7 C
Астана
19 сентября, 2021
Image default

Ссора Пекина с Литвой — предвестник новой эры зыбких отношений между Европой и Китаем?

Дипло­ма­ти­че­ская ссо­ра меж­ду Лит­вой и Кита­ем по пово­ду Тай­ва­ня при­влек­ла вни­ма­ние к отно­ше­ни­ям Евро­пы с Пеки­ном. Евро­пей­ский союз испы­ты­ва­ет сей­час труд­но­сти с тем, как опре­де­лить харак­тер всё более зыб­ких вза­и­мо­от­но­ше­ний со вто­рой по вели­чине эко­но­ми­кой мира.

Послед­ний эпи­зод меж­ду Виль­ню­сом и Пеки­ном при­шел­ся на 10 авгу­ста, когда Китай ото­звал сво­е­го посла из бал­тий­ской стра­ны в ответ на реше­ние Лит­вы открыть дипло­ма­ти­че­ское пред­ста­ви­тель­ство в Тай­ване. Затем Китай потре­бо­вал от Виль­ню­са ото­звать сво­е­го посла из Пекина.

В быт­ность пре­зи­ден­том Лит­вы Даля Гри­ба­ус­кай­те (спра­ва) перед пере­го­во­ра­ми в Виль­ню­се в апре­ле 2017 года при­вет­ству­ет Чжан Дэц­зя­на, быв­ше­го тогда пред­се­да­те­лем посто­ян­но­го коми­те­та Все­ки­тай­ско­го собра­ния народ­ных представителей.

Недо­воль­ство Пеки­на вызва­но стрем­ле­ни­ем Лит­вы открыть в Тай­б­эе пред­ста­ви­тель­ство под назва­ни­ем «Тай­вань». Хотя Тай­вань име­ет дипло­ма­ти­че­ские пред­ста­ви­тель­ства более чем в 70 стра­нах, боль­шин­ство пред­ста­ви­тельств в офи­ци­аль­ном назва­нии ука­зы­ва­ют Тай­б­эй, его столицу.

Китай рас­смат­ри­ва­ет ост­ров Тай­вань как часть сво­ей тер­ри­то­рии и отста­и­ва­ет пра­во на обо­юд­ное объ­еди­не­ние. При этом Пекин под­тал­ки­ва­ет госу­дар­ства к отка­зу от свя­зей с Тай­б­эем в каче­стве усло­вия уста­нов­ле­ния отно­ше­ний в соот­вет­ствии с так назы­ва­е­мым им «прин­ци­пом еди­но­го Китая». В свя­зи с этим толь­ко 15 стран при­зна­ют Тай­вань как суве­рен­ное государство.

Зда­ние посоль­ства Китая в Вильнюсе

Жест­кие ответ­ные меры Пеки­на рас­смат­ри­ва­ют­ся как пре­ду­пре­жде­ние дру­гим стра­нам Евро­пы, жела­ю­щим после­до­вать при­ме­ру Лит­вы. Эти собы­тия про­ис­хо­дят в усло­ви­ях меня­ю­щих­ся настро­е­ний в 27 стра­нах ЕС по отно­ше­нию к Китаю.

Брюс­се­лю ста­но­вит­ся всё слож­нее нахо­дить баланс меж­ду рас­ту­щей обес­по­ко­ен­но­стью ситу­а­ци­ей с пра­ва­ми чело­ве­ка в Китае и жела­ни­ем бло­ка полу­чить более широ­кий доступ к при­быль­ным рын­кам Китая. Но мно­гие из неболь­ших стран ЕС — такие как госу­дар­ства Бал­тии — и Румы­ния идут в аван­гар­де более глу­бо­ких изме­не­ний в спо­со­бах вза­и­мо­дей­ствия с Китаем.

— Лит­ва нахо­дит­ся в аван­гар­де этой тен­ден­ции. Тра­ди­ци­он­ный китай­ский под­ход, заклю­ча­ю­щий­ся в обособ­ле­нии малых госу­дарств и ока­за­нии на них дав­ле­ния, под­твер­жда­ет свою контр­про­дук­тив­ность, — гово­рит Азатты­ку экс­перт Инсти­ту­та внеш­ней поли­ти­ки Эсто­нии при Меж­ду­на­род­ном цен­тре обо­ро­ны и без­опас­но­сти Франк Йюрис.

Недав­няя эска­ла­ция с Пеки­ном после­до­ва­ла за дру­гим дипло­ма­ти­че­ским кон­флик­том меж­ду Кита­ем и бал­тий­ской стра­ной с насе­ле­ни­ем 2,7 мил­ли­о­на чело­век, в резуль­та­те кото­ро­го Виль­нюс поки­нул плат­фор­му «17 + 1» — воз­глав­ля­е­мый Пеки­ном фор­мат вза­и­мо­дей­ствия со стра­на­ми Цен­траль­ной и Восточ­ной Евро­пы, — что может вызвать резо­нанс по все­му региону.

Виль­нюс так­же всё чаще кри­ти­ку­ет дей­ствия Китая в Гон­кон­ге и про­вин­ции Синьц­зян. Пар­ла­мент Лит­вы в мае оха­рак­те­ри­зо­вал обра­ще­ние Пеки­на с уйгу­ра­ми, каза­ха­ми и дру­ги­ми наро­да­ми Синьц­зя­на как «гено­цид».

— То, что про­ис­хо­дит, явля­ет­ся частью эво­лю­ции внеш­ней поли­ти­ки, вызре­ва­ю­щей на про­тя­же­нии несколь­ких лет. Эко­но­ми­че­ские пер­спек­ти­вы сотруд­ни­че­ства с Кита­ем так и не реа­ли­зо­ва­лись, и пове­де­ние [Пеки­на] рас­смат­ри­ва­ет­ся как угро­за осно­вы­ва­ю­ще­му­ся на гос­под­стве пра­ва миро­по­ряд­ку, от кото­ро­го Лит­ва полу­ча­ет зна­чи­тель­ные выго­ды, — ком­мен­ти­ру­ет Кон­стан­ти­нас Анд­ри­я­ус­кас, экс­перт по Китаю из Виль­нюс­ско­го университета.

НОВАЯ ЭРА

В интер­вью бри­тан­ско­му изда­нию Financial Times 15 авгу­ста пре­зи­дент Лит­вы Гита­нас Нау­се­да заявил, что его стра­на не отсту­пит в спо­ре с Пекином.

— Мы хоте­ли бы, что­бы отно­ше­ния с Кита­ем осно­вы­ва­лись на прин­ци­пе вза­им­но­го ува­же­ния. В про­тив­ном слу­чае диа­лог пре­вра­ща­ет­ся в одно­сто­рон­ние уль­ти­ма­ту­мы — непри­ем­ле­мые в меж­ду­на­род­ных отно­ше­ни­ях тре­бо­ва­ния, — ска­зал Науседа.

Заме­сти­тель гос­сек­ре­та­ря США Вен­ди Шер­ман выра­зи­ла соли­дар­ность с Виль­ню­сом 13 авгу­ста во вре­мя теле­фон­но­го раз­го­во­ра с мини­стром ино­стран­ных дел Лит­вы Габ­ри­элю­сом Ланд­сбер­ги­сом, а пред­ста­ви­тель внеш­не­по­ли­ти­че­ской служ­бы ЕС Наби­ла Мас­сра­ли заяви­ла, что этот эпи­зод может ока­зать более мас­штаб­ное воз­дей­ствие на отно­ше­ния меж­ду Евро­со­ю­зом и Кита­ем, отме­тив, что Брюс­сель под­дер­жи­ва­ет Вильнюс.

«Мы не рас­смат­ри­ва­ем откры­тие пред­ста­ви­тель­ства на Тай­ване или со сто­ро­ны Тай­ва­ня [в отли­чие от посоль­ства или кон­суль­ства] как нару­ше­ние поли­ти­ки ЕС “еди­ный Китай”», — гово­рит­ся в заяв­ле­нии Массрали.

В мае Евро­пей­ский пар­ла­мент подав­ля­ю­щим боль­шин­ством голо­сов одоб­рил замо­роз­ку про­цес­са рати­фи­ка­ции инве­сти­ци­он­но­го пак­та ЕС с Кита­ем, если Пекин не отме­нит санк­ции про­тив зако­но­да­те­лей бло­ка, кото­рые всту­пи­ли в силу после того, как Брюс­сель ввел санк­ции в отно­ше­нии китай­ских чинов­ни­ков за мас­со­вое интер­ни­ро­ва­ние уйгу­ров, каза­хов и дру­гих мусуль­ман в Синьцзяне.

С тех пор в Брюс­се­ле про­дол­жа­ют­ся деба­ты о том, какую пози­цию сле­ду­ет занять ЕС на фоне уси­ли­ва­ю­ще­го­ся гло­баль­но­го сопер­ни­че­ства меж­ду Пеки­ном и Вашинг­то­ном и более агрес­сив­ной пози­ции Китая.

Из-за нынеш­них дипло­ма­ти­че­ских спо­ров меж­ду Пеки­ном и Виль­ню­сом Лит­ва ока­за­лась под при­це­лом госу­дар­ствен­ных СМИ Китая, кото­рые оха­рак­те­ри­зо­ва­ли эту стра­ну Бал­тии как посред­ни­ка США, стре­мя­ще­го­ся подо­рвать отно­ше­ния меж­ду Кита­ем и ЕС.

13 авгу­ста в редак­ци­он­ной ста­тье Global Times — изда­ния, кон­тро­ли­ру­е­мо­го Ком­му­ни­сти­че­ской пар­ти­ей Китая, — под­верг­ли кри­ти­ке поли­ти­ку Лит­вы в отно­ше­нии Пеки­на. В пуб­ли­ка­ции содер­жал­ся при­зыв к сов­мест­ным с Бела­русью и Рос­си­ей уси­ли­ям в «нака­за­нии» Виль­ню­са, что­бы это послу­жи­ло пре­ду­пре­жде­ни­ем дру­гим странам.

«Китаю и Рос­сии сле­ду­ет исполь­зо­вать под­хо­дя­щие воз­мож­но­сти, что­бы нане­сти удар по стране, кото­рая поте­ря­ла рас­су­док. Это долж­но стать новым содер­жа­ни­ем и руко­вод­ством для китай­ско-рос­сий­ско­го стра­те­ги­че­ско­го сотруд­ни­че­ства», — гово­рит­ся в редак­ци­он­ной статье.

— Москва рас­смат­ри­ва­ет­ся как глав­ная угро­за для Лит­вы. Более тес­ные отно­ше­ния Рос­сии и Китая вызы­ва­ют оза­бо­чен­ность поли­ти­ков [в Виль­ню­се]. Неза­ви­си­мо от того, объ­еди­ни­ли бы Китай и Рос­сия в дей­стви­тель­но­сти сов­мест­ные уси­лия про­тив Лит­вы или нет, эта рито­ри­ка под­твер­жда­ет неко­то­рые из худ­ших опа­се­ний по пово­ду Пеки­на, — счи­та­ет Андрияускас.

НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

Несмот­ря на жест­кие выска­зы­ва­ния Пеки­на, Лит­ва име­ет огра­ни­чен­ное эко­но­ми­че­ское воз­дей­ствие на вто­рую по вели­чине эко­но­ми­ку мира — Китай явля­ет­ся 12‑м по вели­чине тор­го­вым парт­не­ром стра­ны, — что дает ей боль­ше воз­мож­но­стей для манев­ра в спо­ре с Китаем.

Ана­ло­гич­ные ситу­а­ции наблю­да­ют­ся и в дру­гих неболь­ших стра­нах ЕС, кото­рые сиг­на­ли­зи­ро­ва­ли о сво­ем недо­воль­стве Пекином.

Бол­га­рия, Эсто­ния, Лат­вия, Лит­ва, Румы­ния и Сло­ве­ния пред­по­чли напра­вить мини­стров вме­сто глав госу­дарств или пра­ви­тельств на фев­раль­ский сам­мит «17 + 1» несмот­ря на то, что пре­зи­дент Китая Си Цзинь­пин впер­вые пред­се­да­тель­ство­вал на встрече.

Пре­зи­дент Китая Си Цзинь­пин (в цен­тре) высту­па­ет на вир­ту­аль­ном сам­ми­те Китая и стран Цен­траль­ной и Восточ­ной Евро­пы в Пекине, 9 фев­ра­ля 2021 года

Этот шаг был вос­при­нят как пле­вок в лицо струк­ту­ре и при­знак рас­ту­ще­го скеп­ти­циз­ма по отно­ше­нию к Китаю в Цен­траль­ной и Восточ­ной Европе.

Румы­ния — еще одна стра­на, кото­рая в послед­нее вре­мя заня­ла более жест­кую пози­цию по отно­ше­нию к Китаю. Буха­рест вытес­ня­ет китай­ские ком­па­нии из основ­ных сек­то­ров эко­но­ми­ки, таких как ядер­ная энер­ге­ти­ка и телекоммуникации.

Эти шаги воз­мож­ны отча­сти бла­го­да­ря тому, что Румы­нии не нуж­но защи­щать инте­ре­сы круп­ных наци­о­наль­ных ком­па­ний, заин­те­ре­со­ван­ных в китай­ском капитале.

Андреа Брин­за, вице-пре­зи­дент Румын­ско­го инсти­ту­та изу­че­ния Ази­ат­ско-Тихо­оке­ан­ско­го реги­о­на, ска­за­ла Азатты­ку, что, хотя Буха­рест ввел в дей­ствие поли­ти­ку в отно­ше­нии Пеки­на, «Румы­ния не выра­зи­ла ника­ко­го инте­ре­са идти по сто­пам Лит­вы», ука­зав на то, как, в отли­чие от Виль­ню­са, Буха­рест хра­нит мол­ча­ние по вопро­сам прав чело­ве­ка в Китае.

По сло­вам Брин­зы, Румы­ния, как и мно­гие дру­гие стра­ны ЕС, в поли­ти­ке по Китаю по-преж­не­му в основ­ном ори­ен­ти­ру­ет­ся на Брюс­сель и «пози­ции круп­ных стран ЕС», в основ­ном Фран­ции и Германии.

Гер­ма­ния, круп­ней­шая эко­но­ми­ка Евро­пы, про­ве­дет феде­раль­ные выбо­ры в сен­тяб­ре. Анна Бер­бок из пар­тии «Зеле­ные», кан­ди­дат на пост канц­ле­ра, наста­и­ва­ет на более скеп­ти­че­ской внеш­ней поли­ти­ке по отно­ше­нию к Китаю. Армин Лашет, лидер Хри­сти­ан­ско-демо­кра­ти­че­ско­го сою­за и еще один кан­ди­дат в канц­ле­ры, так­же начал зани­мать более праг­ма­тич­ную пози­цию к Китаю после того, как пер­во­на­чаль­но при­зы­вал к про­дол­же­нию уме­рен­но­го кур­са канц­ле­ра Анге­лы Мер­кель с Пекином.

Доцент Уни­вер­си­те­та Кор­ви­ну­са в Буда­пеш­те Тамаш Мату­ра ска­зал Азатты­ку, что Вен­грия будет вни­ма­тель­но сле­дить за выбо­ра­ми в Германии.

Пре­мьер-министр Вен­грии Вик­тор Орбан под­дер­жи­ва­ет тес­ные отно­ше­ния с Пеки­ном — вклю­чая неод­но­знач­ный план по откры­тию фили­а­ла китай­ско­го уни­вер­си­те­та, — и Китай игра­ет всё более важ­ную роль в поли­ти­ке страны.

По сло­вам Тама­ша Мату­ры, спо­ры, как в слу­чае с Лит­вой, и общее ухуд­ше­ние отно­ше­ний меж­ду ЕС и Кита­ем могут сде­лать Буда­пешт «еще более зна­чи­мым в гла­зах Пеки­на» как реги­о­наль­но­го игро­ка в бло­ке, стре­мя­ще­го­ся вза­и­мо­дей­ство­вать с Кита­ем, но резуль­та­ты выбо­ров в Гер­ма­нии и дру­гие сдви­ги в Евро­пе могут заста­вить Вен­грию отступить.

— Если дав­ле­ние ста­нет слиш­ком высо­ким в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве, осо­бен­но после выбо­ров в Гер­ма­нии, Буда­пешту, воз­мож­но, при­дет­ся пере­смот­реть свою пози­цию, — отме­тил Матура.

Пере­ве­ла с англий­ско­го Али­са Вальсамаки.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Закон о религиях разбудил и мам, и имамов

Дело Алиева в Вене: каждая сторона видит шансы на победу

17.4.2015 Третий день судебного разбирательства по делу об убийстве против Мусаева и Кошляка