раз­де­ле­ни­я­ми цен­траль­но­го ведомства?

Но бог с ними, бюро­кра­ти­че­ски­ми хит­ро­спле­те­ни­я­ми — как сфор­му­ли­ро­вал в одной из ста­рин­ных пого­во­рок вели­кий и язы­ка­стый рус­ский народ, попов судить — на то чёрт есть.Поговорим луч­ше о содер­жа­тель­ном напол­не­нии иско­вых заяв­ле­ний УВП, а имен­но об их мизер­но­сти, гра­ни­ча­щей с самым насто­я­щим крохоборством.

Самый извест­ный в клас­си­че­ской рус­ской лите­ра­ту­ре кро­хо­бор опи­сан Нико­ла­ем Васи­льи­чем Гого­лем  в романе-поэ­ме «Мёрт­вые души» в небезыз­вест­ном обра­зе поме­щи­ка Плюш­ки­на, не брез­го­вав­ше­го под­би­рать на доро­ге и тащить в дом хоть тря­поч­ку, хоть верё­воч­ку, при­чём отнюдь не из-за бед­но­сти. Пусть не гне­ва­ет­ся на нас за такое срав­не­ние дав­но покой­ный Нико­лай Васи­льич, ан есть-таки нечто плюш­кин­ское в том, какие имен­но нару­ше­ния зако­но­да­тель­ства о СМИ вме­ни­ли аки­ма­тов­ские полит­управ­лен­цы редак­ци­ям «Прав­ди­вой назе­ты» и «Прав­ды Казах­ста­на» (о «Три­буне» речь отдельная).

Напом­ним, что обе­им газе­там, име­ю­щим в назва­ни­ях суще­стви­тель­ное «прав­да» или про­из­вод­ное от него при­ла­га­тель­ное, УВП вме­ни­ло сле­ду­ю­щее нару­ше­ние «поряд­ка объ­яв­ле­ния выход­ных дан­ных»: в несколь­ких номе­рах обе­их газет тираж был обо­зна­чен 8000 экзем­пля­ров при реаль­ном выпус­ке 7000. Про­стая опе­чат­ка цифир­ки 7 вме­сто цифир­ки 8 сто­и­ла «ПГ» трёх­ме­сяч­но­го бана, а «ПК» пона­ча­лу толь­ко штра­фа в 50 МРП.

Зато месяц спу­стя плюш­ки­ны из УВП подо­бра­ли этой газе­те и её главре­ду Курак­баю дру­гую «верё­воч­ку» — невер­ное ука­за­ние номе­ра и даты сви­де­тель­ства о реги­стра­ции: мол, не в 2007 году оно было выда­но Мини­стер­ством куль­ту­ры и инфор­ма­ции, а в 2008‑м.

За такие нару­ше­ния дей­стви­тель­но преду­смот­ре­на адми­ни­стра­тив­ная ответ­ствен­ность в 350‑й ста­тье Адмко­дек­са, под­креп­ля­ю­щей собой тре­бо­ва­ния 5‑й ста­тьи зако­на о СМИ. Одна­ко даже и суще­ству­ю­щий закон при­ме­нён чинов­ни­ка­ми из УВП, про­ку­ро­ра­ми и судья­ми более чем рас­ши­ри­тель­но: всё-таки в ста­тье 5 зако­на о СМИ гово­рит­ся о том, что долж­но быть ука­за­но в выход­ных дан­ных печат­но­го изда­ния — в том чис­ле и  тираж, и дата выда­чи сви­де­тель­ства о реги­стра­ции, одна­ко ниче­го не гово­рит­ся о том, что в этих строч­ках не долж­но быть опечатки.

Так что, сле­дуя духу и бук­ве (не бук­ва­ли­сти­ке) зако­на и прин­ци­пам разум­но­сти и доста­точ­но­сти, чинов­ни­кам из УВП сле­до­ва­ло, заме­тив опе­чат­ку, изве­стить об этом редак­ции офи­ци­аль­ном пись­мом или теле­фон­ным звон­ком, а редак­то­рам сле­до­ва­ло бы отве­тить: «Спа­си­бо за вни­ма­ние к нашей газе­те, в бли­жай­шем номе­ре испра­вим» — и, конеч­но же, испра­вить. Тогда бы не было вооб­ще ника­кой поч­вы для судеб­ных про­цес­сов и закры­тия газет.

Что же до судеб­но­го казу­са с газе­той «Три­бу­на», то здесь при­дир­ка аки­ма­тов­ких увэп­эш­ни­ков, столь же кро­хо­бор­ско-плюш­кин­ская, как и опи­сан­ные выше, явля­ет собой при­мер даже не рас­ши­ри­тель­но­го при­ме­не­ния зако­на, а пол­но­го его попра­ния, ибо вооб­ще не осно­ва­на на законе! Ист­цы из УВП при под­держ­ке про­ку­ра­ту­ры и судов нака­за­ли эту газе­ту за то, что ее редак­ция ушла летом на месяц в отпуск, не поста­вив в извест­ность УВП. Можем пред­ста­вить, до чего обид­но было ака­ки­ям ака­ки­е­ви­чам (опять этот Гоголь) из «дома на хол­ме» такое небре­же­ние, одна­ко закон (даже и наш кро­хо­бор­ский и репрес­сив­ный) вооб­ще не накла­ды­ва­ет на редак­цию СМИ обя­за­тель­ства изве­щать госор­га­ны об ухо­де в отпуск или выхо­де на работу.

И вот вам нате киль­ки в тома­те — суды пооче­рёд­но двух инстан­ций утвер­жда­ют реше­ние, не осно­ван­ное на законе, а зна­чит, пря­мо ему про­ти­во­ре­ча­щее, и ника­кая про­ку­ра­ту­ра такое нару­ше­ние зако­на аки­ма­том и суда­ми не опро­те­сто­вы­ва­ет, при­тво­ря­ясь слепоглухонемой.

Посе­щая из года в год в каче­стве наблю­да­те­ля от КМБП­ЧиСЗ и пере­да­вая резуль­та­ты наблю­де­ний нашим бюро­ш­ным юри­стам для вклю­че­ния в пра­во­за­щит­ные отчё­ты, кото­рые впо­ру назы­вать лето­пи­ся­ми без­за­ко­ний, ловишь себя не на нена­ви­сти и пре­зре­нии к масте­рам фаб­ри­ка­ции антиСМИш­ных дел, но одно­вре­мен­но и на жало­сти к ним. Жал­ко их вот поче­му: каким толь­ко кро­хо­бор­ством при­хо­дит­ся им зани­мать­ся, на какие изощ­рён­ные ухищ­ре­ния идти, что­бы выпол­нить ука­за­ние свер­ху о пол­ном или вре­мен­ном закры­тии неугод­ных газет!

Оно, конеч­но, нашим чинов­ни­кам не зани­мать уме­ния при­драть­ся не то что там к «вра­же­ско­му» СМИ, но даже и к теле­граф­но­му стол­бу, подоб­но тому мен­ту из древ­не­го анек­до­та: «По како­му пра­ву тут око­пал­ся? Отве­чай, какие с кем свя­зи завёл? И на какие сред­ства гудишь?» Одна­ко всё рав­но есть за что пожа­леть и мэр­ских чинов­ни­ков, вынуж­ден­ных изу­чать под лупой набран­ные обыч­но самым мел­ким шриф­том выход­ные дан­ные газет в поис­ках фитю­лек, к кото­рым мож­но придраться.

То ли дело было раз­до­лье  их пред­ше­ствен­ни­кам из цар­ской Рос­сии эпо­хи реак­ции и застоя в послед­нее два­дца­ти­ле­тие XIX и пер­вое пяти­ле­тие XX веков, когда неугод­ные газе­ты закры­ва­ли с офи­ци­аль­ной фор­му­ли­ров­кой «за вред­ное направ­ле­ние». И при такой про­сто­те адми­ни­стра­тив­ных нра­вов спра­вить­ся с зада­чей состав­ле­ния про­то­ко­ла на сму­тьян­скую щел­ко­пёр­ню-газе­тён­ку лег­ко мог тупей­ший из чехов­ских унте­ров пришибеевых.

P.S. Вот пере­чи­та­ли мы напи­сан­ное — и поду­ма­ли: а не ломим­ся ли мы в откры­тую дверь? Раз­ве  не при­ме­ня­ет­ся «здесь и сей­час» для закры­тия оппо­зи­ци­он­ных СМИ это самое осно­ва­ние «за вред­ное направ­ле­ние»? Ещё как при­ме­ня­лось не далее чем в кон­це про­шло­го и нача­ле теку­ще­го года, толь­ко зву­чит оно чуть более осо­вре­ме­нен­но: «за экс­тре­мизм» и «за при­над­леж­ность к еди­но­му СМИ».

Читать ори­ги­нал статьи:

Суды над прес­сой в послед­ней инстанции

архивные статьи по теме

Сам себе рекордсмен. Почему Кадыров «популярнее» Путина?

Editor

Кино как лекарство от коррупции

Огласите весь (санкционный) список?

Editor