fbpx

Страх гласности

Адво­ка­ты Мата­е­ва пода­ли жало­бу в суд по фак­ту его неза­кон­но­го удер­жа­ния под домаш­ним аре­стом

«Направ­ле­ние дела в суд Аста­ны неза­кон­но. Соглас­но Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­му кодек­су, по дан­но­му уго­лов­но­му делу под­суд­ность долж­на быть опре­де­ле­на за Меде­ус­ким рай­он­ным судом г. Алма-Аты, т.е. по месту яко­бы совер­шен­но­го пре­ступ­ле­ния, про­из­вод­ства досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния, выне­се­ния и утвер­жде­ния обви­ни­тель­но­го акта», – гово­рит­ся в сооб­ще­нии во втор­ник.

При этом пред­по­ла­га­ет­ся, что цель пере­да­чи дела в Аста­ну – это попыт­ка лишить С. Мата­е­ва обще­ствен­ной под­держ­ки.

«Режис­се­ры все­го это­го инспи­ри­ро­ван­но­го дей­ства наде­ют­ся, что в Астане Сейт­ка­зы Мата­ев будет лишен той обще­ствен­ной под­держ­ки, кото­рую име­ет в Алма-Ате. Эти надеж­ды напрас­ны. Для наблю­де­ния за судеб­ным про­цес­сом коми­тет под­держ­ки Мата­е­ва при­гла­ша­ет наблю­да­те­лей от боль­шин­ства ино­стран­ных мис­сий и меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций, рас­по­ло­жен­ных в сто­ли­це», – под­чер­ки­ва­ет­ся в пресс-рели­зе.

Так­же отме­ча­ет­ся, что казах­стан­ские и меж­ду­на­род­ные СМИ будут осве­щать судеб­ный про­цесс и в Астане.

«Сейт­ка­зы Мата­ев по-преж­не­му заяв­ля­ет о несо­сто­я­тель­но­сти обви­не­ний и готов убе­ди­тель­но дока­зать свою неви­нов­ность в ходе объ­ек­тив­но­го, закон­но­го и глас­но­го судо­про­из­вод­ства. Если судеб­ный про­цесс будет про­хо­дить не в Алма-Ате, как поло­же­но по зако­ну, а в Астане, казах­стан­ские и меж­ду­на­род­ные СМИ, при­гла­шен­ные для осве­ще­ния суда над пред­се­да­те­лем Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на, полу­чат пол­ное пред­став­ле­ние о том, как вер­шит­ся пра­во­су­дие в серд­це нашей Роди­ны», – под­чер­ки­ва­ет­ся в сооб­ще­нии.

Кро­ме того, в сооб­ще­нии ука­зы­ва­ет­ся, что депар­та­мент по борь­бе с кор­руп­ци­ей Алма-Аты до сих пор не снял охра­ну у дома С. Мата­е­ва, хотя срок домаш­не­го аре­ста истек 22 июля.

Сле­до­ва­тель фин­по­ла С. Тау­бал­ды неза­кон­но удер­жи­ва­ет под домаш­ним аре­стом С. Мата­е­ва. Этим он нару­ша­ет поста­нов­ле­ние Меде­уско­го суда, кото­рый опре­де­лил, что домаш­ний арест закан­чи­ва­ет­ся в 12.30 22 июля. С. Тау­бал­ды отка­зал­ся снять охра­ну и запре­тил С. Мата­е­ву поки­дать квар­ти­ру без моти­ви­ро­ван­ных зако­ном при­чин.

«Тем самым гру­бо нару­ше­ны нор­мы Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го кодек­са РК. Дан­ный шаг коми­тет под­держ­ки Мата­е­ва рас­це­ни­ва­ет как про­во­ка­цию со сто­ро­ны анти­кор­руп­ци­он­ной служ­бы г. Алма-Аты», – отме­ча­ет­ся в сооб­ще­нии.

«Оче­вид­но, там ожи­да­ют, что Сейт­ка­зы, поте­ряв тер­пе­ние, в знак про­те­ста про­тив тво­ря­ще­го­ся в отно­ше­нии него без­за­ко­ния вый­дет на ули­цу, а след­ствие или суд тут же поме­ня­ют меру пре­се­че­ния на арест за нару­ше­ние, кото­рое они офор­мят зад­ним чис­лом», – счи­та­ют в коми­те­те.

«Про­цес­су­аль­ный про­ку­рор Шера­ли­ев снял с себя обя­зан­но­сти свои и ска­зал, что мы не можем боль­ше к нему обра­щать­ся ни по каким вопро­сам в ходе уст­ной бесе­ды. Анти­кор­руп­ци­он­ная служ­ба тоже с себя сни­ма­ет пол­но­мо­чия, но охра­ну не сни­ма­ет. По это­му фак­ту мы обра­ти­лись в Меде­ус­кий рай­он­ный суд, и дума­ем, и наде­ем­ся, что нам, может быть, суд разъ­яс­нит дан­ную нор­му и выне­сет закон­ное реше­ние», – доба­ви­ла адво­кат С. Мата­е­ва М. Баки­е­ва. По ее сло­вам, ответ­ствен­ность за нару­ше­ние зако­на при удер­жа­нии С. Мата­е­ва под домаш­ним аре­стом после 22 июля долж­ны поне­сти депар­та­мент по борь­бе с кор­руп­ци­ей Алма-Аты, про­ку­рор Меде­уско­го рай­о­на и про­ку­рор Алма-Аты.

Тем вре­ме­нем у Сейт­ка­зы Мата­е­ва дер­жит­ся ста­биль­но высо­кое дав­ле­ние, сооб­щи­ла его супру­га Баян Рама­за­но­ва.

«У него дав­ле­ние под­ни­ма­ет­ся до 245–260. За это вре­мя он уже 3–4 раза про­ле­жал в кар­дио­ло­ги­че­ском цен­тре. Заклю­че­ние дава­ли неза­ви­си­мые вра­чи, пото­му что сам фин­пол орга­ни­зо­вал судеб­но-меди­цин­скую экс­пер­ти­зу. Неза­ви­си­мые экс­пер­ты, кото­рых при­гла­шал фин­пол, сами под­твер­ди­ли, когда изме­ри­ли дав­ле­ние, у него было 220 или 240. И кар­дио­лог рес­пуб­ли­кан­ско­го кар­дио­ло­ги­че­ско­го цен­тра ска­за­ла, что он не дол­жен под­вер­гать­ся аре­сту, на допро­сы не дол­жен вызы­вать­ся или дол­жен пре­бы­вать толь­ко в сопро­вож­де­нии кар­дио­ло­га и соот­вет­ству­ю­щей аппа­ра­ту­ры – тоно­мет­ра и кар­дио­мо­ни­то­ра», – ска­за­ла Б. Рама­за­но­ва на бри­фин­ге во втор­ник.

При этом она под­черк­ну­ла, что в тече­ние 6 меся­цев вся семья С. Мата­е­ва нахо­дит­ся под прес­син­гом.

«Уже на про­тя­же­нии полу­го­да вся наша семья нахо­дит­ся под боль­шим прес­син­гом. Во-пер­вых, мы в шоке от того, что мы не изгои обще­ства, мы жур­на­ли­сты, кото­рые всю жизнь были на виду, защи­ща­ли пра­ва людей, и что когда-то мы можем ока­зать­ся в такой ситу­а­ции – для нас это шок», – отме­ти­ла Б. Рама­за­но­ва.

«Все, что созда­но Сейт­ка­зы, всей нашей семьей, – это не упа­ло с неба, это не пере­да­лось по наслед­ству. Мы все это созда­ва­ли на про­тя­же­нии 30–40 лет. И теперь про­ис­хо­дит откро­вен­ный рей­дер­ский захват средь бела дня в ХХI веке. То, что это может про­изой­ти в Алма-Ате, в цен­тре Казах­ста­на, про­сто в голо­ве не укла­ды­ва­ет­ся», – доба­ви­ла она.

Она под­черк­ну­ла, что в пред­став­лен­ных сто­ро­ной защи­ты 30 томах финан­со­вых доку­мен­тов есть доку­мен­таль­ное под­твер­жде­ние всех рас­хо­дов.

«Сейт­ка­зы уже 6 меся­цев с помо­щью адво­ка­тов пыта­ет­ся дока­зать: не брал, не под­ку­пал, не воро­вал, не похи­щал. Невоз­мож­но дока­зать. Два меся­ца назад в про­ку­ра­ту­ру, в фин­пол пред­ста­ви­ли 30 томов финан­со­вых доку­мен­тов, состав­лен­ных неза­ви­си­мым ауди­том. И там все раз­ло­же­но по полоч­кам, по годам, по меся­цам. И на каж­дый рас­чет есть дока­за­тель­ства: потра­ти­ли на это день­ги, потра­ти­ли на это день­ги. Сейт­ка­зы создал Наци­о­наль­ный пресс-клуб, создал Союз жур­на­ли­стов, создал инфор­ма­ци­он­ное агент­ство», – отме­ти­ла Б. Рама­за­но­ва.

Кро­ме того, она напом­ни­ла, что в создан­ных С. Мата­е­вым орга­ни­за­ци­ях рабо­та­ют око­ло 500 чело­век.

«Если при­хо­ди­ли какие-то день­ги, то он эти день­ги пус­кал на раз­ви­тие, на созда­ние 7 инфор­ма­ци­он­ных агентств. Во всех этих орга­ни­за­ци­ях жур­на­лист­ских рабо­та­ет око­ло 500 чело­век. Он – рабо­то­да­тель, он дает рабо­ту людям. А его обви­ня­ют в хище­ни­ях», – ска­за­ла Б. Рама­за­но­ва.

По ее мне­нию, все про­ис­хо­дя­щее с С. Мата­е­вым – пра­во­вой бес­пре­дел.

«Мы с ужа­сом дума­ем, что мы, жур­на­ли­сты, отби­ва­ем­ся на про­тя­же­нии 6 меся­цев и пыта­ем­ся дока­зать свою неви­нов­ность. И все рав­но ока­зы­ва­ет­ся, что у нас пра­во­вой бес­пре­дел, у нас нет пар­ла­мен­та, у нас нет Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры, у нас не суще­ству­ет пре­зумп­ции неви­нов­но­сти», – ска­за­ла она.

«Если Сейт­ка­зы, обще­ствен­ный дея­тель, жур­на­лист, кото­ро­го зна­ют во всем СНГ и, мож­но ска­зать, во всем мире, не может дока­зать свою неви­нов­ность, что гово­рить о про­стых людях, о про­стых граж­да­нах Казах­ста­на? Как они могут дока­зать свою неви­нов­ность? И ни один чело­век, ни про­ку­ра­ту­ра, ни суд, ни один депу­тат не заин­те­ре­со­вал­ся, поче­му в XXI веке в Казах­стане про­ис­хо­дит такой пра­во­вой бес­пре­дел», – заклю­чи­ла Б. Рама­за­но­ва.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан