8 C
Астана
2 октября, 2022
Image default

Стальные китайские кулаки

Еже­не­дель­ник «ВПК» про­дол­жа­ет серию пуб­ли­ка­ций о совре­мен­ном состо­я­нии ВМС, ВВС, СВ и ядер­ных сил НОАК. В них было пока­за­но, что в послед­нее деся­ти­ле­тие китай­ские ВС ради­каль­но пре­об­ра­зи­лись, уве­рен­но вой­дя в трой­ку силь­ней­ших армий мира. При­чем не факт, что они зани­ма­ют в этой трой­ке послед­нее место. 

Каче­ствен­но­му пере­во­ору­же­нию НОАК при прак­ти­че­ски неиз­мен­ном коли­че­стве бое­вой тех­ни­ки спо­соб­ству­ют исклю­чи­тель­но высо­кие про­из­вод­ствен­ные воз­мож­но­сти китай­ско­го воен­но-про­мыш­лен­но­го ком­плек­са (ВПК). КНР вхо­дит в чис­ло трех стран мира, чей ВПК спо­со­бен про­из­во­дить прак­ти­че­ски всю номен­кла­ту­ру воору­же­ний и воен­ной тех­ни­ки как для соб­ствен­ных ВС, так и на экс­порт. Он был создан при зна­чи­тель­ной помо­щи СССР в 40—50‑е годы ХХ века и дол­гое вре­мя функ­ци­о­ни­ро­вал в том же тех­ни­че­ском состо­я­нии и при преж­ней орга­ни­за­ци­он­ной структуре.

Серьез­ная реформа

В пери­од эко­но­ми­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний ВПК про­шел очень зна­чи­тель­ную эво­лю­цию. Сна­ча­ла подоб­но совет­ско­му в кон­це 80‑х — нача­ле 90‑х он под­верг­ся хао­тич­ной и бес­си­стем­ной кон­вер­сии, лишь усу­гу­бив­шей его тех­но­ло­ги­че­ское отста­ва­ние. При этом в свя­зи со сме­ной при­о­ри­те­тов руко­вод­ства стра­ны ВПК утра­тил свое преж­нее при­ви­ле­ги­ро­ван­ное поло­же­ние, посколь­ку глав­ным ста­ло раз­ви­тие граж­дан­ской эко­но­ми­ки. Ситу­а­ция нача­ла кар­ди­наль­но менять­ся в кон­це 90‑х.

В 1998 году под управ­ле­ни­ем Гос­со­ве­та КНР был создан Гос­ко­ми­тет обо­рон­ной нау­ки, тех­ни­ки и обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти, име­ю­щий ста­тус мини­стер­ства (в 2008‑м пре­об­ра­зо­ван в Госу­прав­ле­ние по обо­рон­ной нау­ке, тех­ни­ке и про­мыш­лен­но­сти с под­чи­не­ни­ем Мини­стер­ству про­мыш­лен­но­сти и инфор­ма­ти­за­ции). До 1998 года этот орган с тем же назва­ни­ем под­чи­нял­ся Цен­траль­но­му воен­но­му сове­ту (ЦВС) и Гос­со­ве­ту одно­вре­мен­но. В соста­ве НОАК появи­лось Глав­ное управ­ле­ние вооружения.

Вме­сто преж­ней систе­мы отрас­ле­во­го управ­ле­ния, при кото­рой про­из­во­ди­тель каж­дой систе­мы воору­же­ний назна­чал­ся адми­ни­стра­тив­но, а НИИ были отде­ле­ны от про­из­вод­ства, созда­ны 11 воен­но-про­мыш­лен­ных кор­по­ра­ций: ядер­ная, ядер­ная стро­и­тель­ная, элек­трон­ная, две ракет­но-кос­ми­че­ские (про­из­вод­ствен­ная и тех­но­ло­ги­че­ская), по две авиа­ци­он­ных (сей­час сли­ты в одну), судо­стро­и­тель­ных и тех­ни­ки сухо­пут­ных войск, выпус­ка­ю­щих как воен­ную, так и граж­дан­скую про­дук­цию. Кро­ме того, созда­на ком­па­ния «Синь­ши­дай», зани­ма­ю­ща­я­ся экс­пор­том и импор­том тех­но­ло­гий. При этом каж­дая кор­по­ра­ция вклю­ча­ет в себя узко­про­филь­ные кор­по­ра­ции и объ­еди­ня­ет по несколь­ко десят­ков (ино­гда даже сотен) пред­при­я­тий, НИИ, лабо­ра­то­рий и дру­гих учреждений.

Внут­ри кор­по­ра­ций объ­еди­не­ны нау­ка и про­из­вод­ство, появи­лись эле­мен­ты кон­ку­рен­ции, что при­ве­ло к росту каче­ства про­дук­ции. От 65 до 90 про­цен­тов про­дук­ции каж­дой кор­по­ра­ции — граж­дан­ско­го назна­че­ния, с дру­гой сто­ро­ны, мно­гие пред­при­я­тия ВПК не вошли ни в одну из кор­по­ра­ций. Из-за это­го прак­ти­че­ски невоз­мож­но точ­но ска­зать, како­вы истин­ные раз­ме­ры китай­ской «обо­рон­ки» и чис­лен­ность пер­со­на­ла. Коли­че­ство пред­при­я­тий конеч­ной сбор­ки — око­ло 400, общее — несколь­ко тысяч, чис­лен­ность пер­со­на­ла мож­но оце­нить в несколь­ко мил­ли­о­нов. Име­ет­ся 24 пред­при­я­тия атом­ной отрас­ли, 12 — конеч­ной сбор­ки ракет­но-кос­ми­че­ской отрас­ли, девять авиа­за­во­дов конеч­ной сбор­ки, 14 заво­дов по про­из­вод­ству бро­не­тех­ни­ки (в том чис­ле три тан­ко­вых), 20 — по сбор­ке артил­ле­рий­ской тех­ни­ки, более 200 — по бое­при­па­сам, 23 круп­ные вер­фи на 736 ремонт­но-постро­еч­ных мест.

За годы реформ ВПК КНР при­об­рел каче­ствен­но новый уро­вень раз­ви­тия. Он спо­со­бен про­из­во­дить зна­чи­тель­ное коли­че­ство бое­вой тех­ни­ки, вый­дя на пер­вое место в мире по про­из­вод­ству ВВТ всех клас­сов. В год выпус­ка­ет­ся более 300 бое­вых само­ле­тов и вер­то­ле­тов, не мень­шее коли­че­ство тан­ков, до 30 под­вод­ных лодок и над­вод­ных бое­вых кораб­лей и кате­ров. По про­из­вод­ству почти всех клас­сов и видов тех­ни­ки Китай сего­дня пре­вос­хо­дит воз­мож­но­сти всех стран НАТО, а по неко­то­рым (в част­но­сти по тан­кам) — все стра­ны мира вме­сте взя­тые. Если сего­дня к како­му-то госу­дар­ству при­ме­ним тер­мин «гон­ка воору­же­ний», то это имен­но Китай. При этом, как было ска­за­но выше, воору­же­ние и бое­вая тех­ни­ка состав­ля­ют лишь 10—35 про­цен­тов от обще­го выпус­ка про­дук­ции кор­по­ра­ци­я­ми. Про­из­вод­ство боль­шо­го коли­че­ства граж­дан­ской про­дук­ции (как пра­ви­ло, доста­точ­но высо­ко­тех­но­ло­гич­ной), в том чис­ле на экс­порт, дела­ет все кор­по­ра­ции при­быль­ны­ми в мир­ное время.

Харак­те­ри­сти­ка и возможности

В угро­жа­е­мый пери­од и в воен­ное вре­мя пред­при­я­тия ВПК за счет пере­хо­да на выпуск толь­ко воен­ной про­дук­ции могут нарас­тить ее про­из­вод­ство в три — десять раз за несколь­ко меся­цев. Более того, объ­еди­не­ние воен­но­го и граж­дан­ско­го про­из­вод­ства внут­ри одной кор­по­ра­ции повы­ша­ет каче­ство и воен­ной, и граж­дан­ской про­дук­ции за счет обме­на технологиями.

Боль­шое коли­че­ство пред­при­я­тий ВПК и их широ­кая гео­гра­фи­че­ская раз­бро­сан­ность зна­чи­тель­но повы­ша­ют его устой­чи­вость в слу­чае вой­ны. Име­ю­ще­е­ся дуб­ли­ро­ва­ние пред­при­я­тий по про­фи­лю про­из­вод­ства может иметь поло­жи­тель­ную сто­ро­ну. Мож­но ска­зать, что коли­че­ство пред­при­я­тий ВПК КНР сопо­ста­ви­мо с коли­че­ством бал­ли­сти­че­ских и кры­ла­тых ракет, име­ю­щих­ся в арсе­на­лах ВС США или РФ. Воз­об­но­вил­ся про­цесс созда­ния пред­при­я­тий ВПК в глу­бине стра­ны (ранее они стро­и­лись в 60—70‑е годы, но затем были бро­ше­ны из-за низ­ко­го тех­но­ло­ги­че­ско­го уров­ня). Это объ­яс­ня­ет­ся как общей госу­дар­ствен­ной поли­ти­кой раз­ви­тия запад­ных реги­о­нов, так и стрем­ле­ни­ем ото­дви­нуть часть объ­ек­тов новой эко­но­ми­ки от побе­ре­жья, где они под­вер­га­ют­ся рис­ку уда­ра кры­ла­ты­ми раке­та­ми мор­ско­го и воз­душ­но­го бази­ро­ва­ния со сто­ро­ны США.

Китай­ский ВПК испы­ты­ва­ет ряд про­блем. В первую оче­редь — по дви­га­те­лям, высо­ко­точ­но­му ору­жию, раз­лич­ным систе­мам для веде­ния сете­цен­три­че­ской вой­ны. Одна­ко это ни в коем слу­чае нель­зя счи­тать прин­ци­пи­аль­ным недо­стат­ком, отри­ца­тель­но вли­я­ю­щим на бое­вую мощь НОАК. Так, китай­ские дви­га­те­ли отли­ча­ют­ся от ино­стран­ных лишь мень­шим ресур­сом, одна­ко это может быть ком­пен­си­ро­ва­но их коли­че­ством. Ана­ло­гич­но нехват­ка высо­ко­точ­ных бое­при­па­сов вполне пари­ру­ет­ся мас­сой обыч­ных. Вооб­ще сей­час ста­но­вит­ся ясно, что слиш­ком боль­шое увле­че­ние доро­го­сто­я­щи­ми высо­ко­точ­ны­ми бое­при­па­са­ми, харак­тер­ное для запад­ных ВС, ока­зы­ва­ет­ся крайне нерен­та­бель­ным эко­но­ми­че­ски и часто не уси­ли­ва­ет, а ослаб­ля­ет их бое­вые воз­мож­но­сти (бое­при­па­сы очень быст­ро исчер­пы­ва­ют­ся, после чего вое­вать ста­но­вит­ся невоз­мож­но, а про­из­во­дить новые дол­го и очень доро­го). С этой точ­ки зре­ния отста­ва­ние НОАК по дан­ным бое­при­па­сам может ока­зать­ся не недо­стат­ком, а пре­иму­ще­ством, осо­бен­но при­ме­ни­тель­но к круп­но­мас­штаб­ной клас­си­че­ской войне типа «армия про­тив армии». Китай­ский ВПК ори­ен­ти­ро­ван на под­го­тов­ку имен­но к такой войне и в этом плане он ско­рее все­го луч­ший в мире. Его воз­мож­но­сти по выпус­ку бое­вой тех­ни­ки всех клас­сов пре­вос­хо­дят даже аме­ри­кан­ские (за исклю­че­ни­ем стро­и­тель­ства ПЛА и авиа­нос­цев), зна­чи­тель­но выше рос­сий­ских, а с любой дру­гой стра­ной вооб­ще отсут­ству­ют осно­ва­ния для сравнения.

Недо­ста­ток каче­ства тех­ни­ки по отдель­ным направ­ле­ни­ям (при­чем их ста­но­вит­ся все мень­ше) будет пол­но­стью ком­пен­си­ро­ван ее коли­че­ством, а чис­ло самих пред­при­я­тий ВПК гаран­ти­ру­ет бес­пе­ре­бой­ность поста­вок тех­ни­ки, воору­же­ния и рас­хо­ду­е­мых мате­ри­а­лов в слу­чае вой­ны любо­го мас­шта­ба. При этом ни по одно­му направ­ле­нию «обо­рон­ка» не испы­ты­ва­ет кри­ти­че­ской зави­си­мо­сти от зару­беж­ных ком­плек­ту­ю­щих и технологий.

Китай­ский ВПК про­дол­жа­ет поли­ти­ку копи­ро­ва­ния и син­те­за ино­стран­ных тех­но­ло­гий, в том чис­ле добы­тых неле­галь­ным путем. Прак­ти­че­ски все ино­стран­ные образ­цы в Китае под­вер­га­ют­ся изу­че­нию и вос­про­из­вод­ству, при­чем в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев неза­кон­но­му. При этом, одна­ко, копи­ро­ва­ние, как пра­ви­ло, сопро­вож­да­ет­ся твор­че­ским раз­ви­ти­ем и улуч­ше­ни­ем хотя бы по неко­то­рым пара­мет­рам. Более того, все чаще при созда­нии новых образ­цов тех­ни­ки при­ме­ня­ет­ся син­тез рос­сий­ских, запад­ных и соб­ствен­ных тех­но­ло­гий. Такой син­тез про­дук­тов совер­шен­но раз­ных науч­но-тех­но­ло­ги­че­ских школ тре­бу­ет нали­чия очень мощ­ной соб­ствен­ной школы.

В сред­не­сроч­ной перспективе

Тех­но­ло­ги­че­ское отста­ва­ние в отдель­ных обла­стях нель­зя счи­тать серьез­ной про­бле­мой для ВПК КНР. Оно может быть ком­пен­си­ро­ва­но по край­ней мере тре­мя путями.

1. Раз­ви­ти­ем соб­ствен­ных тех­но­ло­гий, чему очень спо­соб­ству­ет быст­рый рост китай­ской нау­ки, выхо­дя­щей на пере­до­вые пози­ции в мире.

2. Кра­жей ино­стран­ных тех­но­ло­гий, кото­рая дав­но и хоро­шо отработана.

3. Про­из­вод­ством боль­шо­го коли­че­ства воору­же­ний, пусть и немно­го усту­па­ю­щих по каче­ству луч­шим ино­стран­ным образ­цам. В дан­ном слу­чае име­ет­ся в виду, что боль­шое коли­че­ствен­ное пре­вос­ход­ство пол­но­стью ком­пен­си­ру­ет неко­то­рое каче­ствен­ное отставание.

Более того, во мно­гих слу­ча­ях каче­ствен­но­го отста­ва­ния уже про­сто нет. В ста­тье «Китай готов к боль­шой войне» было рас­ска­за­но о боях под Хег­ли­гом, в кото­рых тан­ки Туре 96 под­би­ли четы­ре Т‑72 без потерь со сво­ей сто­ро­ны. Туре 99, по-види­мо­му, нахо­дит­ся вполне на уровне Т‑90 или М1А2. J‑11В заве­до­мо не хуже Су-27 или F‑15С. Исход боя меж­ду китай­ски­ми и рос­сий­ски­ми, либо запад­ны­ми тан­ка­ми или само­ле­та­ми теперь опре­де­ля­ет­ся уже не каче­ством (ибо оно при­мер­но оди­на­ко­во), а коли­че­ством, обу­чен­но­стью эки­па­жей и так­ти­че­ской ситуацией.

По-види­мо­му, в обла­сти раз­ви­тия ВПК Китай в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни повто­рит совет­ский путь. Мож­но напом­нить, что в нача­ле 20‑х годов ХХ века тех­но­ло­ги­че­ский уро­вень совет­ских «обо­рон­ки» и нау­ки был бли­зок к нуле­во­му. Дол­гое вре­мя СССР нахо­дил­ся в пол­ной зави­си­мо­сти от ино­стран­ных образ­цов и тех­но­ло­гий. Тем не менее к 60—70‑м годам ХХ века ВПК и соот­вет­ству­ю­щая нау­ка в СССР вышли на очень высо­кий уро­вень, сопо­ста­ви­мый с уров­нем США и зна­чи­тель­но пре­вос­хо­див­ший пока­за­те­ли осталь­ных стран. Отча­сти, несмот­ря на мно­же­ство финан­со­вых, орга­ни­за­ци­он­ных, науч­но-тех­но­ло­ги­че­ских и кад­ро­вых про­блем послед­них 20 лет, этот уро­вень сохра­ня­ет­ся до сих пор. Прак­ти­че­ски нет сомне­ний, что ВПК Китая смо­жет повто­рить этот путь, при­чем даже более успеш­но, посколь­ку в отли­чие от СССР соче­та­ет в себе команд­но-адми­ни­стра­тив­ные и рыноч­ные мето­ды и име­ет воз­мож­ность более широ­ко­го заим­ство­ва­ния ино­стран­ных тех­но­ло­гий. Поме­шать это­му могут лишь серьез­ные внут­рен­ние потря­се­ния. Если их не про­изой­дет, через 15—20 лет НОАК ста­нет силь­ней­шей арми­ей в мире прак­ти­че­ски по всем пара­мет­рам. США и с мень­шей веро­ят­но­стью Рос­сия могут пари­ро­вать ее пре­иму­ще­ство толь­ко путем созда­ния ору­жия на новых физи­че­ских прин­ци­пах, что, одна­ко, явля­ет­ся крайне слож­ной зада­чей. Тем более что Китай так­же попы­та­ет­ся решить дан­ную зада­чу и вполне может добить­ся поло­жи­тель­но­го результата.

Дости­же­нию тако­го успе­ха спо­соб­ство­ва­ла общая эко­но­ми­че­ская и науч­но-тех­ни­че­ская поли­ти­ка руко­вод­ства КНР. Оно не под­да­лось на запад­ный миф, пре­вра­тив­ший­ся в гран­ди­оз­ный само­об­ман, о пост­ин­ду­стри­аль­ном обще­стве, в кото­ром инфор­ма­ция важ­нее про­из­вод­ства. Дей­стви­тель­но, дан­ные тех­но­ло­гии мно­го­крат­но уве­ли­чи­ва­ют эффек­тив­ность все­го, но они при этом ниче­го не заме­ня­ют. Невоз­мож­но питать­ся инфор­ма­ци­ей, оде­вать­ся в инфор­ма­цию, жить в инфор­ма­ции, ездить на инфор­ма­ции, вое­вать инфор­ма­ци­ей. Пове­рив в соб­ствен­ный миф, Запад занял­ся соб­ствен­ной деин­ду­стри­а­ли­за­ци­ей, пере­дав про­мыш­лен­ное про­из­вод­ство в стра­ны тре­тье­го мира, глав­ным обра­зом в Китай, кото­рый пре­вра­тил­ся во все­мир­ную фаб­ри­ку, и теперь все зави­сят от него. Даже то, что самым непо­сред­ствен­ным обра­зом оли­це­тво­ря­ет инфор­ма­ци­он­ное обще­ство — ком­пью­те­ры, пери­фе­рия, систе­мы ком­му­ни­ка­ции, тоже выпус­ка­ет­ся в Китае.

Это отно­сит­ся, в част­но­сти, и к воен­ной сфе­ре. Кон­цеп­ция сете­цен­три­че­ской вой­ны явля­ет­ся, без­услов­но, рево­лю­ци­он­ной. Но вою­ют-топо-преж­не­му не ком­пью­те­ра­ми, а бро­не­тех­ни­кой, артил­ле­ри­ей, авиа­ци­ей, фло­том. Если на кон­цах сети нет плат­форм (тан­ков, само­ле­тов, кораб­лей), то сеть бес­по­лез­на. И ника­кая сеть не обес­пе­чит пора­же­ние боль­ше­го коли­че­ства целей, чем на плат­фор­мах име­ет­ся боеприпасов.

В Китае совер­шен­но пра­виль­но поня­ли, что коли­че­ство не отме­ня­ет и не заме­ня­ет каче­ство, сеть не заме­ня­ет носи­те­лей. Поэто­му под лозун­гом объ­еди­не­ния инфор­ма­ти­за­ции и меха­ни­за­ции китай­цы внед­ря­ют инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии в тра­ди­ци­он­ную армию, не сокра­щая послед­нюю и заме­няя ста­рую тех­ни­ку на новую по прин­ци­пу «Один к одно­му». Огром­ный ВПК обес­пе­чи­ва­ет им эти возможности.

Источ­ник: Воен­но-про­мыш­лен­ный курьер

Читать ори­ги­нал статьи: 

Сталь­ные китай­ские кулаки

архивные статьи по теме

“Джакишев опасается за…

Нам нужны и головы, и руки, Володя!

Кыргызстан: чем дальше в горы, тем меньше агитации

Editor