2 C
Астана
21 апреля, 2021
Image default

Судебное эхо митинга несогласных

Раз­би­рать «дела» участ­ни­ков митин­га 24 мар­та адми­ни­стра­тив­но­му суду Алма­ты при­шлось целых три дня. В резуль­та­те оштра­фо­ва­но на раз­ные сум­мы пяте­ро, аре­сто­ва­но на 15 суток двое. Одна­ко, как заяви­ла одна из участ­ни­ков акции Мар­жан Аспан­ди­я­ро­ва, митин­ги несо­гла­сия будут продолжаться.

 

Автор: Андрей СВИРИДОВ

 

Пер­вый судеб­ный уро­жай тре­тье­го митин­га несо­гла­сия на пло­ща­ди Абая 24 мар­та соста­ви­ло при­вле­че­ние к адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти чет­ве­рых его орга­ни­за­то­ров и участников:

 

● Бахыт­жан Торе­го­жи­ной, пре­зи­ден­та обще­ствен­но­го фон­да «Ар.Рух.Хак», самой актив­ной из пода­тель­ниц заяв­ки на про­ве­де­ние митин­га — она была задер­жа­на при выхо­де из дома за пол­ча­са до нача­ла митин­га и достав­ле­на в Меде­уское РУВД, а отту­да в кон­це дня — в Спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный меж­рай­он­ный адми­ни­стра­тив­ный суд (СМАС), поста­нов­ле­ни­ем кото­ро­го оштра­фо­ва­на на 50 МРП. Месяц назад, нака­нуне фев­раль­ско­го митин­га, Торе­го­жи­ну тоже задер­жи­ва­ли до нача­ла митин­га и потом штрафовали;

 

● граж­дан­ско­го акти­ви­ста Кай­ра­та Ерде­ба­е­ва поли­цей­ские задер­жа­ли на под­хо­де к пло­ща­ди Абая за несколь­ко минут до нача­ла митин­га и доста­ви­ли в Меде­уское РУВД, а отту­да в кон­це дня — в СМАС, поста­нов­ле­ни­ем кото­ро­го был осуж­дён на 15 суток адми­ни­стра­тив­но­го аре­ста. Воз­мож­но, осно­ва­ни­ем для столь жёст­ко­го нака­за­ния (и это при сто­про­цент­ном али­би — на самом митин­ге отсут­ство­вал!) послу­жил сво­е­го рода «реци­ди­визм»: с преды­ду­ще­го митин­га 26 фев­ра­ля поли­цей­ские уно­си­ли Ерде­ба­е­ва бук­валь­но на руках. Как вспо­ми­нал об этом в кулу­а­рах поне­дель­нич­но­го суда Булат Аби­лов, тол­па омо­нов­цев про­та­щи­ла Кай­ра­та от места захва­та до авто­за­ка никак не мень­ше двух квар­та­лов от про­спек­та Абая аж до ули­цы Шевченко;

 

● Кана­та Ибра­ги­мо­ва, ради­каль­но­го худож­ни­ка и «футу­ри­ста жиз­ни», взяв­ше­го на себя моде­ра­тор­ство на том митин­ге и в кон­це высту­пив­ше­го в очень эмо­ци­о­наль­ной мане­ре. Он ожи­дал задер­жа­ния сра­зу по завер­ше­нии митин­га, в свя­зи с чем редак­тор сай­та Guljan.org Гуль­жан Ерга­ли­е­ва про­си­ла жур­на­ли­стов не рас­хо­дить­ся, а про­сле­дить за собы­ти­я­ми на месте. Но вла­сти ока­за­лись хит­рее — они не ста­ли пре­пят­ство­вать Кана­ту, сопро­вож­да­е­мо­му жур­на­ли­ста­ми, спо­кой­но сесть в маши­ну и уехать домой. Одна­ко вече­ром Ибра­ги­мо­ву на дом при­нес­ли повест­ку в СМАС и уже в суде вынес­ли реше­ние об адми­ни­стра­тив­ном аре­сте на 15 суток;

 

● Рахи­ма Ауган­ба­е­ва, граж­дан­ско­го акти­ви­ста из Тара­за, завер­шив­ше­го своё выступ­ле­ние на митин­ге при­зы­вом «Назар­ба­ев, кел» («Я при­зы­ваю Назар­ба­е­ва явить­ся сюда, к наро­ду, что­бы народ посмот­рел на него и что­бы он услы­шал, что гово­рит народ», — ска­зал он). Задер­жать Ауган­ба­е­ва поли­цей­ские попы­та­лись после завер­ше­ния митин­га, но Рахим запрыг­нул в отхо­дя­щий от оста­нов­ки марш­рут­ный авто­бус. За ним поеха­ли на машине и задер­жа­ли уже после его выхо­да из авто­бу­са. Про­ку­рор на суде потре­бо­вал для Ауган­ба­е­ва аре­ста на 15 суток. Одна­ко узнав о нали­чии у под­су­ди­мо­го 2‑й груп­пы инва­лид­но­сти, нажи­той за годы рабо­ты на Джам­буль­ском фос­фор­ном ком­би­на­те, судья была вынуж­де­на огра­ни­чить­ся штра­фом в раз­ме­ре 50 МРП.

 

Осталь­ные дела по суб­бот­не­му митин­гу были назна­че­ны на поне­дель­ник 26 мар­та. В этот день были вызва­ны в СМАС на 15:30 трое «пра­во­на­ру­ши­те­лей»:

 

● Мар­жан Аспан­ди­я­ро­ва, тоже пода­вав­шая заяв­ку на про­ве­де­ние митин­га, но не задер­жан­ная до его нача­ла и актив­но на нём высту­пав­шая (месяц же назад, 26 фев­ра­ля, её задер­жи­ва­ли до нача­ла митин­га и потом оштрафовали);

 

● Рама­зан Есер­ге­пов, быв­ший редак­тор и изда­тель газе­ты «Алма-Ата ИНФО», осуж­дён­ный в 2009 году на три года лише­ния сво­бо­ды за кри­ти­че­скую пуб­ли­ка­цию о дея­тель­но­сти Жам­был­ско­го депар­та­мен­та КНБ, отси­дев­ший от звон­ка до звон­ка и вышед­ший на сво­бо­ду в янва­ре это­го года; вско­ре после осво­бож­де­ния Рама­зан воз­гла­вил обще­ствен­ный коми­тет «Жана­о­зен-2011» и в этом каче­стве высту­пал и пред­се­да­тель­ство­вал на митин­ге 24 мар­та, посвя­щён­ном 100 дням тех тра­ги­че­ских событий;

 

● Касым Аман­жол, один из высту­пав­ших на суб­бот­нем митин­ге; рас­смот­ре­ние его дела было пере­не­се­но с поне­дель­ни­ка на вторник.

 

Что же каса­ет­ся рас­смот­ре­ния дел Мар­жан Аспан­ди­я­ро­вой и Рама­за­на Есер­ге­по­ва, то мораль­но под­дер­жать их при­шли вер­нув­ши­е­ся нака­нуне из поезд­ки в Жана­о­зен и Актау лиде­ры ОСДП «Азат» Булат Аби­лов и Амир­жан Коса­нов и глав­ный редак­тор газе­ты «Жас Алаш» Рыспек Сар­сен­бай. Плюс ещё была целая груп­па наблю­да­те­лей и жур­на­ли­стов, и, по-види­мо­му, имен­но этой пуб­лич­но­сти испу­га­лись, каза­лось бы, ко все­му при­выч­ные судьи СМА­Са. Оче­вид­но, сочув­ству­ю­щую пуб­ли­ку и прес­су реши­ли взять измо­ром: мол, надо­ест ждать — сами разой­дут­ся. Для это­го нача­ло про­цес­са рас­тя­ну­ли почти на три часа, в тече­ние кото­рых буду­щих под­су­ди­мых то и дело про­си­ли не ухо­дить — мол, подо­жди­те, суд вот-вот нач­нёт­ся, судья зна­ко­мит­ся с делом и т.п.

 

К шести часам вече­ра судеб­ный при­став едва сдер­жи­вал измо­рен­ную пуб­ли­ку. Вот уже и рабо­чий день кон­чил­ся, и мы ожи­да­ли пере­но­са рас­смот­ре­ния дел на зав­тра, но в 18:15 судеб­ные при­ста­вы нако­нец-то запу­сти­ли при­сут­ству­ю­щих в кори­дор СМА­Са и пред­ло­жил раз­де­лить­ся по двум залам, так как рас­смот­ре­ние дел было пору­че­но двум раз­ным судьям в одно и то же время.

 

В нача­ле сво­е­го про­цес­са Рама­зан Есер­ге­пов, озна­ко­мив­шись с про­то­ко­лом сво­е­го задер­жа­ния и пока­за­ни­я­ми так назы­ва­е­мых сви­де­те­лей, оха­рак­те­ри­зо­вал эти мате­ри­а­лы как без­гра­мот­ные и неадек­ват­ные, в свя­зи с чем заявил хода­тай­ство о пре­кра­ще­нии дела. Про­ку­рор потре­бо­вал отка­зать в удо­вле­тво­ре­нии это­го хода­тай­ства, судья с ним согла­сил­ся и отка­зал под­су­ди­мо­му, в свя­зи с чем Есер­ге­пов заявил новое хода­тай­ство об отво­де про­ку­ро­ра и судьи. Рас­смот­ре­ние было назна­че­но на 9 утра втор­ни­ка, а когда этот момент насту­пил, то и в новом хода­тай­стве под­су­ди­мо­му было отка­за­но, а далее суд дви­нул­ся по нака­тан­ной колее. В ито­ге Есер­ге­пов был при­го­во­рён к штра­фу в раз­ме­ре 20 МРП по 1‑й части ста­тьи 373 Адмко­дек­са. Сам себя он назвал по-зэков­ски «пер­во­хо­дом», имея в виду свой пер­вое при­вле­че­ние к адмсу­ду за «несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный митинг».

 

Что же каса­ет­ся «реци­ди­вист­ки» Мар­жан Аспан­ди­я­ро­вой, то ей была предъ­яв­ле­на 3‑я часть той же 373‑й ста­тьи и назна­че­но нака­за­ние в виде штра­фа в раз­ме­ре 50 МРП. Ком­мен­ти­руя реше­ние суда для жур­на­ли­стов, Мар­жан оха­рак­те­ри­зо­ва­ла его как вполне ожи­да­е­мое — и зачем толь­ко было отни­мать столь­ко вре­ме­ни у себя и дру­гих? Так­же Аспан­ди­я­ро­ва отме­ти­ла, что на все три митин­га несо­глас­ных — январ­ский, фев­раль­ский и мар­тов­ский — пода­ва­лись заяв­ки в аки­мат горо­да Алма­ты, и во всех трёх слу­ча­ях аки­мат давал отказ, ука­зы­вая заяви­те­лям на един­ствен­ное в горо­де место для раз­ре­шён­ных митин­гов — пло­щад­ку за кино­те­ат­ром «Сары-Арка». Одна­ко ни это место, ни в целом раз­ре­ши­тель­ная про­це­ду­ра реа­ли­за­ции граж­да­на­ми Казах­ста­на сво­е­го пра­ва на сво­бо­ду собра­ний, митин­гов и демон­стра­ций ни в коей мере не отве­ча­ют ни Кон­сти­ту­ции, ни меж­ду­на­род­ным стандартам.

 

По мне­нию Мар­жан Аспан­ди­я­ро­вой, город­ские пло­ща­ди по самой сво­ей при­ро­де пред­на­зна­че­ны для выра­же­ния горо­жа­на­ми сво­их граж­дан­ских чувств, и толь­ко в деся­тую оче­редь — для про­ве­де­ния аки­ма­та­ми казён­ных меро­при­я­тий. А суды по «митин­го­вой» 373‑й ста­тье пере­ста­нут быть неспра­вед­ли­вы­ми и непра­во­вы­ми толь­ко тогда, когда судьи нач­нут руко­вод­ство­вать­ся не ука­за­ни­я­ми сво­е­го началь­ства и мораль­но уста­рев­шим ука­зом пре­зи­ден­та от мар­та 1995 года о поряд­ке про­ве­де­ния митин­гов, а непо­сред­ствен­но ста­тьей 32 Кон­сти­ту­ции РК как зако­на пря­мо­го дей­ствия и ста­тьёй 20 Меж­ду­на­род­но­го пак­та о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах, кото­рый по той же Кон­сти­ту­ции име­ет при­о­ри­тет над наци­о­наль­ным законодательством.

 

По сло­вам Мар­жан, еже­ме­сяч­ные митин­ги несо­гла­сия будут про­дол­жать­ся и впредь, посколь­ку в них есть обще­ствен­ная потреб­ность, и поэто­му на место оштра­фо­ван­ных и адми­ни­стра­тив­но аре­сто­ван­ных участ­ни­ков все­гда будут выхо­дить новые люди пря­мо из тол­пы, пото­му что это тол­па не бес­прав­ных под­дан­ных, а созна­тель­ных граж­дан сво­ей страны.

See the article here:
Судеб­ное эхо митин­га несогласных

архивные статьи по теме

Куда уплывают деньги вкладчиков?

«Зачем вам эта клоунада?»

Кулибаев сошел «Газпрому» за своего