8 C
Астана
28 сентября, 2021
Image default

«Стратегическая ловушка» для Китая? Пекин готовится к новой эре в Южной Азии после прихода талибов к власти

Вли­я­ние Пеки­на в Южной Азии рас­тет, но инте­ре­сы Китая так­же стал­ки­ва­ют­ся с новой вол­ной сопротивления.

Менее чем через неде­лю после того, как тали­бы захва­ти­ли Кабул и сверг­ли пра­ви­тель­ство в Афга­ни­стане, тер­ро­рист-смерт­ник ата­ко­вал китай­ский транс­порт в паки­стан­ском пор­то­вом горо­де Гвадар.

Хотя эти два инци­ден­та раз­де­ля­ли более чем 1 600 кило­мет­ров, они сви­де­тель­ству­ют о явле­нии, кото­рое мно­гие ана­ли­ти­ки назы­ва­ют новой эрой угроз без­опас­но­сти для Китая во всем реги­оне, и они могут усу­гу­бить­ся с рас­ту­щей неста­биль­но­стью в Афганистане.

Ответ­ствен­ность за ата­ку 20 авгу­ста в Гва­да­ре взя­ла на себя «Армия осво­бож­де­ния Белуд­жи­ста­на» (АОБ). Это тре­тье напа­де­ние на китай­цев в Паки­стане за два месяца.

Паки­стан­ский воен­ный в пор­ту Гва­дар на фоне гото­вя­ще­го­ся к отплы­тию гру­же­но­го китай­ско­го контейнеровоза

Сооб­ще­ния о мас­шта­бах ата­ки раз­нят­ся: АОБ утвер­жда­ла, что были уби­ты шесть китай­ских рабо­чих и три охран­ни­ка, в то вре­мя как китай­ские и паки­стан­ские офи­ци­аль­ные лица наста­и­ва­ли на том, что был ранен один граж­да­нин Китая и погиб­ли двое детей. Но в целом это напа­де­ние сви­де­тель­ству­ет об эска­ла­ции ситу­а­ции, когда китай­ский пер­со­нал всё чаще ока­зы­ва­ет­ся под при­це­лом паки­стан­ских боевиков.

Похо­ро­ны жертв тер­ро­ри­сти­че­ской ата­ки на порт Гва­дар. 20 авгу­ста 2021 года

После захва­та Афга­ни­ста­на тали­ба­ми 15 авгу­ста госу­дар­ствен­ные СМИ и офи­ци­аль­ные лица Китая тор­же­ство­ва­ли, раду­ясь уда­ру по авто­ри­те­ту Вашинг­то­на, нане­сен­но­му хао­тич­ной эва­ку­а­ци­ей людей из Кабу­ла и стре­ми­тель­ным паде­ни­ем под­дер­жи­ва­е­мо­го США правительства.

Китай нала­дил праг­ма­тич­ные рабо­чие отно­ше­ния с «Тали­ба­ном», при этом Пекин обе­ща­ет груп­пи­ров­ке бое­ви­ков эко­но­ми­че­скую и дру­гую под­держ­ку в обмен их вни­ма­ние к вопро­сам, каса­ю­щим­ся без­опас­но­сти Китая, в част­но­сти отка­зов в убе­жи­ще для любых групп уйгур­ских бое­ви­ков в Афганистане.

«Пекин не сомне­ва­ет­ся в [необ­хо­ди­мо­сти] нала­жи­ва­ния более тес­ных отно­ше­ний с “Тали­ба­ном” и готов заявить о себе как о самом вли­я­тель­ном внеш­нем игро­ке в Афга­ни­стане, кото­рый сей­час прак­ти­че­ски бро­шен Соеди­нен­ны­ми Шта­та­ми», — заявил 20 авгу­ста изда­нию New York Times Чжоу Бо, быв­ший стар­ший пол­ков­ник Народ­но-осво­бо­ди­тель­ной армии Китая.

Но несмот­ря на эту уве­рен­ность, кото­рую пыта­ет­ся про­еци­ро­вать на пуб­ли­ке Пекин, мно­гие ана­ли­ти­ки видят рас­ту­щее бес­по­кой­ство по пово­ду вол­ны неопре­де­лен­но­сти, охва­ты­ва­ю­щей реги­он, — от уси­ле­ния тер­ро­риз­ма до про­те­стов про­тив китай­ских про­ек­тов — кото­рая потен­ци­аль­но может подо­рвать стра­те­ги­че­ские инте­ре­сы Китая в Паки­стане, где ширит­ся «Китай­ско-паки­стан­ский эко­но­ми­че­ский кори­дор», мас­сив­ный ком­плекс инфра­струк­тур­ных и инве­сти­ци­он­ных сделок.

«Китай теперь рас­смат­ри­ва­ет всё это в связ­ке и как часть более небла­го­при­ят­но­го сдви­га в кон­тек­сте Паки­ста­на и Афга­ни­ста­на», — счи­та­ет Энд­рю Смолл, сотруд­ник Гер­ман­ско­го фон­да Мар­шал­ла и автор кни­ги «Ось Китай — Пакистан».

НОВЫЙ ВИТОК

В цен­тре этих опа­се­ний — уча­стив­ши­е­ся в послед­нее вре­мя напа­де­ния на китай­цев в Пакистане.

14 июля был взо­рван авто­бус, пере­во­зив­ший китай­ских рабо­чих на севе­ре Паки­ста­на, в резуль­та­те погиб­ли 13 чело­век, в том чис­ле девять граж­дан Китая. Паки­стан­ские вла­сти воз­ла­га­ют ответ­ствен­ность на груп­пи­ров­ку «Техрик‑и Тали­бан Паки­стан» (ТТП) и утвер­жда­ют, что ата­ка была спла­ни­ро­ва­на внут­ри Афганистана.

За этим после­до­ва­ло еще одно напа­де­ние на китай­ских рабо­чих в Кара­чи 28 июля, а в апре­ле посол Китая в Паки­стане чудом избе­жал тер­ак­та в оте­ле в Квет­те, где оста­но­ви­лась его делегация.

Китай ста­но­вил­ся объ­ек­том напа­де­ний паки­стан­ских бое­ви­ков и рань­ше: АОБ орга­ни­зо­ва­ла мас­штаб­ную ата­ку на китай­ское кон­суль­ство в Кара­чи в 2018 году. Но недав­няя вол­на инци­ден­тов зна­ме­ну­ет собой новую тен­ден­цию, гово­рит Абдул Басит, экс­перт по повстан­че­ским груп­пи­ров­кам в Южной Азии из Наньян­ско­го тех­но­ло­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та в Сингапуре.

«Буду­щее Китая нахо­дит­ся в Южной Азии, но в насто­я­щее вре­мя там наме­ти­лась мас­штаб­ная неста­биль­ность, — счи­та­ет Басит. — Основ­ная при­чи­на, по кото­рой китай­цы ста­но­вят­ся мише­ня­ми, в том, что это эффек­тив­ный спо­соб создать про­бле­мы для Паки­ста­на, но уча­стив­ши­е­ся напа­де­ния так­же ука­зы­ва­ют на более бла­го­при­ят­ную сре­ду для дей­ствий группировок».

В то вре­мя как Пекин по-преж­не­му зацик­лен на «Тур­ке­стан­ской ислам­ской пар­тии» (ТИП) — уйгур­ской груп­пи­ров­ке, кото­рую Пекин обви­ня­ет в бес­по­ряд­ках в сво­ей запад­ной про­вин­ции Синьц­зян и кото­рую назы­ва­ет име­нем, под кото­рым была извест­на пред­ше­ство­вав­шая ТИП груп­па — «Ислам­ское дви­же­ние Восточ­но­го Тур­ке­ста­на». Меж­ду тем такие груп­пи­ров­ки, как «Аль-Каи­да» и «Ислам­ское госу­дар­ство в Хорас­ане» (ИГ‑К), так­же могут пред­став­лять угро­зу для Китая в будущем.

«Ата­ки — это про­бле­ма, но если смот­реть на общую кар­ти­ну, то они мел­кие по мас­шта­бу, — счи­та­ет Басит. — Глав­ный вопрос в том, как Китай решит на всё это отреагировать».

Пекин потре­бо­вал от вла­стей Паки­ста­на улуч­шить защи­ту китай­ских граж­дан после серии атак, обви­нив во всем низ­кий уро­вень без­опас­но­сти в стране.

Вза­и­мо­дей­ствие Китая с «Тали­ба­ном» в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни моти­ви­ро­ва­но попыт­ка­ми предот­вра­тить и сдер­жать ана­ло­гич­ные угро­зы в Афга­ни­стане, хотя еще неиз­вест­но, наме­рен ли и спо­со­бен ли на эти дей­ствия «Тали­бан».

«Из это­го реги­о­на исхо­дит мно­го­гран­ная угро­за, — гово­рит Басит. — Ваку­ум без­опас­но­сти в Афга­ни­стане после ухо­да США при­но­сит поль­зу Китаю, но это может про­длить­ся недолго».

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Про­бле­ма не толь­ко в акти­ви­за­ции бое­ви­ков в Паки­стане. «Китай­ско-паки­стан­ский эко­но­ми­че­ский кори­дор» — флаг­ман мас­штаб­ной ини­ци­а­ти­вы Пеки­на «Один пояс — один путь» — так­же стал­ки­ва­ет­ся со слож­но­стя­ми и нега­тив­ной реак­ци­ей в Пакистане.

Министр обще­ствен­ной без­опас­но­сти Китая Чжао Кэчжи про­вел 24 авгу­ста 2021 года онлайн-встре­чу с Моэ­дом Юсуф­ом, совет­ни­ком пре­мьер-мини­стра Паки­ста­на по вопро­сам наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, что­бы обсу­дить угро­зы безопасности

В кон­це авгу­ста в Гва­да­ре вспых­ну­ли про­те­сты про­тив острой нехват­ки воды и элек­три­че­ства, про­те­сту­ю­щие пере­кры­ли доро­ги в горо­де и жгли шины. За этим после­до­ва­ли демон­стра­ции мест­ных рыба­ков и дру­гих мест­ных рабо­чих, кото­рые заяви­ли, что их суще­ство­ва­нию угро­жа­ют китай­ские трау­ле­ры, неза­кон­но ловя­щие рыбу в близ­ле­жа­щих водах, сооб­ща­ет Афган­ская редак­ция Азаттыка.

Порт в Гва­да­ре явля­ет­ся стра­те­ги­че­ским эле­мен­том «Китай­ско-паки­стан­ско­го эко­но­ми­че­ско­го кори­до­ра»: Исла­ма­бад сдал его в арен­ду под­дер­жи­ва­е­мой Кита­ем транс­на­ци­о­наль­ной кор­по­ра­ции на 40 лет.

В июле Паки­стан задер­жал пять китай­ских трау­ле­ров, запо­до­зрен­ных в неза­кон­ном про­мыс­ле неда­ле­ко от пор­та Гва­дар. Китай­ские вла­сти отри­ца­ли, что задер­жан­ные шху­ны рыба­чи­ли неза­кон­но, и утвер­жда­ли, что кораб­ли укры­ва­лись от шторма.

В кон­це июля — нача­ле авгу­ста китай­ские офи­ци­аль­ные лица отпра­ви­ли 26 кон­тей­не­ров с море­про­дук­та­ми и 12 кон­тей­не­ров с рисом обрат­но в Паки­стан, офи­ци­аль­но пото­му, что про­дук­ция была зара­же­на коро­на­ви­ру­сом. Но несколь­ко паки­стан­ских экс­пор­те­ров заяви­ли Афган­ской редак­ции Азатты­ка, что эта акция была отве­том Исла­ма­ба­ду на задер­жа­ние траулеров.

Белуд­жи­стан, реги­он, в кото­ром рас­по­ло­жен Гва­дар, явля­ет­ся наи­бо­лее нераз­ви­тым рай­о­ном Паки­ста­на и цен­тром име­ю­щих дав­нюю исто­рию вос­ста­ний про­тив Исла­ма­ба­да, воз­глав­ля­е­мых АОБ. Гва­дар не под­клю­чен к наци­о­наль­ной элек­тро­се­ти, а нехват­ку воды усу­гу­би­ли про­бле­мы с близ­ле­жа­щей плотиной.

Но даже несмот­ря на то, что Китай не был вино­ват в вод­ных и энер­ге­ти­че­ских про­бле­мах Белуд­жи­ста­на, широ­кое при­сут­ствие этой стра­ны в Паки­стане и реги­оне спро­во­ци­ро­ва­ло бес­по­ряд­ки и рост анти­ки­тай­ских настроений.

Хотя эти собы­тия под­чер­ки­ва­ют рас­ту­щее недо­воль­ство Кита­ем на местах в неко­то­рых обла­стях, вни­ма­ние Пеки­на по-преж­не­му при­ко­ва­но к Афга­ни­ста­ну и рис­кам, свя­зан­ным с ростом актив­но­сти бое­ви­ков в регионе.

«Пекин дол­жен про­яв­лять осто­рож­ность, что­бы не увяз­нуть в Афга­ни­стане и реги­оне в целом, кото­рый счи­та­ет­ся стра­те­ги­че­ской ловуш­кой, — гово­рит Смолл. — На дан­ный момент цель Китая — мини­ми­зи­ро­вать рис­ки, а не решать проблемы».

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Дайджест прессы за 5 августа 2011 года

Кремль уверен, что РК будет в фарватере

Россия грозит Казахстану разрывом сотрудничества в космической сфере