12 C
Астана
20 мая, 2024
Image default

Стабильность в Казахстане может оказаться под угрозой

БЕСПРЕЦЕДЕНТНЫЕ НАПАДЕНИЯ В АКТОБЕ

На сай­те син­га­пур­ско­го кана­ла Channel News Asia при­во­дят выступ­ле­ние пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, в кото­ром он оха­рак­те­ри­зо­вал собы­тия 5 июня в горо­де Акто­бе как тер­ро­ри­сти­че­ский акт, орга­ни­зо­ван­ный «при­вер­жен­ца­ми ради­каль­ных псев­до­ре­ли­ги­оз­ных тече­ний», доба­вив, что «инструк­ции они полу­чи­ли из-за рубежа».

В ста­тье сооб­ща­ют, что один из бое­ви­ков, подо­зре­ва­е­мых вла­стя­ми в уча­стии в напа­де­нии на воин­скую часть в Акто­бе, ранее «опуб­ли­ко­вал видео­ро­лик в Интер­не­те, пока­зы­ва­ю­щий свои сим­па­тии экс­тре­мист­ской груп­пи­ров­ке «Ислам­ское госу­дар­ство» (ИГ). Опуб­ли­ко­ван­ный на стра­ни­це Русте­ма Ома­ро­ва в соци­аль­ной сети видео­ро­лик впер­вые свя­зал идео­ло­гию ИГ с воору­жен­ным напа­де­ни­ем в Акто­бе. В нем на рус­ском язы­ке утвер­жда­ет­ся дог­ма, что «ино­гда истин­ные веру­ю­щие в ислам долж­ны сле­до­вать сво­ей вере, даже если это выра­жа­ет­ся в отре­че­нии от них их семей как от экстремистов».

«Нет дока­за­тельств, что напа­де­ние было совер­ше­но по при­ка­зу [ИГ], но его мето­ды и идео­ло­гия могут стать угро­зой в уже неспо­кой­ном реги­оне с мусуль­ман­ским боль­шин­ством, репрес­сив­ны­ми вла­стя­ми и мил­ли­о­на­ми людей, живу­щи­ми в бед­но­сти», — пишет Channel News Asia.

На траурном митинге в воинской части, на которую было совершено 5 июня вооруженное нападение. Актобе, 9 июня 2016 года.

На тра­ур­ном митин­ге в воин­ской части, на кото­рую было совер­ше­но 5 июня воору­жен­ное напа­де­ние. Акто­бе, 9 июня 2016 года.

В англий­ском жур­на­ле Economist в ста­тье «Сотря­се­ние тро­на в самой боль­шой стране Цен­траль­ной Азии» пишут, что «буй­ство воору­жен­ных исла­ми­стов в про­вин­ци­аль­ном город­ке обост­ри­ло и без того напря­жен­ную ситу­а­цию в целом в самой спо­кой­ной стране из всех пяти быв­ших совет­ских цен­траль­но­ази­ат­ских рес­пуб­лик». В ста­тье отме­ча­ют, что «с апре­ля нер­вы вла­стей уже были рас­ша­та­ны в свя­зи с рядом про­те­стов, выра­зив­ших недо­воль­ство, как мини­мум, в пяти горо­дах по всей стране».

Речь тут идет о бес­пре­це­дент­ных для сего­дняш­не­го Казах­ста­на акци­ях про­те­ста про­тив земель­ной рефор­мы, кото­рые про­шли в ряде горо­дов стра­ны, начи­ная с само­го пер­во­го и само­го круп­но­го митин­га про­те­ста в Аты­рау 24 апре­ля. Напа­де­ния пред­по­ла­га­е­мых бое­ви­ков в Акто­бе 5 июня ста­ли при­чи­ной гибе­ли четы­рех мест­ных жите­лей и тро­их воен­но­слу­жа­щих, что ста­ло шоком для стра­ны, в кото­рой за 25 лет неза­ви­си­мо­сти ниче­го подоб­но­го еще не было. Были уби­ты и несколь­ко напа­дав­ших воору­жен­ных муж­чин, поис­ки неко­то­рых из них продолжаются.

ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА И РЕАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ

«Уже не в пер­вый раз вла­сти обра­ти­лись к тео­рии заго­во­ра. Вна­ча­ле госу­дар­ствен­ная прес­са назва­ла про­те­сту­ю­щих про­тив земель­ной рефор­мы «про­во­ка­то­ра­ми», финан­си­ру­е­мы­ми запад­ны­ми заго­вор­щи­ка­ми, пла­ни­ру­ю­щи­ми рево­лю­цию. Затем вла­сти обви­ни­ли Тох­та­ра Туле­шо­ва – про­рос­сий­ско­го биз­не­сме­на, обви­ня­е­мо­го в кор­руп­ции, — в раз­жи­га­нии про­те­стов в попыт­ке сверг­нуть Назар­ба­е­ва. Каким бы ни было объ­яс­не­ние, пре­зи­дент понят­ным обра­зом встре­во­жен. Собы­тия в Акто­бе спо­соб­ству­ют это­му еще боль­ше», — пишет англий­ский жур­нал Economist.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и президент России Владимир Путин в Москве 9 мая 2016 года.

Пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев и пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин в Москве 9 мая 2016 года.

В англий­ской газе­те Financial Times в ста­тье «Пре­зи­дент гово­рит, что ино­стран­ные силы пыта­ют­ся деста­би­ли­зи­ро­вать Казах­стан» цити­ру­ют выступ­ле­ние Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва 8 июня, в кото­ром он назвал напа­де­ние в Акто­бе «тер­ро­ри­сти­че­ским актом». «[Его выступ­ле­ние] ука­зы­ва­ет на то, что нынеш­няя неста­биль­ность бес­по­ко­ит казах­стан­ские вла­сти, в тече­ние деся­ти­ле­тий насла­ждав­ши­е­ся поли­ти­че­ской ста­биль­но­стью на фоне роста [финан­со­во­го] бла­го­по­лу­чия и роста цен на нефть. Одна­ко казах­стан­ская эко­но­ми­ка [сей­час] может достиг­нуть рекорд­но низ­кой отмет­ки роста с нача­ла 1990‑х годов, что вызы­ва­ет широ­ко рас­про­стра­нен­ное недо­воль­ство вла­стя­ми, выра­зив­ше­е­ся в недав­них протестах».

Ана­ли­зи­руя выступ­ле­ние Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, в кото­ром он ука­зал на пред­по­ла­га­е­мую при­част­ность к нему «исла­мист­ских ради­ка­лов» и «ино­стран­ных сил», Financial Times пишет, что «моти­вы напа­де­ния в Акто­бе про­дол­жа­ют оста­вать­ся неяс­ны­ми». «Экс­пер­ты счи­та­ют, что более суще­ствен­ным риском для Казах­ста­на явля­ет­ся сла­бая эко­но­ми­ка и отсут­ствие поли­ти­че­ской рефор­мы. Эти вол­не­ния про­ис­хо­дят в то вре­мя как казах­стан­ские поли­ти­че­ские и биз­нес эли­ты борят­ся за вли­я­ние в пред­две­рии воз­мож­ной поли­ти­че­ской сме­ны вла­сти, в то вре­мя как пре­зи­ден­ту ско­ро испол­нит­ся 76 лет», — гово­рит­ся в ста­тье. В ста­тье так­же выска­зы­ва­ют пред­по­ло­же­ние, что «вла­сти сей­час могут исполь­зо­вать эту вос­при­ни­ма­е­мую угро­зу как повод для уже­сто­че­ния кон­тро­ля во всей стране и подав­ле­ния активистов».

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ НЕСТАБИЛЬНОСТИ

На сай­те аме­ри­кан­ско­го раз­ве­ды­ва­тель­но­го агент­ства Stratfor в ста­тье «Что под­ры­ва­ет казах­стан­скую ста­биль­ность» так­же выска­зы­ва­ют мне­ние, что «вку­пе с рас­ту­щи­ми эко­но­ми­че­ски­ми труд­но­стя­ми и навис­шим вопро­сом сме­ны вла­сти пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, спо­соб­ность вла­стей раз­ре­шать мно­же­ствен­ные кри­зи­сы ско­ро может стать под сомне­ние». В части напа­де­ний в Акто­бе в ста­тье ука­зы­ва­ют, что ответ­ствен­ность за него взя­ла на себя «ранее неиз­вест­ная груп­пи­ров­ка под назва­ни­ем «Армия осво­бож­де­ния Казах­ста­на», меж­ду тем, казах­стан­ские вла­сти отри­ца­ют ее существование».

Митинг протеста против земельной реформы. Актобе, 27 апреля 2016 года. Фотография со страницы Ольги Климоновой в Facebook'e.

Митинг про­те­ста про­тив земель­ной рефор­мы. Акто­бе, 27 апре­ля 2016 года. Фото­гра­фия со стра­ни­цы Оль­ги Кли­мо­но­вой в Facebook’e.

Ана­ли­зи­руя сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию, Stratfor отме­ча­ет, что «в Казах­стане есть дру­гие про­бле­мы в сфе­ре поли­ти­ки, эко­но­ми­ки и без­опас­но­сти». «Неяс­но, свя­за­ны ли каким-то обра­зом про­те­сты [про­тив земель­ной рефор­мы] и напа­де­ния в Акто­бе, посколь­ку за вол­не­ни­я­ми могут сто­ять дру­гие фак­то­ры. Одним из них явля­ет­ся сла­бая соци­аль­но-эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция в Казах­стане, где зави­си­мая от энер­ге­ти­ки эко­но­ми­ка постра­да­ла от про­дол­жа­ю­ще­го­ся паде­ния цен на нефть. Замо­ро­жен­ные энер­ге­ти­че­ские про­ек­ты и мас­со­вые уволь­не­ния осла­би­ли осо­бен­но запад­ные рай­о­ны Казах­ста­на, где в основ­ном кон­цен­три­ру­ет­ся добы­ча неф­ти и газа».

Рели­ги­оз­ный экс­тре­мизм назы­ва­ют одной из воз­мож­ных при­чин напа­де­ния 5 июня в Акто­бе, «воз­мож­но, вку­пе с пло­хи­ми соци­аль­но-эко­но­ми­че­ски­ми условиями».

«Опре­де­лен­но, эти тен­ден­ции под­ры­ва­ют ста­биль­ность Казах­ста­на. […] Пока, как кажет­ся, Нур­сул­тан Назар­ба­ев может спра­вить­ся с ситу­а­ци­ей, при­ме­няя по необ­хо­ди­мо­сти уступ­ки или уже­сто­че­ния, одна­ко неиз­вест­но, насколь­ко устой­чи­вой может быть эта стра­те­гия», — пишет Stratfor.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Между Сциллой и Харибдой

На обложке Charlie снова Мухаммед

Эндшпиль двух королей

Editor